В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
В зоне особого внимания

Сокровища «Межигорья», или В поисках золотого батона

Татьяна НИКУЛЕНКО. «Бульвар Гордона» 14 Мая, 2014 21:00
Журналистка «Бульвара Гордона» посетила бывшую резиденцию Виктора Януковича «Межигорье» и побывала там, куда до сих пор посторонним вход запрещен
Татьяна НИКУЛЕНКО
Людям во все времена чего-то не хватало для счастья, поэтому они пускались на поиски то золотого руна, то синей птицы, то утраченного времени... А мы с фотокорреспондентом Сергеем Крылатовым отправились в резиденцию «Межигорье» за золотым батоном, который, по мнению пересiчних украинцев, заменил свергнутому Президенту Виктору Януковичу и гетманскую булаву, и царский скипетр.

Искомый артефакт, как какой-нибудь НЛО, все видели — на экранах телевидения, на фотоснимках, о нем много и остроумно говорили. Впервые, если верить интернету, его продемонстрировал народу пресс-секретарь ВО «Свобода» Александр Аронец, но после гламурной фотосессии следы батона затерялись в тумане: два, а то и все три килограмма золота высшей пробы стоимостью под миллион гривен как корова языком слизала. Для справки — за один грамм золота можно купить билет на самолет из Киева в Будапешт лоу-костера WizzAir, билет на концерт Depeche Mode в Киеве или часы Casio. В общем, задача была поставлена четко: найти, запечатлеть, описать, взвесить, оценить — в гривнах и репутационных потерях, а заодно уж проследить глубинную смысловую связь между увесистым ювелирным изделием и сленговым выражением «Ты на кого батон крошишь?».

Сложность заключалась в том, что, во-первых, разыскивать компактную вещицу предстояло на территории аж в 139 гектаров. Во-вторых, со дня открытия

33-летний активист Автомайдана, а ныне комендант резиденции «Межигорье» Денис Тарахкотелик

«Межигорья» там побывало по самым скромным прикидкам три миллиона посетителей, среди которых наверняка имелись и любители таких «сувениров».

В-третьих, сбежавший хозяин «Межигорья», который в последнее время в СМИ и выступлениях политиков фигурирует как Виктор-Золотой батон, ушел в несознанку и в последнем интервью уверял журналистов Associated Press и НТВ, что никогда пропажу не видел, а тем более в руках не держал.

И вот мы внутри периметра, огороженного восьмиметровым зеленым забором, по верху пропущена колючая проволока (интересно, под напряжением?). Как уверяют злые языки, Янукович соорудил для себя персональную зону: мол, привычка — вторая натура. Нашим «сталкером» в этой «зоне» был 33-летний активист Автомайдана, а ныне комендант «Межигорья» Денис Тарахкотелик. В сдержанном человеке в камуфляже чувствуется недюжинная внутренняя сила.

Обладатель диплома философа и черного пояса карате, говорящий по-английски и по-итальянски, ждал в гос­тевом домике, приспособленном под штаб, и вместе со своими замами провел нас по углам и закоулкам отвоеванной у старой власти территории.

«Я ПОНИМАЛ, ЧТО ЛЮДИ ВОТ-ВОТ ВОРВУТСЯ. У ВОРОТ ВСЕ ГРОМЧЕ РАЗДАВАЛИСЬ КРИКИ: «ГЕТЬ ЯНУКОВИЧА!»

— Денис, судя по бронежилету, который вы повесили на стул, работа у коменданта «Межигорья» нервная?

По словам молодого рабочего гаража, на машины Янукович денег не жалел, а тем, кто за ними ухаживал, платил всего по три тысячи гривен

— Этой полезной вещью я не сразу разжился. Лишь после того, как насчитал в руках посетителей 150-200 автоматов Калашникова, штук 10 эсвэдэшек (снайперских винтовок Драгунова. — Т. Н.), 30-40 ружей... Надо было слышать, как львовяне с гранатами кричали: «Блин, подорвем себя! Кинем гранату, если кто еще зайдет!». Ну просто кино! Тут такой экшн можно было снять, что в Голливуде бы не додумались. Впервые мы столкнулись с такой ситуацией в Украине и оказались к ней не готовы.

— Было страшно?

— Я тогда не думал об опасности. Хотя страх в человеке всегда должен присутствовать — иначе он просто не выживет. Но сейчас обстановка успокоилась. Начиная с третьей недели сюда ко мне на выходные приезжает жена с двухлетним сыном Нестором...

— А когда впервые попали за забор?

— В субботу 22 февраля. Накануне ночью мы, участники Автомайдана, выводили из киевского главка колонну внутренних войск — нас об этом попросил генерал-майор милиции, фамилии уже не помню. Ребят там тупо кинули: на телефонные звонки никто не отзывался, приказы не отдавал. А люди были заведены настолько, что чудом обошлось без эксцессов... Когда вэвэшников проводили за Борисполь, Алексей, мой брат, говорит: мол, прошла информация, что завтра в 10 утра будут штурмовать «Межигорье». «Конечно, мы тоже поедем, — кивнул я. — Если надо, поддержим, а не надо — просто посмотрим».

Дома финской фирмы «Хонка» из роскошного деревянного бруса имеют Владимир Путин, Ринат Ахметов, но Виктор Янукович по размаху, похоже, всех переплюнул

...В девять утра мы подъехали к центральному контрольно-пропускному пункту в Новых Петровцах, где уже стояли человек 500 минимум. Я понял, что там делать нечего, надо идти через нижний, четвертый КПП (мне было известно его расположение, потому что мы раньше пикетировали «Межигорье»). Там собралось народу поменьше, все мялись, не представляя, что делать дальше... Никого из организаторов не было видно. Пришлось взять инициативу в свои руки: «Открывайте ворота!». Я выбрал несколько человек: «Стойте здесь и никого не пускайте», — говорю им.

— Вам никто не кричал: «Стой, куда?! Стрелять буду!»?

— Нет. На территории нас встретили начальник Управления госохраны «Межигорья» и начальник охранной

Трехэтажный гараж площадью около пяти тысяч метров
квадратных еще недавно обслуживали 300 человек

фирмы. С ними были только два невооруженных человека — похоже, рабочие или сторожа. Они стояли в растерянности, не зная, что будет происходить и чего от нас можно ждать. Я был одет не по форме: спортивная одежда, кроссовки — не на парад же шел.

Представился, спрашиваю: «Какая ситуация тут?». Начальник УДО отвечает: «Я остался один. Приказа никакого не получал. Во избежание конфликта между людьми и военизированной охраной принял решение всех своих людей распустить». Потом попросил обеспечить ему безопасность... «Без проблем», — говорю.

— Вы понимали, что Самообороне, «Правому сектору», автомайдановцам не до сведения счетов? Что победители жаждут лишь окунуться в красивую жизнь и посмотреть, «как этот подлец жил на наши деньги»?

— Я и впрямь пришел не с войсками, не с какой-то сотней, а сам по себе. Но прикинул, что начальника УДО вряд ли кто-то тронет. Если же ему начнут претензии предъявлять, он мне позвонит, и я приеду разбираться — в общем, сделаю все, что в моих силах. Они передали нам два пикапчика «разъездных». Брат тут же сел с одним из водителей, взял первых журналистов, которые там были, и поехал с ними снимать.

 По периметру 139 гектаров «Межигорья» не обойти, на велосипеде не объехать

— А вам это было неинтересно?

— Я понимал, что люди вот-вот ворвутся. Видно было, что ребята, оставленные на воротах, толпу не сдержат. Там все громче раз­давались крики: «Геть Януковича!»...

— ...и разные духоподъемные вариации на эту тему, в большинстве своем непечатные...

— Ну, обстановка накаляется. Контроля, блин, никакого нет, начнется растаскивание имущества. За что боролись?

— Почему вы решили принять командование на себя?

— Не потому, что мы, типа, крутые, а просто порядок хотели какой-то установить, самоорганизацию. Я стал выбирать из людей тех, на кого — это сразу видно! — можно

Если бы украинский классик знал, что будет располагаться на улице его имени, в гробу бы перевернулся

положиться, прикинул, откуда легко можно что-то ценное вынести, и уже часов с 11-ти начал расставлять посты. К вечеру все главные объекты: гостевые домики, спа-центр, химико-физическая лаборатория (позднее выяснилось, что таких всего три в мире!), зоопарк, ферма, помещения при полях для гольфа — были взяты под охрану.

Мысли по поводу. По соседству с импровизированным штабом коменданта рас­кинулся гараж площадью пять тысяч метров квадратных: мастерские с инструментами, музей ретроавтомобилей, а на третьем этаже — раздевалки и душ для персонала, который до недавних событий насчитывал 300 человек.

В коллекции Виктора Януковича были не только автомобили, но и мотоциклы

Мы пришли туда, как раз когда местные работники закончили полировать блестящие поверхности нескольких десятков авто, выстроенных, чтобы радовать сердце бывшего завгара, строго по линейке: от военной полуторки и «доджа», от «Чайки» и ЗИЛа до «бентли» 50-го года. Разумеется, лимузины Януковича люди не обцеловывали, как когда-то машину Муслима Магомаева, от капота до багажника. Блестящие поверхности «зацапали, залапали» (воспользуюсь местной терминологией) многочисленные посетители. В первые три дня в гараж пускали всех, и каждому хотелось прикоснуться своей мозолистой, а то и обожженной кострами и «коктейлями Молотова» рукой к украинской истории, посидеть в кабине редчайшего музейного авто.

Думаю, простые украинцы с удовольствием подержались бы за руль и других, современных лимузинов, но таких им просто не оставили неизвестные «автолюбители». Полтора десятка боксов, где при Януковиче хранились самые дорогие экземпляры его автоколлекции, сегодня пус­ты и унылы. А ведь раньше, по свидетельству местного работника, который тру­­дился здесь и при Януковиче, там стояли роскошные «бентли», «порши», «шевроле», в том числе два бронированных автомобиля со стеклами толщиной сантиметров 20, — стоимостью минимум миллион долларов каждый. (И это не считая второго, нижнего гаража, где стоял кортеж Януковича: машины сопровождения, два «рендж ровера»)...

Внутри периметра, огороженного восьмиметровым зеленым забором. По верху пропущена проволока (интересно, под напряжением?). Как уверяют злые языки, Янукович соорудил для себя персональную зону: мол, привычка — вторая натура

Из 13 авто, которые после бегства Януковича были найдены в Гостомеле, по месту прописки в

Заместитель коменданта «Межигорья» Андрей Вишняк:
«Это все мертвое. Кладбище машин. Кладбище домов»

«Межигорье» вернулись только пять (остальные исчезли в том же направлении, что и золотой батон). Два тут же забрала фирма, которая утверждала, что Янукович за эти машины «забыл» заплатить, — попросту украл. Многочисленные любители крутых тачек последовали его примеру. Вслед за роскошными лимузинами отправились все, до последнего гаечного ключа, инструменты и примкнувшие к ним газонокосилки.

«Как у людей рука поднялась? — вздыхал парень, оттиравший мазутное пятнышко с пятикопеечную монету с пола. — Ведь теперь инструменты покупать придется. За го­сударственный, то есть народный счет». — «А раньше, при Януковиче, несунов здесь не замечали?» — спрашиваю. «Что вы! На выходе всех просвечивали, стояли рамки металлоискателей — гайку не пронесешь. В грязной одежде запрещалось ходить. Здесь чистота была идеальная». Он явно испытывал ностальгию по временам, когда имел свои гарантированные три тысячи гривен (на роскошные лимузины Янукович тратился охотнее, чем на зарплату персонала), и был обижен на старую власть, которая его кинула.

Андрей Вишняк, в свой отпуск исполняющий обязанности заместителя коменданта в «Межигорье», был настроен куда оптимистичнее. Может, потому что ему не с чем сравнивать: при Януковиче он доступа в «зону» не имел. Последний раз видел эту территорию в 2006-м, когда здесь корчевали старый сад (дача Щербицкого была снесена еще раньше) и он, тогда инженер местного коммунхоза, помогал вывозить отходы...

Андрей уверяет, что его роскошью не проймешь: мол, он на нее смотрит сквозь пальцы. «Надоело. Это все мертвое, без движения — кладбище машин,

Янукович стремился быть выше всех: далеко внизу осталась скромная площадка, на которой стояли когда-то дачи Никиты Хрущева и Владимира Щербицкого

кладбище домов. Оно должно служить людям. «Межигорье» может не только себя содержать, но и зарабатывать в казну. С завтрашнего дня начинаем пускать в гараж посетителей. Входной билет — 30 гривен».

 Бетонная имитация Парфенона. Древнегреческие руины выглядят куда лучше, чем украинские, которые оставил после себя беглый Президент в экономике

На вопрос, давно ли он здесь, отвечает не без гордости: «С 22 февраля. Мне позвонили друзья из Самообороны, которые три недели стояли на баррикаде на Броварском проспекте, попросили: «Посмотри, что там!». Я хотел заехать сначала через центральные ворота, а там машин столько — капец! Сразу через «четверку». Зашли в этот гаражный комплекс. Кстати, здесь же с комендантом познакомились. Хлопцы представились: один от Гриценко, второй от Луценко, третий от Порошенко. «А ты кто?» — спрашивают. «А я, — кажу, — депутат селищної ради Нових Петрівців». И корочки достаю.

Между прочим, мы здесь нашли целый клад: бриллианты, золотые монеты, картины, иконы, старинные церковные книги. Все было упаковано, приготовлено — вывезти не успели». «И что вы с этими ценностями сделали?» — спрашиваю. «Взяли под охрану. Потом вызвали комиссию из Национального художественного музея, батюшек из Киево-Печерской лавры и все им передали». — «А золотой батон вам среди этого добра не попадался?». — «Не видел, даже не успел попробовать. З’їли». Стало ясно, что продолжать поиски надо в другом месте.

(Продолжение в следующем номере)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось