В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Звезда фильма «Вор» актриса Екатерина РЕДНИКОВА: «Как можно не влюбиться в Машкова? Ой! Не хочу отвечать... У него своя жизнь, у меня — своя...»

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 22 Августа, 2007 21:00
Закончились съемки телевизионного художественного фильма «Если ты меня слышишь» производства телекомпании «FILM.UA», проходившие в Киеве и Крыму.
Ольга КУНГУРЦЕВА
Закончились съемки телевизионного художественного фильма «Если ты меня слышишь» производства телекомпании «FILM.UA», проходившие в Киеве и Крыму. Помимо загадочного Виталия Линецкого и неулыбчивого, вечно всех убивающего Александра Дедюшко, в одной из главных ролей снялась сексапильная красавица Екатерина Редникова. Чего только не пришлось пережить ей на съемках! Катя, отличающаяся хорошей спортивной подготовкой, но еще более — авантюрным и непослушным характером, проигнорировала штормовое предупреждение и решила сниматься, да еще на надувном матрасе во время четырехбалльного шторма. Мощными волнами актрису отнесло далеко от берега — еле спасли, откачали. В результате обострился гайморит. А еще у Кати на теле насчитывалось немало настоящих синяков, полученных в сцене драки с Виталием Линецким. Правда, надо признать, что у Виталия боевых шрамов от партнерши осталось намного больше. При том, что снимался не триллер, не боевик — любовная мелодрама. Впрочем, Редникова всегда была такой — упрямой, рисковой и бесшабашной. Не девушка, а агент национальной безопасности.

«ВПЕРВЫЕ В КИНО Я СНЯЛАСЬ В 16 ЛЕТ, НО МОЮ РОЛЬ ИЗ КАРТИНЫ ПОЛНОСТЬЮ ВЫРЕЗАЛИ»

— Ваш дебют на профессиональной сцене состоялся в... шесть лет. Говорят, случайно — но ведь так не бывает.

— Бывает, потому что мама работала главным бухгалтером Дворца культуры «Серп и молот». Однажды туда приехал знаменитый «Ленком», и им для крошечного эпизода понадобилась маленькая девочка. Режиссер бросил клич работникам дворца, вот мама и подсуетилась.

— Не страшно было на сцену выходить?

— Очень страшно. Я росла достаточно замкнутым, книжным, застенчивым ребенком. Сама не знаю, как решилась... Больше всего меня впечатлило не то, что рядом знаменитые артисты, а то, что все они дружно ели и ели — конфеты, печенюшки, яблоки. И меня пичкали. Я еще подумала: «Какая сладкая жизнь в театре!».

Я играла в паре — точнее, пару раз протопала под ручку — с Евгением Павловичем Леоновым в спектакле «Иванов». Он мне на память открытку подписал: «Маленькой Кате — большого счастья. Винни-Пух». Судя по всему, именно этот момент стал переломным — я навсегда заболела театром, кино.

Еще был спектакль «Ясновидящий». Там уже я дефилировала под ручку с Гитлером, которого играл Владимир Корецкий. Офицеры ему что-то докладывали, а фюрер внимал. Затем смотрел на меня, а я — в его карман, из которого он доставал конфету. После мне необходимо было сделать книксен и убежать. Видимо, я справилась с этой сверхзадачей, и маме предложили приводить меня в театр на детские роли. Она ответила категорическим отказом. Ее понять можно. Мы жили в доме прямо напротив «Ленкома», где не было ни телефона, ни горячей воды.

— И как же вы обходились без элементарных удобств?

— Тогда многие так жили. Старинная Москва. У нас был бывший княжеский особняк. Чтобы созвониться по делу, надо было идти в телефон-автомат. Да мама и не хотела для меня никакой актерской судьбы. Я же очень переживала из-за маминого «нет».

Но прошло совсем немного времени, и я без взрослого сопровождения стала ездить на киностудию — участвовала в пробах. В результате в 16 лет впервые снялась в кино — в странном фильме «Уроки в конце весны». Но те, кто его видел, дружно отметили: моей роли даже и близко не было. Дело в том, что эту сюжетную линию при монтаже безжалостно вырезали.

В ГИТИС поступила с первого раза, хотя мои родители отказывались в это верить. Они считали, что в театральный можно попасть либо по блату, либо за деньги.

«ЗРИТЕЛИ ОЧЕНЬ БЫСТРО ОБО МНЕ ПОЗАБЫЛИ»

— После шумного успеха фильма «Вор» вы стали самой молодой актрисой, получившей «Нику». Но вскоре в вашей квартире надолго замолчал телефон. Нервничали, паниковали?

— Не то слово! После «Вора» я стала разборчивой. Одно время мне звонили без перерыва, поступало много предложений, но... «Мыло» тогда выпускали некачественное, сниматься в нем после «Ники» мне было стыдно. Я упорно отказывалась и от сериалов, и от рекламы, потом со спокойным сердцем уехала отдыхать в Баден-Баден, путешествовала по тургеневским местам. Когда вернулась, случился дефолт. Множество проектов закрылось, а меня, как и многих коллег, позабыли. Это была катастрофа. Зрители, не успев толком ко мне привыкнуть, быстро и отвыкли.

— И вы решили попытать счастья в Голливуде?


В Америке Катя останавливается в доме Миллы Йовович, с мамой которой дружит



— Никогда не переоценивала свою занятость там. Безусловно, есть некие творческие интересы, иногда перепадают роли, но в общей сложности провожу в Америке два-три месяца в году. Надо отдавать себе полный отчет: чужаку-актеру, особенно неанглоязычному, сделать карьеру в США нереально. Наш удел — изображать русских бандитов, путан. У меня хороший английский, я окончила спецшколу, но все равно акцент чувствуется, а на западных студиях звук пишется вживую — переозвучка слишком дорого обходится.

Когда впервые засобиралась в Америку, близкие и плакали, и отговаривали, и орали: «Катя, куда ты едешь, что ты там будешь делать?!». Но у меня не было выбора: на родине ничего не снимается, и вдруг небывалая удача — звонит мой агент из Лос-Анджелеса: «Немедленно приезжай, будешь работать». Я собрала два чемодана и сообщила, что уезжаю не более чем на два месяца. Помню глаза старшего брата — прощается, а сам не верит, что вернусь. Плачет.

— У вас есть в Америке какая-то недвижимость или в гостинице останавливаетесь?

— Да какая там недвижимость? Я на нее еще не заработала. Вначале, конечно, страшно было. Менеджер-то позвонила, но я эту женщину в глаза не видела. К тому же за день до моего отъезда у нее родился ребенок — причем раньше срока. Понятно, к ней на постой не попросишься. Вот я и отправилась в никуда! Случайно на вручении «Оскара», где был номинирован «Вор», познакомилась с Галиной Логиновой, мамой Миллы Йовович. Мы с ней друг другу понравились, стали подругами. Я всегда у нее останавливаюсь. Если бы видели этот дом — огромный, шикарный, на холмах. Сидишь, а под ногами Вселенная.


Редникова и Машков в фильме «Вор» — прекрасная пара

— В Голливуде необходимо находиться в идеальной форме: фитнес, массаж, модельер, косметолог. Где брать деньги на эти недешевые услуги?

— Но ведь я зарабатываю. Следить за собой — это обязательное условие любого контракта. Другое дело, что красота половины их женщин сделана руками пластических хирургов — губы и груди накачаны, попки подтянуты... Неудивительно, что американцы по-настоящему ценят славянскую естественность.

— К нашим актерам там относятся как к третьесортице?

— Все зависит от человека. При желании реализоваться можно хоть в Новой Зеландии, хоть в Тунисе. Если ты упорный, талантливый, к тебе будут относиться уважительно. Если ты на побегушках, отношение, конечно, другое, но опять-таки все зависит от ряда нюансов. Может, тебе просто не фартит, не подворачивается ничего достойного, но ты пытаешься что-то изменить к лучшему, — это одно дело. А если довольствуешься малым, к особым высотам не стремишься и просто живешь лучше, чем на родине, то и мнение о тебе соответствующее.

— В Лос-Анджелесе с Владимиром Машковым часто сталкиваетесь?

— Редко. Друзья, у которых он в свое время жил, — лучшие друзья Гали Логиновой, вот мы с ним время от времени на их яхте встречались. Лос-Анджелес — гигантский город. Сейчас у Володи свой хаус-бот, это дом на воде. Территориально он находится далеко от того места, где я обычно обитаю.

— На Западе ваш хороший английский помог хоть немного?


«У меня своя жизнь, у Машкова — своя...»



— Без него в Америке нечего делать. Дома мне один знакомый все покоя не давал: мол, что я там забыла? Я ему отвечала: «Сколько людей пытались изобрести самолет? Падали и разбивались, падали и разбивались. Но ведь у кого-то получилось! Хрен его знает, может, и я разобьюсь». Но я Телец по месяцу и Бык по году рождения — очень целеустремленный человек. Когда в 24 года получила «Нику», поняла: это знак. Вот и захотелось двигаться дальше.

— А как обстоят дела у вашего экранного сына из «Вора» Миши Филиппчука?

— Очень давно его не видела. Когда мы снимались, ему было восемь лет, сейчас должно быть 17-18.

— Вы девушка откровенная, смелая, страстная. Как решаете проблему «обнаженки» на экране? В том же «Воре» у вас весьма откровенная сцена в тамбуре вагона.

— Никак не решаю. Каждый раз это импровизация и мука. Ненавижу раздеваться в кадре, но без этого мало какое кино обходится. Порой крупный план мужской руки, скользящей по женскому телу, выглядит намного эротичнее, чем показ гениталий. Что касается «Вора», то сцена в тамбуре снималась более чем откровенно, я была в ужасе. Но режиссер Павел Григорьевич Чухрай меня успокоил: «Если увижу, что на пленке это получилось некрасиво, лично вырежу все кадры». В итоге получилось вполне прилично. Там нет порнографии, есть дикая, испепеляющая страсть.

«ТЕБЕ ЗАДАНИЕ: БАХНУТЬ СТАКАН ВОДКИ, НЕ ЗАКУСЫВАЯ»

— СМИ писали, что однажды на съемки вы пришли маленько пьяненькой.

— Ой, смешно и вспомнить! Перед Мишей Филиппчуком за ту сцену до сих пор неудобно. Режиссер Павел Чухрай весьма щепетильно относится ко всем деталям. Если, скажем, пуговица на кителе не образца 1952 года или пачка папирос не того времени, все — съемка тормозится. На него все злятся, но в результате такие мелочи воссоздают атмосферу.


Экранному «сыну» Кати сейчас 18 лет

И вот сцена, когда моя героиня пьяненькая выходит из подъезда и видит, как муж и сын спускаются из окна чужой квартиры. Ранним утром приезжаю на площадку, на свое горе, позавтракать не успела. И тут команда помощника режиссера: «Катя выходит из дома пьяненькая!». И мне абсолютно серьезно предлагают: «Тебе задание: бахнуть стакан водки, не закусывая!». А я-то человек русский! Выпила на голодный желудок. Развезло, конечно. Когда меня подвели к режиссеру, он онемел: «А это что такое?». Ему и ответили, что выполняли его же указания. Я и в рукав платья попасть не могла, и ругалась семиэтажным! (Смеется).

— В своих интервью вы любите повторять, что с Машковым романа не было. Но как можно в него не влюбиться?

— Ой... Возможно — невозможно... Не хочу отвечать. У нас с Володькой хорошие отношения, а насчет влюбленности... У него своя жизнь, у меня — своя. Некая взаимная симпатия в определенный момент проклюнулась, без нее трудно играть любовь. Мы не были антипатичны друг другу, но и романа или чего-то подобного не было.

— В основном журналисты интересуются фильмом «Вор». А ведь у вас есть не менее замечательная картина «Барышня-крестьянка»...

— ...И обожаемый мною режиссер Алексей Николаевич Сахаров, который, к сожалению, недавно умер. Там интересная история произошла. Фильм должен был запускаться за год до начала реальных съемок. В нем меня утвердили в качестве барышни-крестьянки, на главную мужскую роль пригласили Женю Миронова. Но режиссер попал в аварию, его надолго уложили в больницу. В конце концов, съемки перенесли на год — а за это время все изменилось. Женя из-за других проектов уже не смог участвовать. Главная роль досталась Лене Кориковой, которая только-только оправилась после родов, меня разжаловали во второстепенные персонажи. Режиссер очень опасался моей реакции. Но я не обижалась — какие проблемы? У Ленки Кориковой это первая большая роль в кино.

Алексей Николаевич был светлым человеком, и фильм получился светлым. У него все работы такие: «На бойком месте», «Чистые пруды»...


Оказывается, Екатерина — дальняя родня писателя Антона Чехова



— Своих детей у вас пока нет. Сложно было осваивать роль беременной женщины в трогательном сериале «9 месяцев» и все серии передвигаться с накладным животом?

— К этому вопросу творческая группа подошла профессионально. К примеру, в «Воре» мне под одежду для объема вечно что-то набивали: ткань, какие-то материалы. А на «9 месяцах» всем сделали животы на металлическом каркасе с мягкой обивкой. Причем для каждой актрисы на разный срок. Так смешно было: приходим в гримерку, а там висят «беременные» аксессуары с подписями: «Редникова — вторая серия», «Розанова — четвертая». Это чтобы мы ничего не перепутали и не появились во второй серии с гигантским животом, а в четвертой — с маленьким.

— Каркас был тяжелым?

— Нет. Но если хотелось почувствовать вес, в него можно было что-нибудь напихать. Нам всем выдавали звуковые аппараты, потому что звук записывали сразу. Девчонки прятали их внутрь. Многие хранили там свои кошельки, косметички и мобильные. Представляете себе эту картину — дама на сносях, а у нее из живота то музыка играет, то звонок раздается?

— Напоследок вопрос «из другой оперы». Правда, что вы состоите в родстве с Антоном Павловичем Чеховым?

— Ну-у, это слишком громко сказано, хотя малюсенькое родство все-таки имеется. Его двоюродный брат Михаил Чехов женился на моей двоюродной прапрабабушке. По большому счету, Катя Редникова приходится классику седьмой водой на киселе, но все равно приятно!

P. S. Редакция «Бульвара Гордона» благодарит кинокомпанию «FILM.UA» за помощь в организации интервью.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось