В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Сын за отца

Сын экс-первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР Никиты Сергеевича Хрущева Сергей ХРУЩЕВ: "Вообще-то, отец не ругался - у нас в семье это было не принято, но когда в справке КГБ прочитал, что художники-абстракционисты чуть ли не поголовно являются гомосексуалистами, бросил в сердцах: "Да вы же еще и пидарасы!"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 23 Июня, 2009 21:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН

(Продолжение. Начало в №24)

"СИЛЬНО ПИТЬ СТАЛИ ПРИ ПОЗДНЕМ БРЕЖНЕВЕ, А ПРИ ХРУЩЕВЕ ТАКОГО НЕ БЫЛО, И САМ ОТЕЦ ЭТИМ НЕ ГРЕШИЛ"

- Одна из исторических, на мой взгляд, заслуг Никиты Сергеевича Хрущева состоит в том, что из подвалов и коммуналок он переселил народ в так называемые хрущевки. Сейчас в Москве в массовом порядке эти дома сносят и ставят на их месте здания новой архитектуры - вам это видеть обидно, сердце не ноет?

- Обидно? Нет, абсолютно. Никита Сергеевич был человеком прагматичным - он еще в Киеве стал интересоваться технологией, которая позволила бы не строить из кирпича (это слишком медленно), а собирать дома, как автомобили.

- Быстро и относительно дешево, да?

- Он складывал эту технологию по крупицам: так, например, в 44-м году, когда освобождали Львов, увидел какое-то перекрытие и побежал в развалины. Что-то привез из Германии, что-то здесь изобретатели предлагали. Первые такие дома были щелястые и холодные, а потом становились все лучше и лучше. Иначе нельзя было людей обеспечить жильем - в Америке тоже собирают все из панелей, но отец был уверен, что панельные дома прослужат 15-20 лет, а дальше им на смену придет что-то более комфортное.

Его упрекали в том, что пятиэтажки неказисты, но он говорил: "Это не моя проблема. Вы, архитекторы, должны понять, что теперь уже не дворцы возводите, а ведете массовое строительство и должны этому научиться". Так когда-то умельцы мастерили золотые кареты со всякими завитушками, а потом Форд стал выпускать машины на конвейере. Конструкторы сделали автомобиль стильным, но в результате он каретой не стал - расписывают его "под карету" и разные украшения навешивают только где-то в Пакистане, в Афганистане...

Никита Сергеевич считал, что такая застройка годится лишь на переходный период, и, кстати, от пятиэтажек еще при нем отказались: в начале 60-х было принято решение строить жилье улучшенной планировки.

- Девяти-шестнадцатиэтажки?

- Да, причем не совмещенные уже санузлы, не пятиметровые кухни... До этого отец рассуждал как? Хорошо, если высота потолка 3,30, но если уменьшить ее до 2,70-ти, построим еще сотни тысяч квартир. Хорошо, когда отдельный санузел, но при объединенном выгадаем что-то еще. Хрущев экономил на всем и строго следил за тем, куда идет каждая копейка, ведь бюрократ за государственный счет что угодно построит.


С вождем. "Сталин больше всего любил и обнимал тех соратников, которых потом приказывал арестовать"

При Никите Сергеевиче ни обкомы не возводили (в старых зданиях помещались), ни элитные дома, потому что все знали: если Хрущев увидит, ты уже не будешь в элите. Помню, в Москве Белый дом заложили... Когда он чуть вылез из-под земли, отец заехал туда и спросил: "Что строите?". Ему сказали: "Совмин РСФСР". Никита Сергеевич приехал к себе и позвонил Полянскому: "Кто разрешил?". Тот в ответ: "Вы!". - "Давай постановление!" - сказал и перечеркнул его, так что достроили Белый дом уже после отставки Хрущева. Он считал (и, наверное, правильно): как только чуть-чуть ослабить узду, дальше уже ничего не удержать.

Конечно, где-то Никита Сергеевич перебарщивал, в частности, этот запрет не распространялся на стадионы и детские учреждения, а вот на театры - да. Когда он узнал, что в Москве на проспекте Вернадского новый цирк сооружают, - кто-то сфотографировал и поместил снимок в газете "Правда" - тут же вмешался: при нем так это здание и не достроили.

- В то время работа в руководящих партийных сферах и трезвый образ жизни были несовместимы - наверх, как известно, просто не пробивались люди, которые не умели крепко принять на грудь. Никита Сергеевич много пил?


Никита Сергеевич на балконе своей дачи в Ново-Огарево

- Понимаете, у вас, если честно, некоторая контаминация - этакое смешение нескольких событий при описании. Сильно пить начали потом, уже при позднем Брежневе - он это поощрял, не любил потихонечку посидеть. Помню, когда при нем к нам приезжали начальники, следовало непременно купить бутылку и устроить застолье, а у Никиты Сергеевича не пили, и сам этим он не грешил, поскольку считал пьянку разлагающим делом - до революции был даже в Донбассе ответственным секретарем общества трезвости. Когда его заставляли выпить у Сталина, страшно был недоволен: я дважды видел отца пьяным - и оба раза он приезжал оттуда. Иногда на хорошем приеме, с приятными людьми немного перебрать мог, но чуть-чуть.

- А у Иосифа Виссарионовича сильно перебирать приходилось?

- Сталин любил спаивать в расчете: а вдруг проговорится, язык развяжется, но сам много не пил, хотя иногда напивался - как все. Когда мы говорим: "Не пил", это же не значит, что вообще ни капли...

- До безобразного состояния не набирался?

- Нет, но иногда, повторяю, любил споить, говорил: "Вот тебе штрафной"... Отец рассказывал, что когда он стал разбавлять вино водой, Берия сразу же раззвонил: "Жульничает". Никита Сергеевич объяснил: "У меня почки больные", а Лаврентий Палыч очками сверкнул: "И у меня почки больные, а я пью". Сталин его за усердие вознаградил. "Тебе, - сказал, - фужер коньяку". Отца тоже спаивал, но не целенаправленно - это все сказки, как и то, что Никита Сергеевич танцевал для него гопак.

Отец еще потому не пил, что имел камни в почках: чуть только норму переберешь, камень начинает идти, а это такие ощущения - врагу не пожелаешь. У отца была семиграммовая рюмочка коньяку - иногда он ее выпивал за обедом, иногда нет (особенно когда шли камни). Как-то к нему пришел профессор уже Стражеско - был такой в Киеве, и сели они обедать. "Я, - рассказывал мне Никита Сергеевич, - смотрю: профессор уже выпить хочет. Спрашиваю: "Может, коньячку?". Он: "Хорошо бы". Наливаю ему, а он: "А вам?". - "А мне нельзя", - отвечаю. Стражеско засмеялся: "С профессором можно".


С композитором Александрой Пахмутовой

- По слухам, жена американского посла подарила Никите Сергеевичу какую-то хитрую рюмочку - на вид обычную, но вмещавшую гораздо меньше жидкости...

- Это была милая женщина, ее звали Джейн Томпсон... У меня, замечу, тоже такая рюмочка есть - купил прямо здесь в магазине. Она просто из толстого стекла: вроде влезает в нее граммов 60, а на самом деле - от силы 15. На приемах отец иногда говорил: "По полной", а иной раз ему наливали боржоми - много было всяких примочек.

- Известно, что Никита Сергеевич буквально разогнал художественную выставку в Манеже, а художнику Борису Жутовскому прямо сказал: "Ты, Боря, педераст". 1 декабря 1962 года, переполненный впечатлениями от этой выставки, он недоумевал, обращаясь в адрес бедных абстракционистов: "Вы что - мужики или пидарасы проклятые?". Выражался Никита Сергеевич крепко? Мог непечатное словцо употребить?

- Во-первых, все разговоры насчет того, что на этой выставке он выражался, не отвечают действительности. Есть стенограмма, есть воспоминания участников... Один из них прямо сказал: "Ругани не было".

- И пидарасами мастеров кисти Хрущев тоже не называл?

- Называл, потому что в справке, которую ему дал КГБ, было указано, что эти художники-абстракционисты, кроме того, что такую гадость рисуют, чуть ли не поголовно являются гомосексуалистами. Вот Никита Сергеевич бросил в сердцах: "Да вы же еще и пидарасы!", но, вообще-то, он не ругался - у нас в семье это было не принято.

- "Пидарасы" - это, наверное, было самое сильное у него ругательство?

- Самое сильное было: "Ты турок!". Понимаете, матерщины в нашем лексиконе не водилось: это уже потом она стала делом обыденным - многие иначе и изъясняться не могли. Например, Черномырдин - я прочитал в одной книжке, что он говорит отрывисто, потому что без мата не может связать предложение. Слова, которые можно произнести вслух, озвучивает, а остальные проговаривает про себя, поэтому фраза, которая внутри у него имеет вид завершенный, для слушателей звучит странно.


Советский генсек на знаменитой выставке в Манеже, где среди прочих направлений в живописи были представлены полотна художников-абстракционистов, для которых Хрущев подобрал более "подходящее" слово. 1 декабря 1962 г.

- Насколько я знаю, иногда вы с отцом отчаянно спорили. Как-то пытались ему доказать, что генетика все-таки существует, а он вспылил и сильно на вас накричал...

- Отчаянно мы не спорили, но говорить ему мог практически все. В рыночном государстве новые идеи прорываются сами: большие компании их зачастую не принимают, и они начинают реализовываться в гараже. Том Уотсон, о котором я говорил, любил рассказывать, как однажды к нему пришел сумасшедший и предложил идею машины, которая будет делать копии текста, - он его выгнал, о чем потом пожалел. "Представляешь, - сетовал, - если бы я его выслушал, сейчас IBM и "Ксерокс" были бы вместе".

В нашем прежнем государстве руководитель был не столько политиком, сколько менеджером - именно он решал, кому дать зеленый свет, а кого завернуть. К Хрущеву ходили разные люди: он поддерживал и Королева, и химика Семенова, и вычислительную технику, которая начала стремительно развиваться...

-...стараниями Глушкова?

- Нет, задолго до него этим занимался тоже украинский академик Лаврентьев (он потом основал сибирское отделение), а Лысенко уверенно обещал: "Я сейчас всех накормлю, урожай увеличу!" - и доказывал это, кстати, очень убедительно и аргументированно... Проблема вся в том, что поставили на него не личные, как в случае с изобретателем ксерокса, деньги, а государственные. Никита Сергеевич ему верил (так же, как в свое время и Сталин), а мне и Лаврентьеву прямо сказал: "Вы ничего в этом не понимаете. Ты ракетчик, он математик, а сельскохозяйственники мне говорят, что Трофим Денисович прав".

"ЛУЧШЕ, ЧЕМ ПРИ ХРУЩЕВЕ, В СССР НЕ ЖИЛИ"

- Лысенко был аферистом?

- Нет - человеком, свято в свои изыскания верящим. Я читал стенограмму его выступления на президиуме Академии наук, где он с пеной у рта требовал запрещения ядерных испытаний. "Земля, - говорил, - живая, она родить перестанет", - и он не сомневался, что так и будет. Лысенко своей идеей был одержим, а потому сумел обратить в свою веру - иначе не скажешь! - множество людей. Они доказывали: "Завтра у Трофима Денисовича все получится", но это феномен психологический...


"Может, вам не нравится советский народ и советское государство? Так поищите себе другое место! Вон из страны, господин Вознесенский!" - кричал на молодого поэта Никита Хрущев на официальной встрече партийного руководства с творческой интеллигенцией. На трибуне - Андрей Вознесенский, третий справа в президиуме - Леонид Брежнев, 7 марта 1963 г.

Никита Сергеевич тоже ему поверил, хотя поначалу, став первым секретарем ЦК, Лысенко принизил. Потом тот воспрянул опять, а его противники выступали с аргументами академическими, которые до Хрущева просто не доходили. Однажды к нему пришли цековские люди, которых Лысенко тоже то ли подкупил, то ли хорошо обработал... Об этом зашла речь дома, за обеденным столом, и я, поскольку прочитал книжку про гены, стал доказывать, что все не так. Отец рассердился, вспылил, я тоже, вмешалась Рада...

- Правда ли, что он сказал вам: "Пошел вон отсюда!"?

- Нет, прозвучало лишь: "Я не хочу, чтобы в моем доме так говорили". Поднялся из-за стола и вышел из комнаты... Рада уехала к себе домой, я молча переживал, а на следующее утро отец не извинился, но все же оттаял. Понимал, что никто ему зла не желает, но до конца дней, в общем-то, Лысенко продолжал защищать.

- Никита Сергеевич очень хотел советский народ накормить и активно пропагандировал кукурузу. Как вы считаете, то, что он так рьяно ее насаждал, было его ошибкой?


Задушевные беседы в Кремле. Справа от Хрущева - детский поэт и гимнописец Сергей Михалков, напротив - кинорежиссер Григорий Чухрай. Март 1963 г.

- Нет, ну, конечно же, нет. Кукурузу бранят журналисты и театральные критики - кто угодно, но если вы спросите сельскохозяйственника, тот ответит, что ее и сейчас культивируют. Хрущев насадил кукурузу по всей Европе. Сначала дал ее Отто Нушке - председателю Христианско-демократического союза ГДР. Тот было размахнулся: "Засажу пять гектаров", но из осторожности полгектара засеял. Потом позвонил: "А можно прислать еще - мне и соседям?". Я вот сейчас через Германию ехал: она вся под кукурузой, выступал и в Голландии: тюльпанов не видел, только кукурузу.

Просто, если коров не кормить, не будет ни сыра, ни мяса. Хрущеву после долгого обсуждения была дана справка о том, чем и как можно нарастить производство животноводческой продукции. Сеном нельзя, овес не родит, а лучше всего кукуруза, перемешанная с горохом и где можно с соей. Этим кормят скотину и в США, и во всем мире - вот Никита Сергеевич и пытался новую культуру у нас внедрить. В чем проблема? Кукурузу обрабатывать надо, а крестьянин наш к этому не привык. Он посеял овес, потом убрал, а здесь нужно еще прорыхлить, выполоть сорняки. Внедрение кукурузы шло так же, как когда-то картошки: при Екатерине были восстания, при Александре II ее не любили, а в ХХ и XXI веках без картошки...

-...вообще никуда!..


Никита Сергеевич общается с поэтом и главным редактором литературного журнала "Новый мир" Александром Твардовским (справа) во время правительственных встреч в Кремле. Март 1963 г.

-...никто обойтись не может. Поэтому здесь был чисто научный подход - несмотря на то, что о кукурузе рассказывали анекдоты. Кстати, это тоже свидетельство больших перемен, потому что за них не сажали.

По сути, в России лучше, чем при Хрущеве, не жили. Возьмем среднюю продолжительность жизни: в начале прошлого века Америка была впереди на 15 лет, но уже в 64-65-м годах в Советском Союзе этот показатель составил 71 год, а в США - 70 с половиной (в конце ХХ века опять разница в 15 лет в пользу Штатов). Под занавес хрущевского периода в СССР была самая высокая рождаемость, самая низкая смертность вообще и среди мужского населения - в частности: это я вам говорю потому, что закончил сейчас писать книгу о том периоде и собирал для нее всю статистику - советскую и антисоветскую, так вот, все об этом пике свидетельствует. Не утверждаю, что жили тогда хорошо, но лучше, повторяю, не жили.

Все говорят: очереди! Да, не спорю, но было, за чем стоять. Очередей нет или когда продуктов - бери не хочу, или когда полки пустые, а здесь была середина...

- Вы упомянули об анекдотах, которых про Никиту Сергеевича много ходило, и, что самое интересное, рассказывать их не боялись...


Никита Сергеевич в США на съемках фильма "Канкан". Слева от Хрущева - владелец голливудской киностудии "XX век FOX" Спирос, в центре - жена Спироса, у нее за спиной дочь Хрущева Рада, рядом - Нина Петровна

- Это во-первых, а во-вторых, Хрущев вообще велел, как вспоминал Семичастный, в еженедельных сводках КГБ докладывать не где его хвалят, а где ругают.

- Сами-то вы какой-нибудь анекдот об отце помните?

- Так, с ходу, трудно, хотя... Ну вот подхалимский. Американцы на Луне высадились, а там везде кукуруза. "Как? - спрашивают. - Откуда?", а лунатики отвечают: "Да прилетал тут до вас какой-то маленький, лысый - велел сажать". (Пауза). Вернее, сеять - сажать Андропов велел...

"НЕТ, С МЭРИЛИН МОНРО РОМАН БЫЛ НЕ У ОТЦА, А У БРАТЬЕВ КЕННЕДИ"

- О Никите Сергеевиче рассказывали немало разных историй, в частности, ему приписывали романы с двумя полными противоположностями: советским министром культуры Екатериной Фурцевой и голливудской кинозвездой Мэрилин Монро...


Никита Хрущев в США с актерами, снимавшимися в картине "Канкан". Справа от него в первом ряду - Ширли Маклейн, Нина Петровна, Френк Синатра

- Приятно, наверное, было бы, если бы эти романы были.

- Приятнее первый или второй?

- Оба, потому что женщины очаровательные. Сейчас вот у вас Юлия Тимошенко премьер-министр, так вот, как только о ней разговор заходит, все спрашивают друг у друга: а как женщина она вам нравится? Будто все прочие качества уже не важны...

- Кстати, а вам Юлия Владимировна как?

- Вообще-то, я рассматриваю ее как функцию, но, разумеется, такая женщина оставить равнодушным не может.

- Значит, у Хрущева ни с Мэрилин Монро, ни с Фурцевой ни-ни?

- К сожалению, нет. С Фурцевой романа не было потому, что не было, а с Мэрилин... Ой, не поверите, недавно ко мне сосед прибежал... Тут есть газета, где печатают небылицы, типа как марсиане в Провиденс десантировались, и вот он там вычитал, будто Хрущев каждую неделю тайно летал во Флориду к Монро на свидания. Я рассмеялся: "Ну ты представляешь, чтобы в "холодную войну" Хрущев посещал Флориду тайно?". Нет, с Монро роман был у братьев Кеннеди.


Хрущев радуется урожаю кукурузы. Рядом с ним председатель президиума Верховного Совета Украины Демьян Коротченко

- Чуть перепутали...

- Вот именно. Понимаете, мои родители были пуританского воспитания, и, кстати, нам эти нормы тоже привили.

- Скажите, а чисто теоретически мог у первого секретаря ЦК КПСС возникнуть какой-то роман с машинисткой, с секретаршей - да с кем угодно?

- Теоретически, безусловно, мог, но у Никиты Сергеевича, к сожалению, нет. Они и меня с мамой так воспитали: ежели что - женись! (и я, если что, в загс отправлялся), поэтому - не было. У Брежнева романы случались, Леонид Ильич любил приударить за дамами, а у Никиты Сергеевича и машинистки-то были такие, что об этом, как говорится, и не подумаешь.

- Пытаясь понять суть деятельности Никиты Сергеевича Хрущева, нельзя не коснуться такой фигуры, как Сталин, - думаю, его мрачная аура наложила мощный отпечаток и на вашего отца тоже. Это правда, что во время застолий - этих знаменитых ужинов, нередко переходящих в завтраки - Коба любил бросать в соратников помидорами, а также другими овощами и фруктами - что под руку попадалось?


Никита Сергеевич перед прицепом с кукурузными зернами. 1959 год

- Говорили, что иногда Иосиф Виссарионович этим грешил, когда находился в подпитии, но слово "любил" я бы не употреблял. Поскольку то общество было исключительно строгим, это считалось недопустимым, хотя иной раз Сталин мог подложить кому-то на стул пирожное (как, впрочем, и Берия) или кинуть в кого-то морковкой.

- Живые люди, смотрите!

- Представьте себе... Это уже после самоубийства жены Сталин стал другим, совершенно замкнутым человеком. Никите Сергеевичу он говорил: "Я никому не верю (это было уже после войны. - С. Х.) - я даже себе не верю".

- Кошмар!

- Вождь, например, никогда не приглашал кого-либо к себе с семьей. Отец рассказывал: как-то Сталин вызвал его из Киева на дачу в Сочи. "Я, - вспоминал он, - провел у него пять дней. Все это время Нина Петровна жила на соседней даче, но ее ни разу не пригласили, потому что это не считалось возможным".

На сталинской даче собирался узкий круг, и вот изо дня в день эти люди смотрели одно и то же кино: "Волгу-Волгу", "Музыкальную историю", какой-то ковбойский фильм, - потом садились за тот же стол, ели ту же пищу, пили то же вино. Конечно, когда-то они начинали и развлекаться...


Хрущев радуется урожаю кукурузы. Рядом с ним председатель президиума Верховного Совета Украины Демьян Коротченко

- Когда морковкой бросались...

-...когда чем-то еще. Жданов, к примеру, на пианино играл (или у них там рояль был?) и исполнял частушки, которых, как говорил Никита Сергеевич, даже биндюжники не поют.

"НА ДАЧЕ СТАЛИНА НИКАКИХ ШЕРОЧЕК С МАШЕРОЧКАМИНЕ БЫЛО - ВСТАНУТ В КРУГ И ХОДЯТ НАЛЕВО-НАПРАВО"

- У Сталина чувство юмора было?

- Об этом доподлинно мне не известно: знаю его, как и вы, - по книжкам.

- Разве вы никогда не видели вождя всех времен и народов "живьем"?

- В Америке меня все время об этом спрашивают, и я отвечаю: "Видел один раз. Я со своим институтом по Красной площади шел, а Сталин на трибуне Мавзолея стоял. Он говорил мне: "Привет!", и я ему помахал: "Привет!".

Опять же много разговоров ведется о том, плясал Хрущев у Сталина или все-таки не плясал...

- Гопак, говорят, танцевал...


Сергей Хрущев показывает Дмитрию Гордону семейный альбом, уникальные фотографии из которого вошли в интервью для "Бульвара Гордона"

- Допустим, но разве вы можете себе представить, чтобы Никита Сергеевич пошел вприсядку?

- С большим трудом...

- А я никак не могу - если с его животом и ногами на корточки сесть, уже не подняться. Вот Буденный такие коленца выкидывал, сплясать мог - я видел. Микоян под любую музыку танцевал лезгинку, городским танцором считался Молотов, гоголем любил пройтись Ворошилов.

- Это правда, что на даче у Сталина были приняты медленные танцы друг с другом?

- Ну нет, никаких шерочек с машерочками, никаких друг с другом. Они же из другого времени люди, и всех этих "медляков" не знали. Лезгинку, русского или гопак помнили, только сплясать не могли, поэтому в основном не усердствовали: встанут в круг и ходят налево-направо - знаете, как коло танцуют? Ногами, как говорил Никита Сергеевич, двигали - подвигали чуток и разошлись, опять сели, поэтому рассказы о хрущевском унижении гопаком совершенно неправдоподобны.

- Где-то также писали, что Никита Сергеевич якобы садился на торт...

- Отец никогда об этом не упоминал, хотя весьма возможно, что кто-то ему этот торт подсовывал.

- Это, простите, юмор такой?

- Видимо, да, но опять-таки сомневаюсь, что это было. Сталину не нужно было их унижать - наоборот, он больше всего любил и обнимал тех соратников, которых приказывал арестовать. Потом их на выходе забирали - ну не на выходе, а через какое-то время... Людям просто навязали выдумки шелепинско-семичастного времени, и они верят: вот, мол, Хрущева плясать заставляли...

-...поэтому после смерти Иосифа Виссарионовича он развенчал культ его личности...

-...поквитался за унижение. Ну в чем оно заключалось? Я вот тоже в юности не танцевал - почему-то стеснялся, но когда мы ездили на природу, после хорошей стопки и через костер прыгал, и ногами вокруг него дрыгал, и не считал, что кто-то меня унижает.

- Никита Сергеевич писал в своих воспоминаниях (и говорили об этом многие), что Сталин был жутким антисемитом...

- Я знаю об этом только со слов отца, однако антисемитом Сталин, видимо, стал. Почему? Может, потому, что все успешные революционеры, которых он убрал, были евреями: Троцкий, Зиновьев, Каменев - их можно и дальше перечислять. Может, какой-то бытовой антисемитизм развился... До войны он его проявлять не мог - это против всякой этики было, а после победы почему-то дал ему волю. Тогда Никита Сергеевич с возмущением мне рассказывал, как Сталин ему говорил: "Собери москвичей (отец уже работал в Москве. - С. Х.), и пусть они с палками к заводу Сталина или Лихачева пойдут и там этих евреев побьют".

Хрущев такого, конечно, не делал, а вот его преемник в Украине Мельников заразился всем этим сильно, из-за чего испортил с отцом отношения. Дело в том, что, когда в начале 50-х на евреев начались гонения и уволили профессора Фрумину, которая вылечила меня от туберкулеза, она Никите Сергеевичу написала. Он позвонил Мельникову, а тот до этого побывал у Сталина и ответил что-то такое, что отец никогда потом не повторял. В итоге Фрумину перевели в Ленинград, где она получила должность в институте, а в Украине начались все эти дела.

Думаю, Сталин это поощрял - как и дело врачей-вредителей... Антисемитизм - это же что-то такое, идущее от физиологии, изнутри - поди пойми, откуда он взялся. Меня почему-то, особенно здесь, в Америке, евреи не спрашивают: "Было ли?". Ставят вопрос так: "Почему Хрущев был антисемитом?", а когда я говорю: "Не был", обижаются, словно я что-то плохое сказал.

Киев - Провиденс - Киев


(Продолжение в следующем номере)


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось