В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Вдова Игоря Старыгина Екатерина ТАБАШНИКОВА: «Муж мне всегда живым снится — иногда кажется, что он просто ушел куда-то, чтобы побыть одному, и однажды обязательно вернется»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 18 Декабря, 2014 22:00
Пять лет назад Арамис всех времен и народов ушел из жизни
Людмила ГРАБЕНКО

Екатерине Табашниковой, которая стала не только четвертой женой, но и последней большой любовью Игоря Старыгина, серьезные отношения с актером предсказала гадалка. «Это случилось, когда мы с Игорем Владимировичем уже были знакомы, - вспоминает она. Я поехала в отпуск в Ижевск - город, в котором родилась моя мама, и в поезде разговорилась с женщиной - это было обычное вагонное знакомство, не более. Ольга Алексеевна раньше работала учительницей географии в школе, а после выхода на пенсию начала гадать. Она и мне все время порывалась предсказать судьбу, но в поезде до этого так дело и не дошло. И надо же было такому случиться, что на следующий же день я встретила ее в магазине - стало понятно, что она действительно обладает важной для меня информацией. Ольга Алексеевна сказала, что в самое ближайшее время меня ждут серьезные отношения с мужчиной, а начнется все с романтической ночи, которая случится 7 августа. О Старыгине я, слушая ее, даже не подумала, хотя сейчас понимаю, что этот человек присутствовал в моей жизни всегда».

«КОГДА Я СОБРАЛАСЬ УХОДИТЬ, СТАРЫГИН ВДРУГ ПРИОБНЯЛ МЕНЯ И ШЕПОТОМ СКАЗАЛ: «ЕСЛИ ХОЧЕШЬ, МОЖЕШЬ ОСТАТЬСЯ НА НОЧЬ»

- Екатерина, помните, когда вы впервые увидели Игоря Владимировича?

С мамой. Старыгин родился в Москве, был единственным ребенком. Отец — гражданский летчик, рано оставил семью, мать работала театральным кассиром, в детстве Игорь хотел быть похожим на дедушку, сотрудника НКВД

- Как и все, в декабре 1978 года, когда по телевизору впервые показали «Трех мушкетеров». Все девочки в классе - и в стране - разделились на тех, кто обожал Боярского-д'Артаньяна, тех, кто был без ума от Смехова-Атоса, и тех, кому нравился Старыгин-Арамис. К последним относилась и я, но это абсолютно ничего не значило - как и все мои ровесницы, я точно так же влюблялась в Янека из знаменитого в то время польского сериала «Четыре танкиста и собака», в Вячеслава Тихонова, игравшего Андрея Болконского и Штирлица, Александра Абдулова и Игоря Костолевского, да и своих одноклассников вниманием не обделяла (за одного из них, Мишку, даже замуж собиралась, но вовремя вмешалась мама), так что из общей массы поклонниц фильма «Д'Артаньян и три мушкетера» ничем не выделялась.

Встретились же мы с Игорем много лет спустя. В то время я работала бильд-редактором в популярном московском еженедельнике и подбирала иллюстрации для книги Андрея Максимова (он тогда работал в нашей газете), одним из героев которой был Старыгин. Мне поручили передать ему студийные фотографии, сделанные нашим замечательным фотографом Володей Персияновым. Я позвонила Игорю Владимировичу, и мы назначили встречу возле метро «Савеловская», на которую я приехала заранее, а вот Старыгин был точен, что меня приятно удивило, - как правило, актеры не отличаются пунктуальностью.

- Признайтесь, когда вы его увидели, ваше сердце забилось сильнее?

- Оно дрогнуло бы у любой женщины - Игорь Владимирович был очень красив, импозантен, с прекрасными манерами, в элегантном белом плаще. Впоследствии я часто задавала себе вопрос: откуда у Старыгина порода - он ведь из простой семьи? Игорь и сам не знал ответа на этот вопрос, не исследовал свое происхождение до десятого колена, но я не думаю, что у него в роду были какие-то аристократы - просто таким уродился. Хотя очень мало известно о его отце, который ушел из семьи, когда Игорь был маленьким, возможно, эта линия родословной могла бы нам о чем-то рассказать. Тогда же, после нашей первой встречи, Старыгин на прощание помахал мне рукой и растворился в толпе.

- Снова вы встретились только спустя три года - в марте 2000-го?

- Сегодня я понимаю, что судьба постепенно и исподволь вела меня к нему, пока я не оказалась у цели. Это произошло на творческом вечере Ефима Шифрина в Театре эстрады. Игорь Владимирович познакомился с ним во время поездки на БАМ, он вообще часто выступал на разных шефских концертах по комсомольской линии, правда, мало кто об этом знал - Игорь был не из тех, кто пиарится на благородных поступках. Не могу сказать, что Шифрин со Старыгиным стали близкими друзьями, но добрые, приятельские отношения между ними сложились, поэтому Ефим Залманович всегда приглашал его на значимые для него мероприятия.

С Игорем Владимировичем мы столкнулись в антракте в курилке, и у меня сжалось сердце - он очень плохо выглядел: похудевший, постаревший, со шрамами на шее - как я потом узнала, он перенес несколько операций на сосудах - Старыгин много лет страдал от атеросклероза, опасной болезни, которая практически никак не проявляется, но со временем приводит к инфарктам и инсультам.

В тот день мне захотелось как-то его поддержать, и я предложила сделать интервью - давно не видела в прессе материалов о Старыгине. Он согласился, благодаря чему мы встретились в третий раз - в студии, где проводили съемку для этой публикации. В перерывах я как могла его раз­влекала: рассказывала что-то веселое, заваривала чай, поправляла рубашку. Впоследствии он сказал, что был уверен: я влюбилась в него по уши. На самом деле, как мне кажется, я тогда не столько любила его, сколько ему сочувствовала.

С четвертой женой фотожурналисткой «Собеседника»
Екатериной Табашниковой. «Однажды услышала, что мне завидует половина женщин страны, хотя на самом деле-то и нечему»

- Очень часто для женщин такие слова, как «любить» и «жалеть», синонимы.

- Мое сочувствие к этому человеку возросло во много раз после того, как я попала в его квартиру, - мне нужны были фотографии из его семейного альбома. Вы не представляете себе, в каких ужасных условиях жил знаменитый актер и любимец миллионов женщин: старая допотопная мебель, обшарпанные обои, в темных потеках потолок - его однушка находилась под крышей. Мне так сильно захотелось сделать для него что-нибудь приятное, что я напечатала самую красивую студийную фотографию Игоря Владимировича, сделанную Валерием Плотниковым, вставила ее в рамочку и позвонила ему, попросив о встрече.

Вскоре после этого Старыгин мне позвонил, потом - снова и снова. Мы разговаривали обо всем и ни о чем, и через какое-то время я уже не могла обойтись без этих звонков. Тут и случилась та самая поездка в Ижевск, а вместе с ней - и предсказание серьезных отношений. Вернувшись домой, позвонила Игорю Владимировичу - он об этом просил, и тут же получила приглашение в гости. Купила фруктов, поехала и сразу же обратила внимание, что он ведет себя как-то не так: смотрит по-другому - более долго и внимательно, ухаживает. Когда я собралась уходить, Старыгин вдруг приобнял меня и шепотом сказал: «Если хочешь, можешь остаться на ночь».

- И вы...

- ...испугалась! Сказала, что обещала маме быть дома, наскоро попрощалась, спустилась на улицу, добежала до кафе около метро и села за столик: дыхание сбивчивое, щеки пылают, сердце колотится так, что, кажется, вот-вот выскочит из груди. Постепенно успокоилась и подумала: «А чего я, собственно, запаниковала?». И тут вспомнила, что сегодня - 7 августа... Когда Игорь снова позвонил, я поехала к нему и на этот раз осталась на всю ночь.

Наутро, приехав на работу, узнала, что в то время, когда мы были так счастливы, случился взрыв в подземном переходе на Пушкинской. Главный редактор отругал меня за то, что я не послала туда фотографов, но мне было все равно - служебные неприятности были так далеко от того чувства, которое царило в моей душе.

«МНЕ ХОТЕЛОСЬ СОЗДАТЬ ДЛЯ ЭТОГО УЖЕ НЕМОЛОДОГО, НАСТРАДАВШЕГОСЯ И УСТАВШЕГО ЧЕЛОВЕКА УСЛОВИЯ, КОТОРЫХ ОН БЫЛ ДОСТОИН»

- В самом начале отношений люди много разговаривают - очень хочется узнать о любимом человеке как можно больше...

- Мы тоже говорили обо всем - детстве, родителях, прежних любимых...  Впервые Игорь Владимирович пошел в загс еще во время учебы в театральном институте, чтобы, как он говорил, заниматься сексом на законном основании. Со второй женой, актрисой Мирой Ардовой, Игорь прожил 12 лет, она родила ему дочь Настю - это единственный родной ребенок Старыгина, но он обожал и свою падчерицу - известную ныне актрису Анну Ардову.

Игорь Старыгин, Ольга Остроумова и другие в школьной драме Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника», 1968 год

То время он всегда вспоминал с теплотой, поскольку любил не только Миру, но и всю ее семью Ардовых-Баталовых. Следующий брак - с Татьяной Сухачевой оставил у него неприятные воспоминания: она прописалась в квартире в Бахрушинском переулке, которую Игорю Владимировичу дал театр, сделала там ремонт, а потом выселила оттуда мужа.

Он категорически отказывался покидать Замоскворечье, с которым была связана вся его жизнь, и Сухачевой пришлось купить ему квартиру на «Новокузнецкой»,

С Юрием Соломиным в пятисерийном телефильме о разведчике-чекисте «Адъютант его превосходительства», 1969 год
Первая супруга Старыгина актриса Людмила Исакова

которая в начале нашего знакомства произвела на меня такое удручающее впечатление. Была еще какая-то женщина из театра, которая приходила якобы для того, чтобы помогать Старыгину по хозяйству, на самом же деле выпивала вместе с ним, а когда он попал в больницу, то и вовсе сбежала. При этом ни об одной из своих женщин Игорь Владимирович никогда не говорил плохо - внутреннее благородство ему этого не позволяло.

В общем, я совершенно не удивилась, когда Игорь сказал, что разочаровался во всем женском поле и поэтому не женится больше никогда. Решила положиться на судьбу: пусть наши отношения продлятся столько, сколько предопределено свыше. И взялась обустраивать его жизнь: сделала ремонт в его квартире, купила машину, чтобы он не пользовался общественным транспортом. Одевала его - покупала красивые и модные вещи. Решала все бытовые вопросы, Старыгин к жизни был совершенно не приспособлен - не знал, что и где можно купить и как починить то, что сломалось. Когда я пришла в его квартиру, там стоял старый дисковый телефон, спустя какое-то время он окончательно сломался, и я решила сделать Игорю подарок - купила радиотелефон с автоответчиком. Развернув подарок, он посмотрел на меня и расплакался. Знаменитый Арамис был очень одиноким человеком.

- Игорь Владимирович был вам благодарен за заботу?

- Как большинство актеров, этот красивый, избалованный женщинами человек был эгоистом. По гороскопу у нас с Игорем Владимировичем полное отсутствие совместимости (он Близнец, я Скорпион), да и в общении он был непростым. Можно сказать, что в нем уживались два совершенно разных человека - иногда брал верх один, а иногда - другой, к тому же на него накладывали отпечаток возраст и алкоголь.

Выпивал Старыгин нечасто, но под влиянием винных паров становился резким и агрессивным - в такие минуты из него выходила злость, накопившаяся за долгие годы невостребованности и безденежья. Мне приходилось и привыкать, и перестраиваться, и терпеть. Иногда становилось особенно трудно, появлялось желание все бросить и уйти, но потом задумывалась: «На кого я его оставлю - он же никому, кроме меня, не нужен?!».

А вот в быту Игорь Владимирович был совершенно неприхотлив, жить с таким мужем - одно удовольствие. Он никогда не обращал внимания на немытую посуду, не устраивал скандалов из-за того, что я не успела убрать квартиру или вытереть пыль. Наоборот, просил меня: «Что ты там все время хлопочешь? Отдохни». Правда, мог сделать замечание из-за того, что я очень громко стукнула вилкой по тарелке, и вообще внимательно следил за тем, что и сколько я съела: очень боялся, что поправляюсь. Сам питался скромно, небольшой порции картошки с селедкой ему было вполне достаточно. Иногда очень хотелось его побаловать, но я не знала, чем. Спрашивала: «Чего ты хочешь?», но он неизменно отвечал: «Не знаю».

- Как у вас на все сил хватало?

С Натальей Вавиловой в фильме «Красные дипкурьеры», 1977 год

- Прибавьте ко всему вышеперечисленному то, что я еще и работала и никто мне в связи с семейной жизнью поблажек не делал. Ну, во-первых, я с детства была для своих младших братьев нянькой. Родители у нас буквально жили на работе (мама была учительницей русского языка и литературы, папа - ответственным секретарем в газете), поэтому заниматься воспитанием Коли и Димы приходилось мне - я их не только кормила-поила, но и в садик водила. У меня сохранилось много нерастраченной женской и материнской любви, и Игорь Владимирович тоже стал для меня ребенком.

А во-вторых, мне хотелось создать для этого уже немолодого, настрадавшегося и уставшего человека те условия, которых он был достоин. В результате всех своих разводов и других неурядиц Старыгин оказался в полной нищете, а я старалась сделать так, чтобы ему было комфортно и приятно жить. Всю себя я подчинила его интересам. Что это - любовь? Наверное.

- Что ваш муж любил делать дома?

- Телевизор смотреть - брал в руки пульт и начинал «блуждать» по каналам. Я специально купила ему «тарелку», чтобы ему было из чего выбирать. Если находил футбол, триллер или боевик - он их обожал, - останавливался и смотрел. Еще он обожал ходить по магазинам. Игорь Владимирович любил хорошо одеваться и, когда появились деньги, с удовольствием выбирал себе качественную обувь и одежду - у него был безупречный вкус. И обо мне не забывал, часто привозил какие-нибудь подарки.

- Редкое мужское хобби!

- Так ведь он там получал зрительское - прежде всего женское - внимание, к которому привык: его узнавали, делали подарки, просили автографы. Правда, последние, в отличие от Боярского, который не отказывал ни одному поклоннику, он давал под настроение - иногда приходилось даже уговаривать: «Дай девочке автограф, сфотографируйся с ней - тебе что, жалко?». Хотя, и поклонники иногда попадались своеобразные - вели себя панибратски, а со Старыгиным так было нельзя.

Портос (Валентин Смирнитский), Арамис (Игорь Старыгин), д`Артаньян (Михаил Боярский) и Атос (Вениамин Смехов) с режиссером культового фильма «Д`Артаньян и три мушкетера» Георгием Юнгвальдом-Хилькевичем, 1979 год

«ОН ВСЕ ДНИ ПРОСИЖИВАЛ ДОМА, МНЕ НЕ УДАВАЛОСЬ ВЫТАЩИТЬ ЕГО В ТЕАТР»

- Кстати о поклонниках - их у Старыгина было много?

- Хватало, особенно поклонниц, и это несмотря на возраст и то, что в нем не так уж много сохранилось от того юного красавца, каким помнит его большинство

С Евгением Евстигнеевым и Алексеем Панькиным в фильме «Обвиняются в убийстве», 1969 год

зрителей. Но это никак не сказалось на самооценке Игоря Владимировича - он был человеком скромным, тихим, застенчивым, а в чем-то даже закомплексованным.

После развала советского кино у него появилась неуверенность в себе: в кино он не работал, зарплаты в театре хватало только на то, чтобы поесть и заплатить за квартиру. Каждый выкручивался как мог, а Старыгин не был готов к такой - самостоятельной - жизни, неудивительно, что у него появлялись комплексы. Когда он снова начал сниматься, стал более уверен в себе, но, к сожалению, это произошло слишком поздно. Но и в это время Игорь не играл по правилам шоу-бизнеса: он по-прежнему не ходил на тусовки, не выпячивал и не продавал себя, говорил: «Тем, кто меня помнит, лишние напоминания не нужны». Он был очень гордым.

- Вы все-таки получили от Игоря Владимировича предложение руки и сердца - вопреки его обещанию никогда больше этого не делать?

- Это случилось в один ничем не примечательный вечер, когда он смотрел телевизор, а я вязала. Игорь просто спросил: «Когда расписываться-то пойдем?». В тот раз я ничего ему не ответила, но через несколько дней он снова задал мне этот вопрос, и я согласилась. Помню, когда мы пришли подавать заявление, сотрудница загса спросила, буду ли я брать фамилию мужа. Игорь неожиданно вмешался: «Оставляй свою - ее хорошо знают в журналистских кругах». - «Тогда и ты бери мою, - не удержалась я, - раз она такая известная», но сделала так, как сказал он. А теперь вот думаю: может быть, зря?

Свадьбу нам назначили на 30 декабря. Накануне мне нужно было заехать в театр «Школа современной пьесы» - передать фотографии одному из работающих там актеров. Бегу от метро и вижу, что навстречу мне идет Андрей Максимов, благодаря книге которого мы с Игорем познакомились.

Поздоровавшись, выпалила: «Знаете, я замуж выхожу - за Старыгина!». - «Поздравляю!» - ответил он. Я тогда еще подумала, что эта встреча - хороший знак. На свадьбу мы позвали «мушкетеров» с женами (не смог приехать только Михаил Боярский), друга Игоря, мою подругу и моего брата с женой. Настроение у всех было приподнятое - мы много смеялись, шутили, веселились, а потом поехали отмечать нашу свадьбу в ресторанчик.

- Говорят, вы продлили жизнь Старыгину: не будь вас, его не стало бы гораздо раньше.

- Есть такая версия, и почему-то она особенно популярна у журналистов и артистов, со многими из которых я даже не общалась. Возможно, это и так, хотя цели такой я перед собой, как вы понимаете, не ставила - просто жила рядом с любимым человеком и заботилась о нем.

Мне кажется, после официальной росписи наша жизнь не изменилась - все было, как и прежде. Правда, чувствовать он себя начал лучше. До этого состояние здоровья и психики у Игоря было катастрофическим, его мучили депрессии и бессонница, а из-за того, что кровь плохо проходила по сосудам, участились обмороки - Игорь мог упасть навзничь, ударяясь головой о мебель и полки, да и ходить долго ему было тяжело - должен был часто отдыхать.

Я упорно занималась его здоровьем: каждый год укладывала в больницу, чтобы прокапать сосуды, после чего Игорь чувствовал себя гораздо лучше, следила, чтобы он правильно питался (разработала специальную диету - только овощи, фрукты и обезжиренные продукты) и заставляла его вовремя принимать прописанные врачами лекарства.

Улучшению самочувствия способствовало и то, что у Игоря Владимировича снова появилась работа - возможно, не в таком объеме, как раньше, но ему снова стали предлагать, и это было для него счастьем. До этого он все дни просиживал дома, мне никак не удавалось вытащить его в театр - Игорь говорил, что уже отдал ему все, что мог, и больше ничего видеть не хочет. Но когда начались антрепризы, оживился.

Последней театральной работой Старыгина стал спектакль «Безымянная звезда», в котором он играл учителя музыки Удрю. Игорю Владимировичу всегда хотелось уйти от амплуа героя и красавчика и сыграть комическую роль, этот образ ему такую возможность дал, поэтому он его обожал. Из-за этого он не стал восстанавливаться после первого инсульта (он у него случился 1 мая 2009 года), всего месяц полежал в больнице и сразу вышел на работу - его ждали на репетициях. Возможно, если бы Игорь тогда не торопился, а подлечился в санатории, он прожил бы дольше. К сожалению, он успел сыграть всего пять спектаклей.

Игорь Владимирович с падчерицей Ниной Ардовой, второй супругой Мирой Ардовой, падчерицей актрисой Анной Ардовой и дочерью от второго брака Анастасией

- А как Игорь Владимирович оценивал свои роли в кино?

- В отличие от других актеров он практически не смотрел свои старые работы и не очень любил о них рассказывать, исключением были всего несколько картин. Это, конечно же, первый его фильм «Доживем до понедельника» Станислава Ростоцкого - режиссера, который дал Старыгину возможность раскрыться как актеру.

Станислава Иосифовича Старыгин вспоминал с большой теплотой: рассказывал, как он опекал молодняк, игравший главные роли в картине, а ему даже давал на съемки свою модную куртку. Любил Игорь Владимирович и фильмы «Адъютант его превосходительства» Андрея Ташкова и «Впервые замужем» Иосифа Хейфица, в последней он сыграл нетипичную для себя роль актера-неудачника. В это трудно поверить, но на съемках той картины Старыгин стеснялся целоваться, уверенно чувствовать себя на площадке ему помогала более опытная партнерша - Светлана Смирнова.

К сожалению, самые лучшие свои картины Игорь Владимирович сыграл в первой половине своей жизни. В последние годы в кино у него работы не было: в сериалах требовались сплошь бандиты, банкиры и менты, Старыгин же не был похож ни на кого из них, для более интересных ролей уже не подходил по возрасту. А ведь он, подобно многим подзабытым актерам, боялся надолго отойти от телефона - все ждал, что о нем вспомнят и позовут на съемки. Поэтому он так обрадовался, когда Юнгвальд-Хилькевич начал снимать «Возвращение мушкетеров»: это была возможность поработать, встретиться с любимыми друзьями и вспомнить молодость.

- После его смерти много писали о мистике, связанной с этой картиной: тот факт, что все главные герои умирают, не самым лучшим образом сказался на судьбах актеров. Троих из них: Игоря Старыгина, Владимира Балона и Анатолия Равиковича уже нет в живых...

- Не думаю, что с фильмом связана какая-то мистика, все гораздо прозаичнее - состояние здоровья каждого из этих немолодых уже людей оставляло желать лучшего. Игорю Владимировичу съемки дались очень тяжело. Снимали в сильную жару (в тот год под Одессой столбик термометра поднимался до 40 градусов), и актеры в париках и многослойной одежде буквально сходили с ума, а Старыгину с его сосудами было особенно тяжело.

Как рассказывал мне впоследствии Валентин Смирнитский, во время работы над одной из сцен Игорю стало так плохо, что пришлось вызвать «скорую». Впрочем, он вообще был слабого здоровья, после фильма «Города и годы», на съемках которого ему пришлось сидеть в болоте, Старыгина преследовали бронхиты и воспаления легких, а при его субтильности для того, чтобы заболеть, много не требовалось. К тому же мужчины себя не берегут, живут на износ - во всех отношениях, поэтому и умирают рано.

 Картина «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини» (2007 год) стала последней работой Старыгина. «Игорь очень обрадовался, когда Юнгвальд-Хилькевич начал снимать «Возвращение мушкетеров»: это была возможность поработать, встретиться с любимыми друзьями и вспомнить молодость»

«НЕ БУДУ ЛЕЖАТЬ - ЛУЧШЕ ВЫПРЫГНУ С БАЛКОНА»

- Что случилось с Игорем Владимировичем 20 сентября 2009 года?

- Второй инсульт. Накануне у нас в гостях был Владимир Балон с женой, мы просидели до полуночи, и Игорь отвлекся - Владимиру Яковлевичу удалось его растормошить и развеселить. Утром, едва мы проснулись, позвонил, чтобы еще раз поблагодарить за хороший вечер. Поговорив, я пошла в спальню, чтобы дать трубку Игорю, и увидела, что тот сидит в своем любимом кресле, в котором каждое утро пил кофе, но поза у него какая-то странная - он заваливается на один бок. «Что с тобой?!» - закричала я и еще успела услышать, как Балон тоже крикнул в трубку: «Катя, немедленно вызывай «скорую!». Я бросилась к мужу, попыталась поднять его на ноги - не получилось. «Ты чувствуешь руку, ногу?» - начала спрашивать я его, но оказалось, что онемела вся левая часть тела. В клинике Игоря сразу же увезли в реанимацию, а меня отправили домой, сказав, что нужно привезти.

Помню, как вернулась в нашу пустую квартиру - машинально разделась, взяла на руки кошку, зашла на кухню и увидела пять банок с помидорами, которые собиралась закатать для мужа: Игорь очень любил домашние заготовки. Подумала: «Неужели это было еще вчера?!». Поняла, что если сейчас же ничем себя не займу, то просто сойду с ума, и бросилась закрывать банки - не глядя, бросала специи и лила кипяток из чайника. Сама же при этом мысленно молила мужа об одном: «Ты только держишь! Держись, пожалуйста!». Горячая вода полилась из переполненной банки и обожгла мне пальцы...

- Какими были прогнозы врачей?

- Неутешительными. Когда на следующий день я приехала в клинику, заведующая отделением показала мне результаты обследования: тромб намертво закупорил артерию, из-за чего все правое полушарие мозга погибло, к тому же опять активизировался очаг воспаления в легких. До сих пор не понимаю, как мы могли все это пропустить, ведь он очень часто обследовался.

Первые три дня меня пускали в его палату, тогда он еще мог говорить, хотя иногда его сознание и путалось. Игорь рвался работать, переживал, как поедет на занятия к своим студентам (тем летом он набрал актерский курс в театральном институте, но позаниматься с ребятами так и не успел), тревожно спрашивал, отвезу ли я его. Потом мужу стало хуже, он перестал разговаривать и реагировать на окружающее, только по учащающейся на мониторе кардиограмме я, входя в палату, понимала, что он меня узнал.

Иногда он пытался что-то сказать, но ничего не получалось - видеть его в таком положении было невыносимо! Но когда в реанимационном отделении из-за гриппа ввели режим карантина, стало еще тяжелее - оставалось только ждать. 8 ноября я собиралась в больницу, чтобы отвезти лекарства, но перед выходом мне позвонили: «Сердце Игоря Владимировича остановилось...».

- У вас не было никаких предчувствий?

- В том-то и дело, что нет! Он шел на поправку - врачам удалось вылечить пневмонию, более того, он уже начал немного двигать рукой, поэтому я строила планы на будущее - да, в таких сложных обстоятельствах их тоже можно строить!

Помню, как-то мы с Игорем смотрели по телевизору передачу о Николае Караченцове, он повернулся ко мне и сказал: «Если со мной случится что-то подобное, пожалуйста, не води меня за собой везде - не хочу, чтобы меня видели больным!». Потом подумал и добавил: «Не буду лежать - лучше выпрыгну с балкона». Поэтому я думала только о том, как переделать нашу жизнь с учетом состояния его здоровья. Понимала, что он не будет таким активным, как раньше, но негативные последствия инсульта можно минимизировать, и я думала, где он сможет пройти реабилитацию, к каким специалистам нужно будет обратиться, чтобы делать необходимые в таких случаях гимнастику и массаж, поэтому звонок дежурного врача стал для меня страшным ударом. Помню, как вышла на балкон, а сколько там простояла, не знаю: провал в памяти.

- Кто из друзей Игоря Владимировича поддерживал вас в то трудное время и не оставляет сейчас?

- Поскольку я не всегда была рядом со Старыгиным, его друзья приняли меня не сразу, какое-то время присматривались: кто такая, что ей нужно? И я их понимаю - есть очень много шустрых и не всегда порядочных женщин, желающих как-то устроить свою жизнь при известном актере. Потом, увидев мое искреннее отношение к Игорю Владимировичу, успокоились и пустили в свой круг.

Владимир Балон, пока был жив, часто мне звонил, но, к сожалению, уже больше года его с нами нет. Очень благодарна я и Вениамину Смехову, и его жене Гале: в таких случаях все зависит от женщины, находящейся рядом с мужчиной, и я понимаю, что именно ей я обязана той помощью, которую они с Вениамином Борисовичем мне оказывают.

Смеховы помогали мне всегда: когда муж только оказался в больнице, я за несколько дней исчерпала весь наш семейный бюджет - уход и лекарства были очень дорогими, в неделю уходило больше 30 тысяч рублей (около тысячи долларов), они с Галей одними из первых привезли мне деньги. На похороны деньги собирали всем миром - мне помогали Союз кинематографистов, Гильдия актеров России, Михаил Швыдкой и, конечно же, Смеховы.

- Со дня смерти Игоря Владимировича прошло пять лет. Говорят, время лечит - вы с этим утверждением согласны?

- Я еще не поняла - во всяком случае, от случившегося еще не отошла. Даже работать пока не могу, нет у меня на это ни сил, ни желания - полное опустошение, когда нет никаких сил - ни моральных, ни физических. Конечно, боль потери уже ощущается не так остро, но она никуда не исчезла. Вот сегодня он мне приснился, и я весь день не нахожу себе места.

- Муж вам часто снится?

- Нет, но каждый раз я вижу его живым, как-то даже подумала: «А кого же мы тогда похоронили?!». Часто спрашиваю его: «Где же ты пропадаешь?». Впервые такой сон приснился мне вскоре после смерти Игоря: как будто мы с ним находимся в каком-то людном месте, вокруг много актеров, и муж вдруг говорит: «Завтра я уезжаю на гастроли». - «Так надо же вещи собрать», - беспокоюсь я. «Не надо, - отвечает он, - у меня там есть все, что нужно». И, оставляя меня одну, исчезает, но я точно знаю, что он жив, просто пока мы не можем быть вместе. Иногда мне кажется, что он просто ушел куда-то, чтобы побыть одному (он любил, чтобы его не трогали, но при этом заботились о нем), и однажды обязательно вернется.

- Несмотря на все, что довелось вам пережить, многие считают вас счастливой - не всем дано испытать такое чувство!

- Однажды услышала, что мне завидует половина женщин страны, хотя на самом деле особо-то и нечему. Лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе. Мне гораздо более привлекательным кажется нормальное семейное счастье, например, со студенческой скамьи и до конца жизни. Увы, у нас с Игорем все сложилось иначе...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось