В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Знаменитый народный лекарь-костоправ Николай КАСЬЯН: «Был я и в области, и в столице... Получил там отравление медикаментами — больше туда не поеду! В Кобеляках я сам по себе: что хочу, то и пью. И ожидаю смерти...»

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 4 Ноября, 2009 22:00
Последнее интервью, за несколько дней до кончины, Николай Андреевич дал «Бульвару Гордона»
Михаил НАЗАРЕНКО
Николай Андреевич Касьян — гордость Украины. «Заслуженный врач Украины», «Народный врач СССР», кавалер множества орденов и медалей, академик. Его имя занесено в Книгу рекордов Гиннесса: только в течение 1990 года он вправил позвоночные диски 41251 больному, среди которых были 21892 взрослых и 19359 детей. В таком невероятном ритме врач отработал до 74 лет. Его заявленный для оформления пенсии стаж — 43 года, пять месяцев и 20 дней. Он принимал больных по 15-16 часов в сутки, не жалея себя. Ведь к нему ехали отовсюду — из Украины, России, Польши, Израиля, Германии, Америки: «Помогите, спасите, доктор Касьян!». Увы, запас жизненных сил не беспределен, болезни достали и его. Напомню, что Николай Касьян — родоначальник мануальной терапии, его опыт лечения больных остеохондрозом позвоночника используется в мировой медицине. Официальная советская медицина, которая сначала мануальщика третировала, называла шарлатаном и пыталась привлечь к судебной ответственности, со временем вынуждена была склонить перед ним голову. Слава Богу, его труд получил признание при жизни. Мы несколько раз прерывали разговор с Николаем Андреевичем: уже через несколько минут он начинал задыхаться, ему становилось плохо. Но из уважения к любимому изданию Касьян с присущим ему мужеством вытерпел все вопросы и дал на них, как всегда, мудрые, с неповторимым полтавским юмором ответы...

«ПРАВЫЙ ГЛАЗ УЖЕ СОВСЕМ НЕ ВИДИТ. СЕРДЦЕ - НИКУДЫШНОЕ, ПЕЧЕНЬ, ЖЕЛУДОК... В ОБЩЕМ, ЦЕЛАЯ МУЗКОМЕДИЯ»

- Николай Андреевич, мы, журналисты и читатели «Бульвара Гордона», обеспокоены вашим состоянием...

- Я ваш еженедельник выписываю все время. В музее на видном месте - газета, где напечатано интервью Гордона со мной. Там написано: «Москва i Київ нам до сраки! Столиця наша - Кобеляки!».

- Вы поэтому лечитесь в своей районной больнице, а не в областном центре, не в Киеве?

- Я был и в области, и в столице. Сказал: больше не поеду! Получил там отравление медикаментами, меня ими запичкали. Ну его к чертовой матери! Не могу! Здесь я сам по себе: что хочу, то и пью. И ожидаю своей смерти...

- Неужели нет никакой надежды, что вы вылечитесь?

- Вряд ли... Вот передо мной висит диплом «Центр мануальной терапии» - мне его недавно выдали в Киеве. На нем две печати, которые подтверждают, что мы независимы от официальной медицины. И я ей не подчиняюсь.

- С чего вы так отчаиваетесь, Николай Андреевич?

- Да потому что! Мне уже столько капельниц сделали за это время! И ни хера! Состояние неважное. Даже выходить не могу никуда - пяти метров не пройду.

- Год назад, когда мы с вами общались, вы говорили: «У меня болит и сердце, и живот, и глаз...». Но тогда, несмотря ни на что, вы еще работали, продолжали принимать больных. Когда почувствовали, что стало невмоготу?

 

- В апреле. Ноги прекратили ходить - это раз. Сердце почти не работало - два. Сразу в больницу положили. Правый глаз уже совсем не видит. Мне еще раньше предложили сделать ампутацию. Но на хрена ампутировать, все равно он слепой!

Спасибо, еще левым хоть кое-что вижу. Сердце - никудышное. Печень, желудок... В общем, целая музкомедия!

- Чувство юмора вы не утратили...

- Юмор есть юмор! Без него жизни нет.

- Какие мысли одолевают?

- Мне умереть бы нормально, а больше ничего! Потому что дела уже неважные.

- Надо держаться...

- Не знаю, за что... Сейчас вышла книга «Флагмани сучасної медицини України». Там обо мне сильнейшая статья. На странице 142 - мой портрет. Написано: «Касьян Николай Андреевич - родоначальник метода мануальной терапии». Все мои награды названы.

Послушайте, я прочту: два ордена «Знак Почета», два ордена Князя Ярослава Мудрого четвертой и пятой степени, премия Национальной академии наук Украины с вручением золотой медали имени Патона... В общем, до хрена!

- Вы устали?

- Я отдохну, добре? Ой, погано мне...

- Вас не страшит уход?

- Та не! Я уже жду... Сам виноват: много жил. Вот оно мне и дает.

«БЫВАЛО, НАЛЬЮ СЕБЕ ПО НОВОЙ И ПРИКАЗЫВАЮ ВСЕМ: «КТО НЕ ВЫПЬЕТ, ТОТ ДУРАК!»

- Вы в свое время признавались: «Глушил водку - двух литров в день не хватало. Двух пачек «Беломора» было мало»...

- Думаете, сам виноват? А работа? Я ежедневно принимал по 200-300 человек! Каждого пациента обнимал сзади под мышками, поднимал верх, и получалось за день тонн 25. Надо было намного меньше работать.

- Как все это воспринимала Андриана, ваша жена?

- Часто приходилось ездить для проведения мануальной терапии работникам аппарата ЦК КПСС, Совета Министров СССР, космонавтам. До сих пор стоит перед глазами: жена собирает меня в очередную поездку. Достает из шкафа брюки, рубашку, аккуратно складывает в чемодан. Что-то бурчит про себя и смотрит на меня глазами, полными слез.

А потом не выдерживает: «Господи, Боже мiй милий! Коли вже закiнчаться оцi його вояжi? Та невже начальство не має душi i серця, не розумiє, що i в тебе є сiм'я, дiти, жiнка? Невже не доходить, що ти теж жива людина, котра має право не лише на працю, а й на вiдпочинок? Невже вони такi тупi, що до них не доходить, чого потребує вiд чоловiка жiнка, котра його кохає, живе з ним?!». И просит: «Тiльки не дуже впивайся з ними, бо здоров'я не купиш, i нiхто тобi його не подарує».

- А вы что?

- По правде говоря, любил «почаркуватись», посостязаться с начальством, кто больше выпьет. Бывало, налью себе по новой и приказываю всем, кто за столом: «Кто не выпьет - тот дурак!». Находились и такие, которые не пили, но это были уже больные люди.

Никогда не забуду, как в 1983 году, отдыхая в Ялте с космонавтами Володей Ляховым и Андрианом Николаевым, маршалом Советского Союза Куликовым и заместителем министра обороны Епишевым, мы до того досостязались, что на другой день я и оба космонавта проснулись на полу под столом. Причем никто ничего не помнил.

Куликов собрал нас на пляже и приказал: «А ну, чемпионы тостов, немедленно в море! Не выходить из воды полчаса, отмокнете немножко, а потом - каждый к своей жене! Понятно?». А вода - холодная, градусов 14-15. Через пять минут каждый зубами гопака выбивал.

Маршал пожалел нас, разрешил выйти из воды, потому что мы уже совсем задубели - не могли ни улыбаться, ни говорить. Сели за стол дружно и молча. Официант разливает коньяк в рюмочки - по 50 граммов. Выпили. Закусили. Куликов дает команду: «Еще по одной!». Снова выпили и закусили. Епишев так хитро посмотрел в мою сторону и говорит: «А где же ваше, Николай Андреевич: «Кто не выпьет, тот - дурак»?».

Рассмеялись мы все, как по команде. Но веселились недолго, потому что слово взяла жена Ляхова Зина. И началось, началось... Боже!.. Мы терпели. А моя Андриана не сказала ни слова. И я понял, что моя жена не только самая лучшая в мире, но и самая умная. Правда, когда мы зашли в наш люкс и остались одни, она мне тоже выдала...

- Был скандал?

- До скандалов не доходило, потому что я придерживался стратегии - в основном отмалчиваться и повторять: «Ну, мамочка, ну, хватит уже. Ты же видишь, что я только тебя одну люблю».

- Не огрызались?

- Никогда! В контратаку не шел, потому что понимал: это приведет к полному поражению, жена потом не будет говорить со мной дней шесть-десять. Покойный мой батько учил: «Дивись, сину, не спiткнися, як жеребець перед кобилою. Один раз спiткнеться жеребець i впаде, а кобила запам'ятає це на все своє життя i вже нiколи не пiдпустить його до себе, а якщо й пiдпустить, то лише до табуна жеребцiв, щоб був вiн у ньому останнiм».

Спасибо моей любимой Андрианочке за ее нежность, любовь, прямоту, за то, что никогда не кривила душой. За то, что поддерживала в самые тяжелые мои времена, когда нападали на меня со всех сторон - Министерство здравоохранения Украины, Полтавский облздравотдел, прокуратура района, области, республики...

Она говорила: «Та плюй, Миколко, на них! Не звертай уваги на всякi цькування. Тебе ж простий люд поважає. Вище голову, любий, i знай: я завжди з тобою, завжди поруч. Колись твiй земляк Юрiй Дольд-Михайлик писав, що «І один у полi воїн», а нас же - двоє!»...

«СМОТРЕТЬ НА ХОРОШУЮ ЖЕНСКУЮ ЗАДНИЦУ - ГРЕХ? ЭТО Ж СВЯТОЕ ДЕЛО!»

- Вы позволите мне поговорить с вашей женой?

- Позволю. Но ее сейчас дома нет - все время в разъездах. Они с начальством решили открыть мне в Центре мануальной терапии бюст.

- Правильно решили...

- Вот и поехала договариваться. А оно мне нужно?

- Как вы думаете, почему человеку посылаются болезни?

- Потому что мы дурные.

- Грехи за собой осознаете?

- Смотреть на хорошую женскую задницу - грех? Это ж святое дело! Сколько принимал больных, и такие приходили девчата, что сейчас вспоминаешь только. Недавно мне звонил Володя Винокур. Раньше, бывало, приедет, пошутит немножечко.

- По какому поводу приезжал?

- По болезни. У меня других причин для встреч не было. Вот космонавт Павел Попович часто наведывался. И умер тоже. В общем, наша жизнь такая...

- Как дела у вашего сына Яна, который сейчас вместо вас принимает больных?

- Я думаю, из него будет толк. Будет! Ему работать надо. Еще не все получается, но у него есть охота - это уже хорошо.

- Говорят, вы можете сразу определить: девственница перед вами или нет...

- Обязательно! Все врачи удивляются, как мне удается понять: целка или не целка.

- Поделитесь секретом...

- Прежде всего надо хорошо знать анатомию и патанатомию. Иметь хорошую тактильную чувствительность. Надо чувствовать!

- Где вы трогаете, чтобы это узнать?

- Не там, где ты думаешь. Грудь трогаю, шею - и все!

- Потрясающе!

- Я вот еще что скажу. Ко мне попадало много детей с церебральным параличом. Очень много! Как правило, я поднимал их на ноги, и тоже все удивлялись, как это мне удается. Даже у моего сына не получается, и вряд ли будет пока получаться, а я совершал эту процедуру примерно за 10-15 минут.

«К ВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ ПО-ХОРОШЕМУ НЕ ОТНОШУСЬ. ДЕЛА Х...ВЫЕ»

- Божий дар, что тут скажешь...

- Вот Китай - страна большая. Народа очень много, а церебрального паралича почти нет. А знаете, какая причина? Очень простая. Если китаянка забеременела, она больше не е...тся до того времени, пока не родит ребенка. А у нас будущая мамаша трахается до последнего дня, и даже в то время, когда рожает. Нельзя эти вещи делать! Потерпи немножечко, и все будет в порядке.

- Вы телевизор смотрите? Газеты читаете? Следите за тем, что происходит в стране? Или боли все застилают?

- Сейчас буду смотреть зрячим глазом по телевизору последние известия. Показывают х...ню всякую - хорошего-то ничего. Смотришь, к примеру, фильм, а он прерывается рекламой на полтора-два часа. Издеваются над зрителями...

- Вас это возмущает?

- Возмущает, что выступают по телевизору руководители и врут. Один обещает: «Я сделаю!». Другой: «Нет, я!». И третий сулит золотые горы. Ни хера они не сделают!

- А как вы к начавшейся выборной кампании относитесь?

- По-хорошему не отношусь. Дела х...вые. Извините, что матюкаюсь. Это не борьба, это хуже. Скажу одну вещь. Я, например, счастлив тем, что всю жизнь работал для людей, особенно для детей. У меня куча квитанций - куда я перечисляю деньги на лечение детям. И мне очень обидно, когда обращаются по телевизору: мол, так и так, заболел ребенок, нужны деньги на его лечение. Помощи просят! Я думаю: е... твою мать! Сидит в Верховной Раде столько бездельников, у которых миллионы, миллиарды, и даже пальцем не пошевелят, чтоб спасти этих детей!

Вот передо мной лежит книжечка поэта Александра Йосипка:

Наш гумор - то тепло в морози,
А сльози - мрiй всiх домовина.
А що таке є смiх крiзь сльози?
Це - незалежна Україна.

Правда, хорошо сказано? Но украинцы умеют выживать... Если бы мне здоровья! Скоро придет Андриана, будет меня кормить. Жена - самый любимый мой человек, я с ней делил и радость, и горе, познал цену лжи и правды. Знаю, что мне уже не вылечиться, но так хочется пожить с ней еще 10-15 лет!

ЖЕНА НИКОЛАЯ КАСЬЯНА АНДРИАНА: «КОМУ ВIН ТЕПЕР НУЖЕН, ХВОРИЙ? РАНIШЕ ЛЮДЕЙ БУЛА КУЧА, А ТЕПЕР - НЕМА»

- Андрiано Миколаївно, що трапилось з Миколою Андрiйовичем?

- Лiта... Скiльки вiн проробив! А скiльки було гонєнiй! Хiба мало пережито (плачет)? Як його травили!! Це був ужас! Та що вже зараз ворошити минуле?

Це почалося ще два роки тому. Ми були у Йосипа Кобзона на його 70-рiччi. I тодi Миколi стало погано. Йосип Давидович просив: «Николай, оставайся, тебя здесь будут лечить». А вiн же впертий, нiколи лiкуватись не хотiв. Нiколи! Ото й бiда...

Ми ж нещодавно з ним лежали у полтавськiй лiкарнi - три тижнi. Кололи його, капали йому - трошки пiдлiкувався, краще став їсти. Але вiн зовсiм не виходить на воздух.

- Як довго це вже триває?

- З весни. 10 квiтня, на день його народження, у нас вiдкривали капличку, яку Микола побудував для Кобеляк. Чоловiка посадили в машину, повезли на кладовище. Вiн там трохи побув i поїхав додому, йому зробилось недобре.

- Скiльки ви вже з ним прожили?

- 43 роки. Познайомилися в Карпатах - я сама з Iвано-Франкiвської областi, з Галича. Його направили туди на роботу, вiн там був главврачом...

- Це про вас вiн написав один з кращих своїх лiричних вiршiв?

Пам'ятаєш, люба, днi веснянi
В сутiнках зеленої краси,
Днi, коли любов свою з пiснями
Я тобi щовечора носив?

- Так. Я була дуже зворушена.

- Якi роки були найважчi?

- Коли гонєнiя були, коли вiн розпочав мануальну терапiю. Тодi ж не давали дихнути... Спасибi Горбачову, спасибi Кучмi, що захистили й пiдтримали. Спасибi Вiктору Володимировичу Медведчуку, його дружинi Оксанi Марченко, що побудували в Кобеляках чудовий Центр мануальної терапiї для дорослих та дiтей. Ой, ну що я вам ще буду казати?

- Хтось вiдвiдував Миколу Андрiйовича за цi мiсяцi?

- Мiлєнький, кому вiн тепер нужен хворий? Ранiше людей була куча, а тепер - нема! Ви самi це знаєте i бачите по артiстах, знаменитих людях. Що казати? Прийом Касьян вже не веде - сили нема. Тепер на його мiсцi працює син Ян.

- Я питав Миколу Андрiйовича, чи є якась надiя на одужання? Вiн сказав: «Немає». Може, звернутись до iнших лiкарiв?

- Вiн не хоче. Нам розписали схему домашнього лiкування, але чоловiк нiякi таблетки не приймає. Вiдказався вiд усього!

- Це погано...

- Отож бачте, який Касьян! Вилiкував мiльйони людей, коли треба, i кричав на них, а сам лiкуватися не хоче! Отакий вiн врач!

- А ви якось на нього можете впливати?

- З-пiд боя можу примусити, а так - нi. Хоча їсти я заставляю - три рази на день подаю. I ранiше було дуже важко впливати на нього, а зараз... Уявiть собi, вiн був пуп землi, а захворiв - i став ноль!

- Це не так...

- Це ви так вважаєте, i я так вважаю... Але Касьян вже не має сили нi хворих приймати, нi щось робити (плаче). Вiн взагалi не спить, правоє льогкоє зовсiм не дає йому дихати. Отаке, дорогой чєловєк...

- Розумiю... Спiвчуваю... Кажуть, що у вас сильне бiополе i ви теж можете зцiлювати...

- Якесь є. Та це таке. Уже, мiлєнький, треба доживати вiк.

P. S. 10 лет назад Николай Касьян написал такие стихи:

Бiлi стiни з пластопокриття,
Тиша й спокiй у моїй палатi.
Господи, ну що це за життя?
Чи ще довго прийдеться лежати
То уколи, то таблетки, чай,
Крапельницi вже осточортiли.
Серце ниє, i в душi вiдчай,
I болить усе, здається, тiло.
Скiльки тут iще лежать менi?
Хочеться додому, до дружини,
Котру часто бачу увi снi.
Неспокiйну, чарiвну i милу...

«Бульвар Гордона» выражает глубокие соболезнования семье Николая Андреевича. Миллионы людей помнят и любят доктора Касьяна, который вернул им радость жизни, а себе самому помочь не смог. Земля ему пухом!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось