В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Чтобы помнили...

Вдова Михаила ПУГОВКИНА Ирина Константиновна: «Когда Михаила Ивановича спрашивали о женщинах, он всегда отвечал: «Я однолюб, хотя женат был три раза»

Татьяна ОРЕЛ. «Бульвар Гордона» 23 Июля, 2009 21:00
Ровно год назад, 25 июля, ушел из жизни король кинокомедии.
Татьяна ОРЕЛ
Есть у астрономов такая традиция: дарить планеты людям, оставившим яркий след на Земле. Хочется верить, что Михаил Пуговкин живет сейчас неподалеку от Чехова и по соседству с Есениным — на небесном теле под номером 4516, названном его именем в 1997-м. «Будете пролетать мимо, прилетайте — вместе попьем чайку», — шутил Михаил Иванович. «Актер всю жизнь ждет звонка», — признался Пуговкин в одной из своих книг. Комендант из фильма «Девчата», прораб из «Операции «Ы», Яшка-артиллерист из «Свадьбы в Малиновке», Шельменко из комедии «Шельменко-денщик», отец Федор из гайдаевского фильма «12 стульев» и обольстительный Якин, не признавший поначалу царя Иоанна Грозного, тоже он. Всего в этом списке ровно 100 ролей. Могло бы быть и больше, если бы режиссеры звонили чаще, если бы не развал СССР и затянувшаяся пауза в киноискусстве, укоротившая творческий век множеству прекрасных актеров. ...Председатель приемной комиссии в Школе-студии при МХАТе великий Иван Москвин не мог, конечно, знать, что чухломские бабы, надрывая животы от шуточек Миньки Пуговкина в сенокос, предрекали ему: «Быть тебе, Минька, артистом!». Но о том, что абитуриент Пуговкин, рассмешивший экзаменаторов басней «Кот и повар», а также растрогавший строками Пушкина, успел окончить только три класса сельской школы, был осведомлен. Москвин лично поехал в Управление высшей школы: дескать, аттестат зрелости Пуговкин-боец утерял на фронте. Святая ложь! Ложь в жизни Пуговкина встречалась разная. Приступая к съемкам «Свадьбы в Малиновке», режиссер Андрей Тутышкин сразу решил, что Яшку-артиллериста может сыграть только Пуговкин. Поручил ассистентам его найти. Они искали — почти месяц, сокрушаясь, что Пуговкина в Москве нет. Кому-то очень хотелось передать сочную, яркую роль «своему» артисту. Когда у режиссера лопнуло терпение, он сам дозвонился Пуговкину и узнал, что тот вообще не отлучался из Москвы. Хорошо, что дозвонился. А иначе бы «бац-бац — и мимо». Леонид Гайдай, столь безошибочно подбиравший актеров для своих фильмов, часто просил Пуговкина самого выбрать себе роль. Так появился на экране и зануда-прораб («пробка, подарок из Африки») и отец Федор, недавно увековеченный, кстати, в памятнике на харьковском вокзале, — с лицом, конечно же, Михаила Пуговкина. Годы творческой и человеческой дружбы с Гайдаем Михаил Иванович называл «золотой страницей» в своей биографии. Но от участия в последних гайдаевских фильмах отказывался. «Вы на меня не сердитесь, — говорил (Пуговкин и Гайдай всю жизнь были на вы), — но я уже в том возрасте, когда пора переходить в иное качество». С уходом Гайдая качественных предложений у Пуговкина стало куда меньше. «Старость — это самый трудный период, — признался актер в одном из интервью. — Пройти его красиво, с достоинством, с поднятой головой очень трудно, но надо». С достоинством он прожил все свои 85 лет, оставаясь интеллигентом и в личной жизни, и в профессии. В кинематографе это особенно непросто.

«46 лет Пуговкин не летал самолетами и вдруг рискнул»

— Ирина Константиновна, на вечере памяти Михаила Ивановича Пуговкина вы признались зрителям: «Я счастлива тем, что в моей жизни есть такой человек». Сказали это сдержанно, без дрожи в голосе, хотя год — это ничтожно мало, чтобы привыкнуть к утрате. С Михаилом Ивановичем вас связывают 18 лет. Он — король комедии, стало быть, вы — его королева?

— Представьте, я четыре года уговаривала Михаила Ивановича создать наш творческий тандем. Он сотрудничал с обществом «Знание», где получал за выступление 80 копеек, я же работала через Москонцерт, и мои вокалисты и юмористы зарабатывали в пять раз больше. Я убеждала Пуговкина, что артист его уровня и гонорары должен получать достойные.


«Житие мое!..».«Иван Васильевич меняет профессию», Карп Савельевич Якин, 1973 год



Зрители его очень любили, а в Ялте почва для артиста благодатная — в санаториях и домах отдыха народ меняется каждый месяц. Но Михаил Иванович все не соглашался — в обществе «Знание» место было намоленное. Как-то мы встретились в очередной раз, и я сказала Михаилу Ивановичу, что мой брат — народный артист России Юрий Медведев. Он удивился, почему же я раньше молчала: «Если бы знал об этом, давно бы с вами уже работал».

— Стало быть, Юрий Николаевич стал гарантом вашей профессиональной порядочности?

— Да, это были трудные годы для артистов. Их нередко обманывали, и Михаила Ивановича тоже. А с моим братом Пуговкин был знаком смолоду, их многое связывало. А вскоре он прислал телеграмму из Сочи: «Лечу к вам, встречайте. Михаил Пуговкин». Это было 10 июля 91-го, а 13 июля у него день рождения. Я открыла холодильник — что же, моему любимому артисту на базар самому идти? Оказывается, Михаил Иванович разыскал меня через Москонцерт. 46 лет не летал самолетами и вдруг рискнул.

— Быть может, это ваш брат Юрий Медведев побеспокоился?

— Нет, это просто судьба. О решении Михаила Ивановича Юрочка узнал по сарафанному радио. Он снимался тогда в Гомеле, прислал Пуговкину телеграмму: «Очень рад, что ты начал работать с Ириной». (Тяжело вздыхает). Через два дня, там же, в Гомеле, Юра умер на операционном столе — отказало сердце. Но перед смертью как бы воссоединил нас. Хотя жениться мы и не думали — у Михаила Ивановича еще свежа была рана после смерти жены — прекрасной певицы Александры Николаевны Лукьянченко, у меня подрастали четверо внуков. Собирались вместе работать и только...

— А что вашего брата связывало с Пуговкиным?

— Когда-то еще в молодости они пробовались на одну роль у Пырьева в фильме «Испытание верности». Утвердили Медведева. Могли бы врагами стать, но они подружились. Часто сидели в буфете Ермоловского театра: капусточка, 100 грамм... Если не было денег, буфетчица Катя записывала долг, который потом высчитывали из зарплаты. Юра и сам вел такую тетрадочку, где все-все помечал.


С первой женой актрисой Надеждой Лениной. От этого брака у Пуговкина есть единственная дочь Елена

— Все знали, что Михаил Иванович перебрался жить в Ялту. Но почему-то никто не удивлялся тому, что один из самых известных актеров променял столицу на провинциальный, в общем-то, курортный город...

— Михаил Иванович Ялту просто боготворил, называл это место райским уголком. 34 фильма из 100 с его участием сделаны на Ялтинской киностудии. Какую бы ни предложили роль, даже самую крошечную, он всегда ехал в Ялту с радостью. Это началось еще с 1952 года, когда Михаил Ромм снимал Пуговкина в фильме «Адмирал Ушаков», и продолжалось много лет. Душа у него морская, хоть и вырос в средней полосе России...

— Кажется, Ялта как-то очень ему идет — к его белым костюмам, в которых зритель так часто видел Пуговкина на экране...

— Михаил Иванович и в жизни одевался очень элегантно. А в том, что мы уехали из Москвы, ничего удивительного нет. Минечка к тому времени уже несколько лет не снимался, предложений не было вообще. Ровно через месяц после нашего переезда в Крым развалился Советский Союз. Что произошло потом с кинематографом, больно вспоминать.

«Ему с детства все вокруг предрекали, что будет артистом»

— В самом центре Ялты вы прожили девять лет. Толпы отдыхающих, тысячи любопытных глаз. Вам, наверное, из дома и выходить-то было в тягость?

— Почему же? Жили в пятиэтажке на Набережной — ялтинские экскурсоводы до сих пор говорят: «Это дом Пуговкина». У нас, конечно же, и знаменитые гости бывали там — Нина Павловна Гребешкова, Сережа Шакуров и много еще известных артистов. Окно единственной нашей комнаты выходило на море, и это было главным для Михаила Ивановича.

— Простите, вы сказали: «Окно единственной комнаты»?

— А что вас удивило? Да, в августе 91-го мы обменяли московскую квартиру на однокомнатную с верандой в Ялте: что называется, ЖЭК на ЖЭК. Договорились с людьми, с которыми менялись, кто что оставляет, взяли вещи, книги и поехали. Комната — 20 метров, веранда — 15, мы на ней туалет сделали, потому что система в квартире была коридорная, с общим туалетом. А больше нам и не надо. Кстати, после нашего возвращения в Москву эта квартира перешла к Вилли Токареву.

Дважды в день мы с Минечкой прогуливались к морю — мимо цирка, где я работала когда-то, по направлению к Дому актера, часто заходили на базарчик. Люди встречались разные: кто поздоровается с почтением, а кто и целоваться лезет, особенно женщины. Бывало и такое: идет старушка, как лимончик, видит известного артиста, останавливается в изумлении: «О-о-ой, какой ты ста-а-арый...». Михаил Иванович улыбнется, скажет ей вслед: «Дай Бог тебе здоровья», перекрестит и пойдет дальше. На таких поклонниц он реагировал с юмором. Он вообще людей любил, уважал своего зрителя. Заканчивая творческую встречу, выходил всегда через зал, не то что другие.


Со второй супругой Александрой Лукьянченко Михаил Иванович прожил 32 счастливых года



— И потому Леонид Гайдай говорил Михаилу Ивановичу: «Старик, ты слишком доступен»...

— А Михаил Иванович отшучивался: «Зато я не буду голодным, еще и рюмочку нальют». Кстати, сам Гайдай, а еще актер Сергей Филиппов, угрюмый такой, доступными не были никогда и рюмочку ни с кем не пропускали — ни с коллегами, ни со зрителями.

— Вам рядом с мужем скучать не приходилось?

(Улыбается). Бывает, рассердишься за что-то, а он вдруг такое выдаст, что только рассмеешься в ответ. И мама его рассказывала: бегаю с сапогом по хате — вот сейчас стукну, стукну сейчас. А Минька на печку залезет, гримасу состроит, вот у мамы руки от смеха и опускаются. Ему с детства все вокруг предрекали, что будет артистом. Благодаря веселому характеру он всегда был в центре внимания и на колхозном поле, и на деревенских свадьбах, где отплясывал «русскую барыню» и «цыганочку». Была в нем такая крестьянская юморинка.

— Не случайно Марк Бернес называл его крестьянином.

— Он вырос в глухой чухломской деревне, откуда детей возили в школу на лошадях, за несколько верст. Минечка все детство мечтал о брюках, и только в 13 лет мама сшила ему штаны, и он гордо ходил — руки в карманы.

В Москву переехали всей семьей к тетке, когда мама тяжело заболела и спасти ее могла только операция. В крошечной комнате на Трубной площади на полу спали 16 человек. Минечка приписал себе несколько лет и пошел на тормозной завод учеником электромонтера. Пока его сверстники играли «в расшибалку», он после работы, не умываясь, бегал в драмкружок при Клубе имени Каляева. Там его и заметил художественный руководитель Московского драматического театра Каверин и пригласил артистом вспомогательного состава. Вся семья была против — на заводе платили 450 рублей, а в театре — 75. И только мама, Наталья Михайловна, благословила: «Иди, раз душа просит. Правда, разве с таким лицом берут в артисты?».

«Пуговкин обратился напрямую к Сталину, и через неделю мама вернулась»

— Зато потом режиссер Рошаль говорил: «Миша, у вас не лицо, а целая кинобудка, так и передайте своей маме». Она многое значила для Михаила Ивановича?

— Он был очень хорошим сыном. Мама его не дожила всего один день до 89-летия. Болела два месяца, и все это время Михаил Иванович не отходил от нее. Два старших брата погибли на фронте, поэтому Минечка у нее один остался.

Он, между прочим, маме жизнь спас. Она работала в пирожковом цехе и пекла пирожки, которые потом продавали на улицах. Семья была большая — 13 человек женщин и детей, все мужчины — на фронте. И вот мама один пирожок не вынимала из котла и после работы, спрятав его под фартук, несла домой, где на нем варили суп.

Однажды кто-то на маму донес, ее посадили в тюрьму и увезли куда-то в Вятку. И Минечка решился обратиться напрямую к Сталину — сам потом удивляясь, откуда взялись слова. Написал, что был тяжело ранен и списан с фронта, отец воюет, два брата погибли. Что кому-то надо кормить голодных братьев и сестер, старых тетушек. Отправил письмо, а через неделю мама неожиданно вернулась. Ей так и сказали: «Вас освобождаем по письму сына».


Михаил Иванович и Ирина Константиновна со Стасом Садальским на балконе своей ялтинской квартиры

— По слухам, прежде чем согласиться на роль отца Федора, Пуговкин просил у мамы благословения?

— Это действительно так. Наталья Михайловна грамоты не знала, даже расписываться не умела, но женщиной была мудрой и очень верующей. Когда Гайдай предложил Пуговкину роль отца Федора, Михаил Иванович сказал об этом маме. Она спросила, что в фильме делает отец Федор. «За бриллиантами гоняется», — ответил Михаил Иванович. «А Бога он не касается?». — «Нет». — «Ну, тогда, — сказала мама, — играй спокойно. Боженька простит».

— Жить с талантливым человеком, наверное, нелегко. Вам было комфортно вместе?

— Мне была отпущена такая миссия — я считаю, что это миссия... Михаил Иванович не был приспособлен к бытовой жизни, не знал, что такое молоток, как заменить мебель. Он был талантлив в своем деле. До последних минут оттачивал актерское мастерство, хоть и редко уже снимался. Это ведь зависело не от него — от того, что лопнула страна, что не стало Гайдая, который был очень важным для него режиссером. Минечка снялся в шести его фильмах.

— Михаил Иванович не таил обиду на Гайдая за то, что в «Бриллиантовой руке» роль Лелика, на которую пробовался и Пуговкин, в итоге сыграл Анатолий Папанов?

— Ни на Гайдая, ни на кого-то другого — такой он человек. Даже если и горько было, никогда этого не показывал: первым руку подаст, скажет добрые слова. Сергей Бондарчук сожалел: «Надо было звать тебя, Миша, а не Никулина (имеется в виду роль солдата Некрасова в фильме «Они сражались за Родину»). Не потому, что Никулин хуже сыграл, а потому, что Пуговкин — это настоящий русский типаж. Эльдар Рязанов тоже пробовал Пуговкина в «Карнавальную ночь» на роль Огурцова. Проба получилась такая, что народ на съемочной площадке обхохотался. Но Рязанову дали понять: в этой роли сниматься должен Ильинский, к тому времени уже народный артист СССР. А у Пуговкина звания никакого не было. Что оставалось молодому режиссеру Рязанову? Только подчиниться.

— Михаил Иванович сильно переживал по поводу несостоявшихся ролей?

— Вы знаете историю с фильмом «Фельдмаршал Кутузов»? Пуговкин сыграл в нем роль солдата Феди, тяжело раненного при Бородинском сражении. Рядом с ним, умирающим, сидел старичок-солдат и держал его за руку. Федя со слезами на глазах говорил: «Семен, отпиши в деревню Липки, что под Рязанью, матушке моей: сын ее Федор Петров Богу душу отдал, а живот свой положил за Отечество».

Пуговкин сыграл это так достоверно, что Сталин, который лично просматривал все фильмы, сказал: «Эпизод умирающего солдата Феди будет вызывать у народа сострадание. А сейчас (шел 43-й год.И. П.) такое время трудное. Не надо этого показывать». И монолог Феди вырезали. Пуговкин плакал. Все артисты получили ордена, медали, а он только грамоту. Вспоминая об этом фильме, Михаил Иванович говорил: «Ну что ж, значит, не судьба».

— Расплакаться впору было ему и после съемок в последнем фильме с его участием — «Бриллианты для Джульетты»...


«Когда Гайдай предложил Пуговкину роль отца Федора, Михаил Иванович сказал об этом маме. Она спросила, что отец Федор делает. «За бриллиантами гоняется», — ответил Пуговкин. «12 стульев», 1971 год



— Да, это был сотый фильм Пуговкина. Режиссер Валерий Чиков приехал к нам домой с мешком костюмов, мучил нас два месяца. Съемки проходили на Арбате при 36 градусах мороза в течение пяти дней. А Михаилу Ивановичу, между прочим, было уже за 80. Но он выдержал это испытание.

В фильме должен был быть фрагмент, когда Михаил Иванович в казино поет песню «Враги сожгли родную хату». Он пел так, что Леночка Воробей, которая тоже была на съемочной площадке, плакала — не киношными, а настоящими слезами. Я спрашивала: «Валера, ну почему же в казино — песня ведь трагическая?». И вдруг оказалось, что и этот фрагмент, и все другие с участием Пуговкина режиссер просто вырезал! Михаил Иванович лишь один раз мелькнул в ЖЭКе среди ветеранов. Зато фамилия Пуговкина есть и на обложке диска, и в титрах.

— Как приманка для зрителя... Чиков хотя бы извинился перед Михаилом Ивановичем?

— О чем вы говорите?! Он даже запись песни нам не отдал. Минечка умер, и Чиков стал всем рассказывать, какой он хороший режиссер — самого Пуговкина снимал! Не пришел, когда Михаил Иванович болел, не позвонил, чтобы поздравить с юбилеем. Вот такой человек. Был когда-то ассистентом режиссера, теперь деньги достал и снимает.

— Михаил Пуговкин играл, как дышал, — легко, непринужденно, достоверно. Как вы думаете, а на деле роли давались ему с трудом?

— Безусловно. Ведь для многих ролей больше половины текста он придумывал сам. Помните Яшку-артиллериста: «Бац-бац — и мимо!», Кукушкина из фильма «Штрафной удар»: «Здравствуйте, товарищи телевизоры!». Как раз тот самый случай. Это были не экспромты — он готовил эти роли, ночами не спал. Бывало и такое, что роль для Пуговкина вообще не предусматривалась, он придумывал ее сам. Как-то в Ялте на пляже увидел нас режиссер Василий Панин: «Михаил Иванович, какая встреча! Давайте же я вас сниму». И получился очень хороший фильм, красивый — «Господа артисты». В нем играли Саша Стриженов, еще молодой, и Лев Дуров, композитор Дога написал прекрасную музыку. Пуговкину досталась роль чиновника из Петербурга.

— Перед Пуговкиным, наверное, открывались любые двери. Михаил Иванович пользовался своей известностью?

— Разумеется. Только не для себя — для друзей, для близких. Шел на прием к высокому чиновнику вместе со своим директором. Вынимал из кармана фотографию, подписывал ее со словами: «Пожалуйста, я вас очень прошу, помогите такому-то с квартирой». И тут же принимались нужные решения, оформлялись документы. Ему достаточно было только улыбнуться. Мне он и сейчас помогает. В организации фестиваля «Виват, комедия!».

Каждый год мы посвящаем фестиваль комедийным актерам и режиссерам: Гайдаю, Данелии, Суриковой, Рязанову. Нынешний фестиваль будет посвящен Пуговкину, и пройдет он в Ялте, Алуште, Симферополе, Севастополе, Гурзуфе — при поддержке руководителей Автономной Республики Крым. В последующие годы «Виват, комедия!» будет посвящена Юрию Медведеву, Сергею Филиппову, Нине Гребешковой.


Пуговкин с детства мечтал стать актером. «Иди, раз душа просит, — говорила мама. — Правда, разве с таким лицом берут в артисты?»

К сожалению, сегодня все меньше остается людей, оставивших свой след в этом жанре. И нет, увы, режиссеров, способных ставить комедийные фильмы на прежнем уровне. На фестиваль нам приглашать уже почти и некого. Вот и Вячеслава Невинного похоронили недавно... Ялтинский фестиваль открылся 13 июля, в день рождения Михаила Ивановича. В этот же день на Театральной площади у концертного зала «Юбилейный» была заложена звезда Пуговкина, а еще у дома в Черноморском переулке, где мы жили, открыли памятную композицию в виде киноленты.

— Вы дружили с семьей Гайдая. А сейчас поддерживаете отношения с его женой Ниной Гребешковой?

— А как же! Это моя подружечка. Она и Марина Михайловна Волович, которая работала в съемочной группе фильма «Фельдмаршал Кутузов». Когда Минечка заболел, Маришка (так он звал ее всю жизнь) привозила нам чистую воду из Подмосковья. И с Ниной Павловной Гребешковой она была рядом, когда умер Гайдай, долго жила у нее, поддерживала.

— После смерти Гайдая Нине Павловне как будто требовалась не только моральная, но и материальная поддержка.

— Нина Павловна, к счастью, начала понемногу сниматься. Хоть и в эпизодах, но это ведь тоже работа. А до этого очень трудно ей жилось: дочка и внучка-школьница — больше никого! Впрочем, в 90-е всем артистам старшего поколения приходилось выживать.

— И тогда, по слухам, Арчил Гомиашвили, открывший ресторан «Кавказская пленница», стал приглашать Нину Гребешкову на благотворительные обеды, а вы убеждали ее не терять достоинства?

— Это еще одна глупость из интернета? Дима Харатьян собирал нас всех на дни памяти Гайдая в этом ресторане. При чем здесь благотворительность? Хорошо, что Нина Павловна Гребешкова интернет не читает.

«Соблазны у него, может, и были, но никому из своих жен он не изменял»

— Если честно, вас, Ирина Константиновна, всемирная сеть тоже не обходит вниманием. Пишут, будто с единственной дочкой Пуговкина Еленой вы судитесь из-за наследства...

— Не сомневаюсь в этом. Когда я выходила замуж, меня спрашивали, где дача у Пуговкина, какая машина? А ему ничего этого не было нужно. Он и машину-то никогда не водил. О каком наследстве речь?

Сплетни в печати пошли сразу после смерти Михаила Ивановича: дескать, Пуговкин так грандиозно отпраздновал свой 85-летний юбилей, что слег и умер.

Минечка лежал в постели, мы никого не принимали в тот день, хотя очень многие хотели поздравить его. Не мог Михаил Иванович допустить, чтобы его видели немощным.

— У Михаила Ивановича есть единственная дочь Елена от первого брака с актрисой Надеждой Лениной, которая взяла псевдоним Надеждина. Писали, узнав о смерти Пуговкина, она лишилась сознания...

— Они не виделись 58 лет и не поддерживали никаких отношений. С чего бы ей так переживать? Михаил Иванович ее очень любил, многое прощал. В театре «Ленком», где они вместе служили, Пуговкина за глаза рогоносцем звали. Из-за Надежды ему пришлось на время уехать из Москвы, сменить три театра. 12 лет это тянулось, но, в конце концов, он не выдержал. Продал лайковые перчатки, чтобы купить билет из Вильнюса до Москвы, и уехал. На замерзшем стекле вагона написал: «Михаил Иванович, ты начинаешь новую жизнь». После этого он работал уже только в кино.


Похороны Михаила Ивановича. С отцом прощается дочь Елена



— Елена осталась с матерью?

— Она с младенчества и до совершеннолетия жила у бабушки с дедушкой на Смоленщине.

— Михаил Иванович не настаивал, чтобы дочь осталась с ним?

— Это было невозможно — он ведь очень много работал, снимался, его часто не было в Москве. В 15 лет Елена приехала к отцу в столицу, а мама ее жила в Омске.

— Елена носит фамилию Пуговкина?

— Никогда не носила. Слава Богу, хоть сына назвала в честь деда Михаилом. Но этот внук на дедушку никак не реагирует. Ни он, ни Елена Михаила Ивановича не навещали, хоть и жили рядом в Москве, не приезжали к нам и в Ялту. На 70-летие Пуговкина приехало более 30 киноартистов, а дочь не захотела отца поздравить.

— Михаил Иванович чувствовал себя одиноким?

— Думаю, нет. Он сам из большой семьи, и на двоих с ним у нас пятеро детей, семеро внуков, четверо правнуков. Я считаю вместе с потомками второй жены Минечки — Александры Николаевны Лукьянченко. Все они стали Михаилу Ивановичу родными. Правнуков он называл: «Ангелочки наши». Болел, лежал, но как только увидит их, глаза светлеют. Никогда не делил на «своих» и «чужих». К внуку Александры Николаевны как-то даже на присягу в армию ездил.

Мои ребята тоже гордились Михаилом Ивановичем и очень любили его. Один из моих сыновей рано ушел из жизни, его жена деток бросила, поэтому они все время были с нами. А потом Минечка правнуков забирал из роддома, сказки им рассказывал.

— Вы не ревновали Михаила Ивановича к памяти Александры Лукьянченко, с которой он прожил 32 счастливых года?

— Что вы! Когда Минечку зрители спрашивали о женщинах, он отвечал: «Я однолюб, хотя женат был три раза».

— И все же трудно поверить, что в актерской жизни Пуговкина не было соблазнов...

— Соблазны, может, и были, но он никому из своих жен не изменял. Хотя Александра Николаевна ради него ушла от мужа. Она известна как прекрасная исполнительница русских народных песен и романсов, и еще до войны записала восемь пластинок, которые, кстати, бережно хранятся в нашей семье до сих пор. Они вместе работали в концертной бригаде — Михаил Иванович, Александра Николаевна и ее муж Яков Немировский, уникальный аккомпаниатор. Минечка рассказывал мне потом эту историю — как ехали в поезде, разговаривали в купе, и вдруг его руки потянулись к ней под столиком.

Александра Николаевна была намного старше, но между ними искра пробежала какая-то. Стали тайно встречаться, а потом Александра Николаевна ушла от мужа — из огромной шикарной квартиры в первом кооперативном доме на Большой Грузинской. Ушла к Пуговкину — в однокомнатную, размером в девять квадратов, с подселением. Дочери Александры Николаевны не приняли его поначалу, два года с мамой не разговаривали. Но потом полюбили Михаила Ивановича и стали по-настоящему родными для него людьми.

«Минечка просил похоронить его рядом с Сашей Абдуловым»

— Прожив много лет в Ялте, вы все-таки решили вернуться в Москву. Почему?

— Мы не вернулись — нас позвали. Сашенька Абдулов, царствие ему небесное, говорил: «Артисту такого уровня надо жить в Москве, там пенсия в три раза выше». Мы с ним пришли к Шанцеву, вице-премьеру правительства Москвы, и Саша, огромный такой, встал на колени и сказал: «Валерий Павлиныч, надо возвращать достояние в Москву». Тот отвечает: «Конечно!». И мы получили квартиру на улице Немировича-Данченко. Когда подъехали к дому, где некогда жили Москвин, Тарасова и многие другие мхатовские артисты, у Минечки перехватило дыхание. Правда, вскоре нам пришлось подыскать другую квартиру: пробки жуткие, воздух загазованный, рынок далеко, из магазинов — одни бутики да Елисеевский гастроном. Мы переселились в новостройку в Сокольниках, а позже поближе к нам переехали и наши внуки. Теперь мы все живем в одном доме.

— В вашей квартире вы организовали Музей Михаила Пуговкина. Посетители не донимают?

— Сейчас посетителей нет — это просто кабинет Михаила Ивановича. А до того пять лет подряд принимали людей по записи, проводили экскурсии. Наша квартира на первом этаже, для музея очень удобно. А вот Музей-квартира Андрюши Миронова находится на десятом — для посещений это сложнее.


Могила Михаила Пуговкина на Новодевичьем кладбище в Москве

— С кем Михаил Иванович близко дружил в последние годы?

— Сашенька Абдулов относился к нему, как к отцу. Они до того нигде не пересекались, и вдруг Саша пригласил Михаила Ивановича в «Бременские музыканты». Атмосфера на съемках была замечательная, своих артистов он называл «команда». Минечка очень тяжело перенес известие о его смерти и просил похоронить себя рядом с Сашей. С Колей Сличенко Минечка давно был дружен, теперь Коля и его жена Тамила стали и моими друзьями.

— Накануне 85-летия Пуговкина вы сказали в интервью: «На пенсию жить трудно. Если бы не Никита Сергеевич Михалков...».

— Да, Никита Сергеевич всегда помогает актерам. Для этого он создал Фонд помощи ветеранам кинематографа «Урга», который доплачивает артистам, перешагнувшим 70-летний рубеж, по три тысячи рублей. Только для трех актеров — Пуговкина, Мордюковой и Тихонова — он назначил пособие в 10 тысяч. Сегодня фонд выделил пособие и мне как вдове народного артиста Пуговкина. Никиты Сергеевича не было в Москве, когда Минечки не стало, но все расходы по погребению он взял на себя. Михаила Пуговкина похоронили на Новодевичьем кладбище как народного артиста, отпевали в церкви как христианина, а как солдата в последний путь его провожал почетный караул.

— Под авторством Михаила Пуговкина изданы несколько искренних книг-воспоминаний. Кто помогал ему их писать?

— Однажды в Ялте к нам подошла журналистка из Киева и предложила написать книгу о Пуговкине. Я по профессии библиограф, поэтому подготовила все материалы. Но книга получилась слабенькой, честно говоря. После этого мы больше никому не доверяли. Я Минечку расспрашивала о его жизни, записывала за ним, даже в больнице, когда компьютеров у нас еще и не было. Считают, что книга «Мне 80, но не в этом дело» получилась особенно интересной, все, кто листал ее, говорили, что книгу можно прочесть за одну ночь.

P.S. За помощь в организации интервью «Бульвар Гордона» благодарит продакшн-студию BTV COMPANY и лично Андрея Будяка, а также директора Донецкого театра кино Анатолия Теслю.




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось