В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Секс и город

Солистка группы NikitA Даша АСТАФЬЕВА: «Владелец империи «Плейбой» уделял мне больше времени, чем своим женам. Несмотря на 80 с лишним лет, Хью Хефнер очень сексуальный мужчина»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 21 Мая, 2009 21:00
Закончился самый популярный песенный конкурс «Евровидение», от участия в котором в этом году добровольно отказалась группа NikitA.
Людмила ГРАБЕНКО
В детстве, когда Дашины ровесницы грезили профессиями актрис, балерин, фигуристок и стюардесс, она мечтала о карьере модели глянцевых журналов. Даже во сне видела свою фотографию на красочной обложке. В этом стремлении ее поддерживали мама и бабушка. И мечта сбылась — Даша стала первой девушкой в СНГ, которую пригласили сниматься для американского «Плейбоя».

«Хефнер признался, что видит во мне свое отражение»

— Даша, почему группа NikitA, солисткой которой вы являетесь, отказалась от участия в «Евровидении», сняла свою заявку?

— К этому конкурсу нельзя отнестись спустя рукава, на подготовку к нему нужно много сил и времени, у нас же появились и другие интересные предложения. Вот и пришлось выбирать.

— Что же вы предпочли?

— Поездку в Америку, куда мы ездили в конце апреля. Во-первых, дали там несколько концертов, а во-вторых, приняли участие в известном телевизионном шоу «Девушки-соседки». Я уже снималась в нем, когда позировала для американского «Плейбоя». Теперь пригласили нас с Юлей (Юлия Кавтарадзе — вторая солистка дуэта.Авт.) как дуэт NikitA. В общей сложности пробудем в США целый месяц.

— Говорят, вы совершенно очаровали владельца империи «Плейбой» Хью Хефнера.

— Наверное, нескромно так говорить, но он действительно уделял мне времени больше, чем кому бы то ни было. Даже больше, чем своим женам.

— Они ревновали?

— Поначалу да, особенно младшая — Кендра, она — моя ровесница и из всех девушек Хефа самая резкая, жесткая, много ругается. На самом деле, она просто очень сильная женщина, не умеет лицемерить и никогда не будет скрывать свое к тебе отношение: если ей что-то не нравится, скажет прямо в глаза.

«Не пойму, что в тебе особенного, почему все тобой так восхищаются», — буркнула она вскоре после нашего знакомства. Но потом мы вместе съездили в парк аттракционов, покатались на американских горках, и Кендра стала называть меня «my favorite ukraine girl» — моя любимая украинка. Потом с ее легкой руки это прозвище ко мне прилипло.

— А сколько у него жен?


«Мне кажется, чтобы сохранить себя, главное — помнить, кто ты и откуда. Я родом из маленького провинциального городка Орджоникидзе Днепропетровской области и никогда не стесняюсь об этом говорить»



— Было три — Кимберли, Кендра и Холли, с которой, кстати, Хеф не успел официально оформить отношения. Но в прошлом году Холли уехала.

— Когда это случилось, пресса писала, что Холли во всем обвинила вас: дескать, приехала Даша и разбила их любовь.

— Поступая некрасиво, люди любят прятаться за других и сваливать на них свою вину. Если бы я и впрямь была разлучницей, Холли сидела бы сейчас в одиночестве и лила слезы. А она очень даже весело проводит время. У нее новый любовник — Крис Эйнджел, маг из знаменитого цирка «Дю Солей», и она вместе с ним участвует в представлении. А вот с Хефом она действительно поступила некрасиво, по сути дела, его предала. Тем не менее я желаю ей счастья. У Хефнера Холли занималась всеми фотосъемками, по иронии судьбы именно она увидела мои фотографии в хорватском «Плейбое» и показала их Хефу. Так что благодаря ей я попала на обложку американского журнала...

— Признайтесь, чем вы приворожили Хефнера?

— Все дело в том, что мы с ним очень похожи: слушаем одну и ту же музыку, смотрим одни и те же фильмы (преимущественно старые), читаем одни и те же книги. Хеф как-то признался, что видит во мне свое отражение. «Ты всего добиваешься легко, — сказал он, — потому что ведешь себя, как ребенок, воспринимаешь серьезные вещи без напряга, более того, играешь с ними, и это правильная позиция».

Боюсь сглазить, но многое мне действительно дается легко. Например, приехав недавно в Америку, я сказала: «Как бы мне хотелось стать моделью Оливии — легендарной художницы, которая 20 лет сотрудничает с «Плейбоем»!». Она рисует очень красивые картины, и позировать ей было моей мегамечтой. Вдруг она подходит ко мне и тихонько, чтобы никто не слышал, говорит: «Завтра в час дня за вами придет машина, приезжайте, я хочу, чтобы вы стали моей моделью». Два часа длилась фотосессия (Оливия сначала делает фотографии, а потом с них срисовывает свои картины), после чего она мне сказала: «Теперь ты моя модель до конца моих дней». Так что могу всем пожелать: не бойтесь мечтать...

«Больше всего мне нравится репортажная съемка, когда я обнаженная чем-то занимаюсь»

— С какого возраста вы работаете фотомоделью?

— С 16 лет. В Днепропетровске я принимала участие в конкурсе красоты, на котором победила девушка-модель из Дании. Именно она мне впервые сказала, что мне нужно фотографироваться, потому что я очень фотогенична. Четыре года, лет до 20-ти, у меня почти каждый день были фотосессии.


Даша Астафьева со второй солисткой дуэта NikitA Юлией Кавтарадзе и продюсером Юрием Никитиным

— А... без одежды?

— Я разделась во время первой в своей жизни съемки.

— Это было сложно?

— Совсем нет! Мне не пришлось себя преодолевать, через что-то переступать — все получилось как-то само собой. Я видела, что фотограф меня проверяет. Потом он спросил: «А слабо тебе раздеться?». — «Нет, — отвечаю, — мне ничего не слабо». Бояться мне было нечего — на съемках присутствовала его жена.

— Вы обнажились полностью?

— Знаете, я все предпочитаю делать не по частям, а сразу. Например, не могу медленно входить в море, мне лучше сразу прыгнуть. Так и здесь. Я хотела сниматься обнаженной! Мне нравится красивое человеческое тело: если Бог его таким создал, зачем же его скрывать? Хотя у людей разное мнение на этот счет. Мне приходилось слышать, как девочки говорят: «Выставить свое тело на всеобщее обозрение? Никогда!». У меня по этому поводу нет комплексов.

А ведь многие говорили, что мне никогда не стать фотомоделью: дескать, я полненькая (еще несколько лет назад весила на 10 килограммов больше, чем сейчас). Позже, когда я увлеклась фотографией, всерьез начала ее изучать, поняла: все это ерунда!

Хороший фотограф сделает произведение искусства из любой модели, подчеркнет любую фактуру. Например, один из самых любимых моих фотографов — чех Ян Саудек. Наверное, больше всего мне нравится его фотография, на которой полная женщина в возрасте прыгает через скакалку. И ее целлюлит, на который ложится свет, он сделал разноцветным. Безумно красиво! Просто удивительно, как можно так нестандартно посмотреть на то, чего все стесняются и что всячески скрывают.


На встречу с американскими журналистами Дарья пришла в прозрачном платье и после замечания, что трусики в ее наряде не смотрятся, просто сняла их



В реальной жизни мы прячемся за килограммами одежды и косметики, но ведь рождаемся мы голыми, без сапог и белья. Мне больше всего нравится репортажная съемка, когда я обнаженная чем-то занимаюсь, а фотограф потихоньку снимает. Именно в таких случаях получаются самые интересные кадры.

— Вы собираетесь и впредь фотографироваться обнаженной?

— После того как летом прошлого года я в первый раз снялась для «Плейбоя», подписала контракт, согласно которому не имею права раздеваться для мужских журналов в течение двух лет. Надеюсь по истечении этого срока снова стать девушкой «Плейбоя». Вообще, я настолько вошла во вкус, мне так все понравилось, что я хотела бы связать с этим журналом всю свою жизнь.

— В материальном плане контракт сделал вас состоятельной?

— Я действительно получила неплохие деньги: в Украине за них пришлось бы долго работать. Еще нам с Юлей повезло — мы стали женским лицом марки «Собески», причем не только украинским, но и мировым. Мужское лицо этой марки — знаменитый Жан Рено.

— Как собираетесь распорядиться деньгами?

— Хочу помочь родителям. Они живут очень скромно, а мне хочется, чтобы у них был уютный дом, в который им приятно было бы возвращаться с работы и в который хотелось бы приезжать мне. Хотя я и так всегда с радостью еду домой.

— Вы у родителей единственная дочь?

— У меня еще есть брат, ему 17 лет, он учится в Днепропетровском театральном колледже. Красивый мальчик, похож на Брэда Питта.

— Помимо денег по контракту, Хефнер вам что-нибудь подарил?

— Колье в виде знаменитого зайчика «Плейбоя», которое было сделано специально для меня. В нем 40 бриллиантов и три сапфира. Вообще, я привезла с собой много подарков от всех, с кем работала, — косметику, бижутерию, даже одежду, в том числе и очень много футболок с надписью: «Плейбой». Ну а поскольку все говорили, что я похожа на знаменитую Бетти Пейдж, продюсер «Плейбоя» Мелисса подарила мне роскошно изданную книгу о Пейдж с ее автографом. В общем, если в Америку я летела с пятью чемоданами, то обратно возвращалась уже с десятью.

— Как вас встретила Америка?

— Прием был на высшем уровне: с первой же минуты пребывания на американской земле я почувствовала себя королевой. В аэропорту меня встречал огромный лимузин, передо мной открывали все двери. Люди, которые привезли нас из аэропорта, как эстафетную палочку передали меня тем, кто меня поселил.

— Где вы жили?

— В пентхаусе большой виллы — настоящего замка, там много комнат, где живут все девушки, которые снимаются для «Плейбоя». Внутри все комнаты обставлены в стиле 50-60-х годов, когда заходишь, сразу же чувствуется дух того времени. А вокруг дома — настоящий райский сад, в котором живет много разных птиц, по двору гуляют розовые фламинго и белые павлины — я таких и не видела никогда. Правда, по утрам они так кричат, что спать невозможно, но я там была так счастлива, что просыпалась в пять-шесть утра и не могла дождаться, когда уже можно будет идти на работу.

«Во время землетрясения у меня началась истерика»

— На съемках «Плейбоя» такая душевная обстановка?

— Самое главное, что там все настроены на конечный результат, работают во имя него, отбрасывая все остальное. Снимаясь у нас, я всегда настаиваю, чтобы на площадке не было посторонних людей — например, друзей или подружек фотографа. Не люблю досужего любопытства. Здесь же все настолько увлечены работой, что совершенно не интересуются «запретными частями тела» модели. Да и график достаточно напряженный — если получился простой хотя бы в несколько минут, люди впадают в панику. С другой стороны, они способны оценить красоту тела. Так, на меня засматривались даже парни нетрадиционной сексуальной ориентации.


«Мне не пришлось себя преодолевать, все получилось само собой»

Мне посчастливилось работать с замечательными людьми. Один из них — 62-летний фотограф Стивен Вайда, который всю жизнь работает с «Плейбоем», сделал мне комплимент, который дорогого стоит. Сказал, что до встречи со мной был уверен: самая лучшая в мире модель — Памела Андерсон, настолько она на съемке свободная и раскрепощенная. «Теперь же, — говорит, — понял, что лучше тебя никого еще не встречал».

— Что его так восхитило?

— То, что я сломала стереотипы. Все девушки приехали на съемки гламурными до невозможности, а я не стеснялась быть такой, какая есть. Танцевала, пела песню «Зайчик»: в то время как раз вышел наш с Юлей новый клип. Девочки, хоть и не знали слов, охотно мне подпевали. А вот Кендра выучила почти всю песню, в особый восторг ее привело слово «трахнем». К тому же из всех, кто снимался в это время натуральной, то есть без силиконовых имплантатов, была только я и девушки-близнецы.

Там у всех моделей грудь была четвертого, а то и пятого размера. Смотрится красиво, но это же силикон. Кстати, американцы долго не верили, что у меня натуральная грудь. Восхищались мастерством украинских хирургов, которые смогли так сделать операцию, что не видно никаких следов. «Да вы что, — отвечала я, — у меня только ногти не свои!». Я, кстати, не смогла бы ничего с собой сделать, даже если бы очень захотела, — ужасно боюсь любых медицинских процедур.

— Никто к вам клинья не подбивал — скажем, «приходи вечером к амбару, не пожалеешь»?


Даша Астафьева и владелец империи «Плейбой» Хью Хефнер. «Он уговаривал меня остаться и жить там. Говорил, что не хочет меня отпускать, что будет скучать»



— Весь персонал там очень воспитанный. Не было даже намека на какие-либо приставания. Причем это касается не только съемок. Мы могли после рабочего дня собраться и поехать развлечься куда-нибудь в ночной клуб. Поначалу я спрашивала: «Девочки, а что, никто из мужчин не будет нас сопровождать? Это не опасно?». Девочки в ответ только делали круглые глаза: «Опасно? Почему?». Не знаю, как во всей Америке, но в Лос-Анджелесе и Лас-Вегасе девушек «Плейбоя» просто боготворят. Они в ночных клубах ни за что не платят — их угощают мужчины. И если ты разрешаешь себя угостить, это для них большая честь.

Вообще, между отношением к девушкам «Плейбоя» у нас и в Соединенных Штатах огромная пропасть. У нас почему-то считается, что журнальные фото — грязь, хотя на самом деле прежде всего стиль. Американцы это очень хорошо понимают. Я своими глазами видела: когда девушки Хефнера шли по улице, маленькие дети от восторга теряли сознание. Те, кто постарше, просили автографы. Даже не знаю, что должны увидеть люди в нашей стране, чтобы так отреагировать.

— Чем еще запомнилось вам первое пребывание в Америке?

— Землетрясением. Оно было достаточно серьезным, где-то баллов в пять. Это произошло на съемках. Сначала я услышала дикий грохот, и комната буквально задрожала. Я подумала, что, наверное, на соседней стройке что-то взрывают. Но потом почувствовала толчок, за ним другой, куда более сильный, начали двигаться оконные рамы, все в комнате падало. Было такое ощущение, будто бы находишься в спичечной коробке. У меня началась настоящая истерика, потекли слезы. Меня сначала подвели к дверному проему — говорят, что во время землетрясения это самое безопасное место, а потом и вовсе вывели на улицу. Голую! А студия находилась в центре города, поэтому, естественно, все мужчины останавливались, чтобы на меня посмотреть. Мы там простояли с полчаса, пока все не закончилось.

«Все девушки, которые когда-либо снимались для журнала, становятся членами семьи «Плейбой»

— Как к вам вообще относилось местное население?

— Все меня очень поддерживали, особенно, когда я снималась в шоу «Девушки-соседки». На мое имя приходили письма со всей Америки. Особенно мне запомнилось письмо офицера полиции, который писал: «Я — человек семейный, но уже много лет читаю «Плейбой». Вы — единственная участница-иностранка, и я очень за вас болею, хотя как патриот своей страны должен бы болеть за американскую девушку».


«Могу всем пожелать: не бойтесь мечтать»

— Хефнер не предлагал вам стать его женой?

— Он уговаривал меня просто остаться и жить там. Говорил, что не хочет меня отпускать, что будет скучать.

— У вас были интимные отношения?

— Нет, я настолько была увлечена работой, что мне, честно вам скажу, было совершенно не до секса. Хотя Хеф действительно очень сексуальный и, несмотря на свои 80 с лишним лет, очень привлекательный мужчина. Понимаю, что в это трудно поверить, просто Хефа надо видеть. Помню, как мы однажды приехали в ночной клуб и он начал танцевать. Поверьте, он даст фору любому 18-летнему юноше.

— Предложение жить в его доме — разве это не признак серьезных намерений со стороны Хефнера?

— Но по большому счету касается это не только меня. Все девушки, которые когда-либо снимались для журнала, становятся членами семьи «Плейбой» и в любое время могут приехать и пожить на этой вилле. Меня очень тронул обычай, согласно которому все девушки «Плейбоя» и фотографы собираются там на уик-энд — вместе ужинают, слушают музыку, смотрят фильмы... Мужчины играют в теннис. Хефнер называет такие вечеринки move-time. Приходят даже старушки, которым уже за 70.

Мой друг Рей Энтони, который когда-то играл в оркестре Мэрилин Монро, со словами: «Сейчас я тебя кое с кем познакомлю», подвел меня к очень приятной женщине в годах. Оказалось, что она «девушка года» номер 5, а я — номер 55. Ровно полвека нас с ней разделяло! Все эти женщины рассказывают о себе, показывают свои фотографии в молодости. Иногда даже дрожь идет по телу, когда видишь старушку, которая ест перетертое несколько раз пюре, а тебе показывают фотографию, где она молодая, красивая и полная сил. Конечно, годы никого не щадят.

— Как известно, они особенно беспощадны к красивым женщинам. Вы возраста не боитесь?

— Для меня это не проблема. Если сложности и возникают, то лишь из-за женской зависти. Недавно у нас с Юлей был концерт в Москве, после которого последовало приглашение на вечеринку. Так нас там чуть живьем не съели! Мужчинам, конечно же, наше присутствие нравилось, а вот несколько женщин вели себя просто агрессивно. Причем все это публичные, достаточно известные дамы, имен которых я, по понятным причинам, не назову. На мой взгляд, так вести себя просто глупо. Неужели я тоже буду ненавидеть других только за то, что они молоды?!

— А как вы вообще относитесь к косым взглядам и негативным высказываниям в свой адрес?

— Стараюсь этого не замечать. Кстати, в шоу-бизнесе такое отношение себе позволяют не только женщины, но и мужчины. Хотя, говорят, что в шоу-бизнесе мужчин нет...

Самое главное — не придавать этому большого значения и не бояться. От негатива не застрахован ни один публичный человек. Вообще, шоу-бизнес многих ломает. Мне кажется, для того, чтобы сохранить себя, главное — помнить, кто ты и откуда. Так, я родом из маленького провинциального городка Орджоникидзе Днепропетровской области и никогда не стесняюсь об этом говорить. Когда приезжаю домой, одноклассницы говорят: «Дашка, ты совсем не изменилась, какой была в школьные годы, такой и осталась».

— Как вы поддерживаете физическую форму?


«Если у меня сложности и возникают, то лишь из-за женской зависти. Неужели я тоже буду ненавидеть других только за то, что они молоды?!»



— К сожалению, в силу занятости уже не могу регулярно заниматься спортом, как раньше. Правда, стараюсь высыпаться и правильно питаться.

Почти не ем мяса, давно исключила из своего рациона свинину и говядину, позволяю себе только курицу, да и то редко. Зато очень люблю грибы и овощи, причем в большом количестве. Овощи ем либо сырыми, либо тушеными, главное, чтобы в них сохранялось максимальное количество витаминов. Кстати, готовить стараюсь сама, в Киеве мало мест, где можно действительно вкусно покушать.

— Наверное, вспоминаете угощения, которыми вас потчевали у Хефнера?

— Там каждый день можно заказывать что хочешь. Даже в четыре часа ночи я могла прийти на кухню и попросить, чтобы мне сделали, к примеру, креветки гриль или запеченные овощи.

— Неужели круглые сутки дежурит повар?

— Да, там жизнь не затихает ни на минуту — все время что-то готовят, пекут, завозят свежие продукты. Впрочем, многое там делают сами, «Плейбой» — целая империя, там есть даже вода и напитки под этим названием. А таких вкусных булочек и пирожных, как там, я не ела и ни разу в жизни.

— Разве девушки-модели не должны придерживаться диеты?

— Вы бы видели, какие огромные порции они съедают! Поначалу и мне подавали такие же, пока я не объяснила, что кушаю очень мало.

— У вас есть экспресс-метод, позволяющий быстро привести себя в форму?

— Надо пробежать 10 кругов по стадиону — это самый лучший и эффективный способ выведения токсинов из организма. Особенно если пить при этом много жидкости. Правда, такой способ подходит только людям с хорошим обменом веществ, тем, у кого он замедленный, лучше предпринять что-нибудь другое — специальную диету, травяные чаи.

Кстати, я очень люблю травяной чай. Еще всем советую утром, на голодный желудок, есть овсянку: она приводит в порядок все — волосы, ногти, кожу. Раньше эта поистине женская каша мне не нравилась, но, узнав, насколько она полезна, я ее полюбила. Особенно хорошо, если кто-то тебе ее приготовит...




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось