В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Автор карикатур на террористов, освобожденный из плена «ДНР», Сергей ЗАХАРОВ: «Меня российские особисты допрашивали, особенно усердствовала женщина. Передернула затвор автомата, дуло к затылку приставила и говорит: «Мне всегда интересно, о чем человек перед смертью думает?»

Татьяна ОРЕЛ. Интернет-издание «ГОРДОН» 20 Ноября, 2014 22:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» бывший пленник «ДНР» рассказал, как его арт-группа «Мурзилка» партизанила в оккупированном Донецке, кто сидел с ним в камере донецкого СБУ и почему в его родном городе с каждым днем жить все опаснее
Татьяна ОРЕЛ

5 июля войдет в историю войны 2014-го как день оккупации Донецка. Боевики, покинувшие ночью Славянск, за который украинская армия билась несколько месяцев, уже к полудню вошли в Донецк, приветственно помахивая с бэтээров еще не понимавшим, что их ждет теперь, прохожим. У билетных касс железнодорожного вокзала тут же выстроились очереди - люди массово покидали город.

Спустя несколько дней в Донецке стали появляться фанерные карикатуры с изображением главарей террористов. Гиркин с пистолетом у виска и подписью: «Just do it». Сморчок Моторола, командир боевиков, рядом со своей дебелой невестой (их свадьба, судя по видео, выложенному в интернете, пела и плясала под стенами Донецкой обладминистрации, где в это время террористы пытали заложников). После крушения малайзийского «Боинга» прохожие на одной из улиц увидели образ Смерти с символикой «Новороссии» и рисунком со сбитым лайнером.

Слухи о том, что в городе работают партизаны-художники, которые назвались арт-группой «Мурзилки», передавались из уст в уста. Кто-то видел карикатуры своими глазами и даже успел сфотографировать, выкладывая затем снимки в социальных сетях, кто-то пересказывал с чужих слов. Одни восхищались смелостью художников, другие же возмущались их дерзостью: в «Донецкой народной республике» чувство юмора у людей отмирает за ненадобностью.

А вот задуманный художниками образ одиозного «народного губернатора» Павла Губарева так и остался не увековеченным. Если бы Губарев об этом знал, вероятно, огорчился бы: он любит свое изображение во всех проявлениях, примером чему - недавний клип на песню «От Донецка до Кремля» с его участием в компании с певицей Викой Цыгановой.

Автора смелых художеств Сергея Захарова арестовали на выходе из мастерской. О том, что пришлось пережить ему в плену у террористов, рассказывает с паузами, опуская подробности, вспоминать которые особенно неприятно и больно. Из плена освободиться ему удалось лишь спустя полтора месяца. Волею случая.

Теперь он в безопасности и в неизвестности. Работы пока нет, впрочем, как и жилья. Кто-то скажет: дескать, парень - молодец, прикольно так подшутил. Но те, кто не понаслышке знают, как сегодня живется в Донецке, подумают: «Герой». Именно подумают, потому что патриоты Украины, вынужденные остаться жить в «ДНР», сегодня вслух стараются вообще не говорить.

«ЕСЛИ В ТОМ, ЧТО СО МНОЙ СЛУЧИЛОСЬ, ИСКАТЬ ХОТЬ ЧТО-ТО ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ, ЭТО КАК РАЗ ВОЗМОЖНОСТЬ НАЧАТЬ НОВУЮ ЖИЗНЬ»

- Сергей, после освобождения вы сразу же уехали из Донецка?

Карикатура на одного из лидеров «народного ополчения» Игоря Гиркина-Стрелкова с надписью: «Просто сделай это»

- Это была первая мысль - уехать немедленно, но еще некоторое время меня держали там обстоятельства. В Киеве я уже три недели.

- В столице, как, впрочем, и в других городах Украины, теперь модно спрашивать у потенциальных квартирантов, откуда приехали. Если с Донбасса - на квартиру не берут. Вы с этим тоже столкнулись?

- У меня до аренды квартиры дело пока не дошло. Я приехал с 500 гривнами в кармане. Меня приютил мой старый знакомый по Донецку, я живу у него в офисе. Но о таких историях слышал. Это возмутительно, конечно. Я одному каналу интервью давал по телефону - они меня расспрашивали о жизни в Донецке. Я, помимо прочего, рассказал, что, несмотря на весь ужас происходящего, в городе чистота и порядок.

Ведущая мне перезвонила после эфира, и я понял, что она возмущена: мол, для кого город в порядок приводят - для террористов?! Говорит, нужно все было бросить, чтобы обстановка стала еще ужаснее, и пусть бы люди в полной мере почувствовали, как живется в «ДНР». А еще рассказала, что в ее доме поселился прокурор из Донецка, который паркует машину, где не следует. Я ей на это ответил, что если человек - хамло, то прописка тут роли не играет.

- Судя по вашим работам, из-за которых вы пострадали, художник вы хороший. Вас в Киеве уже заметили?

- За то время, что я живу в Киеве, ощутил и внимание, и поддержку, получил несколько предложений - но пока не о работе, а о сотрудничестве. Звонили также из солидного журнала, хотят опубликовать мои иллюстрации - зарисовки о жизни в плену. Если в том, что со мной случилось, искать хоть что-то положительное, это как раз возможность начать новую жизнь.

- К прежней вернуться еще надеетесь?

- Прежней уже нет, а вернуться в Донецк, каким он стал теперь, исключено.

- Как вы думаете, другим ваш родной Донецк когда-нибудь станет?

- Как Бог даст. Ранней весной, когда в Донецке еще шли митинги, я наблюдал за людьми. У тех, кто выходил с украинскими флагами, лица были нормальные, человеческие. А вот от тех, кто с битами, такая агрессия исходила...

Я стоял, смотрел и не верил, что они смогут победить. В Донецке много нормальных людей, но они были безоружны, а этим, я видел по их глазам, ничего не стоило применить силу. И ведь именно тогда на площади Ленина в Донецке зарезали парня, который участвовал в проукраинском митинге. Но даже еще в июле, когда мы выставляли свои инсталляции, надеялись, что все вот-вот закончится и город освободят от террористов. Теперь же появилось ощущение, что наша территория - это уже отрезанный ломоть. И будет там какое-то Приднестровье или нечто подобное.

«В ДОНЕЦКЕ СЕЙЧАС ЕЩЕ ХУЖЕ, ЧЕМ В СТАЛИНСКИЕ ВРЕМЕНА»

- Ну, за донецкий аэропорт украинская армия мужественно сражается вот уже пять месяцев. Если бы отрезали «ломоть», давно бы уже ушли - тем более что от аэропорта уже практически ничего не осталось.

- Это борьба за территории, за границы, но не за людей. Хотя понятно, что если бы не российская армия, этих ополченцев за неделю бы вымели из города.

- А что люди? Разве большинство жителей Донецка не поддерживают «ДНР»?

- Нормальных людей в Донецке осталось не так много, они большей частью выехали из города. А те, кто приветствовал «ДНР», так и не поняли, что своими руками натворили беду. Ведь у людей было все: работа, зарплата, пенсия, мирная жизнь. Теперь им остается винить только самих себя. Но в среде моих друзей, к счастью, совсем другие настроения.

- Наверное, потому, что творческие люди - народ свободный, думающий.

- Никого не хочу обидеть, но думаю, многим жителям Донецка не хватает культуры. Работяга домой пришел усталый, накатил, лег перед телевизором, смотрит сюжеты о «распятых мальчиках» и верит в этот бред. Ну а кто-то, хоть и все понимает, молчит или же поддакивает, наоборот, потому что страшно. Я всем своим знакомым сказал, чтобы нигде свое мнение не высказывали - ни в соцсетях, ни за пределами собственной кухни. В Донецке сейчас еще хуже, чем в сталинские времена.

- Вы свое мнение высказать не побоялись - молча, красиво, достойно, с чувством юмора. Ваши работы стали единственным наглядным проявлением партизанской войны в оккупированном городе. Вы - настоящий герой.

- Знаете, как поджилки тряслись? Одно дело - готовить работы в закрытой мастерской, другое - найти смелость выставить их на людной улице. Хотя поначалу мы решили, что делать это нужно часа в четыре утра, когда город спит. Думали, поздним вечером опасно, потому что комендантский час, а вот среди ночи, когда и патрули уже не ходят, - в самый раз. Сложили в багажник несколько работ и поехали. Только успели первую инсталляцию разместить, как подъехал патруль, стали документы проверять. А у нас в багажнике такой груз лежит, что если бы заставили его открыть, тут бы сразу все и закончилось. Ну а потом поняли, что лучше это делать днем, потому что так менее заметно.

- И успеть за считаные секунды...

- Сначала мы присматривали место, обращали внимание на то, чтобы нигде поблизости не было видеокамер. Прежде чем у кинотеатра «Комсомолец» выставить «портрет» Гиркина-Стрелкова с пистолетом у виска, сделали сначала надпись, отошли на безопасное расстояние, проследили, все ли спокойно, и только потом вернулись, чтобы его поставить.

«Моторолу с невестой» перед входом во Дворец бракосочетания установили, одну из работ - рядом с больницей имени Калинина, которая просто напичкана раненными боевиками. Только поставили, тут идут дээнэровцы с автоматами, но, к счастью, ничего не заметили, а наш фотограф даже успел запечатлеть их, когда они прошли мимо инсталляции.

- Боевики прошли мимо. А прохожие ведь замечали наверняка? Ваши работы нельзя не заметить, и уж тем более в городе, где все давно уже начеку.

- Останавливались, смеялись, кто-то даже фотографировал на мобильный телефон. Знаете, нам было так приятно видеть мгновенную, живую реакцию публики. Но не позже чем через полчаса работы исчезали. Вряд ли их кто-то из прохожих уносил под мышкой - это просто опасно. Значит, увозил патруль. В работе у меня были и другие эскизы, но... не успел. Выхожу как-то из мастерской, а меня уже встречают.

«НАС С ОДНИМ ПАРНЕМ НАРУЧНИКАМИ СКРЕПИЛИ, И МЫ С НИМ ВСЕ ВРЕМЯ БЫЛИ ВМЕСТЕ, ДАЖЕ В ТУАЛЕТЕ»

Карикатура на командира противотанкового спецподразделения «ДНР» Моторолу (Арсения Павлова) с невестой. Свадьба гуляла под стенами Донецкой обладминистрации, где в это же время террористы пытали заложников

- Как на вас вышли, знаете?

- Отследили с помощью телефона. Я сначала свой телефон отключил, пользовался другим, а потом расслабился и иногда стал выходить на связь со своего номера. Сразу после этого меня и взяли.

- Но для этого им кто-то должен был подсказать номер вашего телефона...

- Ну, не знаю. Я однажды встречался с российскими журналистами. Теперь пишут, что это они меня сдали. Но я не могу этого утверждать.

- Как же вы рискнули довериться российским журналистам, если они, как правило, работают на террористов?

- Это были журналисты одного оппозиционного телеканала. Но я старался и с ними соблюдать осторожность. Сказал, что за ними заедут. Попросил у знакомого таксиста машину, но для чего, не сказал, сам сел за руль, забрал журналистов, вывез в пустынное место и только там признался, что это именно я.

- Сергей, простите, я не хочу вынуждать вас возвращаться к подробностям пережитого в плену. Расскажите, пожалуйста, только то, что считаете возможным.

- Привезли в СБУ на допрос. Били. Допрашивали российские особисты. Особенно усердствовала женщина. Я поначалу пытался спорить, что-то доказывать, она меня в другой кабинет вывела, затвор автомата передернула, дуло к затылку мне приставила, говорит: «Мне всегда интересно, о чем человек перед смертью думает?».

В ней такая ярость была сумасшедшая... Она открыла мою страницу ВКонтакте и от моего имени переписывалась с людьми, которые предлагали мне помощь. Может, кто-то даже из них и пострадал... Бросили меня в карцер, утром - снова допрос. Потом заставили лезть в багажник, из одной машины в другую пересаживали, отвезли на территорию райвоенкомата на окраине Донецка. Нас с одним парнем наручниками скрепили, и мы с ним все время были вместе, даже в туалете. Нас пытали. Потом мне сказали: «Раскрасишь вон ту машину, и мы тебя отпустим». Отпустили.

- А того парня?

- Я не знаю о нем ничего. Сейчас со мной работают люди из комиссии ООН по правам человека, присылают мне разные фотографии, чтобы я его опознал.

- Но после того освобождения вы ведь снова попали в плен?

- Да, я на следующий день пришел в СБУ за своими документами, и меня уже не отпустили. Правда, во второй раз не били.

- Что за люди сидели с вами в подвале СБУ?

- Очень много было ополченцев.

- Своих же сажают?

- Свои - своих. Кто-то по пьянке попал, за внутренние разборки какие-то. Причем не только рядовые боевики. Со мной в камере сидел человек, который у них какой-то пост занимал. Он ждал показательного расстрела. Но, несмотря на это, оставался преданным поклонником «ДНР», как и все пленные боевики. Был еще некий Дмитрий Сергеевич - он взял на себя роль пахана: установил график перекуров, следил за распределением передач. И рассказывал о «распятых мальчиках», о «концентрационных лагерях», которые готовят для жителей Донбасса. Я смотрел на него и думал: «Завтра тебя свои же к стенке поставят, а ты все им веришь».

- Украинские военнослужащие в камере были?

- Да, как раз те, кого вывели на «парад пленных» в День независимости. Я потом читал интервью Захарченко, который рассказывал, что мог бы и 600 военнопленных по городу провести, но вывел самых «жестоких нелюдей», «карателей». Но я-то знаю, что среди них были военные медики, которые ехали за ранеными, и там их захватили.

- Что было самым страшным для вас за эти полтора месяца?

- Лежишь сутками в забитой людьми камере, все покатом на полу, впадаешь в полузабытье, воздух удушливый, лампочка еле светит... Психика может нарушиться уже хотя бы от того, что просто лежишь и ждешь неизвестно чего. Из провалов меня выдергивал иногда этот парень, к которому я был прикован наручниками: дернет рукой, смотрю - крестится. А мне больно, наручники ведь в руку впились до крови. На войне, как говорится, атеистов не бывает... Я тоже молился про себя, благодарил Бога за все. То, что не убивает, делает нас сильнее. Может, я потом пойму, что все эти испытания неспроста.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось