В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шерше ля фам

Патрисия КААС: «Сегодня я спрашиваю себя, почему моя жизнь прошла без материнства...»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 4 Июля, 2012 21:00
Автобиографическая книга французской певицы «Тень моего голоса», вышедшая в издательстве «Эксмо», стала бестселлером
Анна ШЕСТАК
Свою книгу Каас посвятила родителям, которых уже нет в живых, а также сестре Карине и пятерым братьям: будущая звезда росла в многодетной и весьма небогатой семье. Отец работал шахтером, мама занималась воспитанием детей, самой младшей Падди (так называли Патрисию дома) приходилось ходить в обносках, однако дни, когда вся семья собиралась за общим столом, она до сих пор вспоминает как лучшие в жизни.

«ПОРА БЫ УЖЕ ЕЙ ПЕРЕСТАТЬ МЕЧТАТЬ...»

Петь Патрисия мечтала, сколько себя помнит, однако в маленьком городке, расположенном на границе Франции и Германии, выступать можно было разве что на ярмарках - за сувениры и сладости. В 13 лет Падди получила первую настоящую работу - устроилась певицей в ночной клуб и вскоре обзавелась своей публикой и даже поклонниками, но в то, что девочка станет звездой, верила только ее мама.

«Мама - моя лучшая подруга, я доверяю ей мои секреты. Она защищает меня от других взрослых и поощряет заниматься тем, что стало моим призванием, и она всегда рядом со мной против моих врагов. Она уверена в том, что у меня дар, что мой грубый и мощный голос можно сравнить с голосом Пиаф, что со мной, ребенком из края без чудес, произойдет чудо. Когда я где-нибудь пою, она со своей верой рядом со мной, где-нибудь в тени. Она наслаждается комментариями в публике, она слышит, как обо мне говорят: «У нее есть голос». Но она никогда не слышит, как они обязательно добавляют: «Пора бы уже ей перестать мечтать с этой ее дочкой!».

В 19 Каас отправилась покорять Париж, и дела вроде заладились: записала первый сингл «Ревнивая», встретила первого продюсера - знаменитого Жерара Депардье. Однако успеха не добилась. На радио песню не ставили в ротацию, ссылаясь на то, что слушателям она не по вкусу.

Домой Патрисия не вернулась лишь из-за матери. У Ирмгард Каас обнаружили рак, и ее дочь поставила перед собой цель обязательно стать знаменитой, чтобы мечта мамы успела сбыться. Первым делом молодая певица стала обзванивать авторов и искать песню, которую вместе с ней пел бы весь мир: «Я разговариваю с Дидье Барбеливьеном и говорю ему: «Мне нужна песня, быстро». Я не рассказываю ему всех подробностей, но сообщаю основное: моя мать скоро умрет. Именно сейчас ему нечего мне дать, но он меня услышал и старается успокоить. Он мне перезванивает. У него есть песня, которую ему не удалось пристроить, от нее все отказывались. Она называется «Мадемуазель поет блюз».

В апреле 1987 года сингл вышел в свет, но на радио снова его сочли недостаточно коммерческим. Чудо свершилось благодаря слушателям, которым так понравилась «Мадемуазель», что они засыпали радиостанции просьбами ставить именно эту песню. Вскоре Патрисия узнала: продано 400 тысяч экземпляров сингла! Ирмгард Каас еще успела увидеть выступление дочери в зале «Олимпия», где ее Падди аплодировали стоя.

В 21 год Патрисия осталась без матери. Перед смертью та поручила заботу о дочери ее менеджеру и бой-френду Сирилу Приеру, однако спустя три года пара рассталась. Каас, которая считает Сирила своей первой большой любовью, уверена, что их отношения съела работа: «Если вы орете друг на друга на работе, как можно вернуться домой и все забыть?».

В книге Патрисия откровенно говорит о своих романах, так и не закончившихся свадьбой, отмечая, что либо ей не везло с мужчинами, либо мужчинам с ней. Фанаты, преследовавшие певицу и доводившие до безумия, альфонсы, подающие на нее в суд за то, что приучила жить на широкую ногу, а теперь не хочет выплачивать ежемесячное содержание, миллиардеры, мечтавшие заполучить «свою Каллас», как когда-то Онассис... Все это было в ее жизни, и она слишком устала от этого. Замуж артистка не стремится, а в главе «Мужчины, которые остаются» рассказывает не о любовнике, а о друге, легендарном Алене Делоне.

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЭТО АЛЕН ДЕЛОН»

Когда Делон, с которым певица не была лично знакома, позвонил ей домой, Патрисия подумала, что кто-то из друзей пытается ее разыграть: «Здравствуйте, это Ален Делон». - Я испытываю крайнее раздражение. Повисает тяжелое молчание, я не могу сказать того, что хочется, и с неприятным смехом бросаю в трубку: «Да, конечно, разумеется, но я вам не верю!». В принципе, нет никакого повода, чтобы настоящий Ален Делон, величайший актер из «Рокко и его братьев», звезда первой величины, позвонил мне. Но голос настаивает, говорит: «Это действительно я, Ален Делон. Я хотел бы, чтобы вы прошли со мной по красной дорожке на фестивале в Каннах».

Каас готовила новую программу и поехать в Канны не смогла, но Делон решил все-таки познакомиться с ней, и впоследствии они подружились:

«Мы не только встречаемся, но и нравимся друг другу. Мы даже любим друг друга, платонически, но романтично. Между нами возникает связь, ценная, неповторимая. Я часто ужинаю с ним, мы много разговариваем, шутим, учимся узнавать друг друга. Он великолепен. Но из-за его звездного статуса я чувствую себя неловко. Я говорю ему: «Когда я думаю о том, сколько женщин мечтали бы иметь от тебя ребенка... Это же неселение целого континента!».

Он улыбается. Наши разговоры длятся часами. Я заворожена им как мужчиной, я чувствую, что он многое может рассказать мне о жизни звезд: об одиночестве, о лжедрузьях, о славе... Он передает мне доказательство своего чувства, книгу о Марлен Дитрих, подписанную лично немецкой дивой. Она написала ему: «Алену Делону, которого я обожаю». И под этим прекрасным признанием Ален Делон написал мне: «Патрисии Каас, которую я люблю».

«ПОСЕЩЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ Я НАХОЖУ ИНТЕРЕСНЫМ, НО В МОЕЙ ПАМЯТИ ОСТАЮТСЯ ИМЕННО ЛЮДИ»

Возможность познакомиться с людьми, у которых можно чему-то научиться, и побывать в разных уголках земного шара - два неоспоримых плюса профессии артиста, считает Каас. Из всех стран мира, куда певица ездила с концертами, больше всего ее потряс... Советский Союз:

«Когда мы приезжаем в СССР в 1990 году, мы удивляемся тому, что видим. Я помню очень тяжелую, ледяную, властную атмосферу. Из «конторы» (КГБ) нам предоставили переводчиков, чтобы они нас сопровождали. Нас окружают, за нами следят. Мы быстро понимаем, что они око Москвы. Вечером, когда есть концерт, безопасность вокруг нас такая, что мне почти кажется, что я стала участником программы по защите свидетелей... Просто кино».

«Посещение памятников я нахожу интересным, но в моей памяти остаются именно люди, - признается Патрисия спустя 20 с лишним лет после советских гастролей. - С ностальгией я вспоминаю, как позже, во время турне «Рандеву», мы посещали маленьких учеников Национальной консерватории Белоруссии. Наиболее одаренные среди них, настоящие маленькие виртуозы, дали концерт в нашу честь. Они садились за фортепиано, иногда в самой неудобной позе. У них не было табуретов, так как не хватало средств. И некоторым крохотным пианистам приходилось дотягиваться до клавиш, которые оказывались на уровне носа! Это произвело на меня впечатление, я все обдумала и в конце концов подарила им настоящие табуреты для фортепиано».

Детей Каас очень любит и сейчас жалеет о том, что в погоне за славой не выкроила времени для создания семьи и не родила ребенка: «Сегодня я спрашиваю себя, почему моя жизнь прошла без материнства. Я из семьи, в которой было семь детей, и я обожала такой семейный очаг, полный беспорядка, шума, голосов, смеха и плача. Я так любила Рождество, деревенские праздники, где все дети играли вместе. Но своих детей не родила. Я нарушила схему многодетной семьи. Я могла стать матерью, природа давала мне такой шанс не один раз, но я отвергла его. Я должна признать, что выбрала карьеру...».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось