В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эпоха

Сестра Нонны МОРДЮКОВОЙ Татьяна: «Сын Нонны Володя лежал время от времени в наркологической клинике, откуда часто звонил матери и просил: «Забери меня отсюда, медсестры сами предлагают мне наркотики!». Когда Володи не стало, Нонна так и не смирилась с его смертью — выла по сыну каждое утро»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 14 Августа, 2013 21:00
Ровно пять лет назад не стало одной из лучших актрис XX века
Людмила ГРАБЕНКО
Не часто мнение верхов, в лице руководителей государст­ва, кинематографического начальства, и низов, то есть кинозрителей, полностью совпадает, но в случае с народной артисткой СССР Нонной Мордюковой так и было: ее любили и те, и другие. Первые не жалели для нее званий и премий (первую из них, Сталинскую, актриса получила, будучи 23-летней выпускницей ВГИКа), вторые считали ее своей и принимали в любой, даже самой не­ожиданной роли. Впрочем, Нонна Викторовна никогда не гналась за количеством, отдавая предпочтение качеству: за полвека, посвященных кино, она снялась в 62 фильмах - получается чуть больше одного в год. «Молодая гвардия», «Женитьба Бальзаминова», «Председатель», «Война и мир», «Комиссар», «Они сража­лись за Родину», «Родня», «Вокзал для дво­их», «Мама» - многие ее картины вошли в золотой фонд советского кинематографа, и проходных ролей у Мордюковой нет.

Сама она избегала интервью: мол, зачем я вам сдалась? Но Татьяна Мордюкова, одна из пя­терых младших братьев и сестер актрисы, которых та поставила на ноги, перетащив в Москву и дав всем образование, считает: Нонна Викторовна достойна того, чтобы о ней помнили.

«ВО ДВОРЕ НАШЕГО ДОМА НА ДВУХ КИРПИЧАХ ЖАРИЛИ ЯИЧНИЦУ ДЛЯ ГЕРАСИМОВА - ЕЕ ЗАПАХ Я ЗАПОМНИЛА НА ВСЮ ЖИЗНЬ»

- Татьяна Викторовна, ваша сестра Нонна была намного старше вас?

- На 16 лет. Родилась я в декабре 1941-го, у меня есть еще младший брат Вася, все остальные - Нонна, Наташа, Люда, Гена - старше нас. Жили мы тогда в селе Глафировка в Краснодарском крае, рядом с лесом, где мама пряталась от немцев - боялась, что ее заберут на работу в Германию, а мы, дети, останемся одни. Мама и Нонна в то время были связными партизанского отряда. Возможно, там я и родилась, ведь у меня до 18 лет документов не было - вместо свидетельства о рождении только исполнительный лист, где значилось: «Считать такую-то родившейся тогда-то». Еще ребенком я пережила тяжелейшее заболевание - энцефалит, из-за чего стала единственным в нашей семье инвалидом.

Нонна Мордюкова и Вячеслав Тихонов, 50-е

Естественно, какой Нонна была в детст­ве, я не знаю, зато хорошо помню, как она студенткой ВГИКа приезжала домой на каникулы. Сначала одна, потом со Славой Тихоновым. А однажды нагрянули втро­ем, с режиссером Сергеем Аполлинарьевичем Герасимовым. Мне привезли в подарок кук­­лу, а Васе - клоуна Петрушку. Это было летом 1948 года, когда на экраны вышла «Молодая гвардия». Фильм тогда смотрел весь наш город, на всех он произвел неизгладимое впечатление.

Жил Сергей Аполлинарьевич, правда, не у нас, а у маминой подруги, у которой в центре города была просторная квартира, но каждый день приходил в гости.

Нонна (Ноябрина) Мордюкова (в первом ряду в центре) с одноклассниками, 1940 год

Во дворе нашего дома на двух кирпичах жарили яичницу для Герасимова - ее запах я запомнила на всю жизнь. Мы-то тог­да жили очень бед­но - наверное, хуже всех в ок­­руге, можно ска­зать, голодали. Еще одна яркая картинка: режиссер чистит яблоко, а его кожура падает на землю. Я никак не могла понять: как же можно ее выбрасывать?!

- Нонна Вик­торовна тогда уже была замужем за Вячеславом Тихоновым?

- Они поженились после «Мо­лодой гвардии». И я хорошо помню, как Слава приезжал свататься - они заехали к нам, братьям и сестрам невесты, в город, а потом поехали в колхоз, где жила и работала наша мама. Поскольку старших классов там не было, ей пришлось отправить детей в Ейск. А в 1952 году мама приехала в Подмосковье. Она же у нас комсомолка 20-х годов, когда-то окончила Высшие агрономические курсы, поэтому устроилась агрономом в колхоз под Павловским Посадом и вскоре забрала нас к себе. Потом ее перевели в другой колхоз - под Люберцами. Дело в том, что мама всегда боролась с жульем: два раза она писала Сталину, по ее письмам «принимались меры», но чаще всего жуликов просто переводили с одного места работы на другое. Ведь и в то время все начальство было друг с другом повязано воровством.

Фильм Сергея Герасимова «Молодая гвардия» (1948 год) стал первой работой Мордюковой в кино. Борис Битюков (Иван Земнухов), Владимир Иванов (Олег Кошевой), Инна Макарова (Любовь Шевцова), Нонна Мордюкова (Ульяна Громова) и Сергей Гурзо (Сергей Тюленин)

Жили мы все вместе в одной 13-метровой комнатушке, да еще и с соседом-трактористом. К счастью, он был человеком холостым и большую часть времени находился у своей пассии, в комнате стояла только его кровать. Через год нам дали отдельную комнату в бараке.

Нонна, которая все время была в разъездах на съемках, взяла к себе в дом сестру Наташу, чтобы та помогала ей по хозяйству. Когда ее и Славиного сына Вовочку на время отдали дедушке и бабушке в Павловский Посад, Наташа последовала за ним и помогала старикам.

В то время Нонна редко к нам приезжала, чаще мы к ней. Но когда в 1957 году у мамы обнаружили рак и сделали ей операцию, сестра моталась к нам каждый божий день. Хотя до колхоза автобусы не ходили: от станции Ухтомской почти три километра пешком. Люда с Наташей работали на так называемом «почтовом ящике», отпроситься оттуда хотя бы на час было невозможно, Вася уехал в пионерский лагерь. С мамой неотлучно находилась я, но одной мне было не справиться. Ее мучили страшные боли, а в деревне, где мы жили, у врача не было печати, необходимой для того, чтобы выписывать обезболивающие лекарства. Мы с Нонной ездили по разным аптекам в Москве, она рыдала и просила провизоров сжалиться, но те были неумолимы. Наконец, наверное, в десятой по счету аптеке, где сестру, возможно, просто узнали, нам продали не­сколь­ко упаковок.

Встреча Никиты Хрущева с деятелями культуры и искусства на государственной даче (Нонна Мордюкова — третья справа, второй — кинорежиссер Сергей Бондарчук), 1961 год

- Знаменитая сестра была похожа на маму?

- Творческие способности у Нонны от нее. Наша мама Ирина Петровна была редким человеком: работала от зари до зари, уставала, но как только выпадало свободное время, участвовала в самодеятельности - играла в спектаклях, пела. Любую мелодию на слух могла разложить на три голоса. В детстве, когда она осталась сиротой, ее взял на воспитание священник, и мама с малых лет пела на клиросе. О своей жизни она написала книгу, но ее мемуары не сочли достойными внимания, и они потерялись. А когда Нонна стала писать - сначала статьи в газеты и журналы, а потом взялась за книгу «Не плачь, казачка!», она вспомнила о маминой тетради, мы кинулись ее искать, но так и не нашли.

Когда мамы не стало, Ноннин сын Володя пошел в первый класс, и она взяла к себе меня - я водила племянника в школу и вела хозяйство. Сестра жила тогда на Большой Пироговской, в коммунальной квартире, где, кроме нее, обитали еще три семьи. У Нонны и Славы была 13-метровая комната, где мы размещались вчетвером.

С Николаем Рыбниковым в фильме «Чужая родня», 1955 год

- Ваша сестра была хорошей хозяйкой?

- Она умела создать уют из ничего. Помню, у них был матрас на ножках, так Нонна из ситца смастерила на него чехол с оборочками и из той же ткани «коврик» на стену - мне казалось, что это так шикарно и красиво! Она шила себе платья, потом научилась вязать - причем не только свитера и кофты, но и пальто.

«ФОРМАЛЬНО РАЗВОД С ТИХОНОВЫМ СОСТОЯЛСЯ ПО ВИНЕ НОННЫ: ОНА ВСТРЕТИЛА И ПОЛЮБИЛА ДРУГОГО МУЖЧИНУ»

- Пишут, что у Нонны Викторовны с мужем Вячеславом Тихоновым уже тогда не было взаимопонимания. Они часто ссорились?

- Что вы, у них были прекрасные отношения! Они часами обсуждали фильмы, в которых снимались, свои роли, актеров и режиссеров, с которыми им доводилось работать. Содержание их бесед я, конечно же, не помню, но понимали они друг друга буквально с полуслова.

- Вячеслав Васильевич в жизни был таким же красивым, как и на экра­не?

- Он был невероятно хорош собой. Хотя действительно не все актеры в жизни похожи на свой экранный образ (касается это не только их внешних, но и человеческих качеств).

Нонна Мордюкова и Лидия Смирнова в «Женитьбе Бальзаминова», 1964 год

Когда я жила у Нонны, им со Славой часто присылали приглашения на разные мероприятия в Доме кино, в том числе и для детей кинематографистов, куда я ездила с Вовочкой. Там я повидала многих актеров и не ус­та­вала удивляться: у Людмилы Чур­си­ной лицо покрывали веснушки, Людмила Хитяева в жизни была еще красивее, чем на экране, а Людмила Марченко, с которой сестра снималась в фильме «Отчий дом», оказалась внешне не­при­метной.

Кстати, Нонне зрители всегда говорили: «Ой, Нонна Викторовна, а в жизни вы гораз­до лучше, чем на экране». Впоследствии я поняла одну закономерность: если у человека мелкие черты лица, он на экране смотрится лучше, чем в жизни, а тот, у кого они крупные, проигрывает.

- Почему же Мордюкова и Тихонов все-таки развелись?

- Формально - по вине Нонны, она встретила и полюбила другого мужчину - сына писателя Пильняка сценариста Бориса Андроникашвили. Но только они сами могли рассказать, что именно между ними произошло. И все-таки любовь у них была, это точно. Актер Владимир Конкин вспоминал, как во время застолья 7 ноября Слава поднял тост: «За Ноябрину!». Окружающие подумали, что он имел в виду праздник, но когда все выпили, Тихонов пояснил: «В этот день я всегда пью за Ноябрину - за Нонну Мордюкову».

С Михаилом Ульяновым, «Простая история», 1960 год

По словам Конкина, однажды Слава и Нонна оказались в одной компании, но на противоположных концах стола. Весь вечер они друг на друга бросали взгляды исподтишка - значит, нить, которая когда-то их связывала, не оборвалась.

- А какие претензии у них были друг к другу?

- Славу раздражало то, что у Нонны много родственников. Он часто говорил ей: «Мне надоел твой «колхоз»!», имея в виду всех нас. Но я его за это не осуждаю. Чтобы один человек понял другого, ему нужно пройти через такие же жизненные испытания, а Слава был у родителей один и не мог знать, как много значат братья и сестры, которых ты вынянчил. Доходило до того, что иногда ей приходилось помогать нам втайне от мужа. И это при том, что в те годы добытчицей в семье была Нонна: она много снималась, а Слава почти не работал - ни в театре, ни в кино, хотя уже успел сыграть в картине «Дело было в Пень­кове».

Я хорошо помню, как к нам в отсутствие Нонны приезжали режиссер Станислав Ростоцкий и актриса Майя Менглет. А незадолго до развода он начал работать над фильмом «ЧП». С репетиций, где отрабатывались драки (дублера у Славы не было), возвращался весь в синяках и ссадинах. Вскоре я от сестры уехала, а они развелись, поэтому Славу больше не видела.

С Роланом Быковым и Раисой Недашковской, «Комиссар», 1967 год. Фильм Александра Аскольдова по повести Василия Гроссмана «В городе Бердичеве», где Мордюкова сыграла комиссара Красной Армии Клавдию Вавилову, 20 лет был запрещен к показу в СССР. Аскольдова исключили из партии и лишили возможности работать по профессии, признав профнепригодным. Картину спас Сергей Герасимов — после смерти режиссера в его сейфе, помимо партбилета, нашли единственный уцелевший негатив «Комиссара»

Много лет спустя, в 2007 году, я находилась на восстановительном лечении в клинике села Перхушково. Оказывается, неподалеку у Славы был дом, где он в последние годы жил с дочерью. Однажды мы с соседкой по комнате пришли на станцию, чтобы купить зелени у торгующих там бабулек. Стою, выбираю, и вдруг прямо надо мной появляется чья-то голова, я посмотрела: Слава!

Возможно, если бы я увидела его издалека, не подошла бы, а тут не удержалась: «Славочка, здравствуй!». Он медленно и удивленно повернул голову: не понял, кто это так фамильярно к нему обращается. Разговорились мы с ним, он обо всех моих братьях и сестрах спрашивал: «Как там Гена? Он у вас хороший. И Наташа хорошая». Я не выдержала: «Славочка, мы все хорошие - труженики. А если невоспитанные и характеры у нас сложные, так ведь это от жизни: где же видано, чтобы дети росли одни? Ведь я мамы своей, которая с утра до ночи пропадала на работе, чтобы хоть как-то нас прокормить, почти и не помню». И вы знаете, у него на глаза навернулись слезы.

Я так поняла, что жизнь Тихонова в последние годы была безрадостной, одинокой. Его дочь поздно родила, да еще двойню, естественно, что все свое время и силы она отдавала мужу и детям, а на отца их уже не оставалось. Слава Богу, хоть желтая пресса его не сильно трепала, но это, наверное, потому, что он закрытый был. А вот у Нонны всегда душа нараспашку была, поэтому находилось много желающих в нее плюнуть. Зато сестра была обласканной и ухоженной, в конце жизни она и часу не оставалась одна - ни в больнице, ни дома. Дежуря у ее постели, я ловила каждый ее вздох, чуть только зашевелится, уже бегу: как она, что с ней?

«ПОЗВОНИВ, НОННА ПЛАКАЛА И ПРОСИЛА У СЛАВЫ ПРОЩЕНИЯ, А ОН ПРОСИЛ ПРОЩЕНИЯ У НЕЕ - ЭТО БЫЛ ИХ ПОСЛЕДНИЙ В ЖИЗНИ РАЗГОВОР»

В роли управдома Варвары Сергеевны Плющ с Юрием Никулиным, «Бриллиантовая рука», 1968 год. «Это вам — сувенир!»

- Нонне Викторовне очень досаждали доморощенные папарацци?

- Ой, чего только не вытворяли ваши коллеги-журналисты! Когда она последний раз попала в больницу, ее поместили в двухместную палату. Дело было перед Новым годом, и ее соседку отпустили на праздники домой, сестра осталась одна. И вот внезапно распахнулась дверь, Нонну сфотографировали и убежали. А потом в газете написали: «Мордюкова лежит в больнице в двухкомнатной палате люкс». Да зачем же ей роскошные условия, если она большую часть времени в забытьи проводила? А когда Нонна с тромбом сосудов ноги лежала в Склифосовского под капельницей, один журналист залез под кровать(!) и оттуда ее снимал.

Пострадала от журналистского внимания как-то и Наташа. Она пила чай на кухне в квартире Нонны на первом этаже, когда в окне внезапно появилась чья-то физиономия и ее ослепила вспышка фотоаппарата. Потом перепуганное (как они еще пожилого человека до инфаркта не довели!) лицо Наташи появилось в газете с таким текстом: «На краю Москвы сестра Нонны Мор­дюковой горько переживает». Конечно, за такие вещи надо наказывать, но мы не те люди, которые будут судиться и требовать какой-то компенсации.

- С Тихоновым они так и не поми­рились?

Министр культуры СССР Екатерина Фурцева (третья справа), Николай Рыбников, Сергей Бондарчук, Вячеслав Тихонов, Нонна Мордюкова, Алла Ларионова, Ирина Скобцева и другие на загородном пикнике, конец 60-х

- Приехав из Пер­хушково, я рассказала Нонне о нашей с ним встрече. «Ах, как жаль, что не знаю его координат, я бы с ним сейчас поговорила». И наша знакомая Леночка Лепская, которая, я считаю, продлила сестре жизнь на целый год (именно она нашла нужного ей врача), присутствовавшая при этом разговоре, сказала: «У меня есть телефон». Позвонив, Нонна плакала и просила у Славы прощения, а он просил прощения у нее - это был их последний в жизни разговор.

- Еще одна болезненная в жизни акт­рисы тема - смерть ее сына Владимира Тихонова. Пресса часто обвиняет Нонну Викторовну в том, что она была плохой матерью.

- Уж сколько мы за него боролись, сколько спасали - ничего не помогало! Одна такая история случилась, когда «скорая» увезла Нонну в больницу - у нее разлилась желчь.

На следующий день ей надо было играть спектакль в Театре-студии киноактера, а тут, как назло, разболелся бок. Вот она и приложила к нему грелку, чего категорически нельзя было делать. В общем, у нее случилась так называемая механическая желтуха. А дня через два мне позвонили среди ночи и сказали, что Вову нашли с пробитой головой на мосту. Люди, которые племянника обнаружили, по его записной книжке начали звонить по всем телефонам. Видимо, я оказалась единственной, до кого они дозвонились.

Володя время от времени лежал в наркологической клинике. Когда его туда укладывали, он часто звонил Нонне и просил: «Забери меня отсюда, медсестры сами предлагают мне наркотики!», но больше обратиться было некуда. Я поехала в эту клинику и упросила главврача снова госпитализировать племянника, тем более что к ним на днях должен был приехать знаменитый доктор Довженко.

Алексей Баталов (у микрофона), Людмила Хитяева, Олег Басилашвили, Клара Лучко, Николай Трофимов, Нонна Мордюкова, Михаил Глузский, Николай Крючков, Михаил Ножкин, Зинаида Кириенко, Махмуд Эсамбаев и другие на XIV Московском международном кинофестивале, 1985 год

После долгих уговоров мне дали сопровождающего врача и машину «скорой помощи», на которой мы отправились за Володей. По дороге завернули в отделение милиции, потому что без них мы попасть в его квартиру не могли.

Представьте же наше удивление, когда дверь нам открыл сам Володя. Он был даже без повязки на голове, да еще и с какой-то сомнительной девицей. И сколько я его ни уговаривала, а продолжалось это часа два, он шептался с ней и отказывался ехать с нами. Милиционер и врач раз­вели руками: «Понимаете, если бы его фамилия была Петров или Сидоров, мы бы его забрали без разговоров. Но поскольку он - Тихонов, у нас могут быть серьезные неприятности». Так и пришлось нам уехать ни с чем.

«ОНА ТОЛЬКО СЕБЯ ВИНИЛА В СМЕРТИ СЫНА»

- Вы рассказали Нонне Викторовне об этом странном случае?

- Месяца через три, когда ей стало лучше и я почувствовала, что она сможет нормально отреагировать. Как же сестра сокрушалась: «Ну почему ты его не уговорила?!». А что я могла сделать?

Со Светланой Крючковой в комедии Никиты Михалкова «Родня», 1981 год

Когда Володи не стало, полтора года каждый божий день Нонна мне звонила и рыдала в трубку. А однажды привезла попугая, которого когда-то подарила сыну. Себе она взять его не могла: во-первых, из-за ее разъездов за птицей некому было ухаживать, а во-вторых, как я потом поняла, сестре больно было на нее смотреть - она ей сына напоминала. От ее горя и у меня сердце разрывалось на части.

Говорят, время лечит, но Нонна так до конца жизни и не смирилась с Володиной смертью. Сестра Наташа, которая жила с ней в последние годы, рассказывала, что Нонна каждое утро выла по сыну. Она только себя винила в его смерти, а что мать могла сделать, если все время была в работе? Володя оставался с домработницей, которой не было до него никакого дела.

- Замуж Нонна Викторовна так больше и не вышла - выходит, предпочла свой «колхоз» семейной жизни?

- Она очень всех нас любила и в любой ситуации умела поддержать - сказать какие-то сло­ва, которые позволяли иначе по­смотреть на ситуацию. Здоровье у меня всегда оставляло желать лучшего, а в 22 года решался вопрос об ампутации ноги. Я тогда позвонила Нонне и напросилась в гости.

Она видела, что я убита горем, и не знала, как меня утешить: в медицине она была человеком несведущим. Но тут позвонила наша сестра Наташа, и Нонна сказала ей: «Танька сейчас у меня. Как выглядит? Хорошо - красивая, стройная, к тому же стиляга - в короткой юбке». Это было так смешно, что я шла от нее и улыбалась всем встречным.

Свою первую дочь я родила без мужа. Сейчас это никого не удивляет, а в 1969 году такое случалось редко и обществом не одобрялось. За советом я опять поехала к Нонне. Сестру дома не застала, но меня впустила в квартиру соседка, и я легла спать без нее. Не знаю, когда она вернулась, но утром, проснувшись, я боялась даже пошевелиться, чтобы ее не разбудить. Вдруг слышу голос Нонны: «Танька, ну ведь ты уже не спишь! Ты что, беременная?».

С Людмилой Гурченко и Олегом Басилашвили в мелодраме Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих», 1982 год. В свое время второй супруг Гурченко писатель, актер и сценарист Борис Андроникашвили ушел от нее к Нонне Мордюковой, из-за чего впоследствии брак Мордюковой и Тихонова распался

Представляете, каким она была психологом: сразу поняла, что со мной произошло. «Да, - виновато ответила я, - не знаю, что делать». - «Рожай, - сказала Нонна, - вдруг потом встретишь человека, а родить не сможешь? Тебе уже 28, чего ждать?!».

Кстати, через четыре года я вышла замуж и родила вторую дочь. А за несколько лет до этого Нонна мне говорила: «Тебе уже 25, а ты все еще девушка - это же ненормально!». Рожала я в Москве (роды были сложными, и врачи в Люберцах боялись, что не справятся), Нонна навещала меня в роддоме, забирала оттуда и помогала покупать дефицитные по тем временам вещи, например, детскую кроватку. Тогда Нонна с Наташей сказали мне: «Пока ребенку не исполнится год, сиди дома, мы будем тебе помогать». И действительно давали мне деньги, к тому же я получала пособие по инвалидности, что и позволило нам с дочерью прожить это время. А когда наша сестра Людмила тоже родила мальчика вне брака, Нонна на какое-то время взяла ее к себе. Все мы по очереди жили у нее.

- Такие отношения между сестрами - редкость...

- Думаю, дело в том, что Нонна, будучи самой старшей, нянчила нас и поэтому испытывала к нам материнские чувства. Когда себя в кого-то вложила, за него душа болит. Помню, я после того, как вышла замуж, приехала к ней. Нонна заметалась по квартире в поисках того, что можно мне подарить: «Тань, возьми то! Возьми это!». - «Нонна, - отмахивалась я, - не надо, я все-таки теперь замужем».

Пообщались мы с ней, я вышла на лестничную площадку, вызвала лифт, и вдруг открывается дверь и она протягивает мне тюбик губной помады и виновато говорит: «Танька, ну возьми хоть помаду!». Настолько она привыкла о нас думать, хоть что-нибудь нам давать, что для нее было дико отпускать нас без подарков.

С Владимиром Машковым в «Маме», 1999 год

И о наших детях, своих племянниках, всегда заботилась. Когда моя старшая дочь выходила замуж, у нас были очень трудные времена. Дети - студенты, а я как раз получила II группу инвалидности - кормильцев не было.

У нас в доме поселился один новый русский, так мы всей семьей на него работали: Юля, которая училась на художественно-графическом факультете, делала иллюстрации для его научной работы, Ира переписывала для него кассеты, а я убирала и готовила в его доме. Но денег все равно не хватало, а тут еще и свадьба.

Накануне Юля с женихом, который тоже только что окончил институт, зарабатывал мало, приехала к Нонне. Сестра посмотрела на дочь и говорит: «У меня недавно у соседки свадьба была, а невеста такая же худенькая, как и ты. Давай у нее платье посмотрим?». И что вы думаете, купила его для моей Юли. Нонна была обязательным и пунктуальным человеком, если уж что-то обещала, то всегда делала. Она обо всех нас пеклась и заботилась до последних дней, не­смотря на то что сама тяжело болела.

- Насколько я знаю, вы пла­тили старшей сестре тем же?

Однажды 40 лет спустя: Раиса Недашковская, Нонна Мордюкова и Александр Аскольдов, 2007 год

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- Наташу, которая жила с ней постоянно, я старалась сме­нить хотя бы на несколько дней. Нонне сделали несколько операций на глазах, она страдала серьезной формой диабета и уже не могла себя обслуживать и самостоятельно передвигаться - только на коляске, усадить на которую ее удавалось с большим трудом. Когда в конце декабря 2007 года Нонна попала в больницу с инфарктом (оказалось, что по счету он уже второй, первый она перенесла дома), я предложила: «Наташа, хоть на Новый год останься дома с сыном, а я буду ездить к Нонне». И знаете, ни одного дня не было, чтобы кто-то из нас не навестил ее в больнице.

Пока я собиралась, ко мне приехал внучек, ему тогда лет шесть было. «Алешенька, - попросила я его, - запиши на плеер поздравление для бабушки Нонны - она сейчас в больнице, ей очень плохо». И он наговорил стишок, спел песню и просто пожелал: «Баба Нонна, поправляйся!». Но в больнице врач меня сразу предупредил: «Ей даже голову нельзя поднимать, кормить только чайной ложечкой, да и то потихонечку».

Я сделала сестре все необходимые процедуры, покормила, а потом дала послушать поздравление. Вдруг она слабым голосом спрашивает: «А ты можешь записать мой ответ?» - и начала сочинять в стихах. Можете себе представить, в таком-то состоянии?! Повторяла несколько раз, пока не добилась результата, который ей понравился. Я сохранила эту запись вместе с двумя письмами, которые она когда-то писала мне из киноэкспедиций.

«ОДНА АКТРИСА СКАЗАЛА: «ЧТО ТАКОГО ОСОБЕННОГО В ЭТОЙ МОРДЮКОВОЙ - ПРОСТУЮ БАБУ КАЖДАЯ МОЖЕТ СЫГРАТЬ!»

Нонна Мордюкова и ее сын Владимир Тихонов в картине «Русское поле» (1971 год) сыграли мать и сына. По сюжету герой Тихонова погибает

- Популярность Нонны Мордюковой - особого свойства: зрители всегда считали ее своей...

- Ее доброта распространялась на всех. Бывало, идем с ней, вдруг подходит какой-то пьянчужка: «Ой, Нонна, это ты! Не дашь пару рубликов? Очень надо». Сестра тут же доставала кошелек: «На, возьми». Видела, что человек на водку берет, но отказать не могла - старалась страдания ему облегчить. Душа у сестры была очень большая и широкая. Возможно, она ошибалась, но никогда не сидела сложа руки и ожидая манны небесной, очень многим актерам помогала получить квартиры, хотя сама долго жила в однокомнатной хрущевке.

Нонна Викторовна похоронена на Кунцевском кладбище Москвы рядом с сыном

Но не всем это нравилось. Одна актриса, имени которой я называть не буду и которая очень не любила сестру, сказала: «Что такого особенного в этой Мордюковой - простую бабу каждая может сыграть!». В связи с этим я всегда вспоминаю одну историю. Она случилась, когда я, выдав дочерей замуж, ехала в Ейск. Поезд подъезжал к вокзалу, проводница раздавала билеты, которые к тому времени уже стали именными, и вдруг остановилась около меня: «А вы не сестра Нонны Мордюковой?». И узнав, что так и есть, вдруг забыла и про пассажиров, и про билеты - села рядом на полку и сказала: «Как бы мне хотелось увидеть ее!». - «Чтобы поинтересоваться, замужем она или нет и сколько получает?» - спросила я, поскольку такие вопросы о Нонне мне, узнав, что мы сестры, задавали чаще всего. «Нет, - говорит, - мне хочется рядом с ней посидеть и помолчать». Вот что значит сыграть простую русскую бабу.

- Нонны Викторовны не стало 6 июля 2008 года...

- А накануне, 5-го, я была у нее в больнице. Бедненькая, как она мучилась! Дело в том, что сестричке не давали лежать - чтобы не было застоя в легких, ее заставляли все время ходить. Она, бывало, обопрется об эту кровать и засыпает. «Нонночка, - просила я, - потерпи, врач обещал через неделю тебя выписать». - «Вот выпишусь, - сказала она тогда, - и буду спать столько, сколько захочу». А на следующий день ее не стало... Даже в смерти, которая часто меняет людей до неузнаваемости, сестра была красивой.

Отпевание. У гроба — сестры Людмила, Наталья и Татьяна, 9 июля 2008 года

Отпевал ее в храме при Кунцевском кладбище какой-то высокий духовный сан из Уфы, с которым сестра переписывалась, он ей и материально помогал, а Нонна в знак благодарности послала ему свою книгу. Узнав, что ее не стало, он вылетел в Москву и ходил на прием к патриарху, чтобы получить разрешение на отпевание, - такие вещи делаются только по благословению.

- Нонна Викторовна была верующей?

- К вере она при­шла в конце жизни, но сделала это так же искренне, как и все в своей жизни, в которой она, кстати, ни­когда не была акт­рисой, - сестра иг­рала только на съемочной площадке. Помню, как-то мы с Наташей в очередной раз забрали ее из больницы - она в последние годы часто там лежала.

Уложили спать, а сами сели в соседней комнате и начали за нее молиться - совместная молитва гораздо эффективнее. Вдруг открывается дверь, на пороге сто­ит Нон­на и спра­шивает: «А что вы тут делаете?». Нас поразило уже то, что она смогла встать, а сест­ра попросила: «Можно и я с вами?». Она ушла из жизни в здравом уме и с верой в Бога, а это, как мне кажется, очень важ­но.

Похоронили Нонну рядом с Володей, она, еще когда его не стало, сразу сказала: «Мое место здесь». И цветник, и памятник у них общий - две фотографии на серой каменной плите. Бываем мы у нее по очереди, а в день рождения, 25 ноября, и в день смерти, 6 июля, собираемся все вместе. Иногда к нам присоединяются актеры, часто бывает Рая Недашковская. Ре­жис­сер Алек­сандр Ас­коль­дов, у которого Нонна снималась в фильме «Комиссар», тоже, когда бывает в Москве, обязательно приходит ей поклониться. Да и при жизни Нонны ей многие помогали, особенно Никита Михалков, даже не знаю, что бы мы делали без него, он всегда оплачивал лечение в Центральной клинической больнице. Впрочем, всех, кто заботился о сестре, и не пе­речислишь.

- Она, так любившая вас при жизни, наверное, не оставляет вас и после смер­ти?

- Нонна часто снится Наташе, ей даже кажется, что она подает ей какие-то знаки. Мне снилась всего один раз, но «послевкусие» от этого сна осталось доброе и светлое - не помню, что Нонна в нем говорила и делала, но, самое главное, она была жива.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось