В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эпоха

Сестра Евгении Мирошниченко Зоя ХУЖКО: «Женя была любвеобильным человеком с большим сердцем. Она находила отраду в людях и очень переживала, что талантливых детей у нас забирает заграница»

Татьяна ЧЕБРОВА. «Бульвар Гордона» 29 Апреля, 2010 21:00
Ученики и коллеги объявили сбор средств на создание памятника легендарной певице, которая 27 апреля 2009 года ушла из жизни.
Татьяна ЧЕБРОВА
«Мы умираем не от старости, а от обид», — сказала в последнем нашем интервью Евгения Мирошниченко. Ее называли «певицей, на которую нужно смотреть». Блистательная Лючия в «Лючии ди Ламмермур» Доницетти, изумительная Царица ночи в «Волшебной флейте» Моцарта, Виолетта в «Травиате» Верди — в ней было редкостное сочетание вокального мастерства и драматического таланта. Совсем юной Евгения Мирошниченко пела перед Сталиным, позднее — Хрущев, Брежнев, Щербицкий заслушивались ее «голосом утренней свежести». В 1961-м она стажировалась в миланском театре «Ла Скала», с 1957 по 1990 год была солисткой Национальной оперы, с 1980-го преподавала в Киевской консерватории. В 1990-м стала профессором, в 2002-м учредила Международный благотворительный фонд своего имени. Впечатляет даже сухое перечисление званий и наград оперной дивы: народная артистка Украины, народная артистка СССР, Герой Украины, почетная гражданка Киева, лауреат Государственной премии Украины имени Тараса Шевченко... Для всех нас она была голосистым алябьевским соловьем с фантастическим бельканто, а для Зои Хужко — еще и сестрой, старшей, путеводной. «Мы по жизни всегда рядом — она мне была и матерью, и подругой», — признается Зоя Семеновна с полными слез глазами. Ей больно не только потому, что уже год, как нет рядом родной души: несмотря на усилия, так и не родилось любимое детище Евгении Мирошниченко — городской театр Киевская малая опера, а на могиле сестры еще нет памятника, достойного ее таланта...
«ЗАБОТИТЬСЯ - ВРОЖДЕННОЕ КАЧЕСТВО ЕВГЕНИИ СЕМЕНОВНЫ, НО ОНА БЫЛА ГЛУБОКО ОДИНОКА»

- Зоя Семеновна, сестра вам снится?

- Да - вроде мы рядом, но всегда молчим...

- Вы слушаете записи с голосом Евгении Семеновны?

- У меня в квартире они звучат постоянно.

- В народе говорят: если после ухода человека в его дом залетает птица, забредают незнакомые кот или кошка, это душа проведывает близких...

- В последнюю Женину осень мы с ней сидели у нее на кухне, вдруг через открытую дверь балкона залетел голубь и пошел в глубь квартиры прямо между собаками - Зайкой и Адкой. Псины посмотрели на него, но даже не залаяли. Голубь походил по комнате, Женя насыпала ему на пол что-то съедобное, он поклевал и улетел. Оказывается, это было не в первый раз...

- Собаки очень тоскуют по своей хозяйке?

- Когда Женю готовили к похоронам, народу в квартире было полно. Зайка лежала под роялем и в трансе смотрела на гроб - не волновалась, не лаяла, не выла. Через некоторое время я вышла погулять с собаками, села на скамью, а они мотались по двору кругами. Вдруг Адка запрыгнула на скамейку, следом за ней Зайка - сели с двух сторон от меня, прижались. Я готова была рыдать...

- Дома Евгения Семеновна пела - только для вас?

- Мы с Женей дуэты выводили: у меня - драматическое сопрано, а у нее - лирико-колоратурное. Наша старшая сестра Людмила - она медик, живет в Харькове - тоже поет. После переезда в Киев первая запись в моей трудовой книжке - Оперный театр.

Оттуда я ушла в театральную студию при Театре оперетты, где преподаватель говорила мне: «Зоя, тебе непременно нужно петь». Но я боялась разговоров, не хотела, чтобы считали: младшая сестра пробилась благодаря славе старшей.

Несмотря на то что Женя меня отговаривала, я танцевала в Балете на льду, потом работала на заводе «Арсенал» (мой старший сын болел, и я должна была быть поближе к дому). Вышла на пенсию и опять попала в Национальную оперу - Евгения устроила меня туда, еще когда генеральным директором был Анатолий Мокренко. Как администратор смотрю все спектакли с начала до конца, знаю всех актеров еще с 1958 года. Какие у нас есть прекрасные голоса, долетающие в самый последний ряд третьего яруса! Эти люди получают смешные зарплаты, а какая-нибудь эстрадная певичка едва выйдет пооткрывать рот под фанеру, на нее сразу же сыплются материальные блага.

- Характер Евгении Семеновны очень изменился, когда стало известно, что у нее рак груди?

- Она была сильной натурой - виду не подавала, только просила, чтобы мы не называли диагноз вслух. Ее ученицы приходили и отвлекали от грустных мыслей - не давали ей грызть себя.

Огромное спасибо близкой Жениной подруге Розе Ванеевой и ее мужу Владимиру Храпунову, заведующему лабораторией Института сердечно-сосудистой хирургии. Они просили о помощи чиновников от культуры, многих олигархов, а когда поняли, что бесполезно, обратились к врачу и бизнесмену Владимиру Бабию, бывшему львовянину, который живет в Москве. Владимир Евстафьевич организовал и оплатил лечение моей сестры в Германии...

В музыкальной академии остался ее класс. Сейчас там друг напротив друга висят портреты Евгении Мирошниченко и ее наставницы Марии Донец-Тессейр. Когда сестра ушла из жизни, ее подопечных распределили по разным учителям. Увы, это неизбежная ломка голосов - дети, конечно, плакали.

Часть девочек сейчас занимается у Ольги Бессмертной, ученицы Мирошниченко. На сороковины Евгении Семеновны Тамара Ходакова и Оксаночка Тараненко при помощи Министерства культуры организовали потрясающий вечер в филармонии «Ученики - учителю», а на полгода состоялся официальный концерт в Национальной музыкальной академии. Студентки по ней очень тоскуют...

- Навещают вас?

- Нет, но когда бывают в Оперном, подходят, конечно.

В консерватории Евгения за свой счет сделала ремонт класса, обтянула мебель. Чтобы девочки зимой не мерзли, купила огромный масляный радиатор, чайный сервиз, электрочайник (о вкусненьком к чаю, которое не переводилось, уже и не упоминаю). Студентки приходили на занятия, как домой. Если кому-то были нужны деньги, помогала без лишних разговоров. У нее в кошельке могли быть последние гривны, но она отдавала, а потом перезанимала, чтобы выкрутиться. Заботиться - врожденное качество Евгении Семеновны. Грустно, что она была глубоко одинока.

- Одиночество - крест многих настоящих звезд...

- Личная жизнь Евгении Семеновны не сложилась ни с одним из трех мужей, хотя она оставалась с ними в дружеских отношениях. (Первый супруг был военным, второй - отец ее сыновей Григорий Школьный - врачом, третий - Владимир Бегма - режиссером. А румынский баритон Николае Херля - огромной любовью. - Авт.).

- Евгения Мирошниченко признавалась, что не один раз могла устроить свою судьбу за рубежом, и многократно повторяла: «Какое счастье, что рядом с Майей Плисецкой и Галиной Вишневской шли по жизни такие неординарные личности, как Щедрин и Ростропович, - если не считались с женщинами, то не могли не считаться с их мужьями»...

- Женя была очень любвеобильным человеком с большим сердцем. Она находила отраду в людях: обожала сыновей, внуков, своих учениц.

«УЖ БОЛЬНО НАСТОЙЧИВОЙ БЫЛА ЖЕНЯ - МНОГИМ ЭТО НЕ НРАВИЛОСЬ»

- В Харьковском театре оперы и балета имени Лысенко открывается музей музыки, где среди других раритетов можно будет увидеть и платье выдающейся певицы, которая родилась в селе Советское Харьковской области. А в Киеве увековечена память Евгении Семеновны?

- Недавно мне позвонили из Музея театрального и музыкального искусства Украины на территории Киево-Печерской лавры - попросили какую-нибудь вещь легендарной певицы. Я выделила в экспозицию платье, собиралась еще и портрет, но мне объяснили, что места в их помещении слишком мало.

Месяца два назад с аналогичной просьбой обратились из Музея истории Киева - собрала для них 18 наименований: концертные туфли и платье, парик, веера...

Очень хотелось устроить мемориальную комнату-музей в Малом городском оперном театре, созданию которого Евгения Семеновна посвятила последние годы. Этот замысел забрал у Жени массу энергии и здоровья. В какие только двери не билась - никто не помог...

Страшную болезнь излечили, умерла ведь Евгения совсем от другого - от боли и бессилия (оторвался тромб - врачи объяснили: она даже не поняла, что произошло. - Авт.). Очень переживала, что талантливых детей у нас забирает заграница, что они не могут реализоваться на родине!

Напомним, наш еженедельник неоднократно писал, что городские власти отдали под проект Киевской малой оперы столичный Дом культуры «Трамвайщик», но затем дело застопорилось. Эта тема была для легендарной певицы очень болезненной. «Врачи запретили переживать. Но я не могу надеть темные очки, чтобы не видеть всего происходящего вокруг, и так проживать свою единственную жизнь».

- Мы говорили с Евгенией Семеновной в марте прошлого года, когда она в сердцах назвала себя «старой идиоткой»: мол, уже пятый год носится с несбыточной идеей, даже пообещала дать театру имя человека, который поможет с его созданием...

- Здание, кстати, было построено как театр - когда мы зашли туда и Женя запела, я поразилась великолепной акустике... Жалко, теперь этот исторический дом, скорее всего, снесут. Даже табличку «Охраняется государством как памятник архитектуры» сорвали.

Перед выборами Президента Украины я вместе с директором Малой оперы Иваном Хариной обратилась к доверенному лицу Виктора Януковича. Иван Иванович уверял меня, что все равно у нас ничего не получится, но я хотела выполнить последнюю волю сестры. На 75-летие Евгении Семеновны Виктор Федорович подарил ей икону «Божья Матерь Семистрельная». Я взяла фотографию, где Женя запечатлена на фоне этой иконы, и документы, имеющие отношение к делу. Мы с Хариной рассказали доверенному лицу Януковича детали ситуации, но пока никаких новостей нет.

В Москве целых девять оперных театров - пять государственных и четыре частных. В Одессе существует Малая оперная сцена, а в Киеве - увы... Это отношение не только к культуре, но и к самому человеку, к его памяти. Уж больно настойчивой была Женя - многим это не нравилось.

- В высоких кабинетах ее величали «национальным достоянием», «спiвочою душею народу», «искренней патриоткой»...

- Когда Евгении Семеновны не стало, премьер-министр Юлия Тимошенко выделила определенную сумму, а горадминистрация никак не прореагировала. Даже не о деньгах речь - ни цветочка, ни телеграммы, хотя соболезнования присылали из Москвы и дальней заграницы.

Через два месяца после смерти Евгении Семеновны мы сидели на ее кухне с бывшей Жениной студенткой Лерой Кузнецовой и мамой Леры. Вдруг в квартире раздался телефонный звонок: «Можно поговорить с Евгенией Семеновной? Это из горадминистрации». Сначала я растерялась, а потом высказала все накипевшее: «Неужели в мэрии не знают, что почетный гражданин Киева Евгения Мирошниченко умерла 27 апреля?!». Очень жалею, что не спросила, по какому вопросу звонили и по чьему поручению.

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ВЫДЕЛИЛО НА НАДГРОБИЕ 10 ТЫСЯЧ ГРИВЕН - ОБРАЗНО ГОВОРЯ, СТОЛЬКО СТОИТ ОДНА ГРАНИТНАЯ СТУПЕНЬКА»

- Сейчас мы собираем средства на памятник великой певице, чтобы память о ней, о ее таланте сохранилась навек. Правительство выделило на надгробие 10 тысяч гривен - образно говоря, столько стоит одна гранитная ступенька. Пока мы поставили крест. Девочки-ученицы ходят на могилку, посадили там две туи.

- Планируете стелу с портретом или скульптуру?

- Мраморную скульптуру в полный рост - сейчас выбираем из двух проектов, добиваемся портретного сходства.

- Сколько может стоить такой памятник?

- Еще не знаем, но точно не 10 тысяч гривен.

- На одном из сайтов ритуальных услуг размещено фото стандартной надгробной фигурки ангела из мрамора высотой 50 сантиметров - она затянула на две с половиной тысячи долларов...

- Не просим оплатить затраты полностью - только помочь. Я написала письмо в горадминистрацию, где объяснила, что семейный бюджет исчерпался за время длительного лечения Евгении Семеновны.

- Накануне своего юбилейного застолья в ресторане она просила гостей: «Только не надо нести эти веники за 200 гривен! Один цветок - и 20 гривен в конверте. Не скрываю, мне нужна материальная помощь»...

- Недавно пришел ответ за подписью заместителя мэра Виктора Падалки, что затраты на сооружение надгробий на могилах выдающихся людей Украины осуществляются за счет средств госбюджета, то есть это не компетенция местных бюджетов. Виктор Михайлович также напомнил нам, что распоряжением Кабмина от 28 апреля 2009 года было определено: максимальная стоимость надгробия не должна превышать 10 тысяч гривен, а источник финансирования расходов на его сооружение - средства Министерства культуры и искусств, которые выделяются ему Министерством финансов Украины из резервного фонда государственного бюджета.

- О нынешних возможностях госбюджета каждый знает на собственной шкуре...

- Поэтому мы, близкие певицы и Фонд Евгении Мирошниченко, решили обратиться к людям...

P.S. «Бульвар Гордона» присоединяется к этому обращению и публикует его дословно.

Ученики и коллеги объявляют сбор средств на создание памятника легенде украинского искусства Евгении Семеновне Мирошниченко. Всех поклонников творчества выдающейся певицы, педагога и просто неравнодушных людей просим перечислить средства в «Международный благотворительный фонд Евгении Мирошниченко»:

Райффайзен БАНК АВАЛЬ,

р/с 26001202366,

МФО 380805,

код ЕГРПОУ 26252271

Информацию о целевом использовании средств можно увидеть на сайте Фонда www.mirofond.org



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось