В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу

Третий Президент Украины Виктор ЮЩЕНКО: «Когда в спину Кате бросали: «Шпионка!», она, прямолинейная и наивная, объясняла мне: «Витя, быть американской шпионкой невыгодно — туда идут только те, кто в жизни ничего не добился, там мало платят...»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 20 Марта, 2013 22:00
Часть IV
Дмитрий ГОРДОН

(Продолжение. Начало в № 9-11)

«ВОЗМОЖЕН ЛИ НОВЫЙ МАЙДАН? ПОЧЕМУ-ТО СЛАБО МНЕ В ЭТО ВЕРИТСЯ»

- Виктор Андреевич, а есть ли в ук­ра­инской политике люди порядочные, и если да, то кто?

- Ну, политика - ремесло в целом порядочное: непорядочным его политики делают.

Честно говоря, сегодня я часто Вячеслава Максимовича Чорновила вспоминаю, который был белой вороной, - когда по Львову ходил, вслед ему даже камни порой бросали. Я в курсе его диалогов с тогдашним руководством государства - к нему, как к Сковороде, относились: немного, дескать, не от мира сего, а между тем идеи у него такие искренние были и чистые, что хотелось сказать: «Да опустись ты на Землю, на реальную жизнь посмотри...».

- Его убили-таки, как вы считаете?

- Думаю, да, и обратите внимание: где сегодня те люди, которые в любое время идею национального суверенитета и национального единства поднимали? Как правило, либо за границей покоятся, либо вообще неизвестно где. Хмельницкий где похоронен? Не знаем, а где могила Мазепы? Тоже неизвестно. Августина Волошина? Нету. Петлюра и Скоропадский похоронены не в Украине, Грушевский - у нас, но тело перевезли из Кисловодска.

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Украинский вопрос в каком смысле непрост? Если наша страна поднимется, геополитически это великан...

- ...а кому она такая нужна?

- Верно, но если Украина займет достойное место в геополитике, европейцы будут отно­си­­ться к нам сов­сем по-другому. Где мы окажемся? В моем представлении наша страна - этакое распятие Иисуса Христа: нас то в одну сторону тянут, то в другую, потому что мы всем нужны. Ну, самое большое государство Европы! - и потом, когда 300 лет назад у нас Пилип Орлик Конституцию писал, повсюду в Европе власть по наследству передавалась, поэтому Украину я рассматриваю как одну из стран, которая внесла свой вклад в формирование того, что называется европейскими цен­ностями. Мало того, если эти ценности сейчас к нам вернутся, думаю, от этого только выиграют португалец, француз...

- ...тот же россиянин...

- ...да что там - вся Европа станет стабильнее и уютнее. Миссия Украины непроста - из-за нее вон сколько копий ломается, поэтому будущее нашей страны - это не только судьба 46 миллионов: от него панъевропейская зависит картина.

- Риторический вопрос: сегодняшняя власть наша вам нравится?

- Не нравится, но этические нормы заставляют меня руководствоваться чем? Ты свое соло как Президент отыграл - у тебя были время и полномочия. Нация определилась с тем, что нужно изменить политику, ценности, и избрала другого, и если я буду демонстрировать, что мне это ненавистно, позиционирую себя как некультурного человека, если начну замечания делать: «Ты тут не прав, там...», это будет выглядеть так, словно пытаюсь выше казаться, а я прежде всего украинец...

- ...и демократ...

- Я хочу, чтобы страна моя выиграла, чтобы мы стали лучше, так какие же должен подавать сигналы? Да, многих вещей в политике власти не понимаю, но опять-таки это тоже ведь Украина.

С украинским предпринимателем-миллиардером, президентом футбольного клуба «Шахтер» Ринатом Ахметовым

- Виктор Андреевич, теоретически новый Майдан возможен?

- Почему-то слабо мне в это верится, и какие-то аргументы попробую сейчас сформулировать. Мне кажется, дело в том, что политической жизнью страны руководят две партии, близкие друг другу, как сиамские близнецы (со двора собачий лай доносится).

- Слышите, собаки как лают? По-моему, неспроста...

- (Смеется). Опять-таки комментирую я без зла, выразиться пытаюсь как можно мягче, но идеологемы Партии регионов, например, не понимаю.

- А она есть?

- Думаю, скорее всего, нет, хотя это хорошая технологическая команда, которая может ставить перед собой цели и их дос­тигать. То же самое могу и о партии «Ба­ть­кiвщина» сказать - ну, трудно мне представить, что партия, которая подписывает московские газовые соглашения, оппозиционной является или проводит Закон «О выборах» - самый криминальный по своей сути: списки закрыты, тема иммунитета не поднимается. Мы же пять лет говорили о том, что больше всего криминализирует систему власти именно закрытый список, куда можно рецидивистов внести, и депутатская неприкосновенность, которая, как горящая лампочка, притягивает «мотыльков» из уголовного мира. Это единственный способ быть у нас вне закона, так разве это оппозиция?

Или скандальный языковой закон возьмите - знаете, у Партии регионов никогда контрольных 226 голосов, чтобы его принять, не было, а недавно 248 человек проголосовало, 30 из которых - из партии «Батькiвщина»: легионеры, так сказать, примкнувшие к ПР.

С Софией Ротару на праздновании ее юбилея в крымской Ливадии, август 2007 года

Из БЮТа 52 депутата ушло - это треть списка, ни в какой другой партии текучки такой не было, а если про нынешние списки говорить, спросите меня, где сейчас Андрей Шкиль?

- Где, кстати?

- Нет его в списке, в рядах этой политической силы он больше не значится. Где Яворивский? Тоже из списка выпал (так же, как и Тарас Стецькив): я тех парней называю, которые в вышитых рубашках ходили и демонстрировали украинскость во всем - отработанный уже, по мнению некоторых, материал.

«Я НАСТОЯЩИЕ ВИДЕЛ ТРАГЕДИИ, КОГДА МАЛЕНЬКИХ КОЗОЧЕК УБИВАЛИ, А ПОТОМ ПРЕДЛАГАЛИ МОИМ ДЕТЯМ ПОПРОБОВАТЬ И СЕРДЦЕ СЫРОЕ, И ПЕЧЕНЬ»

- Виктор Андреевич, в каких странах и городах вы чувствуете себя лучше всего? Кроме Украины, конечно...

- Вообще-то, я Юго-Восточную Азию люблю, Африку... Несколько месяцев назад, например, мы с семьей были в Танзании - это очень бедная страна, но там один из самых больших в мире заповедников Серенгети, где происходит миграция антилоп. Знаете, когда это увидел... Сотни тысяч идет их - это описать невозможно! Степь, которая просматривается километров на 20, и там антилопы, тут антилопы, и пыль такая стоит, как на картине Айвазовского «Обоз чумаков», где чумаки едут и пыль клубится.

Дикую Африку я обожаю... Я не охотник, и одно из моих желаний - чтобы охоты в этом мире не было, но нас одна семья из племени масаи пригласила: для них это не развлечение, а норма жизни. Живут они в шалаше, одна треть которого листьями накрыта, а две не накрыты ничем, сидят и спят на песочке, и дети у них там растут...

Со студентом одного из украинских вузов на предвыборном митинге в Бердянске, август 2004 года

Фото УНИАН

- ...и счастливы...

- Да, никаких запасов, ничего не заготавливают, не сушат...

- Банан упал с дерева - хорошо...

- Идут - баобаб стоит, возле него какие-то орехи лежат, причем больше на сушеную картошку похожие, орехами от них и не пахнет, и с этого у них начинается завтрак. Поели - на охоту отправились: будут ли завтракать твои дети, зависит от того, что ты сейчас принесешь. Я настоящие видел трагедии, когда они маленьких козочек убивали, а потом предлагали моим детям попробовать и сердце сырое, и печень: такой у них ритуал... Думаю, младшие мои многое поняли: как могут жить люди, как надо дорожить тем, что у тебя есть, любить жизнь...

- ...и Родину!

- Да, совершенно верно. Несколько месяцев назад по совету одного мудрого человека я ездил в Мьянму, и меня несколько вещей удивило. Первая с верой связана, с тем, насколько она сильна. Я почему-то считал, что более духовной нации, чем украинцы, нет (процентов 70 ведь какое-то отношение к вере имеют: не скажу, что каждое воскресенье в храмы ходят, но Бога боятся). Вторая вещь - когда я в ту Мьянму приехал, большей бедности в жизни не видел. Это закрытая страна, туристов почти нет...

- ...бывшая Бирма, да?

С президентом Франции Николя Саркози, 2007 год

- Да, и там я увидел, как люди экономят. Думаю, моя семья даже не поняла, в чем дело, потому что они из другого немного мира, у нас с ними разное детство. Например, как-то вечером едем в отель (а отель - это полтора этажа и без окон)

и замечаем, что света в домах нет: провода отсутствуют, и так процентов 40 населения живет. В начале 50-х я застал момент, когда у меня дома свет проводили, и помню, как электрик Степан Евменович эти чашечки фарфоровые выставлял, провод тянул... - это было нечто близкое к тому, как полетел Гагарин, и осталось со мной навсегда.

И вот в Бирме едем по дороге, а женщины вдоль нее сидят и в те места, которые ремонтировать надо, камушки примерно четыре на четыре сантиметра кладут. Нет лопат, бульдозера, никакой техники! - привезли камни, поставили четырех хлопцев, которые их молотами разбивают...

- ...время собирать камни...

- ...и женщины, душ 15, их собирают и всю дорогу ими выкладывают. Увидев эту картину, вспомнил, как моя мама с односельчанками сидела и косой буряки скоблила, потому что, если оставался на них чернозем, завод не принимал - рабский труд!

- Крепостничество!

- Дождь, не дождь - все равно, а убирать свеклу с 25 августа начинали, то есть осень была уже на носу...

Ну и второй из Мьянмы пример. Стояли мы как-то на дороге, смотрю: ходит женщина, за ней маленький ребенок, в руках веревочка, магнитик - и собирают какие-то гаечки, арматуры кусочки, чтобы в металлолом сдавать - так они зарабатывают на жизнь.

«КОГДА УЧИЛСЯ В ТЕРНОПОЛЕ, МЕНЯ ВСЕ ВРЕМЯ МОСКАЛЕМ НАЗЫВАЛИ, И ЭТО ЧУТЬ ЛИ НЕ ДО СЛЕЗ МЕНЯ ДОВОДИЛО: «ХЛОПЦI, НУ ЯКИЙ ЖЕ Я МОСКАЛЬ?», А ДОМА, КОГДА НА РОЖДЕСТВО ПРИЕЗЖАЛ И ШЕЛ В КЛУБ, НАОБОРОТ, ГОВОРИЛИ ШЕПОТОМ: «БАНДЕРА ПРИЇХАВ!»

С легендарным битлом Полом Маккартни в Киеве, июнь 2008 года

- Во время президентских выборов 2004 года вас называли американским шпионом - было обидно?

- Сначала, думаю, да, но сильнее всего переживал за Катю. Вот представьте себе: в 91-м году приезжает сюда по сути ребенок, которому отец внушал, что самая красивая страна на свете - Украина и что здесь больше всего птичек и они постоянно поют, но попала она в Украину, где часто нет ни горячей воды, ни холодной и едва ли не каждый день отключают свет. Окончила два западных университета, вернулась на землю отца своего, туда, где вся семья Чумаченко по­хоронена, сдала американское гражданс­т­во, стала ук­ра­ин­кой - о чем-то это, я думаю, говорит, и когда ей в спину бросали: «Шпионка!»... Она у меня в этих вопросах прямолинейная, несколько наивная, и объясняла мне: «Витя, быть американской шпионкой невыгодно - туда идут только те, кто в жизни ничего не добился, там мало платят... Это не привилегия, как здесь считают, - моей мечтой было стать дипломатом, приехать сюда и служить стране, где родились мои мама и папа, где мои корни».

- Тогда, если помните, на телевидении ролики шли, где кандидат в президенты некий Роман Козак загробным каким-то голосом взывал к вам: «Пане Ющенко, ваша дружина - американка...». Вас это задевало?

- Очень, но не потому, что оно такое кондовое, а потому, что ты не можешь защитить свою любимую женщину и детей: они, хотя и маленькие, телевизор смотрят и что-то там понимают... Сколько Катя пустых и лживых обвинений выдержала, которых от своих идеальных украинцев не ожидала, но, честно говоря, возможно, из-за того полюбила страну еще больше.

- На руке вы старинный казацкий перстень носите - у него есть история?

С Жераром Депардье во время визита выдающегося французского актера в Украину, 2007 год

- Да, а вообще у меня две вещи имеются, у которых одна история. Лет 12 назад я вплотную занимался проектом, связанным с битвой под Берестечком: та трагедия, которую пережила Богданова армия, Богун и несколько тысяч ополченцев, меня взволновала, и особенно я был горд тем, что там был Сумской полк, потому что, когда учился в Тернополе, меня все время москалем называли. Ну, шутя, естественно, но меня это чуть ли не до слез доводило: «Хлопцi, ну який же я москаль?», а дома, когда на Рождество приезжал и шел в клуб, наоборот, говорили...

- ...что бандеровец...

- ...да, шепотом: «Бандера приїхав!», и тут узнаю, что сумские казаки под Берестечком сражались: так далеко не заходили они никогда. В общем, на праздновании одной из годовщин Берестейской битвы мне подарили две вещи - кольцо и вот этот крестик (показывает) каменный...

- Вы всегда его носите?

- Да, потому что это традиционный для того времени крестик, и обнаружили его на месте той битвы. Я его помыл, почистил (хотя чистить особо там нечего было), а перстень тоже в земле нашли: кому-то из наших хлопцев принадлежал. Причем это действительно так - мне его антиквары дарили, а они в таких вещах толк знают. Я посмотрел на него и попросил: «Сделайте мне, пожалуйста, пять экземпляров - не дай Бог потеряю». Теперь одну из копий ношу, а оригинал храню дома. Это (снимает с пальца) точная копия: перстень медный, и когда поносишь, пальцы чернеют - он со мной все святые места, начиная с Храма Гроба Господня, прошел.

- Помогает вам?

С ливийским вождем Муаммаром Каддафи в Киеве, 2008 год

- Конечно. (Целует перстень).

«БЫВАЮТ БЫТОВЫЕ КОНФЛИКТЫ, ДАЖЕ МОМЕНТЫ, КОГДА НА ЧТО-ТО И ОТВЛЕКАЕШЬСЯ, ПОСКОЛЬКУ СЕРДЦЕ НЕ КАМЕНЬ, НО ВОТ ЛЕГЛИ В ПОСТЕЛЬ, НОГА К НОГЕ ПРИКОСНУЛАСЬ - И ВСЕ ДРУГ ДРУГУ ПРОЩАЕТСЯ, ПОТОМУ ЧТО БЛИЗКИЕ ЛЮДИ»

- Что вы сейчас читаете и какие смотрите фильмы?

- Слава Богу, теперь у меня на это времени больше. Вон там, на полках и столах, - библиотека моя, вся прочитана. Год назад роман Шкляра «Чорний ворон» закончил - за три ночи, наверное, проглотил, а сейчас книгу «Ук­ра­їн­­сь­ка церква за час Руїни» чи­таю - митрополит Ил­ла­рион написал, попытался осмыслить события, связанные с 1596 годом, ког­да была подпи­сана третья, Брестская, уния между православными и католиками об объе­ди­не­нии церквей.

Кино я разве что в командировках смотрю, в самолете. Дети мне штук 12 фильмов пакуют, и за время перелета с десяток могу одолеть.

- Что из последнего впечатлило - так, что аж до слез?

«Надо дорожить тем, что у тебя есть»

- Не могу вспомнить название - диск старшему сыну отдал. Лента о молодой семье, преодолевающей трудности, там хороший финал, но это очень трогательная картина, воспитательная, я бы сказал, и я очень хотел, чтобы Андрей ее посмотрел. Суть такая: бывают бытовые конфликты, даже моменты, когда на что-то и отвлекаешься, поскольку сердце не камень, но вот легли в постель, нога к ноге прикоснулась - и все друг другу прощается, потому что близкие люди.

- И что же - до слез проняло?

- Да, настолько сентиментально все выписано. Еще меня очень «Крамер против Крамера» удивил - история о том, как раскалывалась семья, дети столько пережили трагедий, но в конце концов все уладилось. Мне романтичные интересны фильмы - хорошую, красивую романтику я люблю.

- Предавали вас часто?

- Если бы два года назад вы об этом спросили, я ответил бы, что скорее да, чем нет, а вот сейчас смотрю на это иначе. Воспитывался я в педагогической атмосфере, отношения, которые зародились еще в школьные годы, пронес через всю жизнь, и сейчас эти люди - мои кумовья, почти родственники. Кого-то уже нет - человек пять-шесть из класса скончались, но с тремя-четырьмя я по-прежнему очень дружен.

В институте у нас сразу было видно, где элита: по тому, как эти ребята одевались, какие у них были прически, кто родители - в обкоме или, что было тогда особенно модно, в КГБ работают...

- ...либо в торговле...

На XXI-й Международной агропромышленной выставке в Киеве, 2009 год

- Одним словом, не бедствовали, но процентов 90 студентов только начинали тогда пробиваться. Честные, бесхитростные, возможно, и простоватые, но это не та простота, которая греховна, а та, что от доброты. За четыре года учебы я съездил ко всем своим друзьям в гости, увидел, в каких условиях они живут (кстати, не особо они от моих отличались), и это меня так укрепило! К слову, то, чему меня учил отец, было очень близко тому, что я, например, на Западной Украине встретил. Многого о папе я не знал - это потом, позже, он рассказал, что в 46-м году его туда депортировали, он стал там первым директором средней школы, а через три месяца у него спросили: «Чего же тебя не убили? Трех человек перед тобой - да, а тебя нет, значит, ты с лесными хлопцами!». Хотя он действительно с ними общался, давал деньги, тетради какие-то...

Позже я побывал у людей, у которых отец жил, попросил кровать, на которой он спал, жернова, которые каждый день крутил, чтобы варить мамалыгу, - все это сейчас в моей частной коллекции.

Отец такую жизнь прожил, что о нем фильм можно снять, «Войну и мир» написать! Он же представитель поколения 20-х годов - тех парней и девчат, которые проклятую гражданскую войну застали...

- ...Голодомор...

- В 13 лет он сбежал из села, потому что есть было нечего, - впервые увидел поезд, сел в него и ехал до тех пор, пока сала хватило, которое украл (это последнее сало было - дома в улье лежало). «Самый большой мой грех, - вспоминал отец, - что мать и отца без продуктов оставил, тот кусок сала взял: этот плохой поступок меня до сих пор тяготит».

Не знал он, куда податься, считал, что если на юг, там теплее (теплых вещей-то не было)...

Ежегодное купание в проруби на Крещение

- ...и там хлеб...

- ...и пока сало не кончилось, ехал. Потом вышел, вывеску прочитал: «Баку»... Возле какой-то колонны, как собачка, нашел себе место - и впервые в жизни увидел, что есть столовые и рестораны, где люди коллективно питаются. «Когда они вставали из-за стола, - говорил он, - моей задачей было, пока не пришел официант, их объедки, косточки какие-то подобрать и за пазуху спрятать» - так три недели в Баку он «царствовал».

«Потом, - вспоминал, - среди ночи чувствую: кто-то меня толкает - поднимаю глаза и вижу блестящий яловый сапог, а сверху в белой форме милиционера, и я обнимаю тот сапог, от носка до голенища целую и прошу: «Дядєнька, відпустіть!». Ну а поскольку другого языка, кроме ук­ра­ин­­ского, отец не знал, а милиционер, как там заведено, гово­рил только по-азер­байджански, взяли мальчишку, в ва­гон кинули - и отправили на Беломорканал.

В институте мне надо было анкету заполнять, писать, были ли судимы родители, и когда попросил: «Тату, розколіться, що мені отут за­зна­чати?», он мне эту историю рассказал. О том, что дневная норма была - четыре куба земли, и вот представьте: тачка, 75-метровый помост из двух досок, по ко­торому эту тачку сле­до­­вало катить, и ребе­нок, в свои 14 или 15 лет, должен был эту норму сдать. Если не по­лучалось, из 300 граммов хлеба ему дава­ли 150, и этот паренек два года тот канал строил, а потом Иосиф Виссарионович при­ехал, посмотрел и поморщился: «Узковат и мелковат».

«МОЙ ОТЕЦ - УЗНИК ОСВЕНЦИМА № 11367: СЕМЬ ЛАГЕРЕЙ, ПЯТЬ ИЛИ ШЕСТЬ ПОБЕГОВ...»

С Дмитрием Гордоном. «В моем представлении Украина — этакое распятие Иисуса Христа: нас то в одну сторону тянут, то в другую, потому что мы всем нужны»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- Как, вот скажите, ту страну можно было любить? За что?

- Думаю, во многом это была просто мечта. Я помню, как отец вел на эту тему дискуссии, а он был упрямый... Вон, кстати, портрет его - видите? Открытое лицо, вышиванка - это 60-е годы, Восточная Украина.

- Прямой какой взгляд...

- ...да, такого не испугает никто, у него своя позиция...

- ...он знает уже, что к чему...

- Отец сильным был, крупным, но никогда в жизни силу не применял. Губы, если что-то ему не нравилось, покусает, но эмоций не выдаст - держал все в себе. Кстати, узник Освенцима № 11367 - там стенд ему посвящен. Семь лагерей, пять или шесть побегов...

Думаю, это генетическое - любить Украину, но очень часто не хватает учителя, который бы эту любовь привил. Не школьного: я считаю, что первый и главный учитель - отец, и у миллионов людей таких учителей, к сожалению, нет. Вернее, есть, но не тому учат, а ведь и у Макаренко, и у Сухомлинского основной прием, наиболее результативный...

Отец Виктора Ющенко Андрей Андреевич. «Сильным был, крупным, но никогда в жизни силу не применял»

- ...личный пример...

- Именно.

«Отец такую жизнь прожил, что о нем фильм можно снять, «Войну и мир» написать!»

- Виктор Андреевич, возвращаясь к предательствам: чье было самым болезненным?

- Ну, вспоминается сразу июнь 2009 года, когда Тимошенко, забирая моих хлопцев (с того же Тарасюка начиная), пошла в «ширку». Я с каждым из них говорил - приехал с работы часов в семь-восемь вечера и ходил по лесу с мобилкой (парни мои только мобилки меняли, потому что зарядка то у одного, то у другого заканчивалась) - просил этого не делать. По живому телу - это такая трагедия для демократии! Не стану скрывать: был обижен...

- Массовое предательство!

- Потом уже, чтобы самому себе как-то объяснить это, вспомнил: «И Вячеслава Максимовича из 42-х 31 предал, но он ведь герой!», а от Мазепы 11 полков отступили (об Иуде и его поступке вспоминать не будем)... Чем дальше в политику, тем циничнее отношения: дружбы мало, есть лишь расчет - карьерный, финансовый, и он очень легко заслоняет мораль.

«У ПЧЕЛ РАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ, ПРИЧЕМ НАСТОЛЬКО, ЧТО ИНОГДА КАЖЕТСЯ: ПО НИМ И СВЯТОЕ ПИСАНИЕ, И ЧАСТЬ ЗАПОВЕДЕЙ НАПИСАНЫ»

- Есть много шуток на тему «Ющенко и пчелы» - за что вы так любите пчел?

Виктор Ющенко с матерью Варварой Тимофеевной, супругой Екатериной, сыном Тарасом, дочерьми Кристиной и Софией, детьми от первого брака — Андреем и Виталиной, внучкой Яриной-Доминикой в родной Хоружевке, 2004 год. «Сегодня, глядя на своих поздних детей, на внуков, не представляю семьи, где нет такого интерната, как у меня, такого рода цыганского...»

Фото УНИАН

- О, думаю, только несведущие над этим смеются.

- Пчелы лучше людей?

- Ну, во-первых, они никогда не были для украинцев бизнесом - эта тема почти святая. Посмотрите «Русскую правду» Ярослава Мудрого - две трети статей там о регулировании отношений, связанных с пчеловодством. В православном календаре множество праздников существует, по которым отмеряли пчеловоды периоды жизни, начиная с Теплого Алексея, когда пчел выносить нужно, а молитва, с которой улей открыл, закрыл, окурил, выбрал мед... - это занятие, безусловно, полудуховное.

Во-вторых, на карту Украины взгляните: ско­ль­ко там названий, начиная с Бортничей, с пче­ловодством связано? Пчеловоды у нас колонистами были - всегда двигались впереди километров на 40-60, до них никто в Дикое Поле не шел. Сперва находили дупла с дикими пчелами, своими знаками метили, на третий год семьи перевозили, пасеки делали, то есть секли деревья, дупла сни­мали, ставили на зем­лю, и уже они называ­лись «борти». 20-30 бортей - это хутор, из ху­тора вырастало село, а пчеловоды шли дальше.

- Что же означают пчелы лично для вас?

- То общество, которое, если ты хорошо его знаешь (а я, без скромности скажу, очень хорошо его знаю), может напоминать идеальное. Там райские отношения, причем настолько, что иногда кажется: по ним и Святое Писание, и часть заповедей написаны. Это, если мы о пчелиной семье говорим, бескорыстный труд, абсолютная преданность, и вместе с тем какие это были кормильцы! Вся Византия свечами нашими освещалась: продавали мы, как правило, воск, мед, ну, еще, может, меха - все! - это то, что хранилось долго и представляло какую-то ценность. Вообще, в пчеловодстве, на мой взгляд, соединилось иррациональное и рациональное.

Отпевание Варвары Тимофеевны Ющенко в киевском Владимирском соборе 31 января 2005 года. Справа — Патриарх Филарет, слева — и. о. премьер-министра Украины Юлия Тимошенко, супруга Президента Екатерина, госсекретарь Александр Зинченко и народный депутат Иван Плющ

Фото УНИАН

- В историю вы вошли как заботливый сын, отец и дед, человек, для которого семейные ценности прежде всего - на Майдане, к примеру, рядом с вами всегда стояли жена и дети, и это было на редкость трогательно. Только что вы о своем отце рассказали, и мне интересно стало: о чем разговариваете обычно со своими пятью детьми и четырьмя внуками?

- Ну, функции у нас с женой разные: Катя роль строгого милиционера играет, а я - доброго.

- Да вам и играть не надо...

- (Улыбается). Я приезжаю домой - они помыты, накормлены, и у меня минут 30-40 есть для общения. Для какого? Я больше всех их жалею и пытаюсь все то разрешить, что они хотят. Все мои дети, признаюсь, спали со мной, и сейчас нет такой ночи, чтобы Тарасик Викторович, которому восемь лет, меня к себе не затянул.

Утром Катя всех поднимает, у нее офицерские такие команды, и чтобы в течение трех секунд кто-то не встал, такого не бывает (у меня таких команд нет, у мамы - есть, и я не знаю, как она на них воздействует, - ворожит, что ли...). Мне их всегда жаль, особенно по утрам, и я помню другие времена: Линочку в садик веду, а у нее шубка на вырост, рукав не просто длинный, а такой, что ручек не видно. До ворот метров 20-30, она по снегу бредет, как пингвинчик, я смотрю на нее, и так защемило сердце!.. Догнал, обнял, поцеловал - это же золотые моменты, самые, возможно, счастливые в жизни, и сегодня, глядя на своих поздних детей, на внуков, не представляю семьи, где нет такого интерната, как у меня, такого рода цыганского, который хочет с папой фильм посмотреть, садится и смотрит, а мама их загоняет, а ты потом в комнату заходишь, всех посчитал - и пошел спать.

- Виктор Андреевич, я хочу пожелать, чтобы судьба ваших детей и внуков сло­жи­лась намного счастливее, чем у вас и у ва­ших родителей. Спасибо за вашу доброту, честность, достоинство, за то, что ис­кренне пытались изменить Украину. Ду­маю, вам это удалось, потому что пос­ле вас она все равно стала другой...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось