В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шерше ля фам

Дама с собачкой

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 4 Июня, 2009 21:00
Звезда французского шансона Патрисия Каас дважды собрала аншлаг в киевском дворце «Украина».
Анна ШЕСТАК
Каас прилетела в украинскую столицу лишь на два дня. Без своего бой-френда повара, зато с любимой собачкой, мальтийской болонкой Текилой, подаренной знаменитым режиссером Клодом Лелушем, — в 2001 году Патрисия дебютировала в его фильме «А теперь... Дамы и господа!». «Мне часто дарят мягкие игрушки, — признается 42-летняя певица. — Плюшевых мишек, котят, собачек. А тут — живое существо!». К слову, из Киева Патрисия увезла сувенир «Дерево вдохновения», на ветках которого вместо листьев покачиваются нотки, сделанные из чистого золота.

Текилу сперва хотела назвать Томатом

То самое живое существо оказалось не только белым и пушистым, но и чрезвычайно выносливым. «Перелеты Текила переносит легко, как и я, — говорит звездная хозяйка, которая относится к собачке с необычайной нежностью, словно к ребенку. — И всегда меня понимает. Я долго думала, какую же кличку ей дать. Называла разные и наблюдала за реакцией. Сперва хотела назвать Томат — так смешнее. Но она никак не отреагировала. А когда я сказала: «Текила!» — подняла голову и пристально на меня посмотрела, будто спрашивала: «Что случилось?».

Пока Патрисия, кутаясь в бежевый плащ, беседовала с журналистами, ее любимица сидела под столом, а когда пришло время концерта, терпеливо ожидала хозяйку в гримерке. Надо сказать, в быту Каас абсолютно неприхотлива: не требовала ни заморских фруктов, ни дорогих спиртных напитков.

«Главное, чтобы был туалетный столик и я могла привести себя в порядок, — говорит певица. — А еще люблю свечи. Самые обычные. Зажигая их и погружаясь в полумрак, настраиваюсь на выступление под софитами. Так что сами судите, капризна я или нет. Если я в турне, единственный мой каприз — это современный концертный зал, где правильно выставлены звук и свет».

Начала карьеру, бросив учебу в школе

Правда, остановилась Каас в одном из самых дорогих отелей Киева, но якобы не потому, что роскошь для нее превыше всего, а потому, что находится он на Софиевской площади, рядом Михайловский и Софийский соборы, Андреевский спуск. «К сожалению, не успеваю поездить и посмотреть Киев», — сетовала Патрисия.

Перед концертом Мадемуазель, поющая блюз, старается как можно меньше говорить и не переохлаждаться, а главное — хорошо выспаться. «Обычно я встаю не очень рано, в 10-11 утра. Пью легкий кофе, в котором много воды, молока и мало кофе, или какой-нибудь сок. Съем круассан — и можно работать».

Отработала Патрисия Каас на пять с плюсом, и, думаю, дело вовсе не в кофе и круассанах, а в профессионализме и уважении к публике, которая собралась послушать мировую знаменитость, выложив за это счастье немалые деньги (билеты стоили от 190 до пяти тысяч гривен). «Чтобы стать звездой, нужно терпение, вера в себя и много трудиться», — уверена певица.

Французская немка, которая начала профессиональную карьеру почти 30 лет назад, бросив учебу в школе, привезла в Киев качественное европейское шоу, равного которому не делал никто из отечественных артистов.

Кстати, этих самых артистов в зале было крайне немного: в первый день пришли только Светлана Лобода с цветами и певица Арктика с продюсером Юрием Никитиным, во второй — тот же Никитин, только с Андреем Данилко, и Дима Климашенко с красотками из группы «Горячий шоколад». Остальные либо переросли, либо недоросли. А жаль. У Каас есть чему поучиться.

Во-первых, как петь — искренне, с душой и без фонограммы. Никто ведь не считал, сколько раз ошиблась Патрисия, исполняя по-русски «Мне нравится, что вы больны не мной». Все только радовались — и тому, что смогла выучить, и тому, что вместо слова «что» упрямо произносила «шо», как заправская украинка.

Во-вторых — как правильно строить шоу-программу, компонуя старые хиты (вроде «Mon mec a moi» «Mademoiselle...») и песни из нового, еще не обстрелянного альбома «Кабаре», который Каас записывала три месяца.

И в-третьих — как со вкусом делать декорации. Не было ни громоздких айсбергов, ни набившего оскомину «звездного» неба в лампочках, ни нелепой арки, похожей на символ мифической Дружбы народов, ни устрашающих колес, как в пыточных времен Иоанна Грозного.

Новая программа Патрисии «Кабаре-тур» создавалась в стиле 30-х годов минувшего века: черно-белая сцена, стилизованная под шахматную доску (или под саму жизнь), и экран, на котором показывали красивое черно-белое «кино».

Именно глядя в него, я поняла, что видеоряд нужен совсем не для того, чтобы подчеркнуть недостатки артиста. Когда Патрисия пела о самой главной своей страсти — музыке, на экране возникали виды Парижа, старые снимки, афиши выступлений юной Пат и летящий ярко-красный шарик — прямо как у Окуджавы: «Девочка плачет — шарик улетел...».

Ни пудовых бриллиантов, ни стразов Сваровски

На этом фоне то появлялась, то исчезала изящная женская фигурка: Каас и пела, и танцевала в стиле модерн, причем ничуть не хуже профессиональной балерины. В черном пиджаке под 30-е — с тростью, как у Чарли Чаплина, в атласных штанах, напоминающих пижамные, в бюстье — у балетного станка, босиком — в том самом элегантном платье с открытым плечом, в котором выступала на нынешнем «Евровидении».

Несмотря на то что наши СМИ назвали ее восьмое место провалом, сама Патрисия так не считает. И на все вопросы о конкурсе отвечала без видимого напряжения, хотя организаторы концертов просили вообще их не задавать.

«Мне очень понравился припев песни Рыбака, — призналась звезда. — Он запоминающийся. Не могу сказать, что Александр — большой певец, но в нем есть энергия, задор. Честно говоря, даже не знаю, как нужно было оценивать конкурсантов, настолько разные были стили и жанры: и рок, и танцевальные номера, и акробатика, и фолк... Это все равно что сравнивать Мадонну и «U-2».

Похоже, победой на «Евровидении» навязчиво бредим только мы, сделанные в СССР и лишь недавно дорвавшиеся до Европы, а исконно европейские страны просто живут, здравствуют и развиваются.

Бросалось в глаза выразительное отсутствие в нарядах Патрисии того, что мы уже привыкли видеть и называть в глаза гламуром, а за глаза — жлобством. Ни тебе пайеток, ни стразов Сваровски, ни пудовых бриллиантов — все было предельно просто.

После концертов певица, не торопясь, раздавала автографы на служебке. «Мы вас любим! — выкрикивали фанаты. — Усыновите нас! Заберите с собой!». Но, похоже, звезда поняла лишь девушку, прикованную к инвалидной коляске. Постояв возле этой поклонницы, всю жизнь мечтавшей сфотографироваться с Патрисией, Каас поспешила к машине. И когда садилась в лимузин, мне показалось, что на глазах у нее блестели слезы.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось