В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Песня остается с человеком

Зачем это лето?

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 14 Октября, 2010 21:00
В киевском дворце «Украина» выступили Надежда Кадышева и Национальный театр песни «Золотое кольцо».
Анна ШЕСТАК
«Господи, як же ми всi її любимо! - то и дело повторяла жiночка средних лет, сидевшая со мной рядом. - Напевне, немає такої людини, яка б не любила слухати Кадишеву». На киевском концерте «Золотого кольца», уже ставшего в России Национальным театром, и вправду был аншлаг. Зрителям в основном за 40: семейные пары с большим стажем терпения и взаимопонимания, давние подруги, выкроившие вечер, чтобы собраться вместе и хоть немного отдохнуть от детей, внуков, кастрюль и поварешек, мамы, которым билет на Кадышеву подарили заботливые взрослые дети... Такой подарок, к слову, не из дешевых - от 150 до 1550 гривен, да и покупать его нужно было заранее. За неделю до концерта в кассах остались только самые дорогие билеты.

ВОВСЕ НЕ КОЛДУНЬЯ

Честно досмотрев и дослушав Надежду Никитичну до конца, я пришла к выводу, что секрет ее популярности прежде всего в мелодичных песнях, написанных ее супругом Александром Костюком и им же умело стилизованных под народные. Те, кто неравнодушен к фольку, автоматически подхватили и понесли похожие на фольк «Течет ручей», «А я вовсе не колдунья», «Ах, судьба моя, судьба!», «Зачем это лето?», «Широка река», «Ничего у нас с тобой не получится» и другие произведения Костюка, ставшие настоящими хитами. А вторая составляющая успеха, безусловно, сочный голос Кадышевой, который не спутаешь ни с каким другим. Недаром благодаря ему Надежда так удачно вышла замуж.

«Александр Григорьевич (стоя на сцене, Кадышева называет мужа только так - по имени-отчеству. - Авт.) привез меня к своим родителям в Запорожье, - любит вспоминать в своих интервью певица, - и они сначала косо на меня поглядывали, потому что я - чужая, да еще сирота, а они прочили сыну в невесты двух знакомых девушек: обе хороши, выбирай любую. Но он все понял - достал баян и говорит: «А-ну, Надюша, спой!». Я запела, и сомневаться во мне перестали - сразу всем понравилась».

Примерно то же, только в куда большем масштабе, произошло в середине 90-х, когда Кадышева со своей «Колдуньей» всерьез и надолго понравилась всей постсоветской публике и зазвучала сразу изо всех радиоприемников.

До этого об ансамбле «Золотое кольцо», созданном еще в 88-м, знали мало: коллектив выступал преимущественно за границей, в Германии и Японии, в том числе в ресторанах, куда захаживали русские. Надежда практически не снимала расшитого бисером кокошника и широкого парчового сарафана, так и пришла в них на большую сцену, составив конкуренцию известным «народницам» Шавриной и Бабкиной, более того - основательно потеснив их с завоеванных позиций.

«ДРАКУ БЫЛО ВИДНО ИЗ КОСМОСА»

Со временем Кадышева стала одним из бесспорных символов России и русскости, и никто даже не вспоминал, что на самом деле новая звезда - эрзянка (народность угро-финнской языковой группы, по происхождению близкая к мордве), как, кстати, и некоторые другие личности, давно и прочно ассоциируемые с Россией. Тот же Чапаев, например. Или Наталья Водянова - признанный эталон славянской красоты и наиболее успешная российская топ-модель.

Но когда популярность к Надежде и «Золотому кольцу» пришла, народность, наоборот, куда-то улетучилась. «Мне надоели кокошники!» - заявила звезда и резко сменила имидж. Результат, как говорится, на лице: та артистка, которую на прошлой неделе лицезрели киевляне, мало напоминает колдунью-чаровницу, которая когда-то покорила их простотой и душевностью.

За двухчасовой концерт 51-летняя Кадышева, вся такая внезапная и в завитушках, сменила аж шесть нарядов, стиль которых определить весьма непросто, а порой вообще невозможно. Вроде и дорого, и ярко, и блестит, а ничего, кроме недоумения, не вызывает. Тут тебе и платья с кринолинами а-ля Екатерина II, и цыганский костюм, который на пышной блондинке смотрится особенно эффектно, и нечто красное с леопардовым, и зеленое в чешуе с фиолетовым отливом, и серебристое с позолотой, и бусики, и стразики, и заколки, и эполеты, и банты... И еще - блестящие туфли на шпильке, чтобы даже на балконе зрители смогли все это рассмотреть. Позади, на втором плане, такой же цветасто-скоморошистый балет - четыре пары. Как и солистка, очень профессиональный, но все равно не воспринимается всерьез. «Вчера хоровод Надежды Кадышевой подрался с хороводом Надежды Бабкиной. Драку было видно из космоса», - шутили недавно кавээнщики...

В общем, из всего коллектива нормально воспринимался разве что балалаечник. Во-первых, виртуоз, во-вторых, умудрялся как-то работать и не слепить глаза.

НЕ БАРБИ, НО И НЕ СЕРДЮЧКА

Интересно, что в повседневной жизни Надежда Кадышева выглядит стильной и образованной деловой женщиной, по крайней мере, такой она мне показалась на фестивале «Славянский базар»: фигуристая, складная, в зеленом брючном костюме и молодежной белой маечке. Не Барби, но и не Сердючка. Похоже, сцена действительно меняет человека. До неузнаваемости.

Но кому надо, тот, конечно же, всегда узнает, даже в блестках и стразах. Удовольствие от концерта давние поклонники «Золотого кольца» получили, и, видимо, немалое: вместе с солисткой слаженным хором пели «Цвiте терен», «Колдунью», дарили своей любимице цветы, выбегали в фойе, чтобы купить лицензионные диски - с пылу с жару. Кричали: «Горько!», когда Надежда поцеловала своего Александра Григорьевича в знак признательности «за все, за все». А когда зазвучала песня «Рiдня моя, рiдня» на стихи украинского автора-исполнителя Анатолия Матвийчука, зал встал. Правда, перед этим Костюк тонко намекнул: «Кремль под эту песню стоял!». Ну а раз Кремль стоял, то нам и подавно нужно...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось