В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу!

Известный как якобы лидер солнцевской организованной преступной группировки Михась Сергей МИХАЙЛОВ: «Швейцарский прокурор воскликнул: «Посмотрите на Михайлова — с виду респектабельный молодой человек, а вы знаете, что своему компаньону Орлову он лично выколол ножом глаз и отобрал у него машину и квартиру? При этом, когда бывший Генеральный прокурор и министр юстиции США Рэмси Кларк приехал в Швейцарию и сказал: «Хочу Сергея Михайлова защищать», ему отказали»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 13 Февраля, 2013 22:00
7 февраля крупнейший российский бизнесмен и меценат отпраздновал 55-летие
Дмитрий ГОРДОН
В конце 80-х — начале 90-х о солнцевской организованной преступной группировке говорили повсеместно: ее упоминали и на телевидении, и в печатных СМИ, а людская молва так и вовсе мифологизировала. Солнцевские бандиты считались едва ли не самыми крутыми на территории всего бывшего СССР, но имя человека, которому приписывали в той группировке лидерство, Сергея Михайлова, прогремело на весь мир чуть позже — в 96-м, когда из аэропорта Куантран в Швейцарии он был доставлен прямиком в тюрьму. Изначально Михась, как тогда называла Сергея Ана­толь­еви­ча вся западная, да и наша, постсоветская, пресса, обвинялся в какой-то абстрактной преступной деятельности и покупке швейцарского особняка через подставное лицо, но потом, когда начался затяжной следственный процесс, стало ясно: речь идет о чем-то большем, нежели нарушение правил приобретения жилья...Два года спецслужбы восьми стран мира, в том числе Соединенных Штатов Америки, пытались помочь швейцарцам расследовать дело Михайлова и поставить в нем финальную точку - добиться тюремного срока для того, кого «наградили» званием крестного отца русской мафии и лидера солнцевской ОПГ, однако потерпели оглушительное фиас­ко: в 72 томах уголовного дела присяжные не нашли ни единого факта, позволяющего признать подследственного виновным.

Сергей Анатольевич не скрывает: его защищали блестящие адвокаты, к тому же существенно помогал экс-генпрокурор и экс-министр юстиции США Рэмси Кларк, приехавший на суд, чтобы отстоять человека, в чьей невиновности не сомневался, однако, как отмечали авторитетные издания, лучшим защитником Михайлова оказался он сам. Все, кто присутствовали на заседаниях, диву давались: российский бизнесмен, что для западного европейца уже без пяти минут бандит, держался уверенно и хладнокровно, словно аристократ на приеме. Многочисленные попытки вывести Сергея  Анатольевича из себя, спровоцировать на грубость, конфликт и скандал, предпринимаемые прокурором, были безрезультатны и имели место ровно до тех пор, пока их не пресекла судья, которой все это надоело. «Господин Кроше, вот вы все время говорите нам о том, как ужасны русские, какие это необразованные и необузданные дикари, но посмотрите на господина Михайлова - по-моему, он выглядит как джентльмен. По крайней мере, в отличие от вас ведет себя именно так...».

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Еще не имея юридического образования (это позже Сергей Анатольевич станет доктором юридических наук и профессором), подследственный вдребезги разбивал доводы «особо важных» свидетелей, которых из Америки везли тремя самолетами (как положено, под неусыпным наблюдением телохранителей), и в конце концов дошло до того, что присяжные «этому русскому, изо всех сил защищавшему свое доброе имя» едва не аплодировали. Ну а потом Михайлова единогласно признали невиновным - не мафиози и не крестным отцом, а простым иностранцем, ставшим жертвой предвзятого отношения к его соотечественникам и пострадавшим в результате жуткого недоразумения.

Исход этого процесса казался мировой общественности невероятным: человека, которого уже и негласно, и гласно «помазали» на лидерство в далекой, опасной и ужасной солнцевской банде, вдруг оправдали, да еще и 500 тысяч долларов компенсации выплатили (за время отсидки в тюрьме, где он не мог зарабатывать), а если учитывать, кто Сергею Анатольевичу про­тивостоял, то, что все так закончилось, и вовсе чудо.

Тогдашнего генпрокурора Швейцарии непримиримого борца с организованной преступностью Карлу дель Понте на родине прозвали Карлита-Чума: с 1981 года, когда перспективный юрист перешла на прокурорскую работу, от нее не уходил никто. В начале 90-х именно она изрядно потрепала нервы российскому президенту Борису Ельцину, инспирировав дело о коррупции в его окружении, и именно ей удалось заморозить все личные средства бывшего премьера Пакистана Беназир Бхутто, а также добиться ареста 118 миллионов долларов на счетах брата экс-президента Мексики Салинаса. Разумеется, никто и не сомневался: какого-то Михася, который далеко не президент, не министр и даже не дипломат, Карлита с ее репутацией и влиянием попросту раздавит.

За их противостоянием увлеченно следил весь мир, и то, что дель Понте проиграла и, оставив генпрокурорскую должность в Швейцарии, перешла работать в Международный трибунал ООН по бывшей Югославии, послужило еще одним и, кстати, довольно весомым доказательством того, что вины на Михайлове нет. Просто так отступить в борьбе с мафиози Карлита-Чума не согласилась бы ни за что: в 1992 году от взрыва, организованного сицилийской мафией, погиб судья Джованни Фальконе, с которым она тесно сотрудничала.

Обыск на подмосковной даче Сергея Михайлова в рамках расследования прокуратурой Наро-Фоминска уголовного дела о вымогательстве и похищении человека, июнь 2002 года

В 98-м, после двух лет заключения, Сергей Анатольевич, наконец, вернулся домой, и на вопрос, что почувствовал, когда услышал оправдательный приговор суда, ответил: «Великую благодарность Всевышнему!». Теперь Михайлов активно занимается не только бизнесом, но и благотворительностью - восстанавливает разрушенные храмы и возводит новые, помогает ветеранам Великой Отечественной и вдовам Героев России, проводит различные акции для детей и молодежи. Глядя на то, с какой нежностью этот сильный мужчина, повидавший и переживший на своем веку многое, листает изданную им антологию детского рисунка или запускает в небо домашних голубей, попутно обучая гостя - прославленного боксера Майка Тайсона, держать их, кормить и поить, совсем не веришь, что когда-то его пытались осудить как главаря банды.

Что интересно, о принадлежности Сергея Анатольевича к солнцевским сви­де­те­ль­ствует лишь одна-единственная запись - на колоколе церкви, построенной в Подмосковье на деньги бизнесмена, написано: «От солнцевской братии», однако ничего криминального в этом он не находит. «Просто деньги на то, чтобы отлить колокола, собирали жители города Солнцева», - объясняет Михайлов.

«УВИДЕВ СВОЙ ПЕРВЫЙ ЗАРАБОТАННЫЙ МИЛЛИОН, Я ПОДУМАЛ: «ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ»

- Сергей Анатольевич, добрый день - у вас в гостях очень уютно и такие фотографии, иконы на стенах... Вы известный предприниматель и меценат, а с чего ваша бизнес-деятельность начиналась?

Генпрокурор Швейцарии Карла дель Понте заявила: «Если Михайлов осужден не будет, значит, работаем мы плохо»

- Ну, как и у многих - с палаток...

- В начале перестройки, небось...

- Да: цветы всякие, подарочные изделия продавал. Работал в кооперативе, связанном с народными промыслами, искусством, шкатулками теми же: все, как обычно, - это и был стартовый капитал.

- Только-только вздохнуть людям дали - интересное было время?

- Безусловно, и то, чем занимались, было сродни какому-то творчеству. Тем, у кого коммерческая есть жилка (а я думаю, она мне присуща), дали раскрыться - тут и способность устанавливать контакты проявилась...

- ...а еще умение договариваться...

- ...предчувствовать цены, спрос и все остальное.

- Многие зарабатывали тогда очень активно: я помню себя и своих друзей - деньги, казалось, сами шли в руки. Соблазнов появилось много?

- Лично у меня нет. Другие, конечно, сразу же расслаблялись, гуляли, покупали себе «феррари» и прочее, но мы постоянно вкладывали средства в оборот и производство старались расширить. Шаг за шагом, потихонечку...

- Помните ощущения, когда увидели свой первый заработанный миллион?

- Да, разумеется.

Старший офицер ФБР Роберт Левинсон. «Он в преступлениях, якобы совершенных в Америке, меня обвинил, нагородил там всякого, в Швейцарию троих лжесвидетелей доставил»

- Что подумали?

- «Так и должно быть» - я чувствовал, что это произойдет. Есть у меня внутрен­нее такое ощущение того, что ждет впереди, ясновидением называется, поэтому абсолютно четко знал: состоятельным бу­ду.

- Как эти деньги тогда тратили: приобретали машины, квартиры?

- Честно говоря, сейчас уже не очень-то помню. Делал подарки близким - родителям, тем, кто был рядом, очень хотел им помочь, и уходило на это много. Ну, ес­тественно, себя, любимого, тоже не забывал.

- Многие богатые люди закона «Чем больше отдашь, тем больше к тебе придет» не знают - вы всегда это осознавали?

- Безусловно - я же человек верующий.

- И этот закон работает, правда?

- Однозначно! Для меня это железобетонное правило, которое подтверждается на протяжении стольких лет: чем больше ты отдаешь, причем правильно, туда, куда нужно, тем больше потом получаешь, - зерна в благодатную почву падают, и ростки всходят хорошие.

«МИХАИЛ КАСЬЯНОВ ЖИЛ КИЛОМЕТРАХ В ДВУХ ОТ МЕНЯ, И ХОТЯ В ШКОЛЕ, ГДЕ Я ЗАНИМАЛСЯ СПОРТОМ, УЧИЛСЯ, ЗНАКОМЫ МЫ НЕ БЫЛИ»

- Я помню, в конце 80-х появились не только кооперативы, но и все, им сопутствующее, и много тогда о солнцевской группировке судачили: там, дескать, самые крутые во всем Советском Союзе ребята. Хотелось бы с вами не­множко о Солнцеве по­говорить - это правда, что вы жили там в одном дворе с будущим премьер-министром России Михаилом Касьяновым?

Бывший Генеральный прокурор и министр юстиции США Рэмси Кларк «во время процесса как свидетель защиты приехал, и это было грандиозно»

- Ну, не совсем в одном - километрах в двух друг от друга. Есть у нас в Солнцеве райончик такой - Станция называется: рядом с железнодорожной станцией ряд домов, так вот, в одном из них проживал Касьянов, и хотя он в школе, где я занимался спортом, учился, знакомы мы не были.

- Потом познакомились?

- Шапочно, а близко - нет, никогда.

- Солнцевская груп­пировка, о которой столько писали и говорили, - вымысел, миф, или и вправду такая была?

- Смотря что под словом «группировка» подразумевать. Конечно же, люди, которые защищали свой бизнес и не давали никаким рейдерам его захватить, были, но когда их преступной группировкой называют, я не согласен. Это, наоборот, созидательная группировка была: «Чужого не трогаем, но и своего никому не отдадим» - примерно под таким лозунгом мы работали.

- Ребята, которые с вами бизнесом занимались, все жили в Солнцеве, были спортсменами?

- В основном да, но и ученые среди нас тоже были.

- Какого-то кодекса чести вы придерживались?

- Вы знаете, люди-то мы в основном верующие, поэтому и без кодекса обходились: у нас Библия есть, 10 заповедей, которые Господь дал Моисею, а Моисей - народу, и мы четко старались им следовать. Уж если какие-то исключительные случаи и были, просили разрешения (смотрит наверх) чуть-чуть от этих заповедей отойти...

- Писали, что Сергей Михайлов по кличке Михась - лидер солнцевской ОПГ: читая о себе такое, расстраивались?

- Конечно, когда преступником называли, приятного в том было мало.

- Родители переживали, наверное?

- Нет, потому что понимали: была сплошная во всем конкуренция, и когда в чем-то мы не уступали, возникали трения, которые переходили на газетные полосы, выливались в негативные публикации. С другой стороны, если молва идет, народ верит...

С Дмитрием Гордоном. «Чужого не трогаем, но и своего никому не отдадим» — примерно под таким лозунгом мы работали»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- ...всему...

- ...да, и не случайно такая пословица старая есть: «Добрая слава на печке лежит, а дурная по дорожке бежит» - так и со мной получилось.

- В начале 90-х в России просто бандитский господствовал беспредел - многих вообще убивали. Не боялись, что такое может произойти и с вами, были наезды на вас и на ваш бизнес со стороны бандитов?

- Естественно, какие-либо претензии  были всегда, и периодически от разных людей приходилось выслушивать различные доводы, причем достаточно убедительные, что им принадлежит что-то наше. Ну, мы, так сказать, отвечали, а что касается страха, то его не было, потому что за моей спиной стояла моя семья, которую я очень люблю, и мои близкие, а настоящая любовь страха не знает - это тоже закон. Ну и потом, что такое для человека верующего смерть? Просто в другое состояние переход...

- Вы действительно в это верите?

- Конечно, как и в то, что у меня с не­бом контакт, и потому меня берегут. Ви­ди­те, сижу и с вами здесь разговариваю, хотя, в общем-то, выжить было непросто...

- ...и удавалось это сильнейшим...

- Да, тем, кто определенное имеет чутье. Наверное, потому я сейчас с вами...

- ...а не с ними...

- Не там (смотрит наверх) и не там (опус­кает глаза вниз).

- В таких фильмах, как «Бандитский Петербург», «Олигарх», «Бригада», до­статочно правдиво показано, что происходило тогда на территории бывшего СССР на самом деле, а вот вас правоохранительные органы прессовать пытались?

- Да, безусловно.

- И угрожали?

- Бывало по-всякому, например, приходили, обыск устраивали, все разбивали, укладывали меня и моих друзей возле дома... Представляете, несколько высоток вокруг, и все жильцы смотрят: что там за люди и почему лежат?

- Кино снимают...

- Меня еще и избивали! Ну, как... Кто-то ударил, а кто-то в это время украл часы. Был такой эпизод: один сотрудник милиции руки скручивает, второй бьет по лицу, а третий снимает с руки золотой «ролекс». Я еще не вырубился, прохрипел: «Часы отдай!». Их старший это увидел: «А-а-а, ты еще нам замечания делаешь!». Всю ватагу на Петровку доставили - и на следующий же день отпустили: оказывается, оснований для задержания не было.

- А извиниться?

- Ну, это так, между прочим: «Мы же сегодня вас не закрываем?». Я: «Если закроете, все газеты центральные будут об этом знать». - «Все, нет вопросов».

- Покушения на вас были?

- Ярко выраженных таких нет, но, думаю, готовились. Господь миловал - я же сказал, что он меня оберегает.

«НА РУСИ ГОВОРЯТ: ЕСЛИ ЧЕЛОВЕКА НЕСКОЛЬКО РАЗ СВИНЬЕЙ ОБОЗВАТЬ, ОН МОЖЕТ ЗАХРЮКАТЬ... ОБО МНЕ ПИСАЛИ: «ЛИДЕР СОЛНЦЕВСКОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ», НО ГДЕ ОНА, ГРУППИРОВКА ЭТА? - ПОКАЖИТЕ! ЧТО, НЕТУ?»

- Тем не менее какие-то распоряжения на случай, если с вами, не дай Бог, что-то произойдет, вы тогда отдавали? Готовились к худшему?

- Христианин должен всегда быть готовым из жизни уйти: это может случиться в любой момент. Я самое элементарное предпринимал - говорил, где для семьи средства находятся, и все знали: если что-то случится, незаменимых людей нет, мое место займет кто-то другой.

- В кино, когда крестных отцов наблюдаешь, понимаешь, что это, наверное, очень серьезные люди, а я вот сижу напротив вас - человека, которого в прессе неоднократно крестным отцом русской мафии называли...

- (Улыбается).

- Это льстило или, наоборот, возмущало?

- Вы знаете, на Руси говорят: если человека тысячу раз свиньей обозвать, он может захрюкать. Мне приходилось жить с этим и лавировать, понимаете? - а что делать, если это все СМИ утверждали? На самом деле, с юридической точки зрения это неправильно, потому что...

- ...для начала определить нужно, кто такой крестный отец и что такое мафия...

- Вот! Писали: «Лидер солнцевской организованной преступной группировки», но где она, группировка эта? - покажите! Что, нету? Фиксации юридической нет, а только домыслы-вымыслы.

«В БЕЛЬГИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ LE SOIR ПОЯВИЛАСЬ ИНФОРМАЦИЯ, ЧТО НЕКИЙ ГРАЖДАНИН МИХАЙЛОВ ИМЕЕТ ПРЯМОЕ ОТНОШЕНИЕ К МАФИИ, ЗАНИМАЕТСЯ РЭКЕТОМ, КУРИРУЕТ ПРОСТИТУЦИЮ, ТОРГУЕТ ОРУЖИЕМ...»

- В середине 90-х весь мир русской мафией запугали, крупнейшие западные газеты стращали: мол, ждите, русские идут - эти крутые, кровавые бандиты скоро до нас и наших семей доберутся... Русская мафия на самом деле существовала или это тоже вымысел?

- Вы знаете, Дмитрий, это вопрос к пра­воохранительным органам, а что на этот счет думаю я? Да, действительно, в конце 80-х - начале 90-х за границу хлынул поток очень неглупых...

- ...предприимчивых...

- ...наших соотечественников, и они потихоньку стали тамошний рынок захватывать - не с пистолетами или пушками, а просто здесь (стучит пальцем по лбу) было немножко, и Запад содрогнулся. Особенно Америка - туда тоже пришли русские и начали всякий бизнес, а если учесть, что в США отношение к России до сих пор прохладное, на грани «холодной войны», неудивительно, что вместе со странами Западной Европы Штаты такую позицию заняли, что русские - это надвигающаяся опасность, беда, и придумали мифическую русскую мафию, которая якобы все захватывает. Были даже специальные отделы созданы, которые хорошо субсидировались, подключили работающие на весь мир СМИ и раздули дела Иванькова (Япончика), Таранцева, Михайлова, Тохтахунова.

Увы, все эти дела дутые, придуманные специально, и обидно, что некоторые наши спецслужбы этому способствовали. Слава Богу, сейчас все в прошлом, но тогда на весь мир кричали: русская мафия, то, се, пятое, десятое... - не понимали, что страдают-то невинные люди, не только те, кого преступниками называют. Ну, согласитесь, приезжает человек в цивилизованную, так сказать, страну, а его начинают обыскивать, потому что он русский, а все русские так или иначе относятся к мафии.

- Книгу Олега Якубова «Михайлов или Михась?» я прочитал полностью, и мне она очень понравилась, а это правда, что полумиллионным тиражом она издана?

- Может быть, даже большим - наверное, сам Олег Александрович не знает, каков общий тираж, потому что очень много было заказов. Где только я ее не встречал! - в любом городе. Приятно...

- В октябре 96-го года вы были задержаны в Женевском аэропорту Куан­т­ран швейцарскими спецслужбами, которые в течение двух лет пытались вас осудить. Швейцарцы называли этот процесс процессом века, это было самое дорогое уголовное дело Европы прошедшего столетия - что хотели они доказать и почему суд присяжных вас оправдал?

- Ну, мы как раз об этом сейчас говорили: о том, что русским мифическую роль отвели - мафиози, и вот в бельгийской газете Le Soir, с которой потом восемь лет мы судились и процесс таки выиграли, появилась информация, что некий гражданин Михайлов имеет прямое отношение к мафии, занимается рэкетом, курирует проституцию, торгует оружием...

- Оружием? Так вы серьезный таки человек!

- А что, если оружием торгуешь, серьезный? (Смеется). Так вот, на основании этой статьи швейцарцы меня задержали и, в общем-то, ничего существенного против меня не имея, посадили в тюрьму. У меня в тот момент прекрасно идет бизнес на Западе, контракты подписаны, а здесь, в России, отец не­здоров был - раком болел, мучился жутко... Я просил: «Объясните, пожалуйста, за что меня задержали». - «Вот в газете о вас написано, мы проверяем». И проверяли - целый год дело секретили, не объясняли, за что держат, а потом озвучили то, что было ло­жью.

Я не скажу, что за этим только швейцарцы стояли, - и амери­канцы, которые при­­везли четырех своих, так сказать, свидетелей, од­ним из которых был старший офи­цер ФБР Роберт Левинсон. В 2007 году он в Иране погиб: приехал туда с миссией, его выкрали и убили, но это позже было, а в Швейцарию троих лжесвидетелей он доставил...

- ...ух ты!..

- ...которые начали в суде врать, и с помощью своих адвокатов и фактов я доказал, что это сплошная неправда. Простые люди, в жюри присяжных сидевшие, не понимали, как же так? Вот, например, человек - был такой Александр Рабинович - говорит: «Я отдал солнцевской мафии 300 тысяч, они меня загнали в Америку - мне пришлось из России уехать, меня вынудили...». Я ему вопрос задаю: «А документ о том, что вы отдали солнцевской мафии деньги, предъявить можете?» - и он, значит, протягивает мне лист бумаги с текстом на фламандском языке. Сумма - 300 тысяч - цифрами указана, остальное - по-фламандски, а у меня был адвокат-бельгиец, чего не ожидал никто. Он эту бумагу берет: «Извините, но здесь написано, что 300 тысяч не приходили» - представляете? Вот что присяжным думать? Приехал официальный свидетель ФБР и об одном из эпизодов рассказывает, ему вопрос задают - он молчит. «А хотите, - предложил, - я подскажу, где ваши деньги?». Он: «Да!». - «Вы переправили их в Женеву, а потом вместе с моим следователем Зек­шеном сняли». Он в крик: «А что мне было делать?!».

- Кошмар!

- Откуда я это узнал? Любая документация в дело ложится, и я постоянно его читаю, а потом, когда моего швейцарского адвоката Ральфа Изенеггера арестовали (впоследствии оправдали), они эти материалы вынули, а новые засунули, но у меня-то все на бумаге, я все переписывал - и это лишь сотая доля того, что на процессе творилось.

«ГЕНПРОКУРОР ШВЕЙЦАРИИ КАРЛА ДЕЛЬ ПОНТЕ ШЕСТЬ РАЗ СОБИРАЛА СУДЕЙ, АДВОКАТОВ И ПРОКУРОРОВ И ТРЕБОВАЛА: «ГОСПОДИН МИХАЙЛОВ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОСУЖДЕН»

- Хорошо, что швейцарский суд в ли­це присяжных все-таки неподкупный и правда все равно победила...

- Безусловно!

- У нас это было бы наверняка не­воз­можно...

- Причем прокурор даже апелляции на приговор не подал, хотя мужик это наимерзейший! Фамилия его Кроше - на русский это слово переводится как «крючок».

- Хорошая для прокурора фамилия!

- Да-да! (Смеется). Два года он меня на крючке держал и как только ни называл, что только ни приписывал! К примеру, воскликнул: «Посмотрите на Михайлова - с виду респектабельный молодой человек, а вы знаете, что своему компаньону Орлову он лично выколол ножом глаз и отобрал машину и квартиру?».

- А глаз-то, Сергей Анатольевич, зачем?

- Ну, вот так... (Сме­ет­ся). Все, естественно, переводят взгляд на меня, смотрят на это чудовище: как оно там?

- Еще бы! Глаз человеку выколол...

- ...лично! Это еще не суд был, а заседание обвинительной палаты, которая каждые три месяца собирается и решает, выпустить тебя или нет, и, конечно же, те, кто туда входили, даже мысли такой допустить не могли, тем не менее каждые три месяца собирались и фарс свой разыгрывали, и вот на одно из таких заседаний приехал Орлов. Встал и обратился к присутствующим: «Здравствуйте, говорят, у меня глаза нету...», а председатель, господин Требле, отвечает: «А мы вас не звали».

Что ж, на суд, два года спустя, этот человек тоже прибыл и тогда уже выступил: «Вы извините, но вот документы мои на квартиру, вот - на машину, которой уже 10 лет», а судья, женщина с юмором, спрашивает: «А это правда, что вам глаз выкололи?». Тот: «Какой?». - «Что значит «какой»?» - и тут прокурор подхватывается: «Вы знаете, сколько у мафии денег? Они ему стеклянный сделали, нужно провести экспертизу!». - «У вас было два года, господин прокурор, чтобы ее провести, - ответила невозмутимо судья, - а сейчас мы просто проверим. Господин Орлов, закройте-ка левый глаз. Сколько я пальцев показываю?». - «Три». - «А теперь правый закройте - сколько?». - «Четыре». - «Кроше, ваши доводы не убедительны!».

- Какая Фемида, слушайте!

- И это при том, что Генеральный прокурор Карла дель Понте...

- ...небезызвестная...

- ...шесть раз со­би­рала судей, прокуроров и адвокатов и заяв­ля­ла: «Господин Ми­хайлов должен быть осужден, а если не будет, значит, работаем мы плохо».

- Это правда, что после того, как вас оправдали, швейцарские власти выплатили вам полмиллиона долларов и внесли в законодательство страны изменения?

- Да, абсолютно верно.

- Компенсация как бы, да?

- Точно. В Швей­царии существует закон: когда человека обвиняют (не важно, в чем), у него сразу же все счета замораживают, но вы, допустим, должны подать апелляцию, а стоит она три тысячи франков.

- Где же их взять?..

- ...если счета заморожены, вы не юрист, как защищаться не знаете, и подсказать некому, потому что денег у вас нет. Вот и мои все счета заморозили - это хорошо, что друзья присылали деньги и нанимали адвокатов, а если нету таких друзей - извините: как хотите, так и выпутывайтесь.

Мне по 18 пунктам обвинение предъ­я­ви­ли, причем в первом было сказано: «Виновен в том-то и том-то», а остальные 17 начинались со слова «учитывая», и, когда смотришь, что же тебе учтут, думаешь: «Елки-палки, может, все это лучше признать?». Очень сложная швейцарская Фемида, но она, конечно, поплатилась за то, что нанесла мне такой урон. Во-первых, реноме у обвинения подорвалось, во-вторых, следователя, который так дотошно пытался меня посадить, уволили...

- ...а с прокурором Крючком что слу­чилось?

- Ушел, правда, в выступлении своем напоследок солгал. Нало­го­плательщики спросили его, почему Михайлов столько времени на их деньги сидел, а потом ему еще и компенсацию выплатили, и он, как всегда, отвертелся: «Ну, Михайлов на все про все на три миллиона долларов насидел, а Лазаренко, которого мы арестовали, те же три миллиона нам заплатил - и в Америку убежал».

- Баланс!

- «А как нам бороться с преступностью?» - вопрошал, ну, короче, Крючок... Был в Швейцарии такой коллектив, из стар­ших офицеров состоящий, называ­вший­ся группа «Корус» (специально против русских был создан), и вот когда меня арестовали, они визовый режим ужесточили, на наших граждан давление началось... Всех их уволили, а этого Роберта Левинсона, который так доблестно свидетелей привез (на трех самолетах, по 20 человек секьюрити у каждого было), и его коллег разогнали.

- Аферисты какие-то просто...

- Мне кажется, это больше политика - очернить новую Россию, которая поднималась с колен, только освободилась от коммунистического режима. Америка и другие страны Запада подумали: «Вот он, наш час, когда мы можем Россию прижать, показав, что там коррупция, преступность и так далее».

«ЛЕВИНСОН ОБВИНИЛ МЕНЯ В ТОМ, ЧТО ВСТРЕЧАЛСЯ В МАЙАМИ С ЯПОНЧИКОМ И МЫ КАРАВАН С НАРКОТИКАМИ ОБСУЖДАЛИ»

- Мне приходилось слышать, что защищал вас бывший Генеральный прокурор и министр юстиции Соединенных Штатов Америки Рэмси Кларк...

- Да.

- Официально, как адвокат?

- Я вам сейчас расскажу. Да, действительно, мои юристы с этим господином, которого я очень уважаю...

- ...серьезный господин!..

- ...который при президенте Джонсоне генпрокурором был и ми­нистром юстиции, связались. Очень порядочный человек, но когда приехал в Швей­царию и сказал: «Хочу Сергея Михайлова защищать», ему отказали...

- Ух ты!

- Да, следователь пояснил, что в Женеве могут только швей­царские адвокаты работать или хотя бы франкоязычные: у ме­ня все-таки один был бельгийский. «Мы, - говорит Кларку, - вам не раз­решаем», а он: «Позво­ль­те...

- ...я ведь не с улицы...

- ...как это вы можете не разрешить?». - «Мы все вам сказали», и, жутко обидевшись, Кларк улетел в США, но во время процесса как свидетель защиты приехал, и это было грандиозно!

- Бомба, конечно!

- Роберт Левинсон в каких-то преступлениях, якобы совершенных в Америке, меня обвинил, нагородил там всякого, что я встречался в Майами с Япончиком, мы караван с наркотиками обсуждали... Когда мне дали слово, я поправил его, потому что он несколько гостиниц назвал, где я якобы жил, и все неправильно. Я сказал: «Извините, но я встретиться с господином Иваньковым не мог, потому что он был в Америке в конце 92-го года, а я - в начале: вы отметки в паспорте посмотрите - и все станет понятно». Все это выдумки, и свидетели, которых Левинсон привез, за грин-карту работали.

Естественно, Рэмси Кларк был логичен и убедителен. Он сказал: «Мне как бывшему Генеральному прокурору дозволено в криминальные файлы вне­дряться, так вот, все, относящиеся к Сергею Михайлову, я посмотрел, но на него ничего нет, перед Соединенными Штатами Америки он абсолютно чист», и поклялся, что это правда, - вот и все.

- А больше и не надо...

- Левинсон между тем писал в показаниях: «В России у меня своя разведывательная сеть имеется, и ее агенты утверждают, что Михайлов занимается тем-то и тем-то» (ну, ему же вопрос задали, откуда, мол, данные)... Я тогда у Кларка поинтересовался: «Господин Кларк, если старший офицер российских спецслужб имеет свою разведсеть в США, что с ним будет?». - «Естественно, его посадят за шпионаж», - он ответил: вот такие вещи творились в суде.

«УХОДЯ ИЗ ТЮРЬМЫ, Я ОСТАВИЛ ПАВЛУ ЛАЗАРЕНКО ТЕЛЕВИЗОР, ЧАЙНИК, КАКИЕ-ТО БЫТОВЫЕ ВЕЩИ...»

- Это правда, что в швейцарской тюрьме вы сидели с бывшим премьер-министром Украины Павлом Ивановичем Лазаренко?

- Да, определенное время - через стенку. Когда уходил, оставил ему телевизор, чайник, еще какие-то бытовые вещи.

- Вы перестукивались, общались?

- Нет, и хотя швейцарцы так все устроили, чтобы мы это делали, на поводу у них я не пошел.

- Они думали, вы дураки...

- Абсолютно! Ну, представьте: убирается человек в коридоре, а дверь в мою камеру как бы случайно приоткрыта, и этот уборщик мне говорит: «Серега...».

- По-русски?

- Нет-нет, по-французски. «Тебе наркотики нужны?». Я ему: «Нет». - «Любые, бесплатно!». Я снова: «Нет!» - и закрываю дверь.

- Какой примитив, да?

- Такого рода провокации на протяжении всех двух лет были. Или еще один момент вспомнил - телефон принесли. Спрашиваю: «Как ты его достал?». Оказалось, с птицами передали - птиц разрезали, внутрь засовывали и забрасывали. Пройдет охранник - ну, лежит птица, и пускай лежит, а тот, кому надо, подойдет, подберет, вспорет - и у него уже есть мобильник.

- Ничего себе!

- Да, любопытно.

- Что такое швейцарская тюрьма и чем от российской она отличается?

- Швейцарская в от­личие от российской цивильна.

- Типа общежития?

- Да, правда, воли ты все же лишен, а что касается продуктов, получать посылки можешь хоть каждый день.

- А телевизор, душ?

- И телевизор был, и холодильник, душ ежедневно. Раз в не­де­лю - спортзал, есть молельная комната, где ты ежедневно можешь бывать, заказать разговор со священником.

- Женщин нет?

- Нет, конечно, но от­ношение к людям там более гуманное, чем у нас.

- Без издевательств?

- Да, хотя швейцарцы, честно говоря, националисты: цветных не любят.

«У МЕНЯ КОНТРАКТЫ НА МИЛЛИАРД ДОЛЛАРОВ БЫЛИ - ПОЛОМАЛИ МНЕ ВСЕ!»

- В какие страны вы сегодня попасть не можете, куда въезд вам закрыт?

- В страны Шенгенского договора - одна из них не хочет меня своим гостем ви­деть, и остальные 26 не пускают.

- Соединенные Штаты тоже?

- Это отдельный разговор - на въезд туда запрет просто пожизненный. Во­об­ра­зи­те: их представители на суд тремя самолетами прилетели и в пух и прах проиграли, вследствие чего Роберта Левинсона уволили - он ушел в запас, стал заниматься нефтью, потом приехал в Иран, и с ним случилось то, что случилось. Последней вестью от него была запись, которую в Посольство США в Иране прислали: сидит он, вокруг него - террористы, и он просит, чтобы его выкупили. Террористы требовали в обмен на Левинсона отпустить каких-то иранцев, этого не произошло - и все: в 2007 году официально прошла информация, что его убили. Вот Левинсон после моего процесса был уволен, другие сотрудники, и, естественно, просто так это пройти не могло - после такого фиаско американцы до сих пор мне вредят.

- Не привыкли проигрывать, тем более русским...

- Не знаю, может, для вас будет новостью то, что Карлу дель Понте с должности генпрокурора Швейцарии сняли и в Гаагу отправили обвинителем в Международный трибунал по бывшей Югославии, но в книге «Михайлов или Михась?» есть два документа, это спровоцировавшие. Первый гласит, что я должен быть убит, - вы читали?

- Конечно...

- Это все в деле, никуда не подевалось. Контрразведка Швейцарии обнаружила до­несение российских спецслужб: получили, дескать, сообщения от разных следст­венных органов, в которых говорится, что «в самое ближайшее время официальная прось­ба о выдаче Михайлова Сергея будет передана министрам Российской Федерации. Один источник отмечает, что после выдачи Сергей Михайлов будет убит». Это официальный документ, официальный! - а второй я попросил выдать мне уже перед самым отлетом.

Когда все закончилось, меня отправляют в Россию, а я ни в какую: «Не полечу!». - «Вы что, смеетесь?».

- «А вот бумага!»...

- «Да, - говорю, - это вы смеетесь, раз посылаете меня на верную смерть». Ну, начались переговоры, они спецподразделение вызвать хотели... Я сказал: «Как только они меня, скрученного, внесут в самолет, вы свою истинную демократию и покажете». 20 минут остается до вылета, у меня спрашивают: «Что вам нужно?». - «Документ, что моей высылки требует Генеральная прокуратура Швейцарии, в частности, Карла дель Понте», и они дали мне справку, где написано следующее: «Мы подтверждаем, что господин Михайлов должен быть выслан сегодня (дата указана) в Москву на борту самолета такого-то по требованию генпрокурора Швейцарии».

Месяца через четыре после освобождения ко мне журналисты самых могучих мировых изданий приехали (где-то в архиве эти газеты, журналы есть) и о швейцарской демократии расспрашивать стали, а я им все это рассказываю. Ну, накатываю на Швейцарию, а они: «Послушайте, Сергей Анатольевич, вам не стыдно? Вас ведь там оправдали!»...

- ...с одной стороны...

- Так я и говорю: «Я же не страну и ее народ ругаю, а власть предержащих и, в частности, юриспруденцию, благодаря которой меня неправовым образом столько в тюрьме держали».

- Два года жизни украли, счета заморозили...

- Да что там счета - у меня контракты на миллиард долларов были: поломали мне все! Ну, ладно, дело не в этом... Мне говорят: «Это случайность». Я: «Случайность? А вы признаете, что Карла дель Понте шесть раз требовала меня осудить?». - «Да». - «Не имела на это права?». - «Ни в коем случае!». - «А вот это вы видели?» - и показываю им эти два документа: они у меня в оригинале здесь, я собрал...

- ...целую картотеку...

- Да, все в специальной держу комнате, и вы знаете, первыми, кто прочитал эту книгу, были швейцарцы - уверен, они там все буквы проверили. Каждый документ свой номер имеет - попробуй-ка искази! Они бы нас тут засудили, а раз нет, все, значит, правильно...

(Окончание в следующем номере)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось