В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Все это было бы смешно...

Как Дмитрий Медведев приравнял Майдан к Волан-де-Морту

Евгений КУЗЬМЕНКО. Интернет-издание «ГОРДОН» 24 Декабря, 2014 22:00
Для российского премьер-министра Дмитрия Медведева украинский Майдан — то, что нельзя упоминать. Руководство соседней страны одержимо майданофобией — к такому выводу пришел колумнист интернет-издания «ГОРДОН», изучив статью премьера РФ «Россия и Украина: жизнь по новым правилам»
Интернет-издание «ГОРДОН»
Читаешь статью Дмитрия Медведева о российско-украинских отношениях — и умиляешься даже не аргументам — интонации. Маленький мудрый психиатр с грустью рассказывает о соседке: мол, совсем от рук отбилась, отощала, состояние угнетенное, больно смотреть! Раньше хоть за солью заходила, давала измерить себе внутричерепное давление, обстучать коленки молоточком, ущипнуть за попу. А нынче — нашла себе кого-то на стороне, а я ведь ей только добра хотел...

Спасибо, конечно, Дмитрию Анатольевичу за то, что на время своего печального, подчеркнуто человечного монолога он запер по палатам особо буйных пациентов, которым раньше с затаенным садизмом позволял заглядывать нервной соседке в окна. Одному из них все время мерещатся распятые мальчики, другому во сне являются замученные русские снегири, третий только и делает, что кричит: «Пепел! Пепел! Скоро здесь будет радиоактивный пепел!».

Но довольно сравнений, давайте еще раз пробежимся по тексту самой статьи. Автору следует отдать должное: написано с чувством, с толком, с расстановкой. Здесь есть и про давние братские традиции, и про то, как Украина сошла с ума и стала проситься в Европу. И про зверства бандеровщины, надменность западных хозяев, долготерпение Кремля и то, почему это долготерпение, наконец, закончилось.

Как ныне принято писать: над статьей работал дружный авторский коллектив — манипуляторов и пропагандистов. Кое-где пестрит в глазах от старых конспектов Глазьева — про то, как Европа разорит все и вся, а вот вместе с Россией...

В отдельных местах нет-нет да и пустишь слезу, с болью воскликнешь: «Да что же ты делаешь, глупая?! Зачем губишь себе жизнь?! Вернись, дуреха, он все простит!».

И знаете, хочется вернуться и даже не­много покаяться. Но здесь ненароком замечаешь в тексте лакуны. Здесь, там, далее везде. Как будто есть в мозгу у рациональнейшего Дмитрия Анатольевича блок на упоминание одного явления. То есть помнить-то о нем можно, но вслух упоминать — нельзя. Не то вдруг придет к тебе в дом — и начнется такое!..

Явление это называется Майдан. И вроде бы, говоря о современной Украине, нельзя обойти стороной эту эпическую историю. Ну все ведь помнят, как было. Ну не получится же игнорировать! У Дмитрия Медведева — получилось.

«Уходящий год войдет в историю Украины как один из самых тяжелых и трагических, — скорбно возвещает российский премьер. — Президент Янукович вел переговоры об ассоциации с ЕС, обещая стране «европейский выбор», но пытаясь при этом продолжать игру с Россией. В конечном итоге после экономического анализа всех рисков и возможных последствий, а также осознав, что гарантий серьезных и быстрых вливаний со стороны Запада нет, он притормозил процесс ассоциации с ЕС...».

В этом месте хочется сказать: «Вот оно, сейчас скажет!». Но дальше по тексту у Дмитрия Анатольевича идет: «В результате 22 февраля в Киеве произошел насильственный захват власти... Дальнейшие действия руководства Украины, в том числе военные, привели страну к той экономической пропасти, над которой она стоит сейчас».

Оп-ля! В «Человеке с бульвара Капуцинов» этот прием назывался «монтаж». Помните? Двое людей целуются — а потом у них появляется беби... Но если в кино ножницы пускают в ход ради динамики, дабы не замедлять ход действия, — то в статье у Медведева из памяти вырезают Майдан как таковой. Делают в общественном сознании этакую лакуну. Будто и не было сотен тысяч протестующих в мороз на улицах столицы. Будто и не убивали людей без суда и следствия. Будто Янукович сбежал под крыло к Путину и Медведеву не от народного гнева, а, скажем, от вируса Эбола.

Этот фокус Дмитрий Анатольевич повторяет снова и снова. Собственно, с него и начинается статья: «Год назад, на исходе осени 2013 года, когда на Украине начался кризис, никто и представить не мог, к каким последствиям приведет этот «горький ноябрь» наших соседей. Раскол в обществе, который прошел даже через семьи. Упадок в экономике. Всплеск радикализма, вплоть до откровенного бравирования нацистской символикой. Потоки беженцев в сопредельные государства. Боевые действия на своей же земле против своих же соотечественников. И в итоге — тысячи погибших людей, включая мирных жителей».

Опять взмах ножницами — и между «горьким ноябрем» (как, интересно, следует тогда называть происходящее сейчас в вотчине самого Медведева — «черной зимой»?) и последним месяцем уходящего 2014 года — нет никакого Майдана. «Раскол в обществе», «всплеск радикализма» — это да, но в суть лучше не вдаваться. Майдан — это тот, кого нельзя называть. А если уж назвали, то впору пустить в ход заклятие забвения: «Obliviatе!». Джоан Роулинг была бы довольна.

В общем, по итогам статьи впору ставить диагноз самому автору. Нет, мы и прежде догадывались, что руководство РФ одержимо майданофобией, что расправа с узниками Болотной, домашний арест Удальцова и Навального, антиутопический фарс с Pussy Riot и Мохнаткиным — это и оттого, что в 2004-м нордические «питерские» здорово напугались первого Майдана. Но чтобы до такой степени...

Нет, на словах-то они, конечно, не верят в то, что все это было искренне и не за де­нь­ги. Но в душе... Дмитрия Анатольевича выдает одна фраза. Ближе к финалу он с горькой укоризной информирует: «У многих на Украине сейчас революционная эйфория. Кажется, что достаточно выкинуть на свалку истории века совместного прошлого, и все начнется с чистого листа. Жизнь станет комфортной и благополучной. Вот только лист этот будет грязным. На нем уже есть кровь. Украинское общество уже расплачивается за те иллюзии, которыми его сейчас щедро кормят правящие элиты, мечтающие о появлении в своих карманах европейских паспортов. О жертвах этих иллюзий мы слышим каждый день».

Вот так. Не безальтернативная необходимость реформ, а «революционная эйфория». Не сознательный, трудный уход от полубезумного соседа, а «расплата за иллюзии». Дмитрий Анатольевич и его старший друг Владимир уверены: сам народ ничего самостоятельно желать не может, а уж если обуяла его «революционная эйфория», то надо выжигать эту глупость каленым железом и вырезать пропагандистской лоботомией.

Майдана в России нет и быть не может, понимаете? Это все иллюзии. Падающая цена на нефть, галопирующий доллар, удорожание всего — все это навязываемый пиндосами и еврогеями мираж. Россия сильна, как никогда. Ведь не зря сказал намедни Владимир Владимирович: «Внешнее давление на Россию дало мощный импульс научному развитию»...

Нет, ребята, бежать нужно от этих галлю­цинаций. Бежать — и как можно дальше. Да, будет тяжело, недаром мы столько лет сидели на этой «братской игле». Но луч­ше помыкаться по съемным квартирам, чем оставаться жить с законченным наркоманом, который и под дозой, и без нее считает себя Папой Римским в своем Третьем Риме.

...А насчет Майдана в России мы посмотрим. Иллюзия, говорите? Ну-ну.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось