В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Тетива крепка, и стрелы наши быстры

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 14 Августа, 2013 21:00
Наши предки придумали немало такого, что вспоминается самым неожиданным образом.
Виталий КОРОТИЧ
У меня есть два бумеранга. Настоящих, охотничьих, из твердого дерева, с заостренными краями. Привез я их из Австралии, где меня заодно учили метать эти орудия, но зря - оказалось, что европейские мозги трудно постигают тайны охоты с бумерангом, до­ступные любому австралийскому аборигену.

Зато придумщики-австралийцы не смогли изобрести лук - тот самый, что для всех наших мальчишек, включая меня, стал в детстве первым оружием, причем я был уверен, что придумал его самостоятельно, так как нет ничего проще, чем стянуть шнурком концы согнутой палки и приспособить к ним прямую палку потоньше в качестве острой стрелы. Лук и стрелы в Австралию привезли англичане всего несколько столетий назад.

В общем, чему-то мы учимся за годы исторического развития, что-то забываем в процессе учебы, но что-то и вспоминаем. В американском штате Орегон мне объясняли, что у них охота на оленей ведется с луками, потому что огнестрельное оружие ставит охотника и жертву в неравноправные условия. Хотя, как выяснилось, раны от стрел бывают куда опаснее для оленьих жизней, чем огнестрелы...

Впервые преимущество луков и стрел американским пионерам-колонизаторам доказали индейцы, бесшумно уничтожая белых завоевателей из засад. Правда, они же подтолкнули технический прогресс и способствовали совершенствованию огнестрельного оружия, вершиной которого стал шестизарядный револьвер Кольта, во многом решивший исход войны за покорение американского Запада. Но процесс этот был небыстр, еще в XIX веке индейские лучники наводили ужас на белых, скелеты с наконечниками стрел, застрявшими в ребрах, находят фермеры на своих полях до сих пор.

В Европе луки не выходили из моды очень долго. Во французской армии их официально сняли с вооружения только в XVI веке. И судя по всему, поспешили. В 1813 году в битве при Лейпциге башкирские лучники, бывшие в составе российской армии, истребили немало французских кавалеристов своими стрелами. За время зарядки-перезарядки стволов солдаты с мушкетами и кремневыми пистолетами бывали неоднократно ранены стрелами, в том числе отравленными. Поэтому мушкетеры держали при себе специальных помощников-заряжающих, чтобы успеть поскорее попользоваться двумя-тремя стволами. Пока ветеран старинных войн (помните лермонтовское «Забил заряд я в пушку туго»?) последовательно готовил выстрел, забивая свои пыжи, пули, ядра, пороховые заряды, все остальное и поджигал фитиль, лучники натягивали и спускали тетиву по десятку раз.

Этот исторический экскурс вспомнился после того, как знакомый ветеран-спецназовец показал мне современный арбалет со стрелами, прошивающими насквозь толстую дубовую доску, и предложил выстрелить из него. Я не сумел - система натягивания тетивы, прицел и специальные стрелы были вполне на уровне современного вооружения, которым я не владею. Но из такого арбалета можно бесшумно поразить цель, даже приодевшуюся в кевларовый жилет, защищающий от пистолетной пули.

Наши предки придумали немало такого, что вспоминается самым неожиданным образом. Когда-то славились английские лучники, решавшие исход многих битв - в том числе знаменитого Гастингского сражения. Беря их в плен, враги отсекали лучникам средний и указательный пальцы, те самые, что натягивали тетиву. Многие полагают, что когда-то, когда Черчилль в знаменитом жесте, зовущем к победе над фашизмом, растопырил эти пальцы латинской литерой V, сие означало просто Victory, «победа». На самом деле это был еще старинный жест британских лучников - мол, мои пальцы целы и я еще могу натянуть тетиву лука. Истинное достоинство всегда начинается с очень хорошей памяти.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось