В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Сын за отца

Сын актера Донатаса БАНИОНИСА Раймундас: «Путин признался отцу, что решил стать чекистом после того, как посмотрел «Мертвый сезон»

Татьяна НАРОЖНАЯ. Специально для «Бульвар Гордона» 5 Декабря, 2012 22:00
Ровно 65 лет назад народный артист СССР впервые появился на экране, сыграв эпизод в картине «Марите»
Татьяна НАРОЖНАЯ
Донатаса Баниониса называют самым загадочным из прибалтийских актеров. Мы никогда не слышали его настоящего голоса, но во всех своих фильмах он настолько органичен, что порой даже оторопь берет: ну как можно сыграть такого мерзавца, не будучи им? Или такого разведчика?

Сегодня 88-летний мэтр живет в Вильнюсе. В 2008 году не стало его любимой супруги Оны. Старший сын ушел из жизни еще раньше - в 1993-м (45-летний Эгидиюс Банионис умер от онкологического заболевания). Согревают ли сердце постаревшего актера воспоминания о десятках ролей в кино и театре, о призах международных фестивалей и всесоюзной славе? Об этом я решила расспросить 54-летнего Раймундаса - младшего сына, который стал режиссером кино, театра и ТВ. Мы встретились с Банионисом-младшим на кинофестивале «Корона Карпат» в Трускавце, где он был председателем жюри игровых фильмов.

«В ДЕТСТВЕ Я БЫЛ ВОСТРЕБОВАННЫМ АКТЕРОМ - ПЕРЕИГРАЛ ВСЕ РОЛИ: ОТ ЦЫПЛЕНКА ДО САМЫХ КРУПНЫХ ЖИВОТНЫХ»

Донатас Банионис с младшим сыном Раймундасом и супругой Оной Банёнене, 1969 год

- Раймундас, когда вы были ребенком, понимали, что ваш отец - прославленный на весь Советский Союз артист?

- Дело в том, что в фильмах, сделавших его известным, он начал сниматься чуть позже - когда я уже стал школьником. А в начале 60-х папа был обычным актером в маленьком городке Паневежисе, пятом по величине в Литве. Поэтому никакого культа отца - ни тогда, ни после - не наблюдалось. И потом, театр под руководством Юозаса Мильтиниса был очень популярным, к нам на спектакли приезжали со всего Советского Союза! Подчеркиваю, там все были звездами. Это не был театр одного актера Баниониса. И когда там был худруком Мильтинис, и позднее, когда он ушел на пенсию, а его место занял отец, театр называли в честь основателя (а сейчас и официально он носит имя Мильтиниса).

- Атмосфера в семье была театральной или, наоборот, родители старались не говорить о работе?

Раймундас Банионис: «Мы просто жили сценой. Маленьким я днем ходил в садик, а вечером сидел в своем закуточке в зрительном зале, а на сцену впервые вышел в три года в «Макбете»

- Это была даже не атмосфера, мы просто жили сценой. С 10 утра до 10 вечера родители - с небольшими перерывами - находились в театре. Маленьким я днем ходил в садик, а вечером меня было некуда девать, и я сидел в своем закуточке в зрительном зале. Поэтому еще ребенком наизусть знал «Макбета», «Поднятую целину» - четыре спектакля было, которые мне нравились.

А на сцену я впервые вышел в три года в «Макбете» в роли младшего сына Макдуфа.

С Иннокентием Смоктуновским в комедии Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», 1966 год. «Сценарий был один, а фильм получился другой»

У Шекспира нет такого персонажа - есть только старший сын (его играл мой брат, ныне покойный). Но режиссер для большей трагичности сцены убийства семьи придумал Макдуфа и что мать закроет собой еще маленького ребенка, а потом их всех зарежут... Я был востребованным актером в детстве. Осо­бенно в спектакле «Кошкин дом» Маршака: по мере взросления переиграл там все роли - от цыпленка до самых крупных животных. (Смеется).

- В кино снимались тоже вместе с отцом?

- Нет, в 11 лет меня позвали в детский боевик «Пятерка отважных». На этих съемках, они проходили в Белоруссии, мне исполнилось 13. Потом Инна Туманян пригласила на главную роль в фильм «Пятнадцатая весна» на студию Горького - я сыграл пионера-героя Сашу Чекалина.

- Отец был строгим критиком ваших актерских работ? Что-то советовал?

В роли Криса Кельвина с Натальей Бондарчук, «Солярис», 1972 год

- Нет, никогда не вмешивался. Мама больше помогала... При Мильтинисе никто не давал советов даже коллегам! О чем вы говорите?!

«ПОКА ОТЕЦ С ТАРКОВСКИМ БЫЛИ ТРЕЗВЫМИ, Я ИХ СЛУШАЛ, А КОГДА УЖЕ ХОРОШЕНЬКО ПОДДАТЫМИ - ВЕСЬ ИНТЕРЕС ПРОПАДАЛ»

С Андреем Тарковским на съемках «Соляриса». «В то время Тарковский считался просто хорошим режиссером, хотя кто-то считал его и не очень хорошим»

- То есть вы ни разу не снимались вместе с отцом?

- Только в одном фильме - в «Солярисе». Там есть единственный кадр, где я появляюсь в роли молодого Криса Кельвина, которого играл отец. Вернее, из всего отснятого за день в Звенигороде в картину вошел один кадр. На 44-й минуте фильма Крис вспоминает свое детство - сначала в кадре маленький ребенок, затем подросток у костра - это и есть я. (Смеется).

- Не страшно было работать с таким мэтром, как Андрей Тарковский?

- Во-первых, я тогда уже мог сравнивать - за плечами были и главные роли. Во-вторых, он тогда не был никаким мэтром! Культ начался потом, а в то время Тарковский считался просто хорошим режиссером. Хотя кто-то считал его и не очень хорошим. А Гайдай вообще сказал - мол, такое можно снимать хоть каждый день, ты комедию попробуй сними!

С Роланом Быковым (Иван Савушкин) в «Мертвом сезоне»

- Ну, где-то Леонид Иович и прав был...

- В том-то и дело... Помню, что Тарковский был очень жестким человеком, но с юмором. Очень необычный.... Вся группа буквально молилась на него.

- Андрей Арсеньевич признавался, что ему сложно было с Банионисом работать...

- Я присутствовал во время их споров, когда отец приглашал режиссера в квартиру, где мы жили во время съемок. Они беседовали обо всем - об искусстве, о жизни. Фильм снимался долго, поэтому таких встреч было немало...

- Вы, затаив дыхание, слушали их разговоры?

На съемках картины «Мертвый сезон» с кадровым советским разведчиком-нелегалом периода «холодной войны» Кононом Молодым, послужившим прототипом главного героя в фильме

- Пока они были трезвыми, а когда уже хорошенько поддатыми - весь интерес пропадал. Помню, отец все убеждал его: «Понимаешь, Андрей, нужно создавать образ...». А Тарковскому это абсолютно было не надо, ему важна картинка! Крупный план! Помню, он на площадке говорил отцу: «На­до, чтобы ухо вошло в кадр, ухо... Сделай так!». Вот такие были противоречия.

- Что ни говори, из всех актеров Прибалтики Донатас Банионис, без сом­нения, самый по­пулярный. Как вы думаете, почему?

- В первую очередь, сказывалась школа Мильтиниса. Она влияла на весь советский театр, настолько была сильной. Там надо было играть по-настоящему. Подчеркиваю: не показывать человека, а быть им - настолько, чтобы зритель не отличал, где ты играешь, а где настоящий.

- С Донатасом Юозовичем  считалось кинематографическое руковод­с­т­во?

Лаймонас Норейка (полковник Никольс) и Донатас Банионис (Константин Ладейников), «Мертвый сезон», 1968 год

Фото «РИА Новости»

- Конечно, он же был депутатом Верховного Совета СССР, его очень уважали. В качестве примера могу привести такой случай. Когда снимали «Солярис», Тарковскому не хватило пленки «Кодак». Ее выдавали не всем и очень мало, потому что она была на вес золота. А у Тарковского много в корзину уходило. И вот он взял с собой как палочку-выручалочку Баниониса и пошел к кинематографическому руководителю - уж не помню, к кому. Сначала тот даже слушать не хотел: нет «Кодака», и все! Тарковский не сдавался: мол, вы понимаете, мне очень надо. В итоге - во многом благодаря авторитету отца - пленку они все-таки получили.

- Вспоминая еще один фильм - «Берегись автомобиля», - не могу не спросить: вашего отца не смущала роль пастора, причем явно прибалтийского, который присваивает пожертвования прихожан?

- Начнем с того, что сценарий был один, а фильм получился вообще другой. Когда посмотрели отснятый материал, оказалось, что это провал полный! И тогда каким-то образом Рязанов перемонтировал его. У отца была бо­ль­шая роль, а остались от нее сле­зы. И, насколько я помню, его аб­солютно не смущал этот пастор.

«НА ГЛАВНУЮ РОЛЬ В «МЕРТВОМ СЕЗОНЕ» ПРОЧИЛИ ВЯЧЕСЛАВА ТИХОНОВА»

- Ну и, наконец, «Мертвый сезон». Хотя прототипу главного героя, советскому разведчику Конону Молодому, фильм не понравился, зрители картину приняли на ура! Говорят, будто Путин решил стать чекистом после того, как посмотрел картину...

С президентом России Владимиром Путиным в Кремле, начало 2000-х

- Да, был такой факт. В Кремле, на каком-то официальном мероприятии, Путин сказал об этом отцу. А знаете, ведь в этом фильме должен был играть совсем другой актер...

- Кто же?

- Дело было так. Савве Кулишу поручили снять картину про советскую разведку времен «холодной войны». Режиссер, невзирая на рекомендации руководства, пригласил на главную роль полковника Ладейникова отца. Все говорили: «Что ты делаешь? Нужен красавец, супермен, чтобы сразу было видно - в кадре советский разведчик!». И упорно прочили Вячеслава Тихонова.

Но у Саввы была другая точка зрения. Работа шла, многое уже отсняли, и вдруг сценаристы пожаловались кому-то: мол, герой не тот! - и картину остановили. Отцу Кулиш ничего не сказал. Отправил домой якобы на время - дескать, пока декорации будут создавать. Проходит неделя, другая - актера никто не вызывает. Он и не подозревал, какая у него за спиной идет борьба! В итоге за кандидатуру отца вступились сам Конон Молодый и Михаил Ромм. Молодый сказал на худсовете примерно следующее: «Нет, настоящий разведчик и должен быть таким невзрачным, как Банионис, чтобы не бросаться в глаза».

С женой Оной и сыновьями — Раймундасом и Эгидиюсом, 1970 год. Старший сын актера Эгидиюс был историком, специалистом по XV-XVI векам, умер в 1993 году от онкологического заболевания, посмертно награжден Государственной премией в области науки

(На рубеже 50-60-х годов Конон Молодый под именем Гордона Лонс­дейла работал в Великобритании, торговал игровыми автоматами (в фильме они превратились в музыкальные). Объектом его профессиональных интересов была группа немецких ученых, некогда служивших Гитлеру, которые занимались разработкой оружия. В 1961 году Молодый был арестован и приговорен к 25 годам заключения. В 1964 году его обменяли на английского разведчика Гревилла Вина, связного Олега Пеньковского. - Авт.).

- А сколько международных наград потом получил и фильм, и Донатас Банионис!

- Да, он много стран объездил с этим фильмом...

- Кстати, как Донатас Юозович оценивал уровень дубляжа - в частности, работу Александра Демьяненко в «Мертвом сезоне»?

С Вией Артмане в картине «Никто не хотел умирать», 1965 год

- У отца чудовищный акцент, поэтому его дублировали всегда - и Зиновий Гердт, и другие актеры. Работой Демьяненко он был особо доволен и даже говорил: «Александр помогает роли, поправляет ее».

- Ну а Тихонов через пять лет получил мегасатисфакцию - сыграл Штирлица! Так что - все сошлось...

- (Улыбается, кивая головой).

«НА РЕПЕТИЦИЯХ В ТЕАТРЕ Я НАЗЫВАЛ ОТЦА «ДЕДУШКОЙ»

- Скажите, а родители не настаивали, чтобы вы с братом пошли по их стезе?

- Нет. Более того, мой брат (ныне покойный) окончил Московский историко-архивный институт, был серьезным ученым, издал Первый Литовский статут - свод законов Великого княжества Литовского. Увы, не­ско­лько лет назад Эгидиюс умер от рака...

С народной артисткой СССР Вией Фрицевной Артмане спустя годы

- А вы почему выбрали режиссерскую профессию?

- Довольно много снимаясь в детстве, ясно понял, что не хочу быть актером.

- Но почему? И опыт уже немалый был, да и фамилия вам способствовала бы, защищала в какой-то мере...

- Где-то она защищает, а где-то очень мешает, поверьте! Потому что все считают, что ты должен делать то же, что отец, но луч­ше! В общем, я просто понял, что не хо-чу! Не хочу быть зависимым, предпочитаю сам делать кино. Поэтому в восьмом классе записался в кружок кинолюбителей, а после школы поступил во ВГИК на режиссерский факультет (в мастерскую Кулиджанова и Лиозновой. - Авт.).

- Как Донатас Юозович к этому отнесся?

- Никак, я ему не говорил ничего... Признался, когда уже поступил. Он потом рассказывал, как в это же время на сессии Верховного Совета встретил Кулиджанова. Пообщались о том о сем, и Кулиджанов говорит: мол, набираю курс во ВГИКе. Отец ему: «Знаю, мой сын как раз поступает». Кулиджанов заволновался: «Донатас, что ж ты молчал? Я сейчас же позвоню, скажу, чтобы его взяли!». Папа рассмеялся: «Да не нужно, он уже поступил».

Супруга Донатаса Юозовича Она ушла из жизни в 2008 году. «Сейчас отец отказывается от всяких ролей. Ему трудно, плохо с памятью, гостей принимает только дома»

Мне во многом помогло то, что я шел как представитель Литвы. Было выделено по одному месту для каждой республики. Нас только трое было после школы, остальные уже с высшим образованием.

- Когда окончили ВГИК, не хотели снять фильм с отцом в главной роли?

- В то время как раз пришла независимость, и кончились деньги на кино. В Литве было особенно тяжело. В то время я ставил спектакли в Паневежисе, в театре, а отец в них играл.

- Интересно, как вы к нему обращались во время репетиций? По имени-отчеству?

- Да нет, «дедушкой» называл, это его домашнее прозвище. У меня уже на то время свои дети были, и мы все его так звали.

- Кстати, в Википедии написано, что народный артист СССР Банионис око­н­чил в зрелом уже возрасте консерваторию. Это так?

- Да, и объясню, почему. Мильтинис не брал никого со стороны: актеры сначала должны были окончить его студию, а потом уже играть в его театре, чтобы им не мешали «примеси» других школ, понимаете? Ни школа, ни театр не были госструктурами, а как бы частными заведениями. Актеры не имели ни дипломов, ни трудовых книжек - то есть по факту они все были без профессии. А в советское время наличие диплома было важно - и для пенсии, и для стажа. Поэтому отец, приняв руководство театром, экстерном окончил драматическое отделение Вильнюсской консерватории. И также предложил всем желающим актерам театра учиться заочно - дал им такую возможность.

- В Москву его звали?

- Конечно. Но Москва для него не была центром притяжения, мы, литовцы, не рвались туда. Запад, Европа нам были ближе.

- В вашем доме в Литве гостили рос­сийс­кие режиссеры, ак­теры?

- Конечно. Дом у нас хлебосольный, открытый. Особенно запомнилось, как приходили Вицин с Моргуновым - у них были гастроли в Вильнюсе. Сидели у нас, выпивали, очень интересно было общаться с ними.

- Какие-то семейные традиции сохранились по сей день?

- 99 процентов семей в Литве были верующие, и наша - не исключение. Поэтому мы обязательно отмечали и отмечаем Рождество и Пасху, всегда ходили в костел - отец, кстати, бывает на службах и по сей день. Но самый большой наш семейный праздник - День святой Анны, 26 июля. Мать отца и мою маму звали Она (то же, что Анна, по сути), это же имя носят в качестве второго (как у всех католиков) одна из моих дочерей и внучка.

- А сколько всего у вас детей?

- Трое: старшей дочери - 33 года, сыну - 23, младшей дочке - 21. С театром и кино они никак не связаны.

- Раймундас, как живет ваш отец? В кино еще снимается?

- Сейчас он отказывается от всяких ролей. Категорически. Ему трудно, плохо с памятью - боится, что не запомнит текст. Хотя в прошлом году сыграл небольшую роль губернатора Муравьева. Часто зовут на разные мероприятия в качестве свадебного генерала - он никуда не ходит. Журналистов и гостей принимает только дома. Устал...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось