В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском...

Звезда «Возвращения Мухтара» Алла КОВНИР: «Пробы на роль капитана Брусникиной я проспала, а когда режиссер стал меня будить и спросил: «Кто это у нас тут спит?», ответила:«Молодая, подающая надежды актриса»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 5 Февраля, 2009 22:00
Канал «1+1» вновь начинает показ полюбившегося зрителям телесериала.
Анна ШЕСТАК
Чтобы не стать заложницей «милицейской» роли, которую играла целых шесть лет, изящная блондинка Алла преобразилась в... грудастую брюнетку деревенского вида и молодого трансвестита с черными усами, тонкой косой, в элегантном костюме-тройке. Зрители, вместе со мной смотревшие новую комедию «Золотой ключик» на Бердянском кинофестивале, в конце фильма недоуменно спрашивали: «А где же там Ковнир?». Не узнали. А Алле только этого и надо: она готова к любым перевоплощениям, лишь бы роль была интересной. Потворствует ей в этом муж, известный российский композитор Олег Молчанов, когда-то первым получивший из рук Аллы Пугачевой премию «Алла». Когда Ковнир ушла из сериала «Возвращение Мухтара», прошел слух, что Молчанов решил делать из жены эстрадную певицу. Тем более что у нее, кроме приятной внешности, есть и голос, и слух, и музыкальное образование. Оказалось, ни петь попсу, ни сливаться с гламурно-блестящей толпой Алла не хочет. Они с Олегом всерьез и надолго решили, что у настоящего счастья три составляющих — дом, семья и любимое дело. Это я поняла из нашей беседы, во время которой Олег как настоящий джентльмен больше молчал: «Пускай звездой будет Алла...».

«В фильмах дерусь сама, но в жизни, слава Богу, не приходилось»

— Алла, правда, что вы пробы в сериал «Возвращение Мухтара» проспали, или это шутка такая?

Алла:— Правда! Я пришла в студию, где проводился кастинг. Мальчиков уже отобрали, не хватало только главной героини. Ребята говорили: «Три месяца ищем, ищем, каждый день пробуем, уже сил нет». В холле стоял большой мягкий диван, а я как раз участвовала в ночном шоу Театра на Покровке, времени на сон не хватало... Присела — и тут же отключилась. Потом слышу: кто-то меня за плечо тормошит. Оказалось, я проспала часа полтора, пробы уже закончились. Все расходились по домам, и режиссер Андрей Полынников стал меня будить: «А кто это у нас тут спит?». — «Это я, — говорю, — молодая, подающая надежды актриса Алла Ковнир. Возьмите меня сниматься». Так мы и познакомились.

Полынников — известность ему принесла комедия «Приморский бульвар» — показал мне очень хороший пример: важно не то, снимаешься ты в большом кино или в сериале, а то, как относишься к делу и коллегам. Если уважаешь их, будь добр, работай достойно.

— Мухтара, точнее, Мухтаров (их ведь было несколько) на съемках не боялись?

Алла:— Нет, там были люди, которые не давали псам нас покусать. К тому же я собак с детства люблю. Дома у нас жили и пудель, и кавказская овчарка. А вот у Олега удивительный кот Ванечка, и я, когда вышла замуж, в него просто влюбилась. (Улыбается). Но кошки себе на уме — мистические животные, со своими тайнами, какой-то отстраненностью, а собаки более открытые, искренние, поэтому больше годятся для актерства. Они, кстати, тоже проходили кастинг на роль.

Я знаю: как бы ты ни опасался собаки, нужно сразу познакомиться, показать, что не боишься, что ты тоже представитель животного мира. (Смеется). Духами, дезодорантами пользоваться ни в коем случае нельзя — это раздражает животное.

Удивительный пес был в Киеве, очень умный, с настоящим актерским талантом. Говорят, это потомок того самого Мухтара, который с Юрием Никулиным снимался. Мы даже боялись, что он нас переиграет, потому что...


«Телевизор укрупняет, и намного. Только из этих соображений я очень долго сидела на диетах — могу уже о них книжку написать»



— ...четырехлапый актер не играет вообще.

Алла:— Да, он такой, какой есть. Один из псов, Цейс, настолько нас полюбил, что, когда закончился очередной сезон... умер от скуки. Прибегал, искал нас и не находил... А вообще, съемки всем хвостатым артистам сократили жизнь: собаке же не объяснишь, почему она по три, по четыре дубля должна делать одно и то же. Она не понимает, зачем ей еще раз есть колбасу, которую она только что съела.

— В сериале вы здорово разбирались с преступниками. Уже на съемках тренировались или пришли с хорошей физической подготовкой?

Алла:— В музыкальном театре, где я начинала, много внимания уделяли пластике, хореографии, фехтованию. Поэтому в сериал я пришла, будучи подкованной. Все трюки делала сама, даже просила режиссера об этом. Это ведь не экстрим, а часть профессии. Мне было очень интересно заниматься с каскадерами, учиться у них. Замечательные ребята, настоящие труженики! Они мне очень помогли, так что дерусь я сама. Но в жизни, слава Богу, пускать в ход кулаки не приходилось.

— Как поддерживаете форму? В спортзал ходите?

Алла:— Я не люблю тупо ходить в спортзал. Нужно, чтобы все было гармонично: хочешь плавать — окунись в бассейн, хочешь на тренажеры — иди позанимайся, совмещая приятное с полезным. Обожаю пешие прогулки, пинг-понг, а в прошлом году мы построили во дворе нашего дома бассейн...

Меня часто встречают возгласом: «Ой, вы такая худенькая! На экране побольше кажетесь...».

— Да, на экране вы боевая!

Алла:— Телевизор укрупняет, и намного. Только из этих соображений я очень долго сидела на диетах — мне кажется, уже могу книжку о них написать! — и пришла к выводу, что любое насилие — грех, организм за это отплатит. То есть, если хочешь печеной картошки, но отказываешь себе в этом, потом будешь поглощать ее килограммами! Надо с головой сначала договориться. Я отказалась от некоторых продуктов, стала вегетарианкой, но потом поняла: без мяса никак. Могу позволить себе курочку.

Думаю, самая эффективная — монодиета: взять какие-то продукты, близкие по структуре, допустим, кабачок и помидор, потушить и кушать в течение всего дня. А муж, когда худеет, отказывается от мучного и сладкого.

«Такое ощущение, что Мухтар всегда со мной и из моей сумки вот-вот покажется собачья морда!»

— В музыкальный театр вы поступили в девять лет. Оставалось время на игры, на увлечения, дружбу — скажем так, на детство?

Алла:— У нас был такой аскетический образ жизни, что даже не помню, как закончила школу! Кажется, ни разу не ходила на дискотеку — у меня просто не было свободного времени. Все, абсолютно все было занято театром.

— На съемки в «Мухтаре» тоже ушло ни много ни мало шесть лет. Наверное, после этого вас часто называют Леной, как вашу героиню.

Алла:— Да. Но еще чаще спрашивают: «А где Мухтар?». Такое ощущение, что он всегда со мной и из моей сумки вот-вот покажется собачья морда! Детишки маленькие, завидев меня, начинают спрашивать: «Где Мухтай, мама? Где Мухтай?». Узнают совершенно удивительным образом, что бы ни надела, как бы ни замаскировалась! А когда просят сфотографироваться, тащат ко мне всех собак: «Ну, пожалуйста, она у нас дворняжка, но ее тоже зовут Мухтар, ну погладьте!». И не только со мной так — со всеми актерами, которые причастны к этому сериалу.

Мы полтора года снимали в Москве, потом приехали в Киев. Все мухтаровцы уже, как родственники: и актеры, и режиссеры, и костюмеры... Когда я из проекта ушла, знакомые стали говорить: «Ну да, ты, наверное, так устала уже от всего этого». — «Ребята, — отвечаю, — у меня от профессии вообще не бывает усталости». Можно пресытиться бесконечными переездами, ожиданием... Даже ролью, что, собственно, и произошло со мной — я из нее выросла, как из коротких штанишек, и мне захотелось свежей крови!

Да, в «Мухтаре» каждая серия — законченный сюжет, и можно было сыграть то девушку легкого поведения, то глубоко беременную женщину или цыганку с вокзала... Но, в конце концов, все уже перепробовано, и наступил момент, когда на съемки приходишь, как на завод... Значит, пора ставить точку, потому что для меня актерская профессия — не способ заработать денег, а прежде всего искусство.

— Сольный диск тоже не ради денег записываете? Кстати, это правда, что он скоро появится?

Алла:— Ну, поскольку...

Олег:— Не поскольку, а правда!

Алла:— Раз Олег говорит, значит, так и есть. Я все-таки начинала как актриса музыкального театра. Одним из основных предметов был вокал. Мы и оперу, и оперетту, и романсы пели — охватили все жанры. В общем-то, и в институте это продолжалось. Так что пела я всегда, но записать что-то на диск для меня очень ответственный шаг. Я не на продажу его делаю, а хочу создать душевный продукт, который можно будет дарить друзьям, коллегам, режиссерам. Кто-то оставляет на память фотографии, а я к своему изображению приложу кусочек души, чтобы люди послушали и сразу поняли, кто я, чем дышу. На диске будут только те вещи, которые я люблю петь, — романсы и украинские народные песни.

«Форму я сняла и, думаю, надолго»

— А когда вы ушли из «Возвращения Мухтара», ходили слухи, что на эстраду собрались...

Алла:— Я попсу не люблю вообще! Не пела ее никогда и петь не хочу. Это настолько не мое, что вы даже представить себе не можете! У меня актерское пение — то есть через проживание. Мне интереснее такой стиль, как у Вертинского: он мог прочесть посреди песни кусочек стихотворения — и продолжать петь. Я вообще хочу записывать песни вживую, как есть, не «чистить» в студии, не сводить. Дома есть студия, в которой мы такие вещи практикуем.

— Среди причин, заставивших вас уйти из «милицейской сказки», называли декрет...

Алла:— Это тоже будет. Обязательно! Только чуть попозже, пока еще поработаю.

— Знаю, недавно вы ездили на съемки в Тунис. Что за картина?

Алла:— Ой, мне очень повезло: познакомилась с удивительным человеком — режиссером Зиновием Ройзманом. Он признался, что его жена — поклонница сериала «Возвращение Мухтара» и именно она ему сказала: «Смотри, какая хорошая девочка! Ты обязательно должен ее пригласить». Так я снялась в его комедии «Золотой ключик» вместе с Дмитрием Певцовым, Евгенией Крюковой, Олесей Судзиловской и в продолжении сериала «Офицеры», которое снимали в Тунисе.

— Опять будете в форме ходить?

Алла:— Не-е-ет! Форму я сняла и, думаю, надолго. Хочется играть живых людей, а не профессию.

«Вкуснее борща, пампушек и налистников, ничего не знаю»

— И о какой же роли мечтает молодая, подающая надежды актриса Алла Ковнир?

Алла:— Конечно, мечтаю о классике — Достоевском, Толстом, Бунине, о тех вещах, в которых можно переместиться в другое время: военное, довоенное. А еще хотела бы сыграть деревенскую девушку: доить корову, убирать за кроликами, поросятами...

— Неужели умеете все это делать?

Алла:— А как же! Мы живем за городом, у нас есть и маленький огородик: укроп, петрушка растет, зелень всякая... Когда зарастает, приезжаю со съемок, немедленно полю, муж поливает.

В детстве я все каникулы проводила в селе на Полтавщине, откуда родом мой папа. Знаете, я так люблю Украину! Люблю ее за все: за людей, которые здесь живут, за кухню: вкуснее борща и гречаников, пампушек и налистников ничего не знаю. Когда к нам приезжают гости и я спрашиваю, что приготовить, они отвечают: «Вареники с творогом!», вот и сижу, леплю все это... С детства обожаю ароматные украинские ночи, песни, которые бабулечки еще помнят и поют...

В ГИТИСе на экзаменах только их пела. Заходила — и сразу: «Украинская народная песня!». Преподаватели уже говорили: «Алла, ну, мы уже поняли, что ты любишь Украину, но экзамен-то надо сдавать...». А на выпускном экзамене я выдала: «Ария из оперы...». Они вздохнули: «Ну, слава Богу!». — «Наталка Полтавка»!».

Песни все любимые такие грустные, мелодичные. «Цвiте терен», «Взяв би я бандуру» — они во мне с детства звучат. Не могу сказать, русская я, как мама, или украинка, как папа. Счастливейшие моменты моего детства связаны с Украиной, я ездила сюда на каникулы, но театр-то был в Москве... В Киеве я с наслаждением снималась: исходила город вдоль и поперек. Мне приятно читать украинские вывески, слышать вашу мову, хоть сама я русскоговорящая.

Олег:— Я русский, но меня всегда тянуло в Украину. Наверное, чувствовал, что встречу девушку с украинской душой.

— Кстати, как вы познакомились?

Алла:— Я училась на последнем курсе, одновременно работая в Театре на Покровке. Был набор в шоу казино «Кристалл». Я пришла с двумя гитаристами, чтобы спеть, как обычно, свою романсово-народную программу. С шалью, с косой... А там были все такие гламурные, модные. Я посмотрела и говорю администратору: «Наверное, и пробовать не буду, куда мне...». А он: «Раз пришла, выходи на сцену». И как только я запела, увидела Олега — в темном зале его стол был почему-то освещен. Будто искра между нами проскочила!


Алла с мужем — композитором Олегом Молчановым. «Моя жена — тургеневская девушка, просто не в том веке родилась»

— Олег, вас всегда окружали яркие и известные женщины: вы работали с Натальей Ветлицкой, Ириной Салтыковой, Таней Булановой, Аллой Пугачевой, в конце концов. А выбрали студентку Аллу Ковнир...

Олег:— Это была любовь с первого взгляда. И я не прогадал, потому что моя жена — тургеневская девушка, просто не в том веке родилась. Она, безусловно, очень талантлива! Только скромность мешает ей полностью раскрыться.

Алла:— Я не скромная, а объективная. У меня есть авторитеты, к которым страшно даже прикасаться!

— А кого вы считаете кумиром?

Алла:— Я почему-то очень хотела, чтобы вы задали мне этот вопрос. Мы все знаем этих артистов. Это уникальные люди, которые не только чрезвычайно талантливы, но и достойны восхищения как личности: Людмила Чурсина, Нонна Мордюкова, Вячеслав Тихонов, Иннокентий Смоктуновский. Однажды мы с театром были на гастролях в Марселе. Нас возили по всей Франции и привезли в Канны, на Аллею звезд! Все побежали фотографироваться возле звезд голливудских артистов, а я подошла к звезде Татьяны Самойловой, потому что считаю: она столько сделала в кино, что ни одна голливудская знаменитость с ней не сравнится!

А Элина Быстрицкая! Она снималась у нас в «Мухтаре», без косметики, с обычной прической, но какой красоты женщина! Я ее спросила: «Скажите, что делать нам, молодым артистам? Сейчас ведь не снимаются те фильмы, которые сделали вам славу. Как вырасти?». А она: «Если вам нравится профессия, просто любите ее и приносите людям радость. Я не снималась 10 лет, но в «Мухтаре» согласилась, потому что он добрый и вам не должно быть за него стыдно». Это действительно так. Ни разу, за много лет, пока он идет, не было ни одного негативного отзыва!

Олег:— Для меня кумиры только группа «Битлз». Кто-то очень точно и удачно о них сказал: «Прорыв иррациональных сил в истории». Люди без музыкального образования создавали потрясающие песни! Как будто Господь их поцеловал.

«Наше сотрудничество с Пугачевой было непродолжительным»

— Среди современных исполнителей кого бы вы выделили?

Олег:— Никого, к сожалению. Наше время зациклено на коммерции. Даже то, что поет Мадонна, — эрзац какой-то, отстой. Продюсеры собираются, придумывают фишки, аранжировщики делают свою работу. Сейчас уже компьютерные программы пишут такие мелодии...

— То есть чтобы песня стала хитом, ей необходима только раскрутка?

Олег:— Именно. Люди ведь не сами выбирают, что слушать: им навязывают, вбивают в голову. Поэтому хит теперь не всегда лучшая песня, но это всегда вещь, в которую вложены деньги.

— Олег, вы автор хитов Азизы, Булановой, Киркорова... С кем из популярных исполнителей было проще всего работать?

Олег:— Азиза — потрясающе талантливая и очень красивая женщина! Я очень рад, что она вернулась на сцену, потому что судьба была к ней несправедлива. Она мало кому рассказывает, но после гибели Талькова она поседела за одну ночь! И я счастлив, что спустя годы она победила в телешоу с моей песней «Все или ничего». Она заслужила это, потому что голос у нее — вы не представляете... Когда Азиза приехала к нам домой и полночи колбасилась, пела, мой кот забился под диван и не мог понять, что происходит!

Наташе Гулькиной, голосу группы «Мираж», я очень благодарен, потому что, не будь ее, не состоялся бы как композитор. Слава Богу, она сейчас набирает обороты: звонила, радовалась, что у нее снова много концертов, люди идут.

С Муратом Насыровым, очень талантливым исполнителем и композитором, вышла мистическая история. Я когда-то написал ему песню «Южная ночь». И вот спустя годы он снова приехал за хитами, был очень грустный, выбрал две песни, в одной из которых слова о смерти: «Люби меня за то, что я в твоей любви умру». А через несколько дней выбросился из окна... Песня до сих пор у меня, даже не знаю, что с ней делать...

— С Аллой Пугачевой общаетесь?

Олег:— Наше сотрудничество с ней, к сожалению, не было продолжительным. Алла Борисовна — уникальная женщина, и я понимаю тех мужчин, которые в нее влюблялись. Но чтобы работать с Пугачевой, с ней нужно дружить, выпивать, общаться, стремиться попасть в ее свиту и закрепиться там, а я не такой человек. Мы записали одну песню, да и то случайно: я вообще приехал к Киркорову (они тогда еще были женаты), и тут Пугачева заходит. «Можно я послушаю? — говорит. — Если ему что-то не подойдет, может, мне понравится». Я ошалел: «Алла Борисовна, на вас надо настроиться, я не готов...». — «Ничего, ничего, давай что есть». Я и сыграл — в духе ее ранних альбомов. А она: «Нет, у меня сейчас период рокерский, сделай мне песню в духе Тины Тернер». И я предложил «Песню счастья». Ей понравилось, записали.

— Вот так просто?

Олег:— Да, с ней вообще не было никаких проблем. Мне говорили, Примадонна капризная, но со мной она была очень искренняя, добрая. Помнится, дома выучила мелодию по-своему — немного не так, как надо бы... «Алла Борисовна, — говорю, — все это хорошо, а можно вот так?». Она как раз с зубами мучилась, ей больно было, но послушала — спела. И еще несколько песен взяла.

Время проходит — ничего не слышно... А мы с Таней Булановой писали гитарный альбом «Стая». Алла Борисовна, кстати, Таню очень любит, на концерт как-то пришла сама, без приглашения, хвалила. И тут мне звонит: «Помнишь, там две песни твои...». У меня аж сердце екнуло: «Какие песни? Давно ж было, я их отдал». Она чуть трубку не бросила, обиделась... Хотелось бы поработать с ней, но теперь не знаю, с чего начать.

— Может, с какого-нибудь телепроекта? Не пробовали писать песни для «фабрикантов»?

Олег:— Меня в такие шоу неоднократно звали и группы какие-то навязывали, но это не мое. Я не тщеславный человек, как и моя Алла. Главное ведь не деньги, хочется гармонии. А гармония для меня — дом, любимая женщина, то, без чего нет меня ни как человека, ни как композитора.

Алла:— Разве можно купить море? Или солнце? Да, можно оплатить место, куда едешь отдыхать, но на это нам, слава Богу, хватает.




Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось