В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Папина дочка

Дочь Олега Блохина и Ирины Дерюгиной певица Ирина БЛОХИНА: «Иногда у меня перехватывает горло, сжимается сердце и подступают слезы, когда подумаю, что родители не вместе. Эта огромная рана останется в моей душе на всю жизнь»

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 10 Апреля, 2008 21:00
К юбилею двукратной абсолютной чемпионки мира Ирины Дерюгиной ее дочь выпустила в США новый музыкальный альбом
Михаил НАЗАРЕНКО
Четыре года назад я уже брал интервью у Иры — дочери Олега Блохина, в прошлом выдающегося футболиста, а ныне тренера, и Ирины Дерюгиной, двукратной абсолютной чемпионки мира по художественной гимнастике (1977 и 1979), ныне тоже тренера. Стоит также напомнить, что одна бабушка Иры — Альбина Дерюгина — президент Федерации гимнастики Украины, главный тренер национальной сборной, Герой Украины. А другая — Екатерина Адаменко — чемпионка и рекордсменка СССР по спринту. Дедушка Иван Дерюгин был олимпийским чемпионом по пятиборью, второй дедушка — Владимир Блохин — долгие годы занимал руководящие посты в спорте. Ира же окончила Академию искусств в Америке по вокалу, в 15 лет выпустила в Киеве свой компакт-диск под названием «Ножницы» (его продюсировал Евгений Рыбчинский). Сейчас живет в США, в Украине бывает наездами. Я говорил с двумя Иринами: дочкой и мамой, — едва отгремел юбилей выдающейся гимнастки. Кстати, в минувшем году Национальный олимпийский комитет Украины признал Ирину Дерюгину лучшим тренером страны, а ее воспитанницу Анну Бессонову — лучшей спортсменкой 2007 года.

ИРИНА ДЕРЮГИНА: «ХОЧУ, ЧТОБЫ РЯДОМ С МОЕЙ ДОЧЕРЬЮ ПОЯВИЛИСЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ УЛУЧШАТ ЕЕ ЖИЗНЬ»

— Ирина Ивановна, в чем секрет вашей вечной молодости и красоты?


«То, что отец сделал для украинского футбола, бесценно, и сегодня мне кажется, многие разочарованы тем, что он вновь покинул Украину»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА


— В работе, наверное, в том, что я все время двигаюсь вперед. В нашей семье все очень трудолюбивые, никто не ждет манны небесной. К тому же у нас с точки зрения женской красоты генетически сильная линия. Взять мою бабушку — она была обалденно хороша собой! Если посмотреть на ее фотографии в молодости, можно дар речи потерять. Она пела, у нее был чудесный голос. И я рада, что у моей Ирочки тоже есть такой дар.

— Работа обычно изматывает...

— Только не та, что в удовольствие. Это я точно знаю. Когда у тебя все получается, она окрыляет... Вот в чем, может быть, секрет.

— Вы воспитали двух чемпионок Олимпийских игр и 11 чемпионок мира... Удовлетворены достигнутым?

— Странно, но факт: я не люблю вспоминать прошлые заслуги. У меня больше болит голова о том, что делать дальше. К сожалению, в последнее время людей привлекает только то, что дает прибыль и какое-то самоутверждение, а художественная гимнастика — дело не прибыльное. Но это тот крест, который, если взялся нести, бросить уже невозможно.

Наша школа гимнастики, наверное, единственная, где девочки занимаются бесплатно. Сам процесс обучения очень благороден, он помогает многим детям, меняет их судьбы. Не все в жизни продается, покупается и прагматично оценивается. Меня этому научила мама.

Сегодня тренер художественной гимнастики — совсем не тот, что 30-40 лет назад. Раньше здесь воз тянули администратор, менеджер, постановщик, тренер, который делает разминку, — а сейчас все обязанности сосредоточены в одних руках. От тренера слишком многого ждут: он и швец, и жнец, и на дуде игрец...

Проблема в том, что к спорту не проявляют должного внимания люди, просто обязанные его опекать. Поэтому нам тяжело. И каждый день — вот такая башка! Я поднимаюсь в четыре часа утра и пытаюсь все разложить по полочкам, потому что столько всего наворачивается! Мне постоянно, органически не хватает времени.

— Кошмары во сне не мучают?

— Нет. Просто каждый раз стоишь как бы перед белым листом бумаги. Перед очередным Кубком Дерюгиной ты вновь думаешь: как это осилить? Как снова подарить праздник людям?

— Тем не менее осиливаете уже столько лет...

— Осиливаю, но каждый раз ужасно тяжело. Украине не хватает стабильности, постоянства. Правительство меняется чуть ли не каждый год, да и всю страну трясет, лихорадит. Не только гимнастике, всему спорту, всем сферам жизни в этой ситуации нелегко.

— У вас есть с кого брать пример — с вашей мамы Альбины Николаевны...

— Она — стержень нашей семьи и пример для подражания. Для нее работа — смысл жизни. Она не хочет чувствовать свой возраст. Педагог, как говорится, до мозга костей. Очень сильный характер! Таких людей сейчас, наверное, практически не осталось.

— Не грустили, отмечая юбилей? Все-таки годы идут неумолимо...

— Я стараюсь об этом не думать, чтобы не расстраиваться. Зачем? Кстати, мне в свой день рождения было не грустно, а, напротив, очень весело. Я, вообще-то, не люблю его отмечать, потому что в этот день хоронили папу, но мама и дочь настояли: мол, нужна публичность. Получился сумасшедший праздник. Дочь помогала все организовать и постоянно была рядом. Я ведь в прошлом году перенесла серьезную операцию...

— Какие подарки преподнесла вам Ириша?

— Первый подарок — она сама: специально прилетела из Америки. А еще дочка подарила мне очень душевную, трогательную песню, которую записала буквально накануне, и разные вещи, которые всегда должны быть со мной.

— Ирочка, взрослея, не отдаляется от вас?

— Нет, мы с ней очень близкие люди. Наши дни рождения рядом, и у нас много сходного. Мне на радость в прошлом году она провела в Киеве едва ли не больше времени, чем в Лос-Анджелесе. И там много работала, и здесь.

— Чему вы ее учите?

— Чтобы она не останавливалась на достигнутом, видела перед собой цель и добивалась ее. Человеку, который не реализовывает свои мечты, очень трудно живется. Я рада, что моя девочка такая талантливая и трудолюбивая, не боится двигаться вперед. К сожалению, не все в этом мире зависит от таланта. Я хочу, чтобы рядом с Ирой появились люди, которые бы коренным образом улучшили ее жизнь, и чтобы она осталась здесь.

ИРА БЛОХИНА: «В МОЕМ АЛЬБОМЕ 11 ПЕСЕН, ПОТОМУ ЧТО ПОД ЭТИМ НОМЕРОМ ИГРАЛ МОЙ ПАПА»

— Ира, как ты восприняла уход отца с поста главного тренера сборной Украины и переезд в Москву? Ты была готова к такому повороту?


Фото Александра ЛАЗАРЕНКО


— Он мне о грядущих переменах сказал спокойно, и меня это не удивило. Я много лет жила с ним в Греции, когда папа из одной команды переходил в другую, и видела, как он переносит подобные перемены. То есть для него это отнюдь не трагедия, но мне было папу жалко. Его с таким трудом сюда впустили, все болельщики так радовались, что Блохин, наконец, здесь. Появилась какая-то надежда, все к нему привыкли, успокоились...

То, что он уже сделал для украинского футбола, фактически из ничего, бесценно. Про него говорят разное, но все любят папу, и сейчас, мне кажется, люди разочарованы тем, что он снова покинул Украину. Но одно из его качеств: что бы ни случилось, идти дальше.

Мой отец знает себе цену, не преклоняется ни перед кем, а это не всем нравится. Меня один человек зацепил, и я ему прямо ответила — все, что думаю. Он после этого сказал папе: «Твоя малая такая же непокладистая, как и ты».

— Приезжая из Америки в Киев, что ты отмечаешь?

— Что город становится более живым и красивым, а вот отношения между людьми — холоднее. Это мое впечатление. За границей все настроены более миролюбиво, но люди там приземленнее.

— Ирина, за четыре минувших года в твоей жизни произошли добрые перемены?

— Конечно. Иначе зачем что-то делать?

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Заканчиваю альбом, который сама полностью написала — слова и музыку. Я работала над ним целый год, пропадала в студии с утра до вечера (у некоторых на это уходит от двух до пяти лет), стремилась мой музыкальный продукт довести до профессионального уровня. Здесь, в Украине, то, чего я хотела, никогда бы не сделала.

— Почему ты так думаешь?

— Я живу в мире, где другой темп, где музыку чувствуют иначе. Совершенно иной уровень! Здесь у меня кое-кто спрашивает: «Почему у нас нет таких песен? Если их перевести, было бы классно». А другие разводят руками: «Это не для наших людей, они не поймут».

— Как называется твой альбом?

— Рабочий вариант — «Я остаюсь». Он говорит о том, что я в музыке надолго — по-английски это немножко по-другому звучит. Я очень люблю английский язык, владею им в совершенстве. Он стал мне настолько близким и родным, что никто, слушая мои песни, не верит, что их поет девочка из Украины.

— Сколько в альбоме песен?

— 11. У меня с этим числом многое связано — под этим номером играл мой папа. Мои песни о каких-то жизненных моментах, о борьбе за жизнь, за лучшее в ней, а значит, и о любви! Это чувство, за которое стоит бороться.

— А можно поконкретнее?

— Если начнешь конкретизировать, это уже не любовь. Глубокое чувство в двух словах не опишешь — теряется всякий смысл.

— Песни возникают на основе личных переживаний?

— Не обязательно. У меня родители прошли по жизни победителями, они такие серьезные и сильные личности, что продолжают меня вдохновлять.

— Ты видишь в них внутренние перемены?

— Это настолько обширная тема, что я даже не знаю, с чего начать. Можно назвать какую-то одну краску, одну черту, но если копнуть глубже, то за ней множество других. Папа и мама у меня очень разные и от ошибок не застрахованы. Я расту, и они растут, меняются, как, наверное, все люди.

— Не было у каждого из них попыток перетянуть тебя на свою сторону?

— А они оба виноваты (смеется). После их развода было бы нечестно принимать чью-то сторону. Я много усилий приложила к тому, чтобы с обоими остаться в мирных отношениях, — для меня это было важно. Я их обоих очень уважаю и очень люблю!

— Чувствуешь на себе влияние их характеров?

— У меня свой характер складывается. Я сама по себе человечек. Если бы меня кто-то пытался подталкивать, лепить похожей на одного из них, то столкнулся бы с моим сопротивлением. Потому что во мне есть качества, заложенные изначально, — то, что делает меня не похожей ни на кого.

«В АМЕРИКЕ Я КАЖДЫЙ МЕСЯЦ ИЗ МИНУСА В БАНКЕ ЕЛЕ-ЕЛЕ ВЫЛЕЗАЮ, ЖИВУ ОТ ЧЕКА К ЧЕКУ»

— За счет чего или кого ты живешь за границей?


Фото Александра ЛАЗАРЕНКО


— Я сама себя обеспечиваю с тех пор, как уехала в Америку, — вот уже семь лет. А вы как думаете? Два года назад я окончила школу актерского мастерства (четыре года там занималась). Зарабатываю актерскими работами, рекламой — на телевидении меня хорошо знают — и деньги вкладываю в свою музыку.

У меня было много промахов, и тогда приходилось уходить в сторону, брать паузу... Но меня это не пугает. Я рискую, как и папа, но хорошо знаю дело, которым увлечена. Да, это адская сфера, нелегкий бизнес. Но мне удалось сделать продукт, который хотят услышать в Лондоне. Скоро я туда полечу, и для меня это большое достижение. Хочу, чтобы мои родители гордились мной.

— Были моменты, когда денег не хватало?

— Да каждый месяц из минуса в банке еле-еле вылезаешь, живешь от чека к чеку, как и многие американцы, наверное. Я училась и работала. Это было мое решение. И как бы ни было тяжело, всегда сохраняла надежду, веру в то, что это преодолимо.

— Ты прилетела на юбилей своей мамы, а на днях рождения других близких бываешь?


Папа, мама, я — счастливая семья!


— Конечно. Например, у бабушки Кати. И она, и дедушка Володя рады были меня видеть. Они очень любят петь народные песни, правда, ни одной не помнят до конца... Но им это простительно. Любят посмеяться, когда у них праздник. Для них это праздник души, а для меня счастье — видеть их счастливыми. Удивительно, что они столько лет вместе и сохранили озорной огонек в глазах.

— Хотелось бы следовать их примеру?

— У меня свой путь, но у них можно многому научиться... Была еще одна причина, по которой я приехала в Киев: собираюсь сниматься в картине Оксаны Байрак. Мы познакомились случайно. Какой человек! Сколько в ней энергии! Трудяга из тех, кто умудряется что-то делать в кино даже в такое сложное время. Она позвонила мне в Лос-Анджелес и предложила роль в своем фильме.

В моей жизни сейчас много спонтанности, непредсказуемости. И предложение сыграть роль в фильме украинского режиссера для меня очень приятно.

«КАКОЙ-ТО ПЬЯНЫЙ ЧУДАК ВРЕЗАЛСЯ В МОЮ МАШИНУ. ОТ УДАРА Я ПОТЕРЯЛА СОЗНАНИЕ»

— Помню, ты говорила, что собираешься проехать в машине по центральным штатам Америки, чтобы познать душу страны... Получилось?


Выше только небо...


— Да, и это было замечательно, интересно и весело.

— Одна путешествовала?

— Нет, с близким человеком. Во-первых, одна бы я не решилась, во-вторых, хотелось с кем-то разделить свои впечатления.

— Как его зовут? Чем он занимается?

— А зачем людям это знать? Моя личная жизнь пусть для меня останется...

Мы ехали на моем маленьком «фольксвагене»: то я за рулем, то он. Оказалось, что мы ничего не знаем об Америке: Нью-Йорк и Лос-Анджелес с их небоскребами никакого представления о стране не дают, да и голливудским фильмам верить нельзя.

Мы увидели, что каждый штат — как другое государство, со своими ценностями, менталитетом, с разными представлениями и понятиями о жизни. Приехали в Сент-Луис в воскресенье — никакого движения на улицах, все закрыто. Мы спросили, есть ли где-нибудь открытый ресторан, — на нас посмотрели так, будто мы прилетели с другой планеты. Там очень ценится домашний комфорт, семейные отношения превыше всего. Побывали и у мормонов — это такие странные люди... Однажды нас чуть не захватил тайфун.

— Серьезных дорожных происшествий не было?

— Нет. Авария у меня случилась в другое время и не по моей вине. Представьте, моя машина стоит, и вдруг в нее врезается какой-то пьяный чудак! От удара я сознание потеряла.

...За тем водителем погнались, но ему удалось сбежать в другой штат. Установили только, что он ездил на украденной машине. Полиция обещала его поймать, но до сих пор со мной никто не связывался.

— Какие у тебя бытовые условия в Америке?

— Снимаю двухкомнатную квартиру...

— Какими вещами окружена?


Ирочка с папой, бабушкой Катей и дедушкой Володей


— Вещи мне безразличны: сегодня они есть, завтра их может не быть. Качество жизни — вот что важно. Даже если я смогу приобрести все, что угодно, это не будет иметь надо мной власти. Какое бы дорогое платье я на себя ни нацепила, оно не сделает меня лучше.

В Украине очень много красивых девочек, и меня шокирует, что многие делают пластические операции. Зачем? Наши девочки всегда отличались тем, что вкусно одевались, хорошо выглядели. И конечно же, не одежда украшает человека, а его внутренняя, духовная жизнь.

Если бы для меня важнее всего была сцена, я бы, наверное, вышла замуж за какого-нибудь богатого спонсора и изо всех сил убеждала бы себя и всех, как я с ним счастлива.

— А родители не пытались тебя выгодно пристроить?

— Что вы! Они рады, что я такая, какая есть.

— Те, с кем ты сталкиваешься по жизни, ценят твои внутренние качества?

— Настоящие люди — да, а с теми, у кого другие интересы, мне не по пути.

— Можешь кого-то жестко отшить?

— Если человек переступает грань и мне это неприятно, зачем терпеть? Жизнь одна, поэтому от некоторых моментов лучше себя ограждать.

— Ты теряла друзей? Если да, что было тому причиной?

— Зависть. От нее никуда не денешься — ни в одной стране. Но, вообще-то, я счастливый полноценный человек.

— И ничто не может сделать тебя несчастной?

— Мы сами делаем себя такими. Каждый день принимаем решения и совершаем поступки, которые приводят нас туда, где мы хотим быть.

— Молодец. На любой вопрос находишь ответ... Я думаю, ты уже можешь наставлять, воспитывать...

— Воспитывать (смеется)? Здрасьте! Я просто высказываю свое мнение. Стараюсь видеть хорошее в человеке, надеюсь на лучшее... и много работаю. Я не только в Америке что-то делаю, но и здесь тоже. Уже более 10 лет на «Кубке Дерюгиной» занимаюсь постановкой концертных номеров. Вся программа, в принципе, на мне, хотя об этом мало кто знает.

— Как ты оцениваешь успех Анны Бессоновой, которая наконец-то стала чемпионкой мира?

— Почему «наконец-то»? Она всегда выигрывала! Она единственная и неповторимая! Просто ее постоянно ущемляли, не подпускали к первому месту, которое Аня давно заслужила. Это было жестоко и несправедливо по отношению к ней.

— Как ты расслабляешься?

— Люблю кино, читаю. Могу в конце дня или рано утром выкроить 20 минут на прогулку у океана. Он — в 10 минутах езды от дома. Люблю запах океана.

— Акулы там водятся?

— У берегов — нет. Но бывает, что их выбрасывает на берег. Как-то я ехала в машине и увидела издалека: лежит большая рыба. Мне сказали, что это акула. Подойти близко я не решилась.

— Когда ты последний раз купалась в Днепре?

— В Днепре (смеется)? Если честно, давно это было. Минувшим летом пытались уговорить, но я не отважилась залезть в воду.

— Ты бываешь в новой семье папы? Играешь со своими маленькими сестричками?

— Конечно. И очень подружилась с его женой Анжелой. Я рада, что у папы есть женщина, с которой он счастлив, что он нашел домашнее тепло, о котором мечтал.

— На кого похожи его младшие дочери?

— Со старшей Анечкой мы чем-то похожи, что подтверждают все наши детские фотографии. А младшая, это все видят, похожа на бабушку Катю. Ее даже назвали в честь бабушки.

— В твоем характере есть слабинки?

— Идеальных людей не бывает. Каждый день сталкиваешься с ситуациями, которые проявляют в тебе как сильные, так и слабые черты. Вот и у меня иногда перехватывает горло, сжимается сердце и слезы подступают, когда подумаю о том, что родители не вместе. Эта огромная рана останется в моей душе на всю жизнь.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось