В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Украина - не Россия

Один из основателей немецкого сообщества «Мы — украинцы» Олег ПАСЛАВСКИЙ: «Много немцев, не осознавая угрозы, поддерживают Россию»

Татьяна ОРЕЛ 7 Января, 2015 22:00
Украинцы, живущие в Европе, все чаще объединяются в соцсетях не только с целью общения, но и для того, чтобы помогать своим соотечественникам на родине. Об этом, а также о том, как относятся к событиям в Украине коренные немцы, интернет-изданию «ГОРДОН» рассказал уроженец Львова, живущий в Германии
Татьяна ОРЕЛ

«СУДЯ ПО ТЕЛЕНОВОСТЯМ, УКРАИНА ДЛЯ ЕВРОПЫ — ТЕМА НОМЕР ОДИН, НО ОБЫЧНЫЕ НЕМЦЫ ЖИВУТ СВОИМИ ПРОБЛЕМАМИ»

«Мы — украинцы». После Майдана эти слова наши соотечественники, живущие в разных странах, стали произносить с особой гордостью.

Но сообщество Wir Sind Ukrainer, что в переводе с немецкого как раз и означает: «Мы — украинцы», в немецком Франкфурте-на-Майне официально появилось за два года до Майдана. А начиналось все еще раньше — в 2010-м, когда, списавшись в соцсетях, решили перезнакомиться и вместе отпраздновать День Независимости Украины в единственном франкфуртском ресторане украинской кухни «Ватра».

С тех пор встречались не раз. Отмечали национальные праздники, дружно болели у экранов за украинскую сборную по футболу, собирались сами и приглашали зрителей, чтобы послушать украинских рок-исполнителей, выходили на демонстрации в поддержку Украины, когда началась российско-украинская война. Во время Парада культур, на который съезжаются представители более 100 национальностей, населяющих федеральную землю Гессен, угощали немцев украинским борщом, голубцами, горилкой и квасом.

Олег Паславский, один из создателей сообщества Wir Sind Ukrainer, попал в Германию по приглашению на работу от компании Nestle девять лет назад. Он рассказывает, что во Франкфурте-на-Майне есть не одно украинское сообщество — например, украинская греко-католическая церковь, существующая уже более полувека, украинская православная церковь, субботняя школа, где учат украинский язык дети эмигрантов.

Даже не зная точных цифр, о количестве украинцев в Германии можно судить по числу избирательных участков, открывшихся во время выборов в Верховную Раду. Если в США для украинских избирателей работали четыре участка, в Канаде — два, то в Германии — шесть. Особенно много ук­ра­ин­цев живет в Мюнхене и в Берлине.

«Судя по теленовостям, Украина — это тема номер один в Европе. Но обычные немцы от политики далеки. Они живут своими проблемами, думают, как обеспечить семью, потому что здесь ничего «с неба на голову не падает», — говорит Олег Паславский.

«В ГЕРМАНИИ ТАКЖЕ НЕМАЛО ТЕХ, КТО ДОБРОВОЛЬНО ЗОМБИРОВАН РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДОЙ»

Тем не менее на организованный сообществом Wir Sind Ukrainer просмотр документального фильма о событиях на Майдане, снятого творческим объединением «Вавилон 13» пришли не только украинцы, но и немцы, на которых картина также произвела сильное впечатление.

Олег Паславский отметил, что интерес к Украине у немцев возник задолго до Майдана — еще со времен «оранжевой революции». За матчами Евро-2012, на котором сборная Германии по футболу заняла третье место, немцы наблюдали не только в своих пабах, но и с трибун украинских стадионов. По словам Олега, даже немец, считающий себя не богатым, может позволить себе иметь пару машин на семью и путешествовать по миру.

Олег считает, что думающие, продвинутые немцы понимают: Россия опасна не только для Украины, но и для соседних государств — балтийских стран и Польши, с которыми граничит Германия.

«Но много немцев, не осознавая этой угрозы, поддерживают Россию, — говорит Паславский. — Даже две войны не разорвали историческую связь между Россией и Германией, они тесно связаны также и бизнесом. Кроме того, в Германии еще с 90-х живет немало эмигрантов из СССР. Они сохранили советский менталитет, не очень-то хотят интегрироваться в демократическое общество и по своим взглядам мало отличаются от тех, кто сегодня в России поддерживает Путина. И хотя у них есть возможность смотреть не только российские, но и международные телеканалы, анализировать и сравнивать информацию, они выбирают то, что хотят слышать. Поэтому и здесь тоже достаточно тех, кто добровольно зомбирован российской пропагандой».

«ЕВРОПА НЕ ХОЧЕТ ВОЕВАТЬ, НО ДЕЛАЕТ ДЛЯ УКРАИНЫ ВСЕ, ЧТО В ЕЕ СИЛАХ»

Но есть еще один фактор, как считает Олег, который в чем-то роднит Россию и Германию, хоть вслух об этом и не говорят.

«В Германии недолюбливают США, а для России это главный враг. Кое-где в Германии еще остались американские военные базы — когда их было больше, это, конечно, только добавляло неприязни нем­цев к Америке, которая воспринимается многими европейцами как «мировой жандарм». Отсюда и мнение, что только Россия может поставить США на место».

Несмотря на это, по словам Паславского, в каждом большом немецком городе по выходным проходят акции в поддержку Украины, на которые собираются до сотни человек — и немцы, и украинцы.

Олег родился и вырос в Западной Украине, во Львове. И хотя среди его родных и однокашников в зоне АТО никто не воюет, у него свое отношение к проблемам, связанным с Донбассом:

«Мы часто говорим об этом с моими друзьями. Так же, как и я, они придерживаются мнения, что у жителей Восточной Украины и Западной абсолютно разный менталитет, разные ценности. Например, в городах на востоке Украины стоят памятники Ленину. В Западной Украине это просто немыслимо. Можно найти и другие примеры, но важно понять, что жить нам в одной стране очень сложно. И двигаться в одном направлении практически невозможно. Но, с другой стороны, на Донбассе тоже живут патриоты Украины, и отказаться от них мы не можем. К тому же, если Донбасс перестанет быть частью Украины, кому-то потом захочется отрезать от нее и Днепропетровскую, и Харьковскую области. На Донбассе наши ребята защищают всю страну».

 Сообщество Wir Sind Ukrainer, что в переводе с немецкого означает: «Мы — украинцы», в немецком Франкфурте-на-Майне официально появилось за два года до Майдана

Олег Паславский считает, что Германия и Европа в целом оказывают Украине боль­шую поддержку, но больше чем дипломатическими способами помогать не могут. «В открытую войну они не будут ввязываться однозначно», — говорит он. — Европа не хочет воевать, но делает для Ук­раины все, что в ее силах».

Олег рассказывает, что украинцы, живущие в Германии, стараются помогать Ук­ра­ине как могут — перечисляют деньги семьям погибших в АТО бойцов, покупают бронежилеты, каски, инвалидные коляски, стоимость которых может доходить до 10 тысяч евро, и даже машины «скорой помощи».

Все больше волонтеров находится и среди простых жителей Германии, далеких от политики. Таких, к примеру, как Эвальд Шульц из Кельна, о котором рассказала программа «Абзац» на «Новом канале». К нему на склад немцы свозят вещи для переселенцев с Донбасса. Эвальд Шульц не раз доверху загружал свою машину и ехал в Днепропетровскую область.

В душевных порывах европейцев и ук­ра­инцев, живущих в Европе, недостатка нет. Гораздо сложнее, оказывается, оформить груз и провезти его через польскую и ук­ра­ин­скую границы. Но в Министерстве соцполитики Украины обещают максимально упростить бюрократическую процедуру.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось