Горянский: Мне звонили крымчане с просьбой найти работу и не говорить о политике по телефону БГ

Виктория ВОРОНИНА 11 Августа, 2015 10:32
В интервью изданию "Бульвар Гордона" актер Владимир Горянский рассказал, почему не сотрудничает с Россией, не общается с кумовьями из Крыма и какое кино необходимо запретить в Украине.
Фото из архива Владимира Горянского
Фото из архива Владимира Горянского

Владимир Горянский сегодня активно снимается в сериалах и художественных фильмах. Из недавних работ – нашумевший юмористический сериал "Останній москаль" и роль в жестком фильме "Плен", удостоенном показа в Каннах, о сутках в заложниках у террористов. Горянский уверен, что зрителю нужны оба эти полюса кинематографа.

В Украине есть особенность: в своем продукте искать недостатки


Владимир Горянский на съемках сериала "Останній москаль". Фото из личного архива Владимира Горянского
Владимир Горянский на съемках сериала "Останній москаль". Фото из архива Владимира Горянского


 Владимир Викторович, как вы считаете, целесообразно ли запрещать российские фильмы и сериалы?

– Нужно выработать критерии, по которым следует запрещать к показу фильмы, – например, если в них есть пропаганда насилия. И конечно, мы должны защищать свое информационное пространство в такое непростое время. А если кино пропагандирует насилие, наркоманию, то его нужно запрещать в принципе, невзирая на то, в какой стране этот фильм был снят. 

– Вы раньше часто снимались в российских сериалах. В последнее время есть предложения?

– Нет. Я вообще в Россию не езжу, поскольку понимаю, что происходит. У нас гибнут люди. О чем говорить? Куда ехать?

– Некоторые ездят…

– Ну пусть они ездят. Это дело каждого. Но есть внутренние вещи, которые ты себе не позволишь. Есть сложная ситуация, горе кругом. Нам надо здесь поднимать страну, делать свое дело. Правда, в Украине есть такая особенность: в отечественном продукте искать недостатки. Вышел сериал "Останній москаль" – и сколько вылили грязи! Вышел фильм "Гвардия" – то же самое, снова ищут, что не так.

– Думаете, это особенность менталитета?

– Не знаю, что это. Но если ребенку все время подзатыльники давать, он вырастет тупоумным и будет бояться идти дальше. Кого мы обидели своим проектом? Есть жанр комедии. Вот если в фильме герой Луи де Фюнеса смеется над чем-то французским, его никто не осуждает.

– А вы сами довольны результатом работы в сериале "Останній москаль"?

– С точки зрения тех законов, по которым сериал снят, я доволен. "Останній москаль" – это история добрых, мирных людей.

Чем у нас занимаются сейчас? Комаров ловят! А надо высушить болото! 


Владимир Горянский в главной роли в фильме "Плен".Фото из личного архива Владимира Горянского
Владимир Горянский в главной роли в фильме "Плен". Фото из архива Владимира Горянского


– Игра в сериалах для вас как актера – это больше бизнес и развлечение или все же актерская работа?

– Это работа. Хорошо, когда зрителю кажется, что мы развлекаемся, – в этом заключается профессионализм.

– Я имею в виду отсутствие глубокого психологизма. Есть ли что играть? Достаточно ли характера и глубины в персонажах?

– Мы ищем и такие персонажи. На Каннском фестивале состоится показ фильма "Плен" режиссера Анатолия Матешко. Это совсем другое кино, действительно шокирующее, вызывающее неприятие. Фильм рассказывает о том, что такое на самом деле война и плен. Ведь пленные – это и те, кто сидит, и те, кто их охраняет. Все они в плену своих комплексов и страстей. Фильм подтвердит, что совсем не обязательно снимать экшн о войне. "Плен" – лента не о зоне АТО, а о войне как таковой.

– Недавно вышла в свет упомянутая вами "Гвардия". Не рано ли снимать кино о не так давно произошедших событиях?

– Почему рано? Герои-то были – Небесная сотня есть. И понятно, за что стояли люди: они пытались высушить болото. Чем у нас занимаются сейчас? Комаров ловят! А надо высушить болото! Болото коррупции и всего, что мешает нормальной жизни.

– Вы родились в Стаханове Луганской области. Живут ли там сейчас ваши родственники?

– Они все выехали на территорию Украины. Им пришлось оставить свои дома, квартиры. Но это был единственный выход из ситуации. Они ведь понимают, что происходит.

– Со многими российскими коллегами рассорились на почве политики?

– Многие коллеги из России тоже здравомыслящие люди и понимают, что происходит. Но есть, конечно, экземпляры с другой точкой зрения. Не скажу, что мы поссорились… Просто в общении было понятно, что лучше оставить тему политики в стороне. Имена называть я не хочу.


Владимир Горянский и Ольга Сумская. Фото: ivona.bigmir.net
Владимир Горянский и Ольга Сумская. Фото: ivona.bigmir.net


– Дочь вашей кумы актрисы Ольги Сумской Антонина учится в Щукинском училище в Москве. Не давали ли вы советов поменять вуз?

– Нет, не давал. Тоня поехала учиться в Щукинское училище еще до событий. Она с таким успехом могла поехать учиться в Нью-Йоркскую академию, но так сложилась судьба, что она учится в "Щуке". Не стоит быть такими категоричными. В России тоже есть адекватные люди, которые понимают, что происходит.

– Вы работали в Севастополе, в театре Черноморского флота. Наверное, там остались друзья?

– Не просто друзья, а кумовья. К сожалению, я с ними был вынужден прекратить общение, поскольку моя точка зрения вызывала у них раздражение. Но позже мне звонили знакомые крымчане – узнавали, можно ли в Киеве найти работу и переехать сюда. Я думаю, это говорит о многом. И при этом просили по телефону ничего о политике не говорить. У них появился некий страх, которого не было раньше.

– В 2004 году вы получили орден Дружбы от Владимира Путина. Храните его?

– А что, мне его выбрасывать? Да ну, это было еще при Кучме. Да и Путин был другой. Тогда он просто вручил орден, вот и все. На то время была совместная работа с российскими коллегами, творческие проекты. Было что-то хорошее…

– Что означают для вас звания?

– Когда имеешь звания, цинично говорить, что они не нужны. Мы живем в такой системе, пока еще советской, когда в актерской среде существует единственная система поощрений – звания. Они дают хоть какие-то надбавки копеечные. Не факт, что и их не отнимут… Если бы актер не думал о своем будущем, звания были бы не так важны. Актерская профессия очень сложная. Чтобы зарабатывать, приходится все время подрабатывать. Слава богу, сейчас есть сериальные проекты. Да, можно говорить, мол, зачем вы снимаетесь в этом дерьме. А вы можете предложить что-то, чем можно прокормить семью? Плитку клеить или дежурить ночью в кафе?

В мире столько неправды, лжи и цинизма ради власти. Мы все в одной лодке. И Ковчега уже не будет


Фото из архива Владимира Горянского
Фото из архива Владимира Горянского


– Повлияла ли сложная экономическая ситуация в стране на размер гонораров?

– Сфера кино и театра не отделена от государства, как церковь. У кого забирают часть средств в первую очередь? У культуры! Культура и медицина всегда финансировались по остаточному принципу. Система не изменилась. Только теперь, чем больше зарабатываешь, тем больше с тебя снимают. Вместо того чтобы наладить работу системы малого бизнеса, которая будет питать бюджет, они начинают то там, то сям отрезать. У нас в городе даже с парковками порядок не могут навести! О чем говорить в государственном масштабе?

Политика у нас полностью внедрена в бизнес. Почему лезут в парламент? Потому, что там бизнес и уверенность в завтрашнем дне. Пока мы не разрубим этот гордиев узел, ничего не будет.

– Вы учились в Днепропетровске. Сегодня, в связи с законом о декоммунизации, заговорили о переименовании города. У вас есть свой вариант?

– Я всегда называл Днепропетровск "Днепром", как и все называют. А вообще, пусть как угодно называют! Если бы от этого стало лучше жить…

Московские театры уже не те. С уходом мэтров они сравнялись между собой


Фото из личного архива Владимира Горянского

Фото из архива Владимира Горянского

– Вам доводилось работать с актерами разных поколений. Есть мнение, что современные школы уступают в уровне профессионализма советским. В чем причина?

– Сравнивать советский театр с современным нельзя. Это два совершенно разных явления. Советский театр – это язык Эзопа: говорили одно, а подразумевали что-то другое. Так рождались шедевры. В те времена театр был более независимым финансово, не приходилось столько думать о выживании. Соответственно, можно было позволить больше экспериментов. Сейчас же театр "облегчен" – направлен на то, чтобы зритель не задумывался, а развлекался. Это объясняется тем, что театру нужно выживать.

– Знаковые актеры постепенно уходят. Может ли появиться в условиях тотального упрощения театра и кино по-настоящему эпохальный актер?

– Почему нет? Артисты хорошие есть, и есть они в Украине. Отношение к этим артистам меняется. Ведь кроме российских мы не видели никого. Я думаю, что актеры нашего академического театра драмы и комедии на Левом берегу Днепра перспективные. Но нужна среда, возможности для реализации. 


Фото:e-motion.net
Фото: e-motion.tochka. net


Так сложилось, что Москва была центром Советского государства, и вся страна работала на один город. Считалось, что там легче пробиться, быть замеченным. А Вильнюс, Рига, Минск, Киев были провинцией. Пока мы сталкиваемся с отголосками такого мнения. Но и московские театры уже не те. Раньше стилистика театров была абсолютно разная. Но с уходом мэтров даже такие знаменитые театры, как имени Вахтангова, Моссовета, Любимова, сравнялись между собой. Сейчас так: участвуешь в сериале – и ты уже звезда. Вопрос, надолго ли.

– Как вы думаете, когда-нибудь снова станут возможными совместные проекты и дружба с Россией?

– Пока вопрос об этом не стоит. Невозможно мириться с российской пропагандой. Понятие войны стало таким близким… Но все еще до конца не понимают, что это такое. Осознание приходит, когда теряют близкого человека. Неужели к этому пониманию надо приходить таким образом дальше? Сейчас в мире столько неправды, лжи и цинизма ради власти. Все должны осознать, что мы в одной лодке, и Ковчега уже не будет.           

Теги: сериалы театр кино Гвардия Владимир Горянский


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
ПО ТЕМЕ
Комментарии
1000 символов осталось