Скрипка: Шевчук – это продукт российской пропаганды, как бы он там ни хорохорился! БГ

Виктория ВОРОНИНА 24 Августа, 2015 10:12
Олег Скрипка рассказал изданию "Бульвар Гордона", сколько зарабатывал на выступлениях в России, как попал под обстрел в зоне АТО, где ищет новые рынки для выступлений и почему не спешит создавать собственный бизнес.
Олег Скрипка. Фото: tv.ua
Олег Скрипка. Фото: tv.ua

Фронтмен группы "Вопли Видоплясова" и организатор фестиваля "Країна мрій" Олег Скрипка рассказал, в чем разница проведения фестиваля при разных президентах, почему считает каждого украинца продуктом российской пропаганды и сколько зарабатывал на корпоративах в России. Скрипка принципиально не говорит о личной жизни. Но "Бульвару Гордона" музыкант все-таки рассказал  о своих детях и обустройстве быта.

В России мы опальные по этническому признаку. А популярны там колаборанты. Во время войны так называли тех, кто воевал на стороне Гитлера. Вот и у нас есть артисты, лояльные к врагу


Фото: пресс-служба Олега Скрипки
Фото: пресс-служба Олега Скрипки


– Олег, вы проводили фестиваль "Країна мрій" при четырех украинских президентах. Когда было легче, меньше финансовых расходов?

– По финансам легче всего было проводить пятый и шестой фестивали. Это было на грани президентства Ющенко и Януковича. А в организационном плане легче в этом году. Наконец-то у нас была поддержка Министерства культуры: помогли не финансами, а организационным ресурсом – провели фестиваль в Пирогово.

А почему пришлось отказаться от Певческого поля?

– Певческое поле на балансе "Зеленстроя". И тогдашнее их руководство нас вытесняло. У сцены и парка там разные хозяева были. Когда поменялось руководство "Зеленстроя", нас приглашали вернуть фестиваль на старую локацию – Певческое поле. Но масштабы фестиваля теперь слишком велики для такой локации.

В России вы опальный артист. Как происходило ваше изгнание? Объявили, что вам запрещен въезд в страну, или вы поехали в Россию, а вас не пустили на границе?

– Такого, слава Богу, не было. Но по этническому признаку мы опальные – просто как украинцы. В России сейчас популярны только некоторые колаборанты. Во время Второй мировой войны так называли тех, кто воевал на стороне врага – Гитлера. Вот и у нас есть артисты, лояльные к врагу.

Украине давно пора пойти в самостоятельное плавание. Конечно, ситуация на рынке шоу-бизнеса тяжелая. Но надо искать новые рынки и возможности...

Выступления в России составляли две трети общего дохода


Фото: пресс-служба Олега Скрипки
Фото: пресс-служба Олега Скрипки


А вы где ищете такие возможности?

– В первую очередь в Украине. Наш рынок раньше никогда не использовался до конца. И конечно, за границу больше стали ездить: в Америку, Канаду, Европу, Беларусь.

Корпоративы в России давали большой процент доходов от всех выступлений?

– Да, две трети, а может, и больше. Мы выступали и на корпоративах, и на фестивалях.

Кому-то греет душу российский самовар, а кому-то печет руки


Фото: lenta.mobus.com
Фото: lenta.mobus.com


– В России у вас были настоящие фаны. Сейчас они приезжают к вам на концерты?

– Не думаю, что сейчас наши российские фаны сохранили лояльность к Украине. Статистика показывает, что там маленький процент думающих людей в принципе. Люди подвержены пропаганде. Поэтому вряд ли возможен конструктивный диалог с ними.

– Осуждаете коллег, которые выступают перед московскими олигархами?

– Я вообще никого не осуждаю. И получил информационную "бомбу" за это. Я ведь говорил, что даже всяких там азаровых не осуждаю. У каждого своя точка зрения. Люди думают, что есть абсолютная правда. Но ее нет. Каждый действует согласно своей морали. Кому-то греет душу российский самовар, а кому-то печет руки.

Вы говорили с Ани Лорак после того, как она получила те самые самовары?

– Нет. Я не скажу, что мы с ней такие уж супердрузья. Но и тем, кто ее осуждает, я бы сказал, что на фронте есть много дел. Свою энергию можно отправить туда.

Все мы – часть российской пропаганды. Например, почему многие настаивают на дружбе с Россией, а не на дружбе с Молдовой или Беларусью? 


Фото: viva.ua
Фото: viva.ua


– Насколько целесообразно выступать на передовой?

– Я думаю, целесообразно. Нам с советских времен показывали в кино, как Шульженко выступала на фронте. Я тоже ездил с такими концертами. Оказалось, это очень опасно. Такие мероприятия – сладкая нажива для сепаратистов. Дело в том, что собирается много людей в одном месте, сильный звук служит приманкой.  Случилось, что местные "стукачи" по мобилке сбросили сепаратистам наши координаты. Те начали из минометов стрелять, и мы вынуждены были прятаться в блиндаже.

В последнее время командиры не берут на себя ответственность принимать артистов на передовой, поскольку тогда отвечают за их жизни и безопасность. Поэтому концерты больше происходят в тылу, когда военные идут на ротацию, или в госпиталях для раненых. Надо также четко понимать, что концерт – это не пропаганда войны. Любой адекватный артист выступает за мир и дружбу. В основе музыкальной идеи лежит постулат "Peace and Love". Об этом говорил тот же Юрий Шевчук, когда его спросили о "белом списке". Шевчук иногда радикал, но он все равно остается продуктом российской пропаганды, как бы там он ни хорохорился.


Юрий Шевчук. Фото: gorodskoyportal.ru
Юрий Шевчук. Фото: gorodskoyportal.ru


А он продукт российской пропаганды?

– Безусловно. Ну, он там живет…

То есть он просто должен был бы выехать, если ему так омерзительна политика власти?

– Что значит "должен был"? Каждый человек делает так, как у него выходит.

Но по тому факту, что он остается в России, можно судить о том, что он является частью российской пропаганды?

– Да. И мы – часть российской пропаганды. Например, почему многие настаивают на дружбе с Россией, а не на дружбе с Молдовой или Беларусью? Такой вопрос подтверждает факт, что все мы подвластны российской пропаганде. Белорусы к нам гораздо ближе и территориально, и этнически. Но о белорусах мы не думаем и не заботимся об отношениях с ними. А это единственная нация в мире, которая нас любит. Но мы очень заботимся о россиянах, потому что они якобы наши братья. Да они сами это придумали!

Если бы я строил бизнес, это бы означало, что я ставлю крест на своей музыкальной деятельности


Фото: gazeta.ua
Фото: gazeta.ua


– Ваши отношения с родственниками из России изменились в последнее время?

– Нет. Я о политике с ними не говорю. Да и, честно говоря, общение с родственниками у меня сводится к родителям и семье. С другой родней общаюсь очень мало.

Учитывая то, что у вас стало меньше доходов с концертов, ищете пути для развития бизнеса? Или уже строите свое дело?

– Если бы я строил бизнес, это бы означало, что я ставлю крест на своей музыкальной деятельности и что я в нее не верю. Но я верю. Считаю, что должен зарабатывать музыкой. Надо развиваться. Мир изменяется. Надо соответствовать реальности.

Вы являетесь совладельцем ресторана в Киеве. Достаточно ли прибыли получаете с него?

– Основной организатор и инициатор в ресторане – это Дмитрий Борисов. Мы с ним партнеры. Он пригласил меня вдохновлять и создавать атмосферу в заведении. Точную сумму прибыли с этой моей работы я называть не буду. Но скажу, что, если бы не было музыки, я бы на ресторане не выжил и недели.

А тогда зачем вам это?

– Все, что я делаю, – делаю для защиты украинской культуры. И украинская гастрономическая культура – это важный аспект. Ее надо защищать и развивать, а не представлять на уровне "шаровары – вареники – сало – сметана". Если рассуждать так, это означает быть жертвой российской пропаганды.

Когда вы занимаетесь самостоятельными проектами, музыкантам из "ВВ" выплачиваете зарплату?

– Группа "ВВ" играет в группе "ВВ". Поэтому, когда нет концертов, они ничего не получают. Но надо самим создавать прецеденты и рабочие места. Парни раньше ревновали меня к фестивалю "Країна мрій", но этот мой проект, как и другие, помогают найти работу для всей группы.

Меня постоянно хотят нарядить в вышиванку. Этот образ иногда играет против меня.  Когда я начинаю новые проекты, все думают, что я буду "Галю" играть. Но я человек продвинутый: диджей, джазмен


Фото: news-for.me
Фото: news-for.me


У вас четверо детей: два сына и две дочки. Вы недавно снялись в фотосессии с сыновьями. А почему дочек не показываете?

– Сыновья уже взрослые. Я не знаю, станут ли они артистами, но я хотел бы развивать в них эту сторону. Фотосъемка – это серьезный опыт: ребенок сможет посмотреть на себя со стороны. А фотографироваться с маленькими детьми, собачками, хомячками означает использовать их против собственной воли. Поэтому пусть девочки сначала подрастут.


Сыновья Олега Скрипки Роман и Устим. Фото: korrespondent.net
Сыновья Олега Скрипки Роман и Устим. Фото: korrespondent.net


Насколько украинский колорит присутствует в вашей жизни – в одежде, в интерьере, в еде?

– Во всем должен быть здравый смысл. Например, дома очень удобно ходить в тонкой вышиванке из натуральной ткани. Это хорошая домашняя одежда. Но я не хожу так постоянно. У меня есть то, что когда-то называлось шароварами, – удобные льняные штаны: зимой в них тепло, летом – прохладно.

У нас дома часто на столе борщ, вареники. Но дети очень любят пиццу. И если хотим сделать им праздник, заказываем пиццу. Это масс-медиа постоянно хотят облачить меня в вышиванку. На самом деле, у меня 90% фото не в вышиванках, а в интернете 90% снимков – в вышиванках. Это придуманный образ. Иногда он играет против меня.  Когда я начинаю новые проекты, все думают, что я буду обязательно "Галю" играть. Но я человек продвинутый: диджей, джазмен. И я разрушаю этот навязанный мне образ.

Теги: Ани Лорак Олег Скрипка Юрий Шевчук


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
ПО ТЕМЕ
Комментарии
1000 символов осталось