В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Тина КАНДЕЛАКИ: «Мужики штабелями передо мной падают, но не всегда те, на кого хочется упасть самой»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 2 Октября, 2008 21:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН
(Окончание. Начало в №38)



«ОДНА СВЕТСКАЯ ЛЬВИЦА ВОСКЛИКНУЛА: «ЧЕРТ ПОДЕРИ, ТАМ ЖЕ ДОЛЖНА БЫЛА БЫТЬ Я!»

— Два года назад самым главным обсуждаемым событием в России и сопредельных независимых странах была авария в славном городе Ницца, в которой пострадали ехавшие в одном автомобиле Тина Канделаки и Сулейман Керимов. Для читателей, которые не знают, кто такой Сулейман Керимов, потому что в Украине он пока не так знаменит, уточню...

— ...ты что, думаешь, есть еще те, кто его не знают?

— Видимо, да, так вот, Сулейман Керимов — самый богатый депутат Госдумы России...

— ...наш Ринат Ахметов, чтобы все понимали, — будем говорить на человеческом языке...

— ...человек, за которым, как утверждают, семь миллиардов долларов (никто, правда, деньги его не считал, да это и невозможно). И вдруг такая громкая история — об этом даже ленивый неоднократно писал. Что же было на самом деле?

— Вообще, это очень смешно: слухи дали сразу несколько ответвлений... Начну с первого... Мне, помню, рассказывали, что в разгар всей этой истерии одна светская львица громко воскликнула в соответствующей компании: «Черт подери, там же должна была быть я!».

— Ну а поскольку светская львица у вас одна...

— Нет, их несколько.

— Я, честно говоря, подумал о Ксении — неужели ошибся?

— Могу назвать три варианта: Ксения, Ульяна и Жанна. Выбирай, какой из них правильный.

— Ульяна и Жанна? Немножко не то, мелковато...

— Ну почему же? Ты просто от московской жизни немножко отстал — у нас много новых людей. Ксюшу я, правда, очень люблю, мы с ней в хороших отношениях...

— Так это была Жанна?

— Нет, не Жанна. Ты имеешь в виду, кто был в машине или кто воскликнул?

— Второе, конечно...

— С Жанной я в еще более хороших отношениях, мало того, ты не поверишь, но и Ульяна тоже очень милая. Нет, скажу тебе так... (Пауза). Как бы сформулировать поточнее... Я просто не ожидала, что эта история получит такой резонанс, потому что огромное количество наших с тобой знакомых и людей, совершенно нам незнакомых, попадают в аварии.

Людям просто очень хочется верить, что, если в машине едут Сулейман Керимов и красивая телеведущая, за этим обязательно должно что-то стоять. Опять-таки не буду называть имен, но ни для кого не секрет, что многие мои коллеги (не знаю, как ты) занимаются так называемым частным корпоративом.

«ЛЮДЯМ ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО ЕСЛИ В МАШИНЕ ЕДУТ МИЛЛИАРДЕР И КРАСИВАЯ ТЕЛЕВЕДУЩАЯ, ЗА ЭТИМ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНО ЧТО-ТО СТОЯТЬ»

— Хорошо хоть, не частным извозом...

— Возможно, некоторые когда-то и этим не брезговали, хотя я, честно тебе скажу, такими вещами не баловалась — очень плохо вожу. В моем лице частный извозчик был бы опасен вдвойне, другое дело — дни рождения и всяческие семейные торжества, которые мы за большие деньги ведем у состоятельных людей.

Неужели, если б там случилось какое-то ЧП, всех этих мужчин пришлось бы записать в мои любовники?

Дим, я не считаю нужным подробно рассказывать о том, что произошло в Ницце. Понимаю, что всех волнуют детали, но почему я должна идти на поводу у журналистов, которые пишут об этом, зарабатывая свои три копейки?

— Бывает, четыре...


Тина Канделаки и Ксения Собчак. Этот страстный поцелуй двух светских львиц российский бомонд обсуждал не меньше, чем автокатастрофу в Ницце



— Не важно — в любом случае деньгами на мне разжилось много людей, и в какой-то момент я подумала: почему бы самой не заработать, если всем это так интересно? Сейчас много говорят о том, что скоро у меня выйдет автобиографическая книга. Нет, она будет полностью посвящена занятиям спортом, уходу за собой, за лицом, телом и всем остальным. Правда, не исключаю, что через какое-то время, когда эта история перестанет волновать всех членов семей и с той, и с другой стороны...

— ...а волнует?

— Ну как может не волновать детей? Сам подумай: кто-то придумал какие-то вещи, ни на йоту не соответствующие действительности, а в результате дети приходили домой с круглыми глазами и говорили мне: «Мама, тетя сказала, что папа больше с тобой не живет, — он сегодня придет домой?». Потом так оглядывались (а муж рядом) и переходили на шепот: «Мама, а что с тобой? Ты в порядке?». Приходилось их успокаивать: «Дети, вы же меня видите — я на работу хожу, все нормально»...

Журналисты, среди которых были и очень именитые, и такие, которые считают, будто что-то в этом мире значат, совместными усилиями добились того, что я перевела Меланию в другую школу. Вот ответ на твой вопрос — пожалуйста, поэтому я обращаюсь к пишущей братии: «Когда кому-то перемываете кости, отдавайте себе отчет, что это может повлиять на людей, никакого отношения к нашей профессии не имеющих».

Мне очень жаль, что Сулейман Абусаидович оказался в эту историю вовлечен. Там же все абсолютно переврано, никто факты, перед тем как их обнародовать, не проверял, ни в чем не разбирался — навалились вдруг оголтело...

— Хорошо, а в чем суть-то? Вы ехали в машине по Ницце...

— Дело даже не в том, кто куда ехал и что делал, — есть просто люди, которые здесь задействованы. Сулейман Абусаидович, если захочет дать тебе интервью, может сам все прокомментировать, а я не считаю нужным все разбирать, потому что об этом уже столько писали!..

Если когда-нибудь и решу объясниться, издам книгу и на ней заработаю. Поверь, ее будет читать не только Россия, но и Украина, и Грузия, и все СНГ — боюсь, за границей тоже этот бестселлер купят. Все полученные деньги обещаю потратить на благотворительность, но сейчас устраивать душевный стриптиз не хочу. Возможно, через год, два, через лет 10... Поверь мне как журналист, от этого история хуже не станет...

— Заинтриговала...

— Вообще-то жизнь у меня, как и у любого публичного человека, интересная. Постоянно летаю, встречаю огромное количество потрясающих людей, по-разному с ними пересекаюсь, но я, наверное, многих разочарую, если скажу, что любовные коллизии и баталии, которые приписывают известным персонам, чаще всего начинаются там, где заканчивается работа. Когда человек занят, как занята я, даже если ему очень каких-то приключений захочется, на это просто технически нет времени.


«Любой человек моей профессии ценит уединение, но и поболтать я люблю»

— А по-моему, одно другому совсем не мешает...

— Еще как мешает! Вот посмотри: в Киеве живут мои ближайшие друзья, у них компания, они весело проводят время, но все прекрасно знают, что в 22.00 я встаю и ухожу. Не говоря уже о том, что не пью, не курю...

— ...и даже не ем...

— Ты это видел своими глазами. Одно время меня даже раздражало, что никто в это не верил, но... Месяца три назад мы с тобой и Стасом Садальским ужинали в ресторане. Я уже не маленькая девочка, чтобы стесняться кушать: Андрей, что я ела?

— Да ничего — чай пила...

— Ой, я тебя уже именем мужа назвала. Дожила! Сижу с тобой, а думаю о нем.

— Это лучше, чем если бы, сидя с ним, думала обо мне...

(Смеется). Пила чай, понимаешь? Я мало ем, на диете все время, у меня свой рацион определенный. Я веду очень странную и необычную для среднестатистического гражданина жизнь, но это залог успехов, которые у меня есть и которые, я надеюсь, еще будут. Это не то чтобы тяжело, но любое достижение дается только за счет лишений, не бывает больших побед без самоограничений, причем очень серьезных.

Опять-таки кому-то мои слова покажутся, может, смешными, но мне не нужны ни олигархи, ни другие мужчины — вообще никто, потому что могу зайти в любой магазин и позволить себе купить его полностью. (Имею в виду то, что женщины любят). Обычно очень забавно наблюдать за красотками, которые, вооружившись книгой Оксаны Робски и Ксюши Собчак «Zамуж за миллионера», наконец-то нашли себе олигарха (хотя, в принципе, искать уже некого — все давным-давно заняты). Ну, допустим, все же схватила жар-птицу за хвост, и что? Как они сразу меняются — другой гардероб, украшения... Понятно: забор красится — я это так называю. Мне этот забор красить не надо, потому что...

— ...уже покрашен?

— Нет — он красится ежедневно. Я слишком много работаю, чтобы отказывать себе в удовольствии приобрести все, что хочу, и даже мужчина для этого мне не нужен. Мы иногда с Андреем заходим куда-то, он говорит: «Давай я тебе куплю», а я отвечаю: «Зачем? Ты в этом не разбираешься, можешь еще перепутать. Необходимое я возьму и сама — у меня для этого все есть».

«УСЕЛАСЬ НА КОЛЕНИ СТИЛИСТУ, И ЕГО НЕМЕДЛЕННО ЗАПИСАЛИ В МОИ ЛЮБОВНИКИ»

— Слушаю тебя сейчас и не завидую твоему мужу. Честно говорю...

— Но почему?

— Достаточно снова вспомнить аварию в Ницце, после которой пресса изрядно обоих вас потрепала. Представляю, как он переживал, — ведь переживал?

— Нет, нет и еще раз нет — просто ту историю страшно раздули. Я лучше тебе о другой расскажу. У меня есть ближайший друг Денис Бологов, бывший креативный директор салона красоты «Toni&Guy», — сейчас он работает со мной. Кстати, Денис постоянно занимается не только моим стилем, но и стилем группы «Тату», телеведущей Авроры и многих других известных женщин. Недавно вместе с ним прихожу на показ компании «Hugo Boss». Там уже Ева Грин, братья Кличко, московский бомонд... Меня, разумеется, в центре усаживают, а для него, говорят, на первой линии места нет.

Слушайте, какая мне разница? Я привела человека и за него в ответе — представляете, каково мне будет на первой линии без него? Хочу сидеть только с ним, а они снова заладили: «Мест нет — там братья Кличко». Тогда я сказала: «Значит, он будет сидеть на моем месте, а я у него на коленях». (На западных показах это можно сплошь и рядом увидеть). У меня причем не было даже мысли, что я вот такая хитрая и верчу всеми как угодно: другие мечтают сделать себе на этом пиар, а у меня все само собой получается...

— Уселась таки ему на колени?


«Мне не нужны ни олигархи, ни другие мужчины, потому что могу зайти в магазин и купить его полностью»



— Да, и все немедленно записали Дениса в мои любовники. Дальше — еще смешнее. Приходит недавно корреспондент глянцевого журнала, в котором было опубликовано большое со мной интервью. Мы даже впервые всей семьей там снялись, чтобы ответить на какие-то вопросы, развеять сомнения (пошли на это, чтобы хотя бы детей в школе не трогали). Вдруг, посмотрев на меня этак оценивающе, этот журналист произнес: «Тина, а вы не производите впечатления замужней женщины». Я удивилась: «Почему?». — «Вот не производите, и все». Дело было в кафе... Начинаем интерактивно опрашивать людей вокруг, произвожу я на них впечатление замужней женщины или нет, и тут по ступенькам спускается мой муж (клиника Андрея Кондрахина расположена в том же здании, двумя этажами выше.Авт.). Мой собеседник, слегка поперхнувшись, выкладывает козырный вопрос: «Как же вы, замужняя женщина, могли сесть постороннему мужчине на колени?» — и в этот момент видит, что за моим мужем идет Денис Бологов, который дружит также с Андреем...

— Живем мы так!

— Нет, я просто смирилась с тем, что, наверное, изменилась. Я ведь всегда была очень импульсивной и коммуникабельной, обожаю компании, очень люблю проводить время с друзьями. Ты взрослый человек, но тебе же не 100 лет, да, Дима? Ты хорошо помнишь свои студенческие годы, да и сам еще далеко не стар.

— Суперстар!

— Ну да, скорее даже мегастар, тем не менее в компании тебя кто-то может обнять, с кем-то из старинных друзей ты можешь встретиться... По-разному бывает, но из этого вовсе не следует, что между двумя людьми происходит то, чего ждет публика. К сожалению, ко мне приковано очень пристальное внимание.

— Хорошо — значит, популярна...

— Я по-другому скажу. Если это приносит деньги, то да, а если просто внимание — зачем оно нужно? Я же не любитель реалити-шоу, иначе бы пошла в детстве в программу «За стеклом» и росла бы там у всех на глазах. Теперь, когда куда-нибудь прихожу, чопорно сажусь и осматриваюсь: никого рядом нет? Если кого-нибудь обнаружу, прошу: «Подвиньтесь, отойдите, рядом два места освободите, — и потом поворачиваюсь к остальным: — Здравствуйте, вас приветствует Тина Канделаки. Видите, я одна».

«Я, НАВЕРНОЕ, БУДУ ДУРОЧКОЙ, ЕСЛИ НАЧНУ ИСПОВЕДОВАТЬСЯ: БЫЛ У МЕНЯ БЫТОВОЙ СЕКС ИЛИ НЕТ»

— Продолжу о муже... В многочисленных интервью ему постоянно задают вопросы: «Что вы думаете о чересчур раскованном поведении вашей жены?». Это правда, что однажды он сказал (цитирую по памяти): «Бытовой секс — не измена»?

— Безусловно, ответил Андрей как мужчина, но я, наверное, буду, по меньшей мере дурочкой, если начну тебе сейчас исповедоваться: был у меня бытовой секс или нет. Скажешь «да!» — выйдет смешно, «нет!» — тоже смешно. Я подойду с другой стороны. У вас, у мужчин, есть понятие бытового секса, и мы, к сожалению, вынуждены с этим мириться. У женщин такие вещи исключены (умничаю две секунды — потом буду говорить на человеческом языке). Я очень люблю тетралогию Джона Апдайка про Кролика — скажи, гениальная вещь?!

Все, связанное с Кроликом, происходило на основе того, что для мужчины секс — вещь бытовая, а для его жены Дженис это было в корне иначе. Сейчас мы не совсем правильно поступаем, потому что не все читатели знают, о чем говорим, тем не менее там очень четко показана разница в психологии полов. Для мужчины все может начаться и закончиться в течение пяти минут, пока он не испытал оргазм, а для женщины — никогда, если она только не специфическая: ну, скажем, не нимфоманка. Или если у нее под воздействием какого-то психотропного оружия не возникли сдвиги в голове, временное помутнение рассудка... Если же она в здравом уме и твердой памяти (повторяю с полной ответственностью, как особа, которая не всегда была замужней), такого, как правило, не бывает.

...Женщина всегда надеется. Просто мы вам об этом не говорим и вида не подаем, но если вы с нами что-то имели, то через пять минут уже торопливо одеваетесь и бежите по своим делам, а мы сидим, пригорюнившись, и ждем: а может, позвонит? И когда вы не звоните, мы с каждым разом все больше и больше черствеем и понимаем: такая она — жизнь... В мужском мире нам приходится существовать по вашим правилам, но женщины не такие. Это под вашим влиянием мы вынуждены казаться более толстокожими.

— Поумничала, Тина, — и хватит. Ответь лучше: муж ревнует?

— Я не могу сказать, что с его стороны ревновать глупо, потому что нет повода, — мне это сейчас невыгодно. Конечно, конечно! Я еще многим мужчинам испорчу настроение, но начну сегодня с тебя. У тебя есть жена, и я, заметь, ее знаю.


Сознательно Тина обнажаться не любит, а бессознательно — сколько угодно...

— Я заметил...

— Ты напрягся — шучу! Андрей слишком хорошо меня изучил, он в курсе, что я — если быть точной и, насколько это возможно, откровенной — очень любопытна и жадна в плане эмоций, неугомонна в познании себя, мира и окружающей природы. Это и мешает, и помогает, но у меня большие амбиции, я очень многого хочу в жизни добиться — гораздо большего, чем добилась. Если бы у меня не было цели, все, что пишут и говорят, что обо мне люди думают, было бы правдой.

— Последний раз спрашиваю: муж не ревнует?

— Он понимает, что я, как локомотив, иду к цели, которую перед собой поставила. Ты видел Андрея? Совсем бесчувственный!..

Понимаешь, ревновать бессмысленно. Моя профессия требует, чтобы товар, так сказать, был лицом, и если я плохо одета, если выгляжу несексуально, грош мне цена. Вообще, любая реклама, если кто в этом разбирается, основана на том, чтобы в потребителе вызвать желание. Намерение купить — это уже следующий шаг, поэтому мои действия, как и у любой публичной женщины, основаны на первом и главном правиле — вызвать желание. Андрей, слава Богу, со мной с детства, и он это понимает.

— В разгар истории с Керимовым появились публикации о том, что Тина Канделаки ждет якобы третьего ребенка...

— Забудь ты уже про Керимова — думай о новых членах списка «Форбса»: он же все время пополняется. Этим летом я прилетела в Киев и увидела свежий номер одной из газет... Очень смешно: они публикуют фотографию, где у меня абсолютно плоский живот, и дают подпись, что я уже на достаточно приличном сроке и жду ребенка.

— Это все ерунда?

— Ты опять как доктор меня спрашиваешь?

— Скорее, как врач-психотерапевт...

— Предусмотрительно отмежевался от другой медицинской специализации? Ладно, заявляю во всеуслышание: я не беременна!

«Я ОБЫЧНАЯ САМКА, И ДЕТИ У МЕНЯ НА ПЕРВОМ ПЛАНЕ. ПЛЕВАТЬ МНЕ НА ВСЕХ БРЮСОВ УИЛЛИСОВ!»

— Цитата из Тины Канделаки... Часто, кстати, тебя цитировали?

— Ты знаешь, не жалуюсь...

— Итак: «Я не люблю сильно волосатых мужчин — наверное, это какой-то детский комплекс. Брюнетов с некоторых пор люблю меньше, потому что их хватало в моей грузинской юности. Не могу сказать, что до замужества я сидела у окна и мечтала, что если уж полюблю, то исключительно принца, который приедет на белом коне, а конь будет волочить за собой мешок с деньгами. Мечтала о человеке, у которого будет чувство юмора и который не будет ортодоксальным идиотом, хотя если бы к широкоплечему красавцу-блондину прилагался бы еще мешок с деньгами, вообще было бы супер. С другой стороны, если эти деньги в контексте — он урод, помешанный на работе, то это не для меня. Мой смысл жизни — удовольствия, гедонизм в хорошем смысле этого слова. Богатый, красивый, интересный, неожиданный, сексуальный — такой мужчина мне просто подходит». Цитата номер два: «Мужики штабелями передо мной падают, но не всегда те, на которых хочется упасть самой»...

(Смеется). Это из моего раннего.

— Так какие падают мужики?

— Я почему-то знаю, что ты волосатый. Почему, откуда? — но вот вспомнила. У тебя, правда, на теле густая растительность?

— Умеешь переводить стрелки...


С супругом — бизнесменом Андреем Кондрахиным Тина вместе уже 10 лет



— Зачем ты меня томишь? Признайся, ты же волосатый?

— Немножко есть, но немножко...

— Странно, откуда я это знаю?

— Может, кто-то сказал?

(Смеется). Заметь, не жена! Так что ты про штабеля спрашивал?

— Я, скорее, про мужиков, которые ими падают...

— В основном это те, кто умеет оценить в женщине чувство юмора.

— А кто конкретно? Фамилии я сегодня услышу?

— А-а-а, в смысле, кто на меня упал?

— Или хотел упасть...

— Ты не поверишь: иду иной раз, и вдруг кто-то рядом споткнулся. Разумеется, я поддерживаю его, говорю: «Ну что же вы, аккуратнее, осторожнее»... Все ты пытаешься что-то выведать... Знаешь, иногда оказываешься в компании с очень, очень приличными людьми, которых, казалось бы, чем-то удивить сложно. Я же не пью, а они после одной-двух рюмок смотрят мне прямо в глаза и спрашивают: «Скажи честно, с Брюсом у тебя что-нибудь было?».

— Это мой следующий вопрос, потому что я видел твою программу с Брюсом Уиллисом, где вы друг другу отчаянно строили глазки. Уверен: чем-то это наверняка закончилось...

— Я сейчас какое-то время снималась на Западе и убедилась, что очень нравлюсь их мужчинам. С одной стороны, их влечет наша экзотика, кажется, что здесь есть что-то такое, аутентичное, к чему обязательно надо прикоснуться, а с другой — они видят во мне абсолютно европейский, даже более мощный, драйв и улыбчивость — это всегда привлекает. Пока я там была, за мной кругами ходил режиссер, который снимал Миллу Йовович, — друг Дэниела Крейга... Милейший английский дядя, чье имя вряд ли известно нашей публике, но...

— ...ты от Уиллиса куда-то ушла...

— Возвращаюсь к звезде Голливуда, но сначала пример — просто хочу, чтобы тебе было понятно. Помнишь знаменитую историю с лучшей ведущей, я считаю, всех времен и народов Татьяной Веденеевой — с тетей Таней? С супругом, в которого была влюблена без памяти, она отдыхала в Лондоне, и он ее попросил: «Оставайся!». Веденеева позвонила на канал и сказала: «Я задержусь». Ей велели: «Назад!», она ответила: «Я не могу... Я задерживаюсь». Ей объявили: «Выбирайте — или возвращаетесь, или будет уволены»... Я сейчас не дословно, а приблизительно эту историю излагаю.

— Она осталась?

— Да, и потеряла работу, так вот, я бы так, наверное, не смогла...

Благодаря работе — об этом не все знают — я встречалась с Люком Бессоном, делала с ним большое интервью для радиостанции «Эхо Москвы», и если другие журналисты с ним говорили по пять минут, то у меня интервью длилось час, и Бессон лично меня провожал.

Да, я произвожу впечатление на определенных мужчин! Дальше по идее идут ужин, общение, какие-то тусовки, но проблема вся в том, что для закрепления чисто человеческих отношений надо пожертвовать своим личным временем, пренебречь какими-то делами, а я... А я, Дима, обычная самка — у меня есть дети, и с головой в этом смысле все в порядке. Извините меня, мужчины: и те, которые когда-то меня знали, и те, которые, возможно, узнают, и мой любимый муж, — но дети у меня на первом плане. Плевать мне на всех Брюсов Уиллисов!

Кстати, все тарахтели: Брюс Уиллис, Брюс Уиллис, и никто не обратил внимания на человека, который сидел рядом с ним. Только люди знающие, профессионалы поняли, что это был Джеффри Каценберг, который напополам со Стивеном Спилбергом владеет студией «DreamWorks». Это фактически Карабас-Барабас, который таких, как Брюс Уиллис, может пачками делать, лицо гораздо более важное и влиятельное — один из крутейших людей Голливуда. Мы подружились, поскольку во время пребывания Уиллиса проводили вместе какое-то время и постоянно болтали — c Джеффри даже гораздо больше, чем с его протеже.

Через какое-то время я вела частную корпоративную вечеринку компании «Hewlett Packard», которая причастна к производству анимации, и мне рассказали, что в Лос-Анджелесе была какая-то конференция, и вдруг Каценберг сказал: «Да, этой девочке из Москвы, Тине Канделаки, бо-о-ольшой привет!». К чему я веду? Иностранцы как раз, особенно когда видят, как ты работаешь, очень теплые. Они предлагают сотрудничать, что-то сообща создавать, но для этого же надо летать туда и продолжать завязавшиеся отношения — как рабочие, так и частные.

«ЕСЛИ БЫ ПОНАДОБИЛОСЬ СОБЛАЗНИТЬ БРЮСА УИЛЛИСА, НЕ НАДО К ГАДАЛКЕ ХОДИТЬ — ДОСТАТОЧНО ПРИВЕСТИ МЕНЯ»

— Тина, я о другом — о том, что, как бы ты ни любила детей и мужа, все равно перед тобою Брюс Уиллис. Это может быть один раз в жизни — неужели не хотелось попробовать?

— Нет, Дима, и потому, наверное, такие, как Уиллис, и обращают на меня внимание, что мне все равно. Хочешь — верь, хочешь — нет! Потом у меня было много интервью с голливудскими звездами, а что касается Уиллиса...

Там же преамбула была гениальная. Его буквально боготворила моя подруга и партнер, близкий мне человек, совладелица крупнейшей российской компании «MB-group» Наташа Билан. (Вместе с Марго Кржижевской они производили «Детали», «Форт Баярд», «Серебряный шар» Вульфа). Над Наташей — она эрудит, интеллектуал до кончиков ногтей, человек, который переводил Дзефирелли (понятно, что французский-итальянский в совершенстве), — мы все время смеялись, у нас даже шутка была, что Наташа Билан любит дальнобойщиков и Брюса Уиллиса. Короче, в один прекрасный день мне звонят и спрашивают: «Не хотели бы вы снять Брюса Уиллиса?». Я говорю: «Да, в принципе, да...

— ...и дальнобойщиков тоже...

— ...и дальнобойщиков тоже, если можно, штук пять привезите». Честно говоря, я подумала, что это программа «Розыгрыш». Вступаем с этими людьми в переговоры, они приезжают, мы обсуждаем детали, как будем снимать, но все время держим в уме, что это розыгрыш. Дальше — больше!


Детей Тина рожала одного за другим. Благо есть кому помогать — дочерью Меланией и сыном Леонтием занимается свекровь

На премьере «Over the hatch» (по-русски фильм назывался «Лесная братва») стоим в киноконцертном зале «Пушкинский», и нам говорят: «Сейчас привезут Брюса Уиллиса». Вокруг колышется большая толпа, и все равно я говорю: «Наташа, этого быть не может — не того уровня премьера, чтобы он приехал». Тут перед красной дорожкой останавливается машина, фанаты выдыхают: «О-о-ох!», и Наташа смеется: «Это уже мания величия, если ты думаешь, что ради тебя программа «Розыгрыш» арендовала всю Пушкинскую площадь, огромный зал, красную дорожку и такое количество журналистов. Ты, видно, рехнулась!». В этот момент появился Брюс Уиллис...

Если говорить о каких-то нюансах... Ты ведь, как и он, тоже по гороскопу Рыба? Или я ошибаюсь?

— Весы...

— Ой, как мой муж! Рожденные под этим знаком — мерзкие люди, с вами ужасно иметь дело!

— А ты — как моя жена...

— Я твоя жена! Ты меня узнаешь?

— Ну конечно!

— Кстати, жена тебе изменяет?

— Надеюсь, что нет...

— Вот видишь, мой муж тоже надеется... Возвращаюсь к Брюсу Уиллису. Знаешь, нам в институте рассказывали про Монику Левински, так вот, когда люди, которые якобы всю эту историю затеяли, привели Биллу Клинтону стажерку, они знали, что он отреагирует. Это его типаж — Моника похожа на его маму (то есть такие вещи вполне предсказуемы). Если бы понадобилось соблазнить Брюса Уиллиса, не надо даже к гадалке ходить — достаточно привести меня.

Он, проходя мимо, сам ко мне подошел, хотя и не знал еще, кто я такая. То есть ему говорили, что познакомят с журналисткой, которая будет брать у него интервью, но в данном случае сработала интуиция. Просто, если посмотреть на всех его женщин, можно понять: ему всегда нравятся брюнетки латинского типа. Или, точнее, такой среднеевропейский тип, при определенном освещении переходящий в латинский. Здесь все было очевидно, и меня это ничуть не удивило.

— С его стороны и с твоей ничего не щелкнуло?

— Расписываться за него смешно — это из разряда: «Я готов жениться на английской королеве». — «А она-то об этом знает?». Не то чтобы не щелкнуло — у меня возник какой-то азарт. Может, дело в чувстве собственного достоинства, которое когда-то вбил в меня папа, но я отродясь не преклонялась перед звездами Голливуда.

— Строгое грузинское воспитание!..

— Возможно, и так... Кстати, когда приезжаешь на Запад, они начинают тебя рассматривать: как работаешь, как одет, как выглядишь, как держишься, как знаешь язык... Я говорю: «Слушайте, а с чего вы взяли, что русские (ну это глобально — я имею в виду россияне, славяне) пошли походом на весь мир? Они уже много лет развиваются по правильному пути, и у нас давным-давно нет медведей, о которых вам в детстве рассказывали».

— Тебе предлагали когда-нибудь сняться обнаженной?

— Неоднократно, для многих мужских изданий. Я и позировала, например, для журнала «Максим», но в таком виде, в каком девушки ходят по Киеву в 30-градусную жару. Если ты овладел азами профессии, прекрасно понимаешь, что делаешь, и четко все лишнее фильтруешь... Вот тебя развести можно?

— Видимо, да...

— Тебя? Да ладно!

— Я ж говорю: видимо. Хочется определенно сказать нет, но вдруг кому-то удастся...

— Ну, а я всегда в тендере: мол, если что, приходите! На всякий случай, чтобы не отсекать этот электорат... Повторяю, я неизменно отдаю отчет в том, что делаю и зачем, что надо сказать и как... В отличие от мальчика, сыгравшего Гарри Поттера. Этот Дэниел Рэдклифф меня просто убил, снявшись обнаженным с лошадью. Вот кого можно развести на большие деньги...

— Так и лошадь была обнажена...

— Ну, это меня не особенно волновало. Поверь, я легко смирюсь с голой кобылой, но, увидев голого Гарри Поттера, долго еще возмущалась. Это же некоторое крушение: мои дети так его любят, и у меня все время теперь паскудное ощущение от того, что его фотография висит на первом плане на сайте любителей нетрадиционной ориентации. Впрочем, опять же... Я понимаю, что там снимки и Дэвида Бэкхема размещены, и многих других, понимаю, что это часть профессии.

— Много кто там висит...

— Но ты — нет!

— Я понятно, о чем, а ты?

— Ты не про это? А я подумала, что, может, и ты там тоже.

— «Про это» все вопросы к Ханге...

— Ну вот! В общем, когда я снимаюсь, всегда говорю: «С того момента, как в моей жизни появились дети, если я что-то делаю, то в расчете на то, что они это будут видеть». Я не желаю участвовать в чем-то таком, чего не смогу показать сыну и дочери, и никогда не скажу того, что им нельзя слышать.

«МУЖ МНЕ СКАЗАЛ, ПОКАЗЫВАЯ НА ПОПУ ИНСТРУКТОРА: «КОГДА У ТЕБЯ БУДЕТ ТАКАЯ, ПОЛУЧИШЬ СПОРТИВНУЮ ФОРМУ»

— Ты где-то разоткровенничалась: «Я поправляюсь даже от вида еды»...

— Чистая правда.

— Как я понимаю, изнуряешь себя диетами?

— Когда в России вышел журнал c моими на сей счет откровениями, в интернете вспыхнула большая дискуссия по поводу наших взаимоотношений с Андреем, и особенно всех поразило то, что вскоре после первых родов муж привел меня в спортивный клуб. Мы шли следом за моим тренером, и он сказал: «Вот это задница, а то, что у тебя, дорогая, это стыд!». Я тогда не работала, денег своих не имела, поэтому попросила Андрея купить мне хорошую спортивную форму. Он показал на инструктора: «Вот когда у тебя будет такая попа, тогда и куплю».

— А какая у нее была?

— Очень хорошая, а вот мои формы оставляли желать лучшего. (Вздыхает). Мужья, Дима, бывают разные, и мне почему-то кажется, что ты такой же, как мой Андрей. Вот ты своей жене указываешь на недостатки, говоришь, что их надо подкорректировать?

— У нее нет недостатков!

(Задумчиво). Тем не менее мужчины делятся на таких, как мой муж, и тех, кто считает жену чем-то вроде теплого домашнего носка, дескать, раз она ему когда-то понравилась и родила детей, достойна снисходительного отношения. «Она мой родственник», — как мне один мужчина о своей супруге сказал. Я посоветовала: «Только ей об этом не проболтайся».

Андрей мне сразу же заявил: «Тина, если хочешь, чтобы я воспринимал тебя как женщину, так долго, насколько это возможно, я буду тебе говорить о том, что меня не удовлетворяет и мне не нравится». Он не любит полных — ему нравятся худые и стройные, чтобы все косточки прощупывались.

— И ты ничего не ешь?

— Нет, почему — просто я вегетарианка, занимаюсь сыроедением, могу сейчас, если хочешь, прочитать длиннющую лекцию по диетологии. Питаюсь правильно и мало: чтобы иметь много энергии, надо поменьше есть. Ты вот любишь покушать?

— Да нет...


«У меня словарный запас безразмерный — могу разговаривать на разных русских языках»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО



— Вот и все. Посмотри, как ты выглядишь, — у тебя глаза абсолютного маньяка.

— Маниака... Сколько раз в неделю ты занимаешься фитнесом?

— Вчера, чтобы тебе было понятно, в Киеве мы прекрасно проводили время с друзьями. Они пьянку-гулянку продолжили, а я поехала спать, зато утром, когда они еще только просыпались, я уже в отеле вовсю занималась спортом. Это такой образ жизни: без физических нагрузок не могу. К слову, о приключениях на стороне, об адюльтерах... Секс — это такая же привычка, как и спорт, абсолютно. Если я просыпаюсь и у меня мышцы гудят, сразу же вспоминаю, что не занималась два дня. Думаю: «Вот идиотка! Я же заснула в полночь — куда в восемь утра тащусь, да что же это такое?!»... Нет, тянет в зал, словно магнитом.

— Такая ответственная?

— Такая системная.

— Мне кто-то рассказывал, что, будучи хозяином стоматологической клиники, твой муж на радостях вставил тебе в зуб бриллиант. Это правда?

— Вот он (придвигается и открывает рот), смотри.

— Да, бриллиант, причем чистый, около трети карата...

— В прошлой жизни ты был ювелиром или это глубинное?

— Профессиональное. До этого подобный бриллиант в зубе я видел у Валерия Леонтьева...

— У него он был давным-давно, гораздо раньше, чем у меня.

— Потом он его снял...

— ...а я нет — мне это нравится. У нас с Андреем была такая прелюдия: только поженившись, решили обменяться бриллиантиками — у него такой же стоит.

— Оригинально...

— И вроде опять же вложение небольшое. Пусть 100 долларов, но в дом.

— Тина, а коллеги тебе завидуют?

— Если честно, мне очень повезло с тылами, поэтому злословие и шипение в свой адрес мне безразлично. Если какая-то литераторша гадости обо мне говорит, я понимаю, почему не вызываю у нее симпатии. Во-первых, она на четыре размера больше, чем я, во-вторых, у нее не такая семейная жизнь, в-третьих, она пишет в газете — не взяли на телевидение...

— ...и не то что в зубе — даже на пальце бриллианта нет...

— Наоборот, все журналисты скопили уже денег и купили, чтобы показывать остальным. Я понимаю, чем эти колкости обусловлены, но, еще раз повторю, очень четко знаю, куда хочу двигаться, и не намерена на отрицательные эмоции отвлекаться. Мы сегодня говорили о том, какие небылицы обо мне сочиняли, но даже из такого негативного круга я сумела выбраться беленькой, чистенькой и спокойно пойти дальше. Никто меня не остановил и не остановит.

— Кто для тебя в профессии ориентир?

— Познер, Парфенов, естественно, — люди, чья харизма очевидна. Очень сильно работает здесь, в Украине, Савик Шустер, можно по-разному относиться к Доренко: любить — не любить, но харизма у него мощная, это прекрасно все помнят. Интонация, голос, интеллектуальная подпитка, подкорка — супер! Это мужчины в основном, к сожалению. Из женщин Светлана Иннокентьевна Сорокина в период работы в «Вестях», Татьяна Миткова периода вильнюсских событий — сейчас гораздо меньше. Впрочем, все это старое поколение, а достойной смены ему пока нет. Сейчас крен взят на развлечения, поэтому и качество ведущих несколько иное.

— Когда ты вела «Детали», кто из героев произвел на тебя наиболее сильное впечатление?

— Я была совсем маленькой, когда старшая двоюродная сестра случайно привела на фильм Кончаловского «Любовники Марии», — он буквально меня раздавил (очень рекомендую, если не видел). Понимаешь, меня пронимают такие психотропные вещи, как Апдайк, как эта картина. Я тогда была маленькой и не понимала, почему мне физически больно ее смотреть. Потом, когда выросла, сообразила: потому что любовь — это очень больно, и когда рядом со мной, в одной студии, сидел Андрон Сергеевич Кончаловский, клянусь...

— Трепет был?

— Вот мне говорят: великий Брюс Уиллис! Ты знаешь, что 11 сентября, в день ужасной национальной катастрофы, американцы кричали: «Брюс Уиллис, где ты?!». Этот человек реально имеет в своей стране феноменальную популярность, она как бы часть стиля всех нас, но при этом лично на меня и на мою последующую жизнь — так просто совпало — колоссальное влияние оказал фильм Кончаловского, и поэтому я сидела с ним и меня трясло.

«Я СТОЛЬКО РЕЖИССЕРОВ ВИДЕЛА, НО ТРЯСЛО МЕНЯ ТОЛЬКО ОТ КОНЧАЛОВСКОГО»

— Прости, но я снова за старое. Если бы после передачи он сказал: «Тина, поехали», ты бы последовала за ним?

— Дим, но у меня же не сексуальное желание к нему было.

— Какая ты, черт возьми, правильная!

— Не правильная, а очень практичная — тебе это должно быть близко. Зачем совершать безумные поступки, если в этом нет смысла? Может, я многих мужчин разочарую...

— Странно, тебя же трясло — ну как это нет смысла?

— Понимаешь, трясло от другого — от осознания, что это создал мой собеседник. Впервые в жизни меня посетило странное желание — я хотела, чтобы он понял...

— ...что тебя трясет?

— Да, что сумел так воздействовать на человека своим искусством. Это же феноменально! Казалось бы, я теперь столько всего смотрю, столько режиссеров видела, а трясло меня только от Кончаловского.

— Россию по-прежнему всерьез занимает грузинский вопрос — он тебя как-то коснулся?

— Слава Богу, нет, но я старалась друзьям помогать. Я уже говорила: люди очень интернационально меня воспринимают, не как грузинку. Может, из-за того, что замужем я за русским, может, в силу какого-то моего образа — не знаю. Кстати, и в Украине меня считают своей, ни у кого нет отношения ко мне как к «московке». Нет — как к москальке...

Мне в этом плане повезло — я мультикультурна и по происхождению, и по всем составляющим, а все антигрузинские настроения идут, убеждена, от холопства, которое, к сожалению, встречается порой на местах. Я никогда не верила и не поверю, что указание прессинговать грузин исходило сверху. К руководству нашей страны можно по-разному относиться — кто-то его фанат, кто-то критик, но Путин очень умный человек, это все признают, а то, что творилось, было абсолютно неумно. Люди очень любят — в истории тому много примеров — проявлять дурацкую инициативу на пустом месте.


Тина Канделаки — Дмитрию Гордону: «Посмотри, как ты выглядишь! У тебя же глаза абсолютного маньяка»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

— Слышал, что ты любишь одиночество и вместе с тем в повседневной жизни такая болтливая. Как это сочетается?

— Ты не случайно пришел на встречу со мной в белом костюме — знал, как меня атаковать. Когда я выходила замуж, мы с женихом были очень бедны, поэтому на нашей свадьбе не было ни белого платья, ни белого костюма. Расписались в том, что нашлось, Стас Садальский оплатил нам обед в ресторане... Вот я и подумала: хоть кто-то наконец-то...

— Вы просто на бриллиантовые зубы сильно потратились...

— Дались тебе эти бриллианты?! Посмотри на себя — ты как жених и вызываешь у меня разноплановые эмоции... Даже не знаю, как с собой совладать.

— Хочешь, чтобы я подсказал?

— Ты пришел делать мне предложение? Почему ты в белом, объясни.

— Я всегда так...

— Серьезно? То есть всегда такой неотразимый?

— К красивым девушкам только в белом хожу...

— Интересно, а к мужикам в чем приходишь?

— К ним — в чем придется...

— И зря — мужчины сейчас стали такими капризными...

Одиночество... Естественно, любой человек моей профессии ценит уединение, но и поболтать люблю, что не раз демонстрировала в «Деталях»... Когда люди приходят на интервью и ты начинаешь задавать им какие-то неудобные вопросы, многие строят такую козью морду, и в результате мы оба оказываемся в глупой ситуации. Я же к тебе сама пришла, причем заранее список вопросов не оговаривала. На мой взгляд, не существует вопроса, на который невозможно ответить, просто есть лимит речи, ограниченный словарный запас. У меня словарный запас безразмерный, и я могу разговаривать на разных русских языках (великий русский язык — он разноплановый: простой, сложный, очень сложный и так далее), так что, о чем ты хотел, о том мы и говорили, — с удовольствием. Зачем же я буду букой сидеть?

— Как поет замечательный Буба Кикабидзе: «Вот и встретились два одиночества...». Спасибо тебе за эту беседу...

— Тебе спасибо, мой дорогой!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось