В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Под небом голубым

Гей-символ Костя ГНАТЕНКО: «Может, меня уже давно исключили из Союза писателей как плохого члена»

Иван ТЮССО. Специально для «Бульвар Гордона» 7 Декабря, 2007 22:00
На днях Костя закончил книгу рассказов и сборник сказок для детей.
Иван ТЮССО
Поэт, певец, экс-ведущий телепрограмм «Бар «Черный кот» и «Пестунчик долi», Константин Гнатенко не считает себя украинским гей-символом. Просто так случилось, что он был первым из известных лиц в стране, кто решился публично признать свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. Гнатенко свято верил: все услышат правду и перестанут перемывать Костины кости у него за спиной. Как же он ошибался! Оказалось, что облеченные властью люди не понимают, как это щирый украинец и патриот может быть гомосексуалистом. Костя доказал, что и один в поле воин. Но только он знает, чего ему это стоило.

«Я ХОТЕЛ БЫ СДЕЛАТЬ СКАНДАЛЬНУЮ ТЕЛЕПРОГРАММУ, ЧТОБЫ ДАТЬ ПРОСРАТЬСЯ УКРАИНСКИМ ЗВЕЗДАМ»

— Костя, ни на телеэкране, ни на большой сцене тебя давно не видно. Чем занимаешься?

— Вот закончил новую книгу рассказов, она как раз готовится к изданию, написал очередную книгу сказок для детей, новую книгу стихов. Появилось много новых песен (пишу и стихи, и музыку). Я пытаюсь разными способами проявить себя. Разумеется, не могу класть стены из кирпича — вернее, могу, но, вероятно, получится очень плохо. Вообще, не ищу себе заработки, от которых не буду получать удовольствия. Это не мой стиль.

— О чем твои рассказы?

— Что-то из детства, что-то из жизни постарше, что-то подслушанное. Рассказы о том старом Киеве, которого уже нет, Киеве моей юности, который безвозвратно уходит, и хочется успеть собрать последнюю «золотую пыль». Это не модные штучки, там не будет матерных, ругательных слов (подробно перечисляет каких). Я понимаю, это не очень современно, но мне хочется писать просто добрые, светлые рассказы о жизни для культурных людей.

— А это правда, что ты — член Союза писателей?

— Почти многочлен... (Пауза). Да, это так. Но я не принимаю участия в «спiлчанськой» жизни. У меня есть членский билет Союза писателей еще Советского Союза, так как принимали меня в Москве. Я не знал, что для того, чтобы получить билет уже украинского Союза писателей, нужно перерегистрироваться, какую-то новую фотографию вклеить... Может, они меня уже и исключили как плохого члена.

Могу сказать одно: я совершенно не коллективное, не стадное существо. Никогда не бывал ни в детских садах, ни в пионерских лагерях — такой вот человечек сам по себе. К всевозможным союзам никак не отношусь. Помню, как нас принимали. Это был последний, по-моему, девятый съезд молодых писателей Советского Союза. Я прочитал свои стихи, которые потом перевели разные московские журналы. Приняли меня без наличия изданной книжки. Вот так все просто.

— Ну хорошо, с отношением к Союзу писателей все понятно. А что ты думаешь о современной украинской литературе — так называемом «сучукрлите»?

— Знаешь, я воспитываю в себе толерантность, поэтому все, что не мешает лично мне, не создает какого-то дискомфорта, имеет право быть.

Недавно мне кто-то подкинул замечательную повесть Любы Клименко «Порядна львiвська панi». Мне очень понравилось. Я даже дал почитать своему ближайшему другу Артуру Кульповичу — мы с ним всегда делимся впечатлениями об увиденном и прочитанном. Прикольная повесть!

Все украинские мужчины корчат из себя «мудрагелiв» — есть такое замечательное украинское слово. Они пишут либо исторические романы, либо социальные, либо соединяют историческое с социальным... А тут чисто бабский взгляд на мужиков! Классно. Потом мне поведали по секрету, будто под этим именем скрывается мужчина. Тем более стало интересно. Если бы я сейчас имел телевизионную программу, обязательно бы пригласил в нее эту или этого Любу.

— За чем дело стало? Почему в нашем эфире нет программ Кости Гнатенко?

— Это вопрос не ко мне...

— О’кей, спрошу по-другому: если бы ты сейчас делал телевизионную программу, как бы она выглядела?

— Не знаю. У меня куча готовых проектов, возможно, их следует предлагать соответствующим людям. Я человек очень противоречивый: с одной стороны, хочется делать что-то гламурное, с другой — что-то серьезное, чего еще у нас нет. Я бы сделал какую-то культурологическую программу, ведь очень много всего происходит! Есть композиторы, которые пишут прекрасную музыку, есть исполнители совершенно потрясающие, есть очень интересные провинциальные группы. Да и с теми, кто есть, кто известен, никто ведь по-настоящему серьезно не говорит!

Видишь ли, телевидение — это такой «корпоративчик», «междусобойчик», куда приглашают друзей, знакомых, любовниц и любовников, все варится вокруг одних и тех же людей. Да, я хотел бы делать скандальную программу, чтобы дать просраться всем украинским звездам, раскрученным людям. Ведь большинство из них — обыкновенные пузыри, подуй на них — и они лопнут.

«У КОЗЛОВСКОГО Я БЫ ВЫДЕЛИЛ ТОЛЬКО ОДНО ДОСТОИНСТВО»

— Однако ж, и суров ты! А раньше поласковее был. Возмущался расхожим мнением, будто в шоу-бизнесе карьеру делают исключительно через постель...

— Это касается «поющих трусов», которых в последнее время хоть жопой жуй!.. А если мы говорим о звездах, то я не знаю ни одной, проложившей себе дорогу на сцену таким образом. Такие певицы, как Ира Билык, Ани Лорак, Тая Повалий, Наташа Могилевская, стали звездами только благодаря работе и таланту.

Просто нам хочется думать о них в некотором роде легкомысленно. Человеку вообще изначально свойственно думать с пошлинкой, просто не каждый готов это признать.


Костю с композитором и аранжировщиком Владимиром Бебешко связывают чисто дружеские отношения — без всякой задней мысли



А мужчины-исполнители? Ну какую состоятельную даму украинский певец может сексуально возбудить, тем более удовлетворить настолько, чтобы она дала ему много денег? Такое даже представить невозможно. Во-первых, я не знаю женщин с таким извращенным вкусом. Во-вторых, на нашей эстраде нет мачо, который мог бы заинтересовать богатую леди. Они все смазливые, писклявые, женоподобные, хитренькие, нехаризматичные. Может, найдутся один-два, способные вызвать оргазм у фригидной тетки, но не более.

— Откуда же берутся те, кого ты называешь «настоящими звездами», тот же Виталий Козловский?

— Большое количество бартерных показов по телевизору и проплаченного звучания по радио еще не гарантирует высокий класс. Если в Украине изобрели какое-то иное значение слова «звезда», тогда да, Козловский — звезда. Для девочек, которым 14-16 лет. А вот, скажем, для моих подруг — состоявшихся и состоятельных женщин — он никто. Да, у него есть очень милые песенки. Но он невероятно провинциален! Хотя эта черта подкупает.

Мне кажется, Виталик искренне хочет, чтобы его любили, стремится всем понравиться. Но так, увы, не бывает. С моей точки зрения, он себя слишком быстро всего продал — тайны больше нет.

Думаю, у нас нет исполнителя-мужчины, достойного называться звездой. Раз уж мы заговорили о Козловском, то я бы выделил у него только одно достоинство... Нет, не то, о чем ты подумал. Он умеет танцевать, и это большой плюс. Вообще, в нашем шоу-бизнесе очень не хватает харизматичных людей...

«УКРАИНА — СТРАШНО ГОМОФОБНАЯ СТРАНА»

— Так почему бы Косте Гнатенко не оживить украинский шоу-бизнес своей харизмой?

— Спасибо, но я там уже был... Как и телевидение, шоу-бизнес очень корпоративен, весь замешан на различных связях. Я не совсем подходящий для шоу-бизнеса человек. У меня нет суперамбиций, мне не хочется кого-то переплюнуть, кому-то что-то доказать. Знаешь, с клубами проще. Все директора клубов между собой связаны. Стоит выступить в одном — и тебе уже звонят из другого. Причем если хотят, чтобы кто-то пришел и громко спел с умным видом, это не ко мне. Мое дело — развеселить, создать приятную атмосферу. Никто не одевается на сцену так, как я, и не делает того, что могу позволить себе я.

Есть еще одна причина, по которой меня нет в шоу-бизнесе: Украина — страшно гомофобная страна... И все идет от тех, кто правит бал. Скажите, пожалуйста, кто из высшего руководства нашей страны вообще когда-нибудь публично произнес слово «гомосексуалист»? А ведь демократия — это когда меньшинство знает, что оно защищено.

— Я никогда свою ориентацию не скрывал — и тем не менее проблем не имел.

— Просто ты не публичный человек. Да, на бытовом уровне проблем нет. Но мне известен один вопиющий случай: гей живет в маленьком, глухом селе где-то в Черкасской области. Так случилось, что о нем все знают и над ним жутко глумятся, просто убивают. И этого человека никто не защищает! Никто! Попытались только журналисты канала «Украина» (другие каналы отказались). Куда ни звонили, чтобы пожаловаться, рассказать — всюду хохот.

Государство должно гарантировать защиту меньшинству, как и всем остальным. У нас этого нет. Если узнают, что ты гей, можешь вылететь с работы. Если слух распространится дальше, поверь, тебе будет очень непросто в жизни.

Я не знаю, что должно произойти в сознании людей, чтобы они поняли: если кто-то не такой, как ты, это еще не значит, что он плох. Каждый, каким бы он ни был, имеет право быть таким, какой он есть, если это не причиняет вреда окружающим. Это цивилизованные нормы. А о каких европейских приоритетах можем говорить мы?! Для меня очень странно, что европейские правозащитные организации до сих пор не сделали Украине замечания относительно ее гомофобии.

К счастью, я могу позволить себе такую роскошь — жить, не соприкасаясь с внешним миром. Я не езжу в общественном транспорте, не гуляю без надобности — не хочу провоцировать «темные силы».

— В Европе ведь тоже есть гомофобы... Ситуация с черкасским селом вполне могла бы повториться где-нибудь в глухом французском или испанском городишке.

— Да, провинция — не географическое понятие. Провинция внутри человека, в его мировоззрении... Но моя позиция неизменна — Украина гомофобна, и это мешает ей быть демократической страной. Когда я услышу из уст какого-нибудь уважаемого политика фразу о том, что «все равны — и те, и те, и те, и такие тоже», только тогда я поверю в возможность у нас демократии... Пока это лишь fata morgana.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось