В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По горячим следам

Актер театра и кино Дмитрий СТУПКА: «После «Гвардии» Россия уже не позовет меня сниматься, потому что я Ступка, бандеровец и украинская хунта»

Владимир ВЫГЛАЗОВ 27 Мая, 2015 21:00
23 мая на телеканале «2+2» вышла первая часть украинского художественного сериала «Гвардия». По сюжету события начинаются в Киеве на Майдане и продолжаются в зоне АТО. О работе над фильмом корреспонденту интернет-издания «ГОРДОН» рассказал внук легендарного Богдана Ступки, сыгравший в картине роль студента из Одессы с позывным Дюк
Владимир ВЫГЛАЗОВ

— Дмитрий, в фильме «Гвардия» есть много боевых сцен, а вы в армии не служили. Сложно было проходить курс молодого бойца?

— У нас была подготовка, причем в кадре и на репетициях все только настоящее — бронежилеты, автоматы. Так что физически — очень тяжело. Каскадеров тоже не было, потому что на них не хватило денег, и все трюки мы выполняли сами — и под БТР ложились, и по горам бегали. Даже пробежки, где не видно лиц актеров и играть особо ничего не надо, совершали тоже мы. Это нелегкие съемки, и было очень холодно — декабрь или январь. И в такой обстановке где-то месяц.

Вообще-то, планировали снимать весной или осенью, но дождались, когда пришла зима. Потом переписывали сценарий. В начале есть эпизод, где мы должны были на лодке плыть, а зимой на ней уже негде плавать.

— Под БТР не страшно было ложиться?

— Первый раз страшно. Но потом, когда БТР проехал несколько раз и накатал полосу, стало нормально. Мы тренировались с одного кувырка попадать в эту полосу, а машина потом проезжает над тобой. Когда понимаешь, что он не задевает, то нормально.

— В программе заявлено четыре серии, но раньше говорили о 12. Когда увидим следующие?

— Продолжения, наверное, не будет. С финансами постоянно происходят какие-то проблемы. Кто конкретно финансировал картину, я не знаю, но там вроде бы деньги телеканала и компании «Президент Филм». Но как говорил мне режиссер Алексей Шапарев, приходилось постоянно на всем эко­номить. Режиссер хотел одно сделать, приходилось снимать другое. Мы снимались фактически за бесплатно.

 — Увидит ли зритель экшн, хоть немного сопоставимый с современными стандартами?

— Не знаю, я картину еще не смотрел. Сами съемки были экшном. Когда снимали погоню, так оператора крепили на капот машины и обвязывали веревками. В Украине умеют из ничего сделать конфету, так что режиссер и его съемочная группа большие молодцы. Так, как у нас снимают, на профессиональном уровне давно уже нигде не делается. Но у нас умеют выкрутиться так, что никто не заметит, как было на самом деле.

— Поступают сейчас предложения от украинских режиссеров?

— Работы сейчас нет. Россия не приглашает из-за политической ситуации. Сколько было проб до войны и в самом начале! Но мне говорили: «Дима, ты хороший артист, растешь на глазах», но потом не брали. Еще во время Майдана я должен был играть в фильме, но мне открытым текстом сказали, что «из-за политической ситуации мы не можем тебя взять».

Так что роли молодых лейтенантов для меня закрыты. И так слетело пять проектов. Только потому, что моя фамилия Ступка, я бандеровец и украинская хунта. А после   «Гвардии» уверен, что Россия меня уже не позовет сниматься. Хотя был там и совершенно неполитический проект, сериал о том, как ребята поехали на Сейшелы, там и должны были проходить съемки. Это комедия и экшн, о том, как они поехали участвовать в шоу, но их яхта потерпела крушение.

В Украине же сейчас почти ничего не снимают, а если и собираются, то еще попробуй попасть. Поэтому живу только благодаря работе в театре.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось