В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу!

Виталий КЛИЧКО: «Отец говорил: «Деревьев я посадил столько, что целый лес получится, домов много построил и таких сыновей воспитал!»

Татьяна ЧЕБРОВА. «Бульвар Гордона» 21 Июля, 2011 21:00
После победы над Дэвидом Хэем братья Кличко полностью укомплектовали уникальную семейную коллекцию чемпионских поясов, а 13 июля, за шесть дней до 40-летия Виталия, ушел из жизни их отец Владимир Родионович
Татьяна ЧЕБРОВА
Нынешний июль — особый месяц для семьи Кличко. 2 июля Владимир после победы над Дэвидом Хэем полностью укомплектовал уникальную семейную коллекцию — теперь Доктору Железному Кулаку и Доктору Стальному Молоту принадлежат чемпионские пояса самых престижных боксерских организаций — WBA, WBO, WBC и IBF. 19-го Виталию исполняется 40 лет, и между этими счастливыми датами вклинилась тяжелая утрата — 13-го не стало Владимира Родионовича Кличко. Отцу выдающихся спортсменов — авиатору, завершившему армейскую карьеру военным атташе Украины в Германии в звании генерал-майора, — было только 64 года...

«У НАС В СЕМЬЕ БЫЛА АРМИЯ - СТРОГАЯ ДИСЦИПЛИНА И ПОДОТЧЕТНОСТЬ»

- Ви­та­лий, при­ми­те ис­крен­ние со­бо­лез­но­ва­ния...

- Очень боль­но, ког­да ухо­дит близ­кий че­ло­век, с ко­то­ры­м су­щес­тву­ет не­раз­рыв­ная эмо­ци­о­наль­ная связь, от ко­то­ро­го за­ви­се­ло твое по­яв­ле­ние на свет, да и вся жизнь. Чув­ству­ешь, что те­ря­ешь часть се­бя...

Отец был са­мым боль­шим на­шим бо­лель­щи­ком и пок­лон­ни­ком, очень ра­до­вал­ся на­шим по­бе­дам. Мы с Вла­ди­ми­ром находились за пол­ша­га до свер­ше­ния на­шей меч­ты, ког­да при­го­вор вра­чей не ос­та­вил па­пе на­деж­ды. Ни Во­ло­дя, ни он об этом не зна­ли. От­ца, ко­то­рый чув­ство­вал се­бя уже очень пло­хо, ма­ма и я про­си­ли об од­ном: что­бы он дер­жал­ся. Бо­ро­лись за каж­дый день, каж­дый час, вы­иг­ры­ва­ли вре­мя.

На­ка­ну­не по­е­дин­ка вра­чи сде­ла­ли боль­шую ошиб­ку, ска­зав: «Вла­ди­мир Ро­ди­о­но­вич, мы так пе­ре­жи­ва­ем, что при­дем смот­реть бой Клич­ко с Хэ­ем в ва­шу па­ла­ту». Отец вос­про­ти­вил­ся, объ­я­вив нам с ма­мой: «Не хо­чу, что­бы они мне ме­ша­ли!». С раз­ре­ше­ния ле­ча­ще­го вра­ча на тот ве­чер мы вти­ха­ря заб­ра­ли па­пу - он уви­дел тран­сля­цию до­ма, был ужас­но рад и горд, что мы смог­ли осу­щес­твить на­шу меч­ту.

К боль­шо­му со­жа­ле­нию, та­ков за­кон жиз­ни: рож­де­ние идет ря­дом со смер­тью. Од­на­ко глав­ное - то, что по­ме­ща­ет­ся в про­ме­жут­ке меж­ду дву­мя да­та­ми на па­мят­ни­ках. Нес­коль­ко лет на­зад отец по это­му по­во­ду шу­тил: «Де­ревь­ев я по­са­дил столь­ко, что, на­вер­ное, не сад, а це­лый лес по­лу­чит­ся. До­мов мно­го по­с­тро­ил (пер­вая па­пи­на про­фес­сия - ин­же­нер ави­а­ци­он­но-тех­ни­чес­ко­го обо­ру­до­ва­ния, он воз­во­дил аэ­род­ро­мы). И та­ких сы­но­вей вос­пи­тал!». Был счас­тлив: мис­сию свою вы­пол­нил. Бе­зум­но жаль, что он ушел так ра­но...

Володя и Виталик с родителями — Владимиром Родионовичем и Надеждой Ульяновной. «Строевым шагом мы с братом не ходили, но рапорты сдавали ежедневно»

- На премь­е­ре до­ку­мен­таль­ной лен­ты «Клич­ко» (Klitschko) в Нью-Йор­ке ва­ше­му от­цу ап­ло­ди­ро­ва­ли стоя, ког­да уз­на­ли, что Вла­ди­мир Ро­ди­о­но­вич - лик­ви­да­тор ава­рии на ЧА­ЭС. 25 лет на­зад он при­был на раз­ру­шен­ную стан­цию бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день пос­ле ка­тас­тро­фы. Хо­тя, ес­ли вспом­нить, что ваш брат ро­дил­ся в Се­ми­па­ла­­тин­ске, на­вер­ное, не лучшим об­ра­зом на здоровье ска­за­лась и бли­зость Се­ми­па­ла­тин­ско­го ядер­но­го по­ли­го­на...

- Ког­да три го­да на­зад па­пе пос­та­ви­ли он­ко­ло­ги­чес­кий ди­аг­ноз, вра­чи сообщили: эта фор­ма ра­ка в 99 про­цен­тах слу­ча­ев раз­ви­ва­ет­ся в ре­зуль­та­те об­лу­че­ния ор­га­низ­ма.

- Вла­ди­мир Ро­ди­о­но­вич не скры­вал от вас, что про­ис­хо­ди­ло в Чер­но­бы­ле на са­мом де­ле?

- Ко­неч­но, рас­ска­зы­вал, при­чем сра­зу. Бук­валь­но на вто­рой день объ­яс­нил: про­и­зош­ла серь­ез­ная ава­рия. Стро­го-нас­тро­го на­ка­зал нам мыть ру­ки, как мож­но мень­ше на­хо­дить­ся на ули­це, не от­кры­вать ок­на. Пом­ню, при­шел злой, чер­ты­хал­ся - в во­ен­ной час­ти не ра­бо­тал ни один до­зи­метр.

Не­дав­но нем­цы прос­то уби­ли ме­ня воп­ро­сом, ко­то­рый опять стал очень ак­ту­аль­ным пос­ле ава­рии на АЭС в Фу­ку­си­ме: «Су­щес­тву­ет ли в Ук­ра­и­не об­щес­твен­ное дви­же­ние про­тив ядер­ных прог­рамм, вы­хо­дят ли лю­ди с про­тес­та­ми на ули­цу в стра­не, ко­то­рая боль­ше все­го пос­тра­да­ла от ра­ди­а­ции?». Увы, я не смог им от­ве­тить...

- Хра­ни­те ли хоть один из са­мо­ле­ти­ков, ко­то­рый отец мас­те­рил для вас из топ­лив­ных ба­ков?

- Не для ме­ня, а для дет­ско­го са­да, ку­да я хо­дил, - в Ни­ко­ла­ев­ке под Кап­ча­га­ем (не­да­ле­ко от Ал­ма-Аты). Иг­руш­ки бы­ли не ма­лень­кие - дли­ной под че­ты­ре мет­ра. Из че­ты­рех та­ких ба­ков, пе­ре­де­лан­ных под са­мо­ле­ты, в час­ти у от­ца соб­ра­ли ка­ру­сель, ус­та­но­ви­ли на дет­ской пло­щад­ке, и я, ко­то­ро­му бы­ло, на­вер­ное, чуть боль­ше трех лет, хвас­тал: «Это мой па­па при­вез!».

- Ка­жет­ся, в этом воз­рас­те вы, иг­рая с за­вод­ным плю­ше­вым мед­ве­жон­ком, вдох­ну­ли клю­чик - же­лез­ка по­па­ла в ды­ха­тель­ные пу­ти. Да­же чи­тать об этом страш­но. Нас­коль­ко по­ни­маю, обош­лось без опе­ра­ции?

- «Ско­рой по­мо­щи» в гар­ни­зо­не не бы­ло. Сла­ва Бо­гу, со­сед­ка, ока­зав­ша­я­ся ря­дом с ма­мой, не рас­те­ря­лась. По­ни­мая, что ва­ри­ан­тов не мно­го, рис­кну­ла за­су­нуть мне ру­ку в рот и бук­валь­но выр­ва­ла клю­чик - с кровью.

«СЧИ­ТАЮ, ЧТО ДЕ­ТЕЙ НУЖ­НО ДО­ВЕС­ТИ ДО ОП­РЕ­ДЕ­ЛЕН­НО­ГО ЭТА­ПА, А ПО­ТОМ ПРОС­ТО НЕ МЕ­ШАТЬ ИМ ЖИТЬ»

- Ви­де­ла офи­ци­аль­ный трей­лер филь­ма Klitschko. Тро­га­ет до слез те­ле­фон­ный раз­го­вор На­деж­ды Уль­я­нов­ны с Во­ло­дей, сто­я­щим у рин­га: «Ма­му­ля...». - «Ты что-то за­был ска­зать?». - «Я те­бя люб­лю»...

- Ник­то из на­шей семьи не стес­ня­ет­ся го­во­рить вслух, что мы друг дру­га лю­бим.

- При­ня­то счи­тать во­ен­ных су­хо­ва­ты­ми, да­же жес­тки­ми с близ­ки­ми...

«Бокс — это не драка, а искусство»

- Стро­е­вым ша­гом мы с бра­том не хо­ди­ли, но ра­пор­ты сда­ва­ли ре­гу­ляр­но. У нас в семье бы­ла ар­мия - стро­гая дис­цип­ли­на и по­дот­чет­ность.

- Все ре­ше­ния еди­но­лич­но при­ни­мал гла­ва семьи?

- Нет, ре­ша­ли за не­го. У во­ен­ных вы­бор не­боль­шой: они вы­би­ра­ют один раз - Ро­ди­не слу­жить. По­том их прос­то ста­вят пе­ред фак­том. Сей­час, воз­мож­но, об­щес­тво ста­ло бо­лее де­мок­ра­тич­ным, а в со­вет­ские вре­ме­на дис­кус­сий не бы­ло: дан при­каз ему на За­пад. Или на Вос­ток....

Отец при­ез­жал до­мой, со­би­рал тре­вож­ный че­мо­дан­чик, в ко­то­ром име­лось все на пер­вый слу­чай, го­во­рил: «Из­ви­ни, ми­лая, ме­ня пе­ре­во­дят на но­вое мес­то служ­бы - за три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров. До­бе­русь - от­пи­шусь». Уез­жал, а че­рез не­ко­то­рое вре­мя при­хо­ди­ло со­об­ще­ние, где он на­хо­дит­ся. Ма­ма па­ко­ва­ла ве­щи, от­прав­ля­ла ме­бель кон­тей­не­ром, со­би­ра­ла нас. Мы еха­ли да­же не по ад­ре­су - по но­ме­ру оче­ред­ной во­ен­ной час­ти (за вре­мя уче­бы я по­ме­нял пять школ, из ко­то­рых ме­ня, ко­неч­но, не за пло­хие оцен­ки вы­го­ня­ли).

Од­наж­ды отец, тог­да еще ма­йор, при­шел до­мой и ска­зал, что его рас­пре­де­ля­ют за Урал ко­ман­ди­ром пол­ка. Прак­ти­чес­ки од­нов­ре­мен­но по­я­ви­лась воз­мож­ность по­е­хать на ро­ди­ну, в Ук­ра­и­ну, - од­на­ко нуж­но бы­ло сог­ла­сить­ся на по­ни­же­ние: ка­пи­тан­ская дол­жность, ок­лад нам­но­го мень­ше преж­не­го. Ко­неч­но, нет сол­да­та, не меч­та­ю­ще­го стать ге­не­ра­лом, и офи­це­ра, ко­то­рый бы не стре­мил­ся прод­ви­гать­ся по слу­жеб­ной лес­тни­це. Тог­да отец и при­нял ре­ше­ние воп­ре­ки карь­ер­но­му рос­ту...

- ...судь­бо­нос­ное...

- Кто зна­ет, ес­ли бы не оно, за­ни­ма­лись бы мы с бра­том бок­сом или нет...

- Не под­счи­ты­ва­ли, сколь­ко Ви­та­ли­ков и Вов наз­ва­но в ва­шу с бра­том честь?

- О та­ких слу­ча­ях мне и го­во­ри­ли, и пись­ма пи­са­ли, но са­мо­лю­бию они не льстят. Дру­гое де­ло, ког­да че­ло­век бли­зок, как мне - Макс Шме­линг. Мой млад­ший сын ро­дил­ся че­рез два ме­ся­ца пос­ле ухо­да ле­ген­дар­но­го не­мец­ко­го бок­се­ра, я наз­вал ма­лы­ша Мак­си­мом в честь сво­е­го ку­ми­ра в спор­те и в жиз­ни.

- Как вам уда­лось так точ­но под­га­дать с воз­рас­том сы­но­вей: у Его­ра с Мак­сом раз­ни­ца в пять лет, как и у вас с Вла­ди­ми­ром...

- Сов­па­ло кра­си­во, но со­вер­шен­но слу­чай­но.

- Сво­их ре­бят и дочь вос­пи­ты­ва­е­те по се­мей­ной тра­ди­ции - сис­тем­но и стро­го?

- Мне бы еще их по­ча­ще ви­деть...

- Зна­чит, вся от­вет­ствен­ность ле­жит на «про­фес­си­о­наль­ной же­не про­фес­си­о­наль­но­го бок­се­ра», как на­зы­ва­ют На­талью в ва­шей ко­ман­де?

- На­вер­ное, я пло­хой отец, по­то­му что мно­го вре­ме­ни при­хо­дит­ся бы­вать да­ле­ко от до­ма, семьи. Но каж­дую сво­бод­ную ми­ну­ту ста­ра­юсь про­во­дить с деть­ми. Са­мое глав­ное - дать им тол­чок в жиз­ни, хо­ро­шее вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние, фор­ми­ру­ю­щие ха­рак­тер, при­о­ри­те­ты, цен­нос­ти. Счи­таю, что нуж­но до­вес­ти Его­ра, Ли­зу и Мак­са до оп­ре­де­лен­но­го эта­па, а по­том прос­то не ме­шать жить.

«ШРА­МЫ УК­РА­ША­ЮТ МУЖ­ЧИ­НУ - В ОТ­НО­ШЕ­НИИ ЖЕН­ЩИН МНЕ­НИЕ У МЕ­НЯ ДРУ­ГОЕ»

- Ис­пол­ком МОК офи­ци­аль­но вклю­чил в прог­рам­му Олим­пий­ских игр-2012 в Лон­до­не жен­ский бокс. Как пос­ту­пи­те, ес­ли од­наж­ды Ели­за­ве­та-Вик­то­рия за­я­вит: «Па­па, я со­би­ра­юсь вый­ти в ринг, как Лей­ла Али, Фри­да Фор­ман, Дже­ки Фрей­зер-Лайд»? При­мер до­че­рей Мо­хам­ме­да Али, Джор­джа Фор­ма­на, Джо Фрей­зе­ра за­ра­зи­те­лен...

- Не пу­гай­те ме­ня! Еще сог­ла­сил­ся, что­бы она иг­ра­ла в фут­бол, хо­тя и он не для жен­щин. Но есть ви­ды спор­та, в ко­то­рых про­яв­ля­ют­ся внут­рен­ние ка­чес­тва, за­ло­жен­ные в те­бе при­род­но: во­ля к по­бе­де, уме­ние тер­петь боль, твер­дость ха­рак­те­ра. Ко­неч­но, эман­си­па­ция де­ла­ет свое де­ло - се­год­ня воз­мож­но все. Од­но мо­гу ска­зать (и я мно­го раз это под­чер­ки­вал): шра­мы ук­ра­ша­ют муж­чи­ну - в от­но­ше­нии жен­щин мне­ние у ме­ня дру­гое.

«Самой большой ошибкой было бы недооценить своего соперника и переоценить себя». Бой с Шенноном Бриггсом в октябре 2010 года за титул WBC окончился победой Виталия Кличко

- Зна­чит, при слу­чае Ли­за ус­лы­шит от вас толь­ко «нет»?

- Не мо­гу ка­те­го­ри­чес­ки зап­ре­тить, но и в страш­ном сне та­кое не прис­нит­ся. Ко­неч­но же, ес­ли дочь за­хо­чет, мне ни­че­го не ос­та­нет­ся, как при­нять ее вы­бор. Впро­чем, бу­ду ста­рать­ся, что­бы это­го не про­и­зош­ло.

- В ин­тер­вью Дмит­рию Гор­до­ну вы упо­мя­ну­ли, что пе­ред бо­ем ста­ра­е­тесь ча­са пол­то­ра пос­пать. Ли­за ро­ди­лась в но­яб­ре 2002 го­да, бук­валь­но за па­ру ча­сов до ва­ше­го сра­же­ния с Лар­ри До­наль­дом. Дре­мать, по­нят­ное де­ло, не приш­лось, а в рин­ге та­кое вол­не­ние, пусть и очень ра­дос­тное, сос­ре­до­то­чить­ся не ме­ша­ло?

- На­о­бо­рот, по­мог­ло. Я был на подъ­е­ме, хо­тя по­ни­мал: До­нальд - очень силь­ный со­пер­ник, преж­де ни од­но­го по­е­дин­ка не про­иг­ры­вав­ший. Тог­да же он не прос­то про­иг­рал - мне уда­лось его но­ка­у­ти­ро­вать.

- При­хо­ди­лось слы­шать: мол, Клич­ко по­ка­зы­ва­ют ин­тел­ли­ген­тный бокс, а на­род тре­бу­ет кро­ви...

- Бокс не дра­ка, а ис­кус­ство, ес­ли хо­ти­те. В том чис­ле ис­кус­ство не про­пус­кать уда­ры. В про­фес­си­о­наль­ном бок­се са­мое глав­ное - но­ка­ут.

Дос­та­точ­но пос­мот­реть ста­тис­ти­ку по­е­дин­ков брать­ев Клич­ко, за­вер­шен­ных но­ка­у­та­ми, и все ста­нет по­нят­но. (Еще в 1999 го­ду в Кни­гу ре­кор­дов Гин­нес­са бы­ло за­не­се­но имя Ви­та­лия Клич­ко как пер­во­го чем­пи­о­на ми­ра по бок­су в су­пер­тя­же­лом ве­се, ко­то­рый вы­иг­рал но­ка­у­том 26 по­е­дин­ков, зат­ра­тив на это на­и­мень­шее ко­ли­чес­тво ра­ун­дов. Да­же фа­ми­лия брать­ев в пе­ре­во­де с не­мец­ко­го язы­ка оз­на­ча­ет «но­ка­у­ти­ру­ю­щий удар». - Авт.).

Не­дав­но я где-то про­чел: «Ка­кая же это бит­ва, ес­ли один па­да­ет, вста­ет, дру­гой па­да­ет, вста­ет - уже на жи­лах, с вы­би­ты­ми зу­ба­ми, сло­ман­ным но­сом, и вы­иг­ры­ва­ет?!». Ду­маю, тем, кто хо­чет ви­деть мор­до­би­тие, сто­ит смот­реть рес­тлинг. Мы же ста­ра­ем­ся рас­кру­тить со­пер­ни­ка, да­ем ему воз­мож­ность со­вер­шить ошиб­ки, по­том за них на­ка­зы­ва­ем. Бокс боль­ше с­хо­ж с иг­рой в шах­ма­ты, свя­за­н со стра­те­ги­ей, а не прос­тым об­ме­ном уда­ров.

- Вы с Вла­ди­ми­ром дей­стви­тель­но ре­ши­ли по­ме­рить­ся си­ла­ми с че­ты­рех­крат­ным чем­пи­о­ном ми­ра по ММА в тя­же­лом ве­се по вер­сии Pride FC, двук­рат­ным - по вер­сии Rings, трех­крат­ным - по вер­сии WAM­MA Фе­до­ром Емель­я­нен­ко?

- Ког­да на пресс-кон­фе­рен­ции мне за­да­ли воп­рос, воз­мо­жен ли та­кой бой, я для ин­три­ги ска­зал: «Ка­кая хо­ро­шая идея, да­вай­те над ней по­ду­ма­ем».

Владимир, Надежда Ульяновна, Владимир Родионович и Виталий с супругой Натальей. «Никто из нашей семьи не стесняется говорить вслух, что мы любим друг друга»

- Тре­нер Емель­я­нен­ко Алек­сандр Мич­ков за­я­вил: «По пра­ви­лам сме­шан­ных еди­но­борств шан­сов у брать­ев нет. По пра­ви­лам бок­са шан­сов нет у Фе­до­ра»...

- А я от­шу­чи­ва­юсь: ес­ли чем­пи­он ми­ра по бок­су сос­тя­за­ет­ся с чем­пи­о­ном ми­ра по борь­бе, по­бе­дит чем­пи­он ми­ра по пу­ле­вой стрель­бе.

- До ва­ше­го боя с Ада­ме­ком ос­та­ет­ся чуть боль­ше ме­ся­ца. То­маш зак­рыл­ся в сво­ем ла­ге­ре в го­рах Пен­силь­ва­нии не толь­ко от вас, но и от жур­на­лис­тов. Так бо­ит­ся?

- Ес­ли вы спро­си­те пер­во­го встреч­но­го на ули­це: «Кто вы­иг­ра­ет во Вроц­ла­ве 10 сен­тяб­ря?», он, ско­рее все­го, от­ве­тит: «Ко­неч­но, Клич­ко». Но раз­ве кто-то мог пред­ска­зать ис­ход боя Тай­со­на с Джей­мсом Бас­те­ром Дуг­ла­сом, ко­то­рый Же­лез­ный Майк про­иг­рал, тог­да еще бу­ду­чи на взле­те? Или что Кор­ри Сан­дерс вдруг но­ка­у­ти­ру­ет Вла­ди­ми­ра Клич­ко? Все бы­ли го­то­вы ру­ку дать на от­се­че­ние, что та­ко­го не про­и­зой­дет, но ведь слу­чи­лось...

Не сек­рет, что я не са­мый мо­ло­дой бок­сер. Моя про­фес­си­о­наль­ная карь­е­ра бли­зит­ся к за­вер­ше­нию, но у ме­ня есть меч­та - уй­ти не­по­беж­ден­ным. Твер­до мо­гу ут­вер­ждать: по­ка ни од­но­го по­е­дин­ка я не про­иг­рал. Два боя в мо­ем пос­луж­ном спис­ке - про­тив Кри­са Бер­да и Лен­нок­са Лью­и­са - я вы­иг­ры­вал по оч­кам. В обо­их слу­ча­ях толь­ко трав­ма ос­та­но­ви­ла ме­ня, не да­ла воз­мож­нос­ти про­дол­жать борь­бу.

Са­мой боль­шой ошиб­кой бы­ло бы не­до­о­це­нить сво­е­го со­пер­ни­ка и пе­ре­о­це­нить се­бя. Ста­ра­юсь не оши­бать­ся, по­э­то­му к каж­до­му по­е­дин­ку го­тов­люсь, как к пос­лед­не­му, от­да­юсь ему пол­нос­тью.

- Вам с То­ма­шем Ада­ме­ком пред­сто­ит по­ме­рить­ся си­ла­ми на его ро­ди­не, в По­ль­­ше. Ес­ли энер­ге­­ти­ка за­ла - не миф, нам­но­го ли она ос­лож­ня­ет си­ту­­а­цию?

- Я бок­си­ро­вал в Ве­ли­коб­ри­та­нии про­тив бри­тан­ца, в Со­е­ди­нен­ных Шта­тах - про­тив аме­ри­кан­ца. И вы­иг­ры­вал. В Гер­ма­нии мы с Вла­ди­ми­ром встре­ча­лись в рин­ге с нем­ца­ми, по­беж­дая их. Как со­ве­то­вал один мой то­ва­рищ: «Не за­мо­ра­чи­вай­ся».

Са­мое глав­ное не как те­бя встре­ча­ют, ког­да ты идешь в ринг. Нам­но­го важ­нее, как те­бя про­во­жа­ют, ког­да идешь из рин­га. Име­ют зна­че­ние не на­ци­о­наль­ность или цвет ко­жи - толь­ко твои про­фес­си­о­наль­ные ка­чес­тва, ко­то­рые прив­ле­ка­ют зри­те­лей. Дол­жное от­да­ют силь­ней­ше­му.

«ЛУЧ­ШЕ ОС­ТА­ВАТЬ­СЯ СО­БОЙ - ЛЮ­ДИ БОЛЬ­ШЕ ВСЕ­ГО ЭТО ЦЕ­НЯТ»

- Не­дав­но не­мец­кий таб­ло­ид Bild опуб­ли­ко­вал за­бав­ные све­де­ния: 15 лет на­зад вам с Во­ло­дей про­мо­у­те­ры пред­ла­га­ли стать Вил­ли и Воль­де­ма­ром Клич­ман­на­ми. Это шут­ка?

- Я не знаю, кто та­кое при­ду­мал. С сот­руд­ни­ка­ми мы встре­ча­лись мно­го раз. Ре­дак­тор это­го по­пу­ляр­но­го из­да­ния да­же ска­зал нам: мол, ре­бя­та, вы та­кие клас­сные, но слиш­ком бе­лые и пу­шис­тые. Про вас же пи­сать не­че­го: уши не от­гры­за­е­те, как Тай­сон Хо­ли­фил­ду, ни­ко­го не на­си­лу­е­те... «Из­вес­тно, что скан­дал - луч­шая сен­са­ция, но ни на од­ном скан­да­ле мы вас пой­мать не мо­жем, по­э­то­му при­хо­дит­ся под­клю­чать во­об­ра­же­ние», - приз­нал­ся нам тог­да жур­на­лист...

Ес­ли твой пас­порт, нап­ри­мер, ста­нет не крас­ным, а си­ним, ты сам не из­ме­нишь­ся, хо­тя в от­но­ше­нии к те­бе по­ме­нять­ся мо­жет мно­гое. Луч­ше ос­та­вать­ся са­мим со­бой - мне ка­жет­ся, лю­ди боль­ше все­го это це­нят.

- Ког­да в Ки­е­ве, да и по всей стра­не, мож­но бу­дет уви­деть фильм Klitschko, ук­ра­ин­ская премь­е­ра ко­то­ро­го сос­то­я­лась на ны­неш­нем Одес­ском меж­ду­на­род­ном ки­но­фес­ти­ва­ле?

- О Клич­ко бы­ло так мно­го сня­то, что ког­да Се­бас­тьян Ден­хардт об­ра­тил­ся к нам с иде­ей сде­лать фильм, я ска­зал: «Нет. Сколь­ко мож­но, дай­те от­дох­нуть». Иног­да ус­та­ешь от ка­мер: они соп­ро­вож­да­ют на со­рев­но­ва­ни­ях и сбо­рах, кто-то да­же пы­та­ет­ся за­лезть в лич­ную жизнь, ко­то­рую мы ста­ра­ем­ся не де­лать пуб­лич­ной. По­том я по­ин­те­ре­со­вал­ся в ин­тер­не­те, поз­во­нил друзь­ям и уз­нал, кто та­кой Ден­хардт...

- ...об­ла­да­тель меж­ду­на­род­ной пре­мии «Эм­ми», ав­тор до­ку­мен­таль­ной лен­ты «Ста­лин­град: под­лин­ная ис­то­рия»...

- Бо­лее то­го, я ку­пил «Ста­лин­град», пос­мот­рел - это очень серь­ез­ный мас­тер ки­но, один из луч­ших в Гер­ма­нии. Мы про­дол­жи­ли об­ще­ние, Се­бас­тьян нас убе­дил - ка­ме­ра соп­ро­вож­да­ла ме­ня и Вла­ди­ми­ра боль­ше двух лет...

На премь­е­ре этой лен­ты 112 ми­нут эк­ран­но­го вре­ме­ни про­ле­те­ли для ме­ня, как миг. Я смот­рел фильм раз шесть или семь, при­чем не на ком­пью­те­ре, где нет то­го эф­фек­та, а в ки­но­те­ат­рах. За­хо­дил в зал уже пос­ле то­го, как га­си­ли свет, на­тя­нув низ­ко на лоб кеп­ку-блай­зер, что­бы ме­ня ник­то не уз­нал (со­се­ди по ря­ду не до­га­ды­ва­лись - ря­дом си­дит один из глав­ных ге­ро­ев).

Ка­кие-то от­рыв­ки я ви­дел впер­вые. Ден­хар­дту уда­лось нас­толь­ко зак­ру­тить сю­жет, что там есть все: дра­ма, экшн, фраг­мен­ты трил­ле­ра. Во вре­мя са­мых жес­тких сцен боль­шин­ство зри­те­лей зак­ры­ва­ет гла­за ру­ка­ми.

Фильм был пред­став­лен в Нью-Йор­ке на Tribeca Film Festival (еже­год­ном ки­но­фес­ти­ва­ле, ор­га­ни­зо­ван­ном Ро­бер­том Де Ни­ро) и вы­со­ко оце­нен ки­нок­ри­ти­кой. Его ку­пи­ли бо­лее 600 ки­но­те­ат­ров в Гер­ма­нии и око­ло че­ты­рех ты­сяч - в США.

Сей­час мы сде­ла­ли вой­со­вер - за­кад­ро­вый пе­ре­вод на рус­ский. На­де­юсь, лен­та вы­зо­вет боль­шой ре­зо­нанс, от­ве­тит на мно­гие воп­ро­сы, бу­дет ин­те­рес­на да­же лю­дям, аб­со­лют­но рав­но­душ­ным к спор­ту и не име­ю­щим по­ня­тия, кто та­кие Клич­ко. Ведь она не про бокс, не о Ви­та­лии и Вла­ди­ми­ре. Это ко­лос­саль­ная ис­то­рия о двух маль­чиш­ках, ко­то­рые меч­та­ли. Вер­нее, не прос­то меч­та­ли, а ста­ра­лись, нес­мот­ря на прег­ра­ды, воплотить свои меч­ты в ре­аль­нос­ть.

- Вы, ли­дер пар­тии «УДАР», гла­ва фрак­ции пар­тии «УДАР Ви­та­лия Клич­ко» в Ки­ев­ра­де, Ге­рой Ук­ра­и­ны, как-то приз­на­лись: хо­ти­те, что­бы ва­ше имя ос­та­лось на кар­те Ки­е­ва. Ули­цу се­бе уже приг­ля­де­ли?

- Я же не го­во­рил - при жиз­ни...

- Тем не ме­нее ка­кая-ни­будь име­ет­ся на при­ме­те? Та, где сер­дце вся­кий раз ека­ет...

- Ни­ког­да не ду­мал над этим...

- На­зо­ви­те хоть ра­йон...

- Это аб­страк­тная меч­та, так что дис­ло­ка­ция зна­че­ния не име­ет.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось