В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Нина КАРПАЧЕВА: «У нас в каждом регионе своя Врадиевка — куда ни глянь, у людей две беды: тотальная бедность и пронизавшая наше общество коррупция, из-за чего человек просто не в состоянии защитить свои права»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 8 Октября, 2013 21:00
Первый Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева в третий раз избрана в правление Европейского института омбудсмана
Анна ШЕСТАК
- Недавно я вернулась с Генеральной ассамблеи Европейского института омбудсмана, которая проходила в австрийском Инсбруке, - рассказала «Бульвару Гордона» Нина Ивановна.- Он известен всему миру как место проведения двух зимних олимпиад, а также как город, в университете которого, в научных кругах, зародилась идея поддержки институций омбудсмана в Западной Европе и постсоветских странах с акцентом на ее независимости от исполнительной власти.

Могу сказать, что время подтвердило жиз­неспособность этой концепции. По сути своей омбудсман - это адвокат миллионов, последняя надежда и последняя инстанция, к чьей помощи прибегают, когда уже не к кому обратиться. И что очень важно, он всегда на стороне гражданина, а не власти.

То, что я набрала абсолютное большинство голосов при тайном голосовании и вошла в правление Европейского института омбудсмана (в третий раз) и в его Исполнительный совет, - оценка моей многолетней деятельности на посту омбудсмана Ук­раины, а также проявление доверия к нашей стране. Если украинского представителя знают в Европе и ценят то, что он сделал по за­щите прав человека, это в конечном итоге работает на создание позитивного имиджа страны. Хотя, по правде говоря, сегодня ее имидж далек от идеального. В кулуарах омбудсманы из Западной Европы то и дело спрашивали меня, собирается ли Украина выполнять решение Европейского суда по правам человека по делу Юлии Тимошенко, которая все еще находится в заключении. Европейцев это очень волнует, так как наше государство претендует на ассоциированное членство в ЕС.

Я говорила только то, в чем глубоко убеждена и о чем сказала ранее в открытом письме Президенту Виктору Януковичу по этому делу (письмо, кстати, размещено и на сайте Европейского института омбудсмана): у Украины нет другого пути, кроме как безоговорочно выполнить решение Европейского суда, признавшего лишение свободы в данном случае произвольным и незаконным.

Рано или поздно официальные власти придут к такому же выводу, и понятно, что чем раньше это произойдет, тем лучше и для Президента, и для Юлии Владимировны, и для Украины. Кстати, Комитет против пыток Совета Европы недавно опубликовал доклад, в котором в числе прочего подтверждает и то, о чем я говорила в апреле 2012 года: во время принудительного вывоза Юлии Тимошенко в больницу из колонии в ночное время к ней применяли насилие.

Приехав в Качановскую колонию как омбудсман, я убедилась в этом лично и была обязана предать этот факт огласке, что и сделала в соответствии с присягой. Каких только спекуляций и преследований не пришлось пережить мне и членам моей команды за последние полтора года! Но я ни о чем не жалею. Омбудсман обязан всегда говорить только правду, иначе это не омбудсман. Это также и мой человеческий жизненный принцип.

Полтора года назад я ушла в отставку с поста Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, но вне защиты прав человека своей жизни не представляю - может, потому люди по-прежнему обращаются с просьбами, сообщают о случаях, когда осталась лишь одна надежда - на помощь омбудсмана, пускай и неофициального.

Те, кто находится в местах лишения свободы, не только пишут, но и звонят мне - жалуются на то, как над ними издеваются в колониях и СИЗО, где повсеместно процветает такой вид «бизнеса» правоохранителей, как откровенное вымогательство денег с заключенных за условно-досрочное освобождение, а за малейшее неповиновение незаконным требованиям тюремной администрации мгновенно отправляют по этапу... Каждое такое обращение - крик об унижении человеческого достоинства, мольба о помощи. Одним словом, работы для правозащитников предостаточно. Из своего многолетнего опыта могу сказать, что нет такого вопроса, связанного с нарушением прав человека, который находился бы вне компетенции омбудсмана.

Даже если это вне компетенции по закону, это не может быть вне его совести. Честно говоря, я, как и многие соотечест­венники, тщетно надеялась услышать позицию офи­циального омбудсмана по поводу вопиющих фактов беззакония - как по жуткому врадиевскому делу, так и по другим подобным. Ведь у нас в каждом регионе своя Врадиевка, и куда ни глянь, у людей две беды: тотальная бедность, а так­же крайняя фор­ма ее проявления - нищета, и коррупция, пронизавшая общество, из-за чего человек просто не в состоянии защитить свои права!

На Генеральной ассамблее, пользуясь тем, что там присутствовали коллеги из других стран, я вела переговоры о судьбах конкретных людей. Например, нашей соотечественницы Ирины, которая вышла замуж за гражданина Германии, родила дочь, а потом лишилась материнских прав, по­скольку некая немецкая организация поместила ребенка в госучреждение, решив, что девочке лучше там, нежели с матерью-украинкой.

Еще одна история - так называемое Бо­лотное дело, то самое, по которому в России были арестованы митингующие. В их числе - студент МГУ, чьи родственники, живущие в Украине, обратились ко мне за помощью. Сейчас пытаюсь сделать все возможное и невозможное, чтобы этот парень, незадолго до ареста ставший отцом, вышел на свободу, а дочка Ирины вновь увидела маму.

Ира, кстати, написала обращение к одному из региональных омбудсманов Германии, даже в Инсбрук рвалась прилететь, но я отговорила: «Не тратьте деньги! Лучше на девочку потратите, когда она к вам вернется...». Подобный случай был у поляков: у польской семьи таким же образом отобрали детей в Норвегии. Но там государство пошло на конфликт и заставило вернуть деток кровным родителям. А Ук­ра­и­на позорно молчит и бездействует...

Однако, как показывает моя практика, безнадежных дел не бывает. Этим летом на свою свадьбу меня пригласила харьковчанка Виктория Мамонтова, бывшая узница бангкокской тюрьмы. Девушку приговорили к смертной казни, которую удалось пре­дотвратить благодаря моему вмешательству. Впоследствии страшный приговор заменили на 100 лет заключения, затем - на 33 года, а спустя девять лет король Таиланда помиловал Вику - таким был результат деятельности омбудсмана и обращения Президента Украины. Видеть, как человек, к спасению жизни которого ты причастен, преодолевает огромные испытания и обретает счастье, наверное, самая большая радость для правозащитника...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось