В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эпоха

Вдова прославленного штангиста-супертяжеловеса Василия АЛЕКСЕЕВА Олимпиада Ивановна: «Я каждый день разговариваю с мужем, будто он живой»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 4 Января, 2012 22:00
3 января 40 дней со дня смерти самого сильного человека планеты, члена редакционного совета «Бульвара Гордона», а 7 января Василию Ивановичу исполнилось бы 70 лет
Людмила ГРАБЕНКО
Легендарного силача Василия Алексеева народная молва ставила в один ряд с другими былинными богатырями Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем и окружала легендами, в которых реальность уживалась с вымыслом. В середине 70-х годов Алексеев с семьей переехал из Шахт в Рязань, где для него — по его собственному проекту! — построили коттедж как для почетного жителя города Рязани. Вот только в ордере, который выдали спортсмену местные власти, значилось, что коттедж вовсе не его собственность, а реабилитационно-восстановительный центр, где самому Алексееву полагается лишь 46 квадратных метров. Будучи оскорбленным в лучших чувствах, Василий Иванович сжег на Вечном огне злополучный ордер и ленточку почетного жителя Рязани и вернулся в ставшие ему родными Шахты.Человек, начавший работать в 11 лет и установивший 80 мировых рекордов, стал в сознании многих не только великим спортсменом, но и народным заступником. На конвертах, которые приходили к Василию Ивановичу со всего бывшего Советского Союза, было всего два слова: «Шахты. Алексееву». О чем его только не просили! И он никогда не обманывал обращенной к нему народной надежды - ни на помосте, ни в жизни.
Олимпиада Ивановна

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

На тренировках по собственным методикам он вместо штанги поднимал ось от вагонетки. Алексеев брал любой вес и старался помогать тем, кто просил его о помощи, открывая двери высоких чиновничьих кабинетов буквально ногами. Вот только в жизни самого Василия Ивановича не было места чуду, его он заменял жесткой дисциплиной и невероятным трудолюбием (говорят, за одну тренировку мог сменить шесть пропитанных потом маек), недаром его называли спортсменом, который сделал себя сам.

Увы, особых материальных благ это ему не принесло. Друзья спортсмена рассказывают, что все сбережения, собранные им за долгую и успешную спортивную карьеру, пропали, и даже злополучную операцию в Германии оплатили государственные структуры и спортивные организации.

7 января Василий Иванович готовился отпраздновать свой 70-летний юбилей. Чтобы поправить здоровье к этой дате, в начале ноября прошлого года Алексеев с женой Олимпиадой Ивановной отправился на лечение в Германию. 25 ноября его не стало...

«МЫ УЕХАЛИ ВМЕСТЕ, А ВЕРНУЛАСЬ Я ОДНА»

- Больше месяца прошло, а я до сих пор не могу поверить, что его нет рядом! - рассказывает Олимпиада Ивановна. - Уехать в чужую страну на лечение на своих ногах и не вернуться домой, что может быть ужаснее? Еще весной он ездил в Париж на съемки программы «Большие олимпийские гонки», где тренировал одну из звездных команд, и все было очень хорошо. 4 ноября мы уехали на лечение в Германию, а ровно через три недели его не стало. Приехал сын, я вернулась с ним, а Василия Ивановича нам еще несколько дней не отдавали...

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- От чего он умер?

- Самое страшное, что мы этого до сих пор не знаем, у нас нет ни официального заключения о причинах смерти, ни даже самого свидетельства о ней. Если бы вы знали, как мне больно! Ведь мы уехали вместе, а вернулась я одна...

Я не верю, что его нет. Все время сердце болит. А как ему не болеть, если там живая рана? Вскоре после похорон попала в больницу, вроде бы подлечили, вышла, а вчера мне опять стало плохо. Не понимаю, как жить дальше, ведь мне в этой жизни без него ничего не надо.

- Что же все-таки случилось в Германии?

- Сначала у нас был заключен договор с одной клиникой, где ему должны были сделать операцию на сердце, но он от нее отказался. По сути дела, они сами его и отговорили: уверяли, что у него сердце слабое и может в любое время остановиться, не выдержав наркоза. Пока решали, что да как, ему становилось все хуже и хуже - начали неметь и отниматься ноги. Думали, всему виной проблемы с позвоночником, сделали обследование и что-то там нашли.

И вот в таком тяжелом состоянии его срочно увезли в другой город - в другую клинику. Я и кричала, и плакала: «Куда вы его везете! Ему нельзя давать наркоз!». Меня не послушали. Но кто принял такое решение и кто начал делать ему операцию на позвоночнике, я до сих пор не знаю. После всего, что случилось, хирург два дня не выходил на связь. Когда его увозили, переводчица кричала мне: «Его надо спасать! Если не сделать операцию, его парализует!». Но не спасли...

- Дурных предчувствий у вас накануне поездки не было?

С легендой мирового бокса Мохаммедом Али

- Мы с ним за всю нашу жизнь не говорили о том, что будет, если кого-то из нас не станет, - нам это как-то даже в голову не приходило. Конечно, когда едешь на операцию, разное думаешь, но вслух свои опасения ни он, ни я не озвучивали. Единственное, что мне сейчас вспоминается, - это его нежелание говорить о своем будущем 70-летии. Его часто спрашивали, как он собирается эту дату отмечать, но он всегда говорил: «Давайте пока не будем об этом». Как будто чувствовал, что до юбилея не доживет.

- Наверное, у вас перед глазами сейчас проходит вся ваша совместная жизнь...

- С Василием Ивановичем мы познакомились в Архангельской области, куда я в 1960 году уехала работать по направлению. А его семья жила там - в поселке Рочегда, в местном леспромхозе. Так я прожила пять лет, и это были самые счастливые годы моей жизни. Какой там доброжелательный народ! Мы, 20-летние девочки, приехали туда как молодые специалисты - так тогда говорили. Нас прекрасно встретили, помогали чем могли - и в работе, и в жизни. Такого хорошего человеческого отношения я больше нигде не встречала.

Это при том, что природа там суровая, люди разные, но почти все приезжие - вербованные или приехавшие, как мы, после окончания учебного заведения. Казалось, все мы там друг другу родные. Бывало, приду на работу, кто-нибудь из сотрудников растопит с утра баню, так обязательно зовут: «Липа, приходи сегодня к нам!». Была какая-то удивительная поддержка и взаимопомощь.

«Василий был очень добрым человеком, всегда старался всем помочь. Причем своим мог отказать, а для чужих делал все, что было в его силах»

«КАК ТОЛЬКО УВИДЕЛА ЕГО, СРАЗУ ПОНЯЛА: ЭТО МОЯ СУДЬБА»

- О чем вы подумали, когда увидели Василия Ивановича в первый раз?

- Я сразу поняла, что это моя судьба. И если бы меня спросили: «Тебе будет отпущено еще 50 лет жизни, с кем ты хочешь их прожить?», я бы не задумываясь ответила: «Только с ним!». В августе мы бы отпраздновали золотую свадьбу, и мне кажется, что ни он на меня, ни я на него не в обиде.

- Свадьба была многолюдной?

- У нас вообще ее не было. Зарегистрировались в Архангельске, куда он приехал, чтобы продолжать учебу, а я заехала по дороге в отпуск, к маме. Мы с ним жили в общежитии, небогато, время было сложное, поэтому отмечать ничего не стали. Вот и сейчас, накануне золотой свадьбы, я ему сказала: «Давай будем, как раньше, - без всяких торжеств, не нужно нам этого».

Мне кажется, что чем дольше мы с ним были вместе, тем крепче становился наш союз. Мы лучше понимали друг друга - не с полуслова, а вообще без слов - и очень друг в друге нуждались. Его, бывало, несколько дней нет, а я уже места себе не нахожу и знаю, что он тоже скучает и стремится домой. Все годы, что мы прожили вместе, я была ему безраздельно предана.

- Получается, всю свою жизнь вы посвятили семье?

Василий Иванович и Олимпиада Ивановна, 70-е. «В августе мы бы отпраздновали золотую свадьбу...»

- И ничуть об этом не жалею! Василий Иванович был очень достойным человеком. Конечно, за 50 совместно прожитых лет всякое случалось - и ссорились, и ругались. А как иначе, у каждого ведь свое мнение обо всем, которое может расходиться с мнением даже самого близкого человека, свои взгляды на жизнь. Бывало, ребенок заплачет, один из родителей ругает, другой жалеет, вот вам и повод для ссоры. Но чтобы долго конфликтовать - такого никогда не случалось.

- А каким Василий Иванович был отцом?

- Разным - и требовательным, и добрым, и строгим: все зависело от конкретной ситуации.

- После ухода из спорта он чувствовал свою невостребованность?

- Его очень расстраивало, что он мало работал, - не привлекали его почему-то. Но не скучал, находил себе дело. Участвовал в общественной жизни наших Шахт. На рыбалку любил ездить, на охоту - охотился на все, на что было разрешено.

- Трофеи привозил?

- А как же! Но я никогда его добычу не готовила, он занимался этим сам. У него прекрасно получались рыба и мясо, особенно шашлыки. Мангал, который стоит у нас во дворе, он сделал сам. На нем была решетка, и в последнее время он любил жарить мясо не на шампурах, а на этой решетке - выкладывал на нее огромные куски мяса.

На 15-летии «Бульвара Гордона» Василия Ивановича встречали овациями — он был очень растроган, что его до сих пор помнят

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Он и рыбу так же запекал. Еще один любимый его рецепт - сало в банках, сначала он его варил со специями, потом стерилизовал. Точного рецепта не знаю, Василий Иванович колдовал над ним сам. Очень любил, когда в доме бывали гости, всегда считал своим хозяйским долгом накормить их до отвала.

Вообще, любил проводить время на кухне, если я что-то делала, обязательно садился рядом и помогал. Раньше он все время был в работе и разъездах и у него не хватало времени на домашние дела, а сейчас, когда времени стало больше, делал это с удовольствием.

- А какое блюдо в вашем исполнении Василий Иванович особенно любил?

- Он с одинаковым аппетитом ел все, что я готовила, - и запеченное в духовке мясо, и вареную картошку с селедкой. Меню у нас было простое, без затей. Правда, ел в последнее время очень мало. Журналисты часто писали, что он за один раз съедает по 20 котлет, но это не более чем байки. Он вообще старался похудеть (сначала ему это удалось, но потом снова набрал вес) - и от хлеба отказался, и на рисе сидел, и лимонный сок пил. Мы перед отъездом в Германию перекрутили целый ящик лимонов, несколько бутылок с собой взял, а то, что осталось, заморозил - так в морозилке и лежит.

- В быту был требовательным?

- Очень любил уют, гордился тем, что у нас в доме уютно, и сам как мог старался его поддерживать. Ему нравилось работать по дому - у нас ведь все сделано, установлено, прибито его руками. И даже если для какой-то работы мы вызывали специалиста, я обязательно звала Василия Ивановича, чтобы он как хозяин посмотрел и сказал, все ли как надо. Последнее слово всегда было за ним.

Василий Алексеев — многократный чемпион мира и Европы, двукратный олимпийский чемпион, тренировался по собственным методикам

- На соревнования вы с мужем ездили?

- Я, наверное, была первой из жен штангистов, кто ездил с супругом на все сборы и соревнования как по Советскому Союзу, так и за рубеж, куда в то время было очень трудно попасть. Мы с ним были на всех Олимпийских играх - и в Мюнхене, и в Монреале. Вместе ездили в Чехословакию, Италию, Польшу.

- Возможно, вы приносили ему удачу, это же символично - приехать на соревнования со своей Олимпиадой!

- Думаю, об этом надо было бы спросить у него... Но разлучались мы действительно редко. И отдыхали всегда вместе. Нам для этого и ездить никуда не надо было, он очень любил проводить время дома, говорил, что ему здесь тепло и уютно.

«У НЕГО ДАЖЕ МАШИНЫ СВОЕЙ НЕ БЫЛО, ТОЛЬКО СЛУЖЕБНАЯ - УАЗИК, КОТОРЫЙ ГУБЕРНАТОР ПОДАРИЛ ЕМУ 10 ЛЕТ НАЗАД»

- Правда, что самый сильный человек на планете писал стихи?

Алексеев установил 80 мировых рекордов, причем некоторые до сих пор не побиты

- И много! Вот только, записывая их, он, видимо, торопился, потому что почти все слова в его рукописях обозначены двумя буквами. Хранятся они в его ящичках, где лежат стопками все его вещи и бумаги. Я сейчас время от времени достаю их и читаю. Он, кстати, очень любил стихи, много их знал. Был душой компании, мог и сам пошутить, и над чужой шуткой посмеяться. Сильные люди, как правило, очень ранимые: это внешне кажутся несокрушимыми, а внутри часто бывают романтиками - их легко обидеть.

Василий был очень добрым человеком, всегда старался всем помочь. К нему часто обращались, друзей у него было много, у всех проблемы, и он пытался во все вникнуть. Причем своим мог отказать, а для чужих делал все, что было в его силах: ходил, просил, добивался. И мне любил делать подарки, но не по календарю, к конкретному празднику, а спонтанно, повинуясь душевному порыву.

- Сам же в своих материальных потребностях был более чем скромным...

- Да, у него даже машины своей не было, только служебная - уазик, который губернатор подарил ему 10 лет назад, на 60-летие. Вот на ней и ездил, сейчас она и стоит у нас в гараже. Василий Иванович долго водил ее сам, и только в последний год у него появился водитель.

Все время возился с этим уазиком, ремонтировал его, поставил новые сиденья, вообще все сделал на свой лад: у него, например, были специальные места для его любимых удочек. Что с этой машиной будет дальше, не знаю, наверное, заберут, она ведь числится за спортивной школой, в которой он в последние годы работал.

- Ваши дети и внуки не пошли по стопам знаменитого отца и деда?

Прощание с Василием Ивановичем в родных Шахтах. У гроба — Олимпиада Ивановна с сыновьями и внуками

- Нет, оба сына окончили юридический факультет. Один работает по специальности, второй занимается бизнесом. Внуки - три мальчика и девочка - тоже другим интересуются. Младший сын одно время увлекался штангой, даже стал мастером спорта международного класса, но потом из-за проблем со спиной перестал. Да и отец как-то не очень его в этом поддерживал. Говорил: «Сам поднимал штангу, мне легко было, а на тебя смотреть тяжело».

Сыновья, конечно, для нас большая поддержка - и нам с Василием много помогали, и меня сейчас не оставляют. Каждое воскресенье мы собираемся все вместе - из Ростова приезжает старший сын с семьей, женой и двумя детьми, к нам присоединяется младший сын, который живет в Шахтах, - и на двух машинах едем к Василию Ивановичу. Похоронили его в хорошем месте - в начале кладбища, там всегда море венков и цветов. И оттуда я всегда возвращаюсь с опухшими от слез глазами.

Знаете, я даже не думала, что во мне так много слез. Всегда была достаточно сдержанной, в каких-то конфликтных ситуациях старалась промолчать, перетерпеть и не плакать. Поэтому сейчас не могу понять, откуда они берутся.

- Вы чувствуете его присутствие в своей жизни?

- Я с ним каждый день разговариваю, будто он живой, у меня и свечки до сих пор горят. Если ухожу куда-то, говорю: «Я пошла в больницу», возвращаюсь, снова говорю: «Пришла, сейчас свечку тебе поставлю». Хожу по дому и все время с ним общаюсь. С одной стороны, наверное, тяжело так сердце рвать, а с другой - успокаивает.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось