В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как живете-можете?

Лариса КАДОЧНИКОВА: «Жаль, что многие друзья ушли: Параджанов, Иван Миколайчук, Боря Хмельницкий — удивительной доброты человек... Видимо, не только здесь, но и там, в другом каком-то мире, тоже нужны такие люди»

4 Сентября, 2012 21:00
30 августа знаменитая актриса театра и кино отметила юбилей 

- Как буду праздновать? Мы с Мишей, мужем, собираемся уехать из города, - призналась Лариса Валентиновна накануне. - Во-первых, 30 августа 40 дней со смерти Богдана Ступки. Для меня колоссальная трагедия, что ушел такой актер, с которым мы работали вместе в картинах, самая главная из которых - «Белая птица с черной отметиной», его первая работа в кино. Во-вторых, просто хочется вот так, не отмечая ничего ни в семейном, ни в каком ином кругу, уехать, раствориться на пару дней. Где - не буду говорить. До этого мы с мужем хорошо отдохнули на Кипре, было безумно жарко, много повидали интересного, так что удачный отдых выдался - яркий и красивый. А сейчас хочется просто исчезнуть на пару дней и отметить шампанским - спокойно, вне городской суеты.

Когда-то в детстве дни рождения я страшно любила, потому что оставалось пару дней до школы, все собирались, отдохнувшие, в Москве, в квартире у моей мамы Нины Алисовой, великой русской актрисы, пили чай, веселились, рассказывали друг другу, как провели лето: кто в деревне, кто в пионерлагере... Это были очень приятные, трогательные встречи, потому что за лето я успевала соскучиться по друзьям.

Потом, когда стала старше, мой день рождения тоже отмечали дома - не ахти как, но пытались праздновать. А юбилей был очень хороший 25 лет назад, когда мне исполнилось 50 и в Доме кино вечер вел Николай Мащенко, - собрался полный зал! А Параджанов в это время начинал съемки в Баку, и я ему позвонила. «Сергей, - говорю, - у меня день рождения, не приедете ли вы? Знаю, что плохо себя чувствуете, но я была бы счастлива вас увидеть». Он ответил: «Я приеду».

Все убеждали меня, что он болен и ни за что не выберется, но все же ждали его в Киеве. И накануне празднования поздно вечером у нас в квартире раздался звонок. Миша, муж мой, поднял трубку и услышал: «Это Сергей, я прилетел. Стою у подъезда, спускайся, я кое-что привез». Миша спустился и поднялся с тремя яуфами (специальные коробки. - Прим. ред.), в которых раньше возили кинопленку. Мы открыли их и увидели, что в каждом - восточные вина, армянские коньяки, фрукты и зелень. Я была так растрогана, что когда уже в постель легла, спать не могла - начала рыдать! Плакала от восторга, что среди нас еще есть такие люди.

А потом был мой юбилейный вечер. Сергей пришел, сел в конце зала и на протяжении концерта на сцену не выходил, только когда вечер уже закончился, встал, прошел по проходу, поднялся на сцену и повесил мне на плечо шикарную восточную золотую шаль. Весь зал ахнул, раздались бурные аплодисменты... Он сказал: «Это мое поздравление». И устроил целое представление - стал рассказывать о своих съемках, ходить по Дому кино, люди, сидевшие в зале, встали и пошли за ним, потом он завел их в маленький синий зал и показал свои пробы.

Вот таким был последний визит этого уникального человека, больше я его уже не видела... Но это был такой праздник, такой взрыв красоты, таланта, неожиданности, что я запомнила его на всю жизнь. А все остальное - выпивки-рестораны-столы - меня лично никогда лично не волновало.

Меня уже поздравили все телеканалы, газеты - так замечательно, светло... Ощущение любви и внимание - самое дорогое, и я считаю, что никакие ордена и знаки отличия его не заменят.

Кто поздравляет первым? Конечно, муж. Он меня балует - часто делает подарки. В этот раз купил голубую норку - разлетайку такую по пояс. Зашли в магазин, и мне предложили: «Вы примерьте, она очень красивая, вам будет хорошо». Я померила - действительно, моя вещь! Очень люблю меха. У меня много шуб еще со времен «Теней забытых предков», на этой картине работала художница по костюмам Лидия Байкова, у которой была масса изделий из меха, и она меня этим заразила.

Что сама себе дарю? Как правило, обувь. Как-то прочла о Софи Лорен, которая в юности жила в нищете и не имела нормальных туфель. Разбогатев, она стала покупать любую обувь, и стеллажи у нее были забиты туфлями, босоножками, ботинками... Ну, наверное, у Лорен квартира не такая, как у меня, а чуть побольше, но страсть у нас одна и та же. И у меня долго не было нормальной обуви - в Советском Союзе с этим было туго. Обувь делилась на летнюю и зимнюю, одна пара покупалась на год, и я помню, что зимой ходила в Дом кино, на премьеры, в парусиновых туфельках. Мама ругала: «Как так можно?», но понимала, что денег нет, а выглядеть модной и элегантной хочется.

Еще одно мое хобби - живопись. Я рисую, и это доставляет мне удовольствие. Конечно, хотелось бы квартиру получше, потому что картины понемногу нас с Мишей вытесняют, но я на это уже плюнула и переключилась на творчество, выставки... Как говорил Чехов, нельзя желать всего. Важны только здоровье и работа. И конечно, каждому человеку очень нужна любовь. Не знаю, что бы делала без любви и заботы мужа, брата-кинооператора Вадима Алисова, который живет в Москве. Главное, что мне нужно, - чтобы они всегда были рядом.

Жаль, что многие друзья ушли: Параджанов, Иван Миколайчук, Боря Хмельницкий - удивительной доброты человек... Видимо, не только здесь, но и там, в другом каком-то мире, тоже нужны такие люди.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось