В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу!

Павел ШИЛЬКО, он же ди-джей Паша: «На «Евровидении» Данилко, отвечая на непростой вопрос, показал всем дулю. Но там этот жест мало кому понятен. Тогда я, донося мысль Андрея, поднял средний палец»

Ольга КУНГУРЦЕВА 22 Августа, 2007 21:00
Как-то второкурснику Паше попалось на глаза объявление: «Радиостанция ищет молодых ведущих». Позвонил. Милый женский голос ему ответил: «Да-да, приходите». С этого все и началось...
Ольга КУНГУРЦЕВА
Вообще-то, небезызвестный ди-джей Паша сегодня не столько радиоведущий и шоумен, сколько президент холдинга «Гала Медиа Украина». Если бы в свое время в родном Запорожье кто-нибудь предсказал ему будущее, тесно связанное с шоу-бизнесом, он бы только расхохотался. Ну был Паша в школе массовиком-затейником, и что с того? Учиться он поступил на пафосный факультет иностранных языков Киевского университета, а это очень серьезно. Но человек предполагает, а Бог располагает. Как-то второкурснику Паше попалось на глаза объявление: «Радиостанция ищет молодых ведущих». Позвонил. Милый женский голос ему ответил: «Да-да, приходите». С этого все и началось...

«ГОТОВЯСЬ УСТАНОВИТЬ РЕКОРД ДЛЯ КНИГИ ГИННЕССА, Я СДЕЛАЛ УТРЕННЮЮ ПРОБЕЖКУ ПО БАЙКОВОМУ КЛАДБИЩУ»

— Недавно вы установили абсолютный рекорд Украины по пребыванию в прямом радиоэфире — проработали в студии 50 часов 01 минуту 34 секунды без перерыва. При этом выходили в эфир каждые 15 минут, вели все сетевые программы, кроме новостей. И хотя этот показатель уже занесен в Книгу рекордов Гиннесса, я не понимаю: к чему такие жертвы?

— Я по жизни люблю заниматься необычными вещами. Кстати, идея установить рекорд по пребыванию в прямом эфире далеко не эксклюзивная — в мире подобные уже устанавливали. Но я в первую очередь хотел доказать себе и слушателям, что смогу справиться и с такой задачей. К тому же с коммерческой стороны это оказалось выгодно. Идея понравилась спонсорам, меценаты нас поддерживали.

При подготовке я вспомнил свой восьмичасовой перелет в Пекин. В Китае самолет приземлился в полночь по киевскому времени, а по местному — в шесть утра. Глупо в чужой стране сразу завалиться спать, поэтому я дожал первый китайский день до конца, а уснул лишь поздно вечером. Принимая во внимание этот опыт, решился отработать двое суток в прямом эфире.

— Дома перед «покорением вершин» хорошо выспались или от волнения вскакивали каждый час?

— Так уж звезды расположились, что накануне я практически не спал. Ночью из Египта прилетала жена, я ее ждал, переживал. Лишь после того, как Аня сообщила, что благополучно приземлилась в Борисполе, на пару часов расслабился. В 5.00 как штык был на ногах.

Чтобы взбодриться, мне необходима длительная пробежка. В то утро я пробежал восемь километров по... Байковому кладбищу.

— Символично.

— Да уж! (Смеется). Зато после пребывал в прекрасном настроении. В студию пришли мои хорошие друзья: Слава Вакарчук, Саша Пономарев, Тина Кароль, Гайтана, Ани Лорак, Виталик Козловский, Кузьма и другие. С ними я беседовал в прямом эфире, а Верка Сердючка, Руслана и Наташа Могилевская подбадривали меня по телефону.

Первый раз неимоверная усталость навалилась с трех до пяти утра. Затем самочувствие вроде нормализовалось, но с шести вечера опять повело.

— Не хотелось завязать с экспериментом?

— Я чувствовал: смогу продержаться дольше. Когда пошел 50-й час, у меня случился некий сдвиг по фазе: начал напрочь забывать сказанное в микрофон секунду назад. При этом болтал без перерыва на автопилоте. Судя по всему, это состояние, похожее на наркотический дурман. И тут позвонил отец. Правда, он набрал номер офиса, но секретарша ошиблась — переключила ко мне в эфир. Я успел папу предупредить, что сейчас нас слушает вся Украина, но он был непреклонен: «Павел, пора заканчивать. Это плохо кончится. У тебя семья, у тебя есть мы. Иди-ка лучше домой». — «Я согласен с тобой, папа, спасибо. Дотягиваю последние 20 минут и удаляюсь».

Дело в том, что накануне я прочитал информацию о неком ди-джее, имя которого занесено в Книгу рекордов Гиннесса. Так вот, он провел в прямом эфире... 100 часов. На 80-м у него появились глюки — он начал сам с собой разговаривать. Увы, диагноз оказался крайне печальным — психика нарушилась, бедняга так и не смог вылечиться. Поэтому, как только мне стало нехорошо, я решил завязывать.

— Во время марафона вы действительно один вели все эфирные программы?

— Да. Согласно правилам, установленным для такого рекорда, раз в пять часов позволялся 10-минутный перерыв. Но даже тогда я не выходил из студии, сидел за пультом и лично выпускал в эфир каждый трек и всю рекламу. Таковы законы жанра.

— О-бал-деть! По нужде хоть отлучались?

— Пока звучала песня, вылетал пулей.

— Вам покушать приносили или по этим самым драконовским правилам ведущего необходимо еще и голодом уморить?

— Одним из спонсоров выступил «Макдональдс». Но поскольку я бутерброды не ем, они привозили свежие овощи. В экстремальной ситуации чувство голода не раздражает — помогает. Когда человек сыт, его начинает в сон клонить, а я был голодным и злым художником. (Смеется). Кофе тоже не пью, поэтому за 50 часов позволил ровно три баночки энергетического напитка, на больше не решился — вредно для сердца.

Кстати, согласно правилам, ко мне дважды в сутки — в восемь утра и в восемь вечера — приезжала «скорая». Врачи измеряли давление, проверяли пульс и так далее.

«ПОСЛЕ ЭФИРА РЕБЯТА ВЫНЕСЛИ МЕНЯ ИЗ СТУДИИ НА РУКАХ»

— Слушатели над ведущим-самоубийцей не глумились?

— Два человека заявили о том, что я занимаюсь глупостями и негоже тратить драгоценное время на нездоровую чушь. От остальных, включая коллег с радиостанций-конкурентов, шла мощная волна поддержки. Тогда я осознал: если не продержусь минимум 48 часов — меня попросту не поймут.

— Вы во всем такой экстремал?

— Да, я очень упрямый и в работе, и в личной жизни, поскольку Лев по знаку зодиака.

— Когда вы вернулись домой после 50-часового марафона, наверняка первым делом завалились спать?

— Да, но ненадолго — не хотел рвать день. Добил сутки до конца и уснул в час ночи, чтобы назавтра свеженьким и отдохнувшим войти в нормальный ритм.

— На «Гала радио» вас встретили громом аплодисментов?

— Меня под них провожали (смеется). После эфира ребята просто-напросто вынесли меня из студии на руках. Знаете, я ни о чем не жалею, потому что через много лет будет о чем рассказать внукам.

— Думаю, они с удовольствием послушают не только рассказ о радиомарафоне, но и воспоминания о последнем «Евровидении», где вы круглосуточно находились рядом с Андреем Данилко. Что вы думаете о нынешнем конкурсе?

— Для финнов «Евровидение» — все равно что для нас Олимпиада. Они, как, впрочем, и вся Скандинавия, на этом событии помешаны. В целом организация была неплохая. Одно плохо — у них после 23-х вечера закрываются все рестораны. А поскольку все тусовки заканчивались не раньше двух ночи, всем очень хотелось кушать.

— Неужели хозяева ради такого праздника не могли сделать исключение?

— Они четко придерживаются буквы закона. Представьте: Андрея в костюме Верки Сердючки не пустили на репетицию лишь потому, что он забыл в гостинице аккредитацию. И сколько я ни втемяшивал, что перед ними артист в гриме и костюме, охрана слушать ничего не хотела. Пришлось бежать за бэйджиком.

Как эксперт по вопросам «Евровидения» скажу: Сердючка произвела там небывалый фурор. На пресс-конференцию к Андрею пришло куда больше журналистов, чем к победительнице.

«МАДОННА ТРИ ЧАСА РЕПЕТИРОВАЛА СВОЮ ПЕСНЮ, И СТОЛЬКО ЖЕ — СВОЙ ВЫХОД ИЗ ЛИМУЗИНА»

— Данилко достойно отвечал на вопросы или вы ему помогали, подсказывали?

— Одна газета смешно охарактеризовала мою миссию: «Як сказав офiцiйний речник представницi України на «Євробаченнi»... Андрей по старой дружбе попросил меня поехать с ним, поскольку я неплохо разбираюсь во всех «евровизионных» делах, к тому же хорошо владею иностранными языками. Что касается каверзных вопросов, он и без моей помощи классно отвечал — у него мгновенная реакция. Его восприняли на ура, хотя наши снобы предрекали: «Сердючка — сугубо украинский юмор, Европе он чужд и непонятен».

Каждый день, задолго до начала репетиций, в гостинице выстраивались очереди из журналистов. К вечеру ни у Андрея, ни у меня язык уже не ворочался. Однажды на пресс-конференции, отвечая на непростой вопрос, Данилко для пущей убедительности показал дулю. Но там этот жест мало кому понятен. И тогда я, донося мысль артиста до прессы, поднял средний палец. Газеты откликнулись мгновенно: «Паша показал Европе «фак».

— Где же вы отметили второе место Андрея, если рестораны были закрыты?

— В гостиницу мы попали только в четыре утра. Девчонки сообразили бутербродики, где-то выпивку достали. Но празднование получилось на скорую руку — в шесть утра отправлялся наш самолет в Киев.

— Какие привезли сувениры?

— Мы познакомились с тем самым Маркусом, который придумал знаменитую символику с Веркой Сердючкой — от плавок до сумок. Кстати, он жутко сокрушался, что заготовил мало сувениров, — они пользовались бешеным спросом. В результате украинским туристам остались слезы. Я привез какие-то футболки, поскольку главная коллекция — воспоминания и бэйджики, которые собираю много лет. Второстепенные покоятся в ящике, а с «Евровидения», «Грэмми», Олимпийских игр висят на почетном месте.

— Кстати, о «Грэмми». Вы вели репортажи для «Гала Радио» с церемонии награждения этой премией?

— Мне выпала уникальная возможность увидеть, как проводятся столь грандиозные мероприятия. У них и музыка, и пение идут только в прямом эфире, поэтому все рассчитано до секунды. К примеру, Мадонна три часа репетировала свою песню и столько же — свой выход из лимузина. Элтон Джон полчаса томился в позе лотоса в ожидании режиссера.

— Между медитациями не психовал?

— На «Грэмми» никого не волнует, Мадонна ты или Майкл Джексон. Там есть один бог, царь и герой — режиссер. Он пришел через 30 минут, извинился, тут же вызвал на сцену сэра Элтона Джона, велел приготовиться «Бэкстрит бойз» и Бритни Спирс. Со стороны прикольно наблюдать за тем, как помыкают мировыми звездами.

— Кто отличился особо экстравагантным поведением?

— Я. (Смеется). Раньше я безразлично относился к «Бэкстрит бойз», но, услышав на репетиции их пение а капелла, оценил по достоинству. Решил подойти к ребятам, взять мини-интервью, автографы, но едва поднялся на сцену, как объявили: «Перерыв закончен». Все бросились врассыпную, я тоже начал искать выход. Там как раз монтировали яму, из которой во время церемонии на подъемнике должен был выезжать Рики Мартин. И я со всей дури туда... провалился. Внизу, на секундочку, такое количество дорогущей аппаратуры, что если бы я повредил хоть одну железяку, до конца жизни не расплатился бы.

— Да Бог с ними, с железяками! Вы реально могли руки-ноги переломать.

— Обошлось, хотя боком обо что-то сильно ударился. Правда, боль почувствовал только в гостинице. Растерялся, конечно, оконфузился. Ну представьте — грохнуться в яму на «Грэмми»! Кстати, вытащили меня оттуда... ребята из «Бэкстрит бойз»! Так мы и познакомились. (Смеется).

А еще я подружился с журналистом из Лос-Анджелеса. На следующий день после происшествия встретились мы с ним, и он рассказывает взахлеб: «Вчера такой прикол был — не поверишь! Один чувак на сцену выперся и в яму провалился». А сам смеется, аж заливается. Я ему говорю: «Оно, конечно, смешно, если бы не так грустно. Этим чуваком я был».

— Удалось для интервью пару слов у Мадонны взять, у Элтона Джона или они недоступны?

— Звезды такого уровня очень доступны. А вот их окружение — менеджеры, охрана — страшный суд. Не подступиться. Зато смог пообщаться с Би Би Кингом, Робом Томасом.

— Эти недешевые поездки оплачивают спонсоры?

— Конечно. Если им нравятся наши проекты, всегда помогают.

— На «Гала Радио» кем вы только не трудились... Теперь вот стали президентом холдинга «Гала Медиа Украина». Сами стремились к этой солидной должности или вас насильно назначили?

— Несколько лет я служил программным директором, ну а после объяснил совладельцу компании, что подустал от этого занятия. Хотелось чего-то большего. И хотя «Гала Радио» всегда было главным делом моей жизни, начал параллельно заниматься другими проектами.

— Помнится, на телеканале «ТЕТ» вы вели программу «Дивись».

— Да, еще выпустил курс английского языка. Но опять-таки основной работой считал «Гала Радио». Без меня там не принимали ни единого глобального решения. Вскоре совладелец вызвал для серьезной беседы: «Паша, а не пришло ли время тебе выше двигаться?». С этого все и началось.

— Вы строгий начальник? Можете спокойно уволить человека, если тот капитально проштрафился?

— Конечно. Люди часто занимают не свое место. Ты как руководитель даешь им один шанс, второй, третий. И все равно рано или поздно приходится ставить точку: «Старик, не обижайся, но будет лучше, если мы поможем найти тебе другое место. С тобой явно что-то не то происходит — либо сам не хочешь работать, либо не получается». Это нормальная история. Есть люди, которые остаются у нас надолго, а иногда попадаются и такие, для которых это проходной этап. Но мы стараемся все вопросы решать полюбовно, расстаемся без обид.

«НАШИ СТУДИЙНЫЕ СОБАКИ ЛАЮТ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ»

— Вы действительно помогаете человеку устроиться на новое место?

— Конечно. Во-первых, пишем хорошие рекомендации, где акцентируем производственные моменты, в которых человек силен. Мы состоим в Европейской бизнес-ассоциации, Американской торговой палате, следовательно, общаемся с большим количеством деловых людей, рекомендуем им наших бывших сотрудников. На новых местах экс-сотрудники «Гала Радио», как правило, раскрываются. Одного не поощряем категорически — если человек, уйдя от нас, сразу переходит на другую радиостанцию. Во всем цивилизованном мире это запрещено законом.

Минимум полгода ты не имеешь права работать на конкурентов, поскольку чуть ли не в подарок преподносишь им свой опыт. Это противоречит бизнес-этике. Если уж они в тебе так сильно заинтересованы, значит, обязаны возместить бывшему работодателю затраты на твое обучение и тренинг. Это справедливо, поскольку мы долгое время вкладывали в человека средства, с нашей помощью он объездил весь мир, завел деловые контакты, ценные знакомства, а затем ушел с приобретенным багажом к другим. Это непорядочно.

Увы, в наших законах такие проблемы не оговорены. Тут все зависит от воспитания.

— Вернемся чуть-чуть назад. Почему вы попрощались с программой «Дивись!»?

— Просто ушел — скучно стало. Хотя я продолжал помогать коллегам советами, контактами. Со всеми ребятами сохранились замечательные отношения.

— Не сочтите за подхалимаж, но если сравнивать ваше ведение больших концертных телепрограмм и, скажем, Александра Цекало, выступающего в проекте «Хорошие песни» на «1+1», он вам заметно проигрывает. Как вы относитесь к пошлости, безвкусице, примитиву?

— Мне все это тоже не нравится, но, как говорится, «на вкус и цвет».... Тем не менее я считаю Сашу Цекало одним из лучших, успешных людей в шоу-бизнесе. Не думаю, что кто-то специально загоняет его в дурацкие рамки. Судя по всему, Цекало сам выбирает подобный стиль, ведь он давно может позволить себе все, что считает нужным. Наверное, ему нравится именно так вести мероприятия или он в чем-то исчерпался.

— Как относитесь к корпоративным вечеринкам?

— Сегодня вести их не соглашаюсь категорически — времени нет. К тому же должность обязывает держать марку. Ни разу в жизни не выступал тамадой на крутых свадьбах, днях рождения, хотя на таких тусовках платят очень хорошо. Вот Дима Оскин и Илья Ноябрев великолепно справляются с подобными задачами, а я хоть тресни — не могу через себя переступить.

Один раз выступил в роли гостя-ведущего на торжестве у близких друзей, но лишь потому, что половина приглашенных были иностранцы и праздничный вечер необходимо было провести на двух языках.

— У вас с женой красивая свадьба была?

— Роскошная. Откопали в Конче-Заспе романтическое место — ресторан, расположенный в живописном уголке. Гости отправились туда на автобусах, а мы с Аней и свидетелями — на катере. Сегодня у нас уже подрастает дочка — Софийке скоро три года.

— Правда, что вы не просто не любите рассказывать о своей семейной жизни — даже фотографии жены и дочки никому не показываете?

— Правда. Не хочу, чтобы Софийку с детства окружали камеры, диктофоны, вспышки... Глазом не моргнешь, как чадо привыкнет к повышенному вниманию.

— На «Гала Радио» живут три огромных бобтейла. Откуда они взялись и как вы с ними управляетесь?

— Наш американский босс Джон, который обожает собак, привез из Америки псину по имени Гала. Огромная, неповоротливая, весом 120 килограммов, она стала всеобщей любимицей. Когда Галы не стало, девочки плакали неделю. Тогда Джон подарил нам двух бобтейлов — Тузика и Грэя. Через год у них родилась Бандитка. Никаких проблем нам они не доставляют. Псинами в основном занимаются девочки-секретари. Собачки не только не мешают, они — полноправные члены нашего коллектива.

— Не бывает, как у Сергея Довлатова, что они заходят в студию и лают во время прямого эфира?

— Бывает, причем регулярно. Но постоянные слушатели отлично знакомы с повадками наших лохматых ди-джеев, поэтому, насладившись их лаем и рычанием, звонят в студию, передают им приветы, рассказывают про своих питомцев. Присутствие лохматых да хвостатых «коллег» создает уютную домашнюю атмосферу. Ну погавкали они в эфире, и что? Тем более нормальный ведущий с юмором обыграет непредвиденное включение, а значит, народ повеселит. Еще собаки требуют повышенного внимания, а значит, учат нас организованности...

— Обычно собака выбирает в семье одного хозяина, а у вас народу много.

— И у них есть свои любимчики, а как же! Кстати, одна из наших бобтейлов уже бабушка. Когда она была ребенком, то участвовала со мной в пятикилометровом «Пробеге под каштанами», который ежегодно проводится в День Киева. Бежала псина, бежала, а потом то ли устала, то ли испугалась, но остановилась как вкопанная. И ни с места! Ну что с ней делать? Пришлось последний километр все эти немалые килограммы на себе волочить.

— Так вам к экстриму не привыкать, если каждое утро по кладбищам бегаете.

— Замечу: не каждое. Чередую пробежки с тренажерами, большим теннисом. Спорт — отличная разминка не только для тела, но и для мозга. А то сидишь, как прилепленный, у компьютера — так и уснуть, и отупеть недолго.

— Похоже, вы ярый поклонник здорового образа жизни.

— Не курю, пью очень мало, и только изысканные напитки — роскошный виски, коньяк многолетней выдержки. А вот в еде не поддаюсь моде. Суши не люблю — невкусно. На моем столе все предельно просто — куриная грудка, салатики, картошечка с огурчиком. Чем не райское наслаждение?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось