В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 25 Августа, 2010 21:00
Помните, у барона Мюнхгаузена был слуга, способный услышать звук, возникший на огромном расстоянии от него? Вообще, в природе научно фиксируются так называемые пороги восприятия, которые у всех разные.
Виталий КОРОТИЧ
Помните, у барона Мюнхгаузена был слуга, способный услышать звук, возникший на огромном расстоянии от него? Вообще, в природе научно фиксируются так называемые пороги восприятия, которые у всех разные. Раньше на подводных лодках служили так называемые "слухачи", люди с обостренным слухом, предупреждавшие о приближении вражеских кораблей.

Дрессировщики пользуются свистками, которые слышны для подопечных зверей, но люди этого свиста не воспринимают. Некоторые ученые считают, что дельфины перекликаются, даже разговаривают на таких звуковых уровнях, которые нам недоступны. Есть люди с особым отношением к огню. Они умеют ходить по раскаленным углям, не получая ожогов (болгарские "нестинарки", например).

Мне всегда были интересны природные феномены и то, какое место в обществе они занимают. Пороги чувствительности важны не только для людей, шагающих по непотушенному костру. Во все времена очень интересно наблюдать за государственными деятелями и за тем, какие пороги восприятия они определяют для себя и для своего народа.

Недавно я прочел авторитетную статистику, согласно которой Украина по антикоррумпированности занимает 104 место в мире - на 100 с лишним мест отстав от Новой Зеландии, но на 23 места опередив Россию и на 46 - знойный Туркменистан. В общем, все познается в сравнении. И отношение к коррупции, и восприятие ее примет.

Народный депутат Юрий Кармазин утверждает, что не раз обращал внимание бывшего Президента Украины на те шестисотые "мерседесы", в которых областные прокуроры и председатели судов, не отягощенные избыточными зарплатами, приезжают на совещания. Ну и что? Немало таких же или близких по цене автомобилей имеют номерные знаки с "ВР" или "КМ", но никто не спрашивает, где депутаты и члены правительства заработали эти деньги.

В авторитетном киевском журнале я прочел, что пост районного начальника милиции может обойтись соискателю в сумму от 150 до 250 тысяч долларов - примерно как престижный автомобиль. Ну и что? Пишут даже, что депутатское место в Верховной Раде, гарантированное партийными списками, стоит от двух до восьми миллионов долларов. Ну и что? Привожу информацию, оглашенную в общедоступной прессе, ставшую известной всему миру, и не могу подтвердить или опровергнуть ее. Могу лишь сказать, что знаю немало авторитетных западных фирм, которые не спешат нести к нам свои капиталы именно ввиду коррупции, о которой мы тараторим не умолкая. Несколько миллионов долларов, сочувственно выделенных Киеву Соединенными Штатами на борьбу со взятками, разошлись мгновенно и без следа. На взятки? Есть даже шутка: "Кому бы дать взятку, чтобы решить мой вопрос без взяток?"...

Возвращаюсь к тезису о порогах чувствительности, с которого начал. Правовая чувствительность - это, кроме всего, проблема сотрудничества властей в стране. Если поименно указывают на тех, кто незаконно набивал карманы, эти люди должны быть строго наказаны.

Но если сообщения о поборах были дезинформацией и клеветой, должен ответить человек или издание, которые распространяют эти сведения. Все очень просто и ответственно. Надо действовать, а не уподобляться трем обезьянам, одна из которых ничего не слышит, другая - ничего не видит, а третья - ничего никому не скажет. Раз уж мы говорим о коррупции, то давайте понемногу очищать жизнь. Шаг за шагом взберемся в первую сотню стран, воюющих со взяточниками, а затем, может, и в двадцатку. Сразу перед Эстонией...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось