В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Лидер «Правого сектора» Дмитрий ЯРОШ: «Возможно ли, что однажды я в России в наручниках окажусь, что могут ликвидировать, похитить, в багажнике вывезти? Могут все, но если постоянно об этом думать, времени на добрые дела не останется»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 2 Июля, 2014 21:00
Часть II
Дмитрий ГОРДОН

Продолжение. Начало в Части I

«БОЛЕЕ ЧЕМ УБЕЖДЕН: КРЫМ МЫ ВЕРНЕМ»

— Я много раз и по телевидению говорил, и писал о том, что Партию регионов и КПУ как враждебные Украине следует запретить, поскольку, кроме зла, они ничего ей не принесли — вы с этим согласны?

— А мы с этой позицией с самого начала Майдана выступали: «Правый сектор» ведь не только силовой работой занимался, но и политические заявления делал, и мы еще тогда говорили: чтобы старую систему власти сломать, на революционные шаги необходимо решиться, и если Коммунистическая партия или Партия регионов роль пятой колонны враждебного государства играют, то они вне закона должны быть — это правило для любой цивилизованной страны мира. Сейчас на своем мы настаиваем и будем требовать запрета этих двух враждебных Украине кланово-олигархических группировок.

— Почему, на ваш взгляд, Крым отдали — неужели отстоять не могли?

— С Крымом ситуация очень сложная. С одной стороны, я прекрасно понимаю, что люди, которые к власти на революционной волне пришли: Турчинов, Аваков, Наливайченко и другие, — одномоментно взять под контроль все силовые структуры, которые находились в Крыму и на защиту Украины могли бы встать, не могли.

Все-таки Вооруженные силы были разрушены и предыдущей властью добиты, хотя и те, кто страной до Януковича руководил, ничего для их укрепления и реального реформирования не делали. Спецслужбы тоже в упадок пришли: я вот в Главное управление СБУ зашел, когда Наливайченко еще только уполномоченным Верховной Рады назначили, а в здании пусто! В кабинетах оружие какое-то валяется, документация, которую уничтожить, наверное, не успели, то есть реально руководить каким-то процессом...

Члены всеукраинской организации «Тризуб» имени Степана Бандеры, Дмитрий Ярош — слева.
«Я с 94-го года «Тризубом» занимаюсь, на разных должностях был: и руководителем регионального подразделения, и командиром организации, кем сейчас и являюсь»

— ...невозможно было...

— ...без аппарата и с той же деморализованной «Альфой». Это факт, но исходя из того, что оперативная информация о возможном вторжении россиян в Крым в то время уже была (я абсолютно точно знаю), некоторые меры можно было предпринять. Например, Керченский пролив перекрыть, воинским частям, которые довольно долго — и достойно! — держались, дать указания огонь на поражение по оккупантам вести, а это и западному миру, который на сторону Украины встал, позволило бы быстрее на дипломатические рычаги надавить.

— Почему же указаний таких не по­сле­довало?

— Из-за отсутствия у руководства политической воли, скорее всего.

— Крым навсегда потерян?

— Я более чем убежден, что его мы вернем. Когда именно, сказать не могу, потому что много шагов в этом направлении пред­стоит сделать, но в том, что Крым ук­ра­­инским вновь будет, сомнений нет.

— Сейчас на Донбассе страшные про­исходят вещи, и угроза для целостности Ук­раины, для ее граждан, как ни­когда, велика, а вот роль в этих событиях самого богатого человека страны Рината Ахметова какова?

— Опять же оперировать каким-то фактологическим материалом я не могу — у меня только оперативная есть информация, но то, что в самом начале Ахметов — ну, люди его — определенные шаги для раскачивания ситуации на Донбассе делали и какие-то финансовые ресурсы сепаратистам в том же Луганске выделялись, нам известно, хотя там не только Ахметов задействован — там и Семья, которая сбежала, и Юра Енакиевский — Иванющенко, если не ошибаюсь, его фамилия. Они тоже свою лепту внесли, а теперь у меня впечатление складывается, что они уже этот процесс не контролируют — ни остановить не могут, ни активизировать, поскольку террористические бандитские группировки вкус и власти, и денег почувствовали и действовать достаточно самостоятельно начали. Ну и российские спецслужбы, разумеется, не последнюю роль в этом сыграли.

«ПРАКТИЧЕСКИ ДО ЗБРУЧА, ДО ГРАНИЦЫ 39-ГО ГОДА, РОССИЯНЕ ХОТЕЛИ ДОЙТИ, ПОЭТОМУ НИ ПЯДИ ЗЕМЛИ ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ — НАМ ЧУЖОГО НЕ НАДО, НО И СВОЕГО НЕ УСТУПИМ!»

— Задам вам теперь очень сложный для украинца вопрос. Многие мои друзья и здесь, и в России убеждены: «Ук­ра­ине Донбасс не нужен. Там живут в основном люди, которые Украину не любят, и их уже не переделаешь, поэтому, если хотят в Россию, пускай идут — когда там окажутся, обратно попросятся, а оставшаяся Украина без этого убыточного якоря быстрее в ЕС окажется». Вы такую точку зрения разделяете?

— Я уже говорил вам, что я украинский националист, а националист...

— ...территорий не сдает...

— ...(кивает) это государственник, соборник и революционер. Соответственно, я Украины без Донбасса, без Крыма не представляю и считаю, что если отдать, опираясь на эту логику, Донбасс, Россия пойдет дальше, на аннексии Крыма и двух областей не остановится.

«Тризуб» на праздновании 185-летия со дня рождения Тараса Шевченко.
Дмитрий Ярош — шестой слева, Канев, 1999 год

— До Киева дойдет...

— ...а может, и дальше — у нашего Генерального штаба, во всяком случае, была информация о том, что планы вторжения российских войск в Украину по нескольким направлениям существуют. Практически до Збруча, до границы 39-го года, они хотели дойти, поэтому ни пяди земли отдавать нельзя — нам чужого не надо, но и своего не уступим!

— Как думаете, дальше Россия пойдет?

— Возможно — я этого не исключаю и процентов 60 даю, что такой вариант реален.

— И что, российские десантники могут здесь, в Киеве, оказаться?

— Все может быть... Мы-то все от нас за­висящее делаем, чтобы такой сценарий реализован не был, но то, что планы экспансии у них есть, — факт. Отдельным государством Путин Украину никогда не считал, и фразы его об этом СМИ неоднократно цитировали. Им империя нужна, а без Киева в их мифологемы она никак не укладывается.

— В своих выступлениях Путин не раз и «Правый сектор» упоминал, и Дмитрия Яроша лично — вам приятно, что из его уст фамилия ваша звучит?

— Знаете, я 25 лет публичной политики избегал, и сейчас эта известность не так уж и радует (смеется), но хлопцам, наверное, приятно, что лидера «Правого сектора» враг часто упоминает. Наверное, россияне все-таки нас либо боятся, либо уважают.

«ИНОГДА К МЫСЛИ СКЛОНЯЮСЬ, ЧТО ПУТИН — БОЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕК»

— Что вы о Владимире Путине думаете?

— Иногда к мысли, что это больной человек, склоняюсь — нездоровые амбиции, раздвоение это... С одной стороны, он пытается демонстрировать, что государство свое утвердил, но вместо того, чтобы его отстраивать, новые территории захватывает. Больные амбиции и болезненные чув­ства к Украине.

— Каковы же, на ваш взгляд, политические перспективы Путина? Сегодня рейтинг его поддержки в России — 86 процентов, а дальше что?

— Думаю, аннексией Крыма он мину замедленного действия в фундамент своей империи заложил — взорвется она, причем очень скоро. В конце концов, вечно империи не существуют, все они рано или поздно разваливаются, а с учетом процессов, которые в России сейчас происходят, мне кажется, захват Крыма ее распад, а значит, и падение путинского режима ус­ко­рит.

— Россия в международный розыск вас объявила — это вас тревожит, гнетет?

— Да нет... Ну, когда война идет, как может какой-то международный розыск тревожить? (Смеется). Дурь это с их стороны, и не более.

— Возможно ли, что однажды в России в наручниках вы окажетесь?

— Все в жизни возможно...

— И что — могут похитить, в багажнике вывезти?

— Да могут-то все, но у нас охрана очень хорошая (улыбается) — им это сложно будет сделать.

— Тем не менее такие варианты вы допускаете?

— И служба безопасности тоже допускает: в течение двух месяцев по нашим каналам постоянно информация поступает, что меня то во время одной поездки должны ликвидировать, то во время другой... К этому уже я привык.

— Кстати, когда в харьковского мэра Геннадия Кернеса стреляли, никаких ассоциаций у вас не возникло — дескать, такое и с вами может случиться?

Во время полевых учений «Тризуба», 2012 год. «Казак —
это свободный вооруженный человек, а мы казацкая нация»

— Нет, в то время об этом не думал, более важными занимался вещами. Знаете, если размышлять постоянно о том, что тебя ликвидируют или похитят, времени на добрые дела не останется.

— В Украине пятая колонна России внушительная, как вы считаете?

— Судя по массовости акций, которые на Донбассе проходят, активных сторонников России не так много. В миллионном Донецке две-три тысячи людей выходят, в Луганске и того меньше, и террористы сейчас не случайно жалуются, что некому воевать. Где, мол, мужчины...

— ...офицеры?..

— ...женщин уже призывают — это вам подтверждение. Просто тех, кто активны, извне поддерживают, и за счет этого каких-то успехов они достигают — ну, и с нашей стороны антитеррористическая операция вялотекущая и не наступательная.

— Почему, кстати, не наступательная? Те, кто сейчас при власти, боятся ответственность на себя брать?

— Возможно, еще и договоренности какие-то есть — не исключаю. Фактов опять-таки на данный момент нет, но нелогичные действия по сдаче городов видны, ведь сил, причем даже не вооруженных, а просто патриотов, в тех же Мариуполе, Горловке, Харцызске достаточно... Люди готовы в руки оружие брать и защищать свои города от террористов...

Та самая визитка

— ...только дайте приказ...

— Сформируйте из них подразделения территориальной обороны, вооружите — и они сами отобьются, они ничего не просят! Сейчас этот процесс начался, но он тоже такой медленный, что ой-ой! При всем этом с вооружением проблемы, с материально-техническим обеспечением... Да что о территориальной обороне говорить, когда парни наши, из 95-й бригады десантники, без воды часто сидят: ее не подвозят, и им пить нечего? Представьте себе это снабжение!

— Позор, правда?

— Вот этих генералов ракетных, которые в Генштабе сидят и так далее, надо вообще от любых командных должностей отстранить — это плоды той системы, которая вооруженные силы разрушала, они какие-то решения принимать не способны. Как только революция состоялась, я всем силовикам говорил: «На генералитет не рас­считывайте! — поднимайте парней попроще: подполковников, майоров, капитанов...

— ...среднее звено...

— ...да, потому что они могут, они перспективу получают, а значит, и у силовых структур ваших она будет!». Не слушают (разводит руками).

«ПОЛЕЗЛА БЫ РОССИЯ В КРЫМ, БУДЬ У НАС ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ? КОНЕЧНО ЖЕ, НЕТ, И ЭТОГО НИКТО В МИРЕ НЕ ДОПУСТИЛ БЫ: КОНФЛИКТ ДВУХ ЯДЕРНЫХ ДЕРЖАВ — ЭТО ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОЙНА»

— Вам не кажется, что Европа Украину сдает?

— Ну, мне так и на Майдане казалось — вы же слышали, как там люди кричали: «Санк-ци-и, санк-ци-и!», но ни на какие серь­езные санкции они не шли. Часть вины за пролитую кровь и на европейских странах лежит, но Евросоюз — такая структура, где слишком бюрократия, как по мне, развита и нерешительная политика по отношению ко всем, не только к Украине, ведется.

— Американцы быстрее и четче, правда?

— Согласен, но и Канада тоже решительно действовала, и когда с их министром иностранных дел Бэрдом я общался, мифы о «Правом секторе» пытался развеивать,

«Майдан доказал, что мы можем страну изменить, поэтому все будет нормально: и российскую империю победим, и здесь наведем порядок». Киев, улица Грушевского, стадион имени Лобановского, февраль 2014 года

которые российская пропаганда и на Запад распространяет, увидел, что реальность человек объективно воспринимает. Даже убеждал меня: «Нет-нет, мы вашу ситуацию трезво оцениваем!».

— Диаспора там большая...

— ...и заметно, что работает она очень плодотворно.

— Вам не кажется, что Ук­ра­ине надо ядерный статус себе вернуть?

— Кажется.

— Как человеку, в стратегических войсках служившему...

(Улыбается). Это логично, поскольку в обмен на ядерное разоружение нам гарантии безопасности дали. Вот полезла бы Россия в Крым, будь у нас ядерное оружие? Конечно же, нет, и этого точно никто в мире не допустил бы, потому что конфликт двух ядерных держав — это Третья мировая война, таким образом, возврат этого статуса — гарантия нашей безопасности. О количестве ядерного оружия, носителях, вопросах доставки говорить — это уже дело специалис­тов, но, на мой взгляд, в ситуации фактически военных действий с таким мощным ядерным монстром, как Россия, восстановление ядерного статуса ничуть нам не помешает.

— Украинцам оружие носить разрешить нужно?

— «Правый сектор» всегда на этой позиции стоял: казак — это свободный вооруженный человек, а мы казацкая нация (улыбается). Понятно, что какие-то ограничения должны быть: для психически больных, для тех, у кого судимости есть, и так далее, но если примером той же Литвы или Швейцарии воспользоваться и такую территориальную оборону формировать, нужно дать людям право не только короткоствол, но и автоматическую винтовку, пулемет или даже гранатомет, как у швейцарцев, иметь. Это нормально, и опять-таки тысячу раз подумала бы Россия, лезть сюда или нет, если из каждого окна в захватчиков стрелять стали бы. Мы помним Грозный в 94-м году, когда они вошли, а чеченцам оружие перед этим раздали: страшные потери россияне при штурме города тогда понесли!

«НА ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛЕ УКРАИНА САМА ДОЛЖНА БЫТЬ ИГРОКОМ, ПОТОМУ ЧТО В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, ЕСЛИ НЕ ИГРАЕШЬ ТЫ, ИГРАЮТ ТОБОЙ»

«После Украины семья для меня на втором месте, и она у меня прекрасная». С детьми Анастасией, Ириной и Дмитрием. 11 марта 2014 года у Дмитрия Анатольевича родился внук Назар

— Какой, по вашему мнению, должна Украина стать и на какую страну должна быть похожей?

— Ну, по-своему Украина все-таки уникальна: мы на грани двух миров находимся, Азии и Европы, и путь развития у нас свой, но для меня однозначно, что это должно быть мощное процветающее государство с хорошо развитым аграрным сектором и высоким уровнем образования, поскольку без реформирования образовательной сферы...

— ...снова рабами станем...

— ...и иметь перспектив не будем. Посмотрите, сколько наших айтишников за границу уезжают, а могли бы работать здесь, то есть потенциал у Украины действительно имеется, да и Майдан это доказал, где люди жертвенно за свои права боролись. Это и есть стремление к действительно лучшему будущему, и понятно, что на геополитическом поле Украина сама должна быть игроком, потому что в эпоху глобализации если не играешь ты, играют тобой.

— Ну а какая страна из тех, где вы были, вам нравится, где находиться вам было приятно?

— Ой, вы знаете, я по миру почти не ездил (улыбается). В Грузии был, в Турции, да и то по делам.

— Неплохо сейчас в Грузии, правда?

— Ну, я в 2010 году там побывал, и страна просто меня поразила...

— Коррупции нет...

— ...эти райотделы полиции с прозрачными стеклами, все остальное — есть там чему поучиться, Саакашвили очень много для своей страны сделал. К слову, мы с ним знакомы, он еще в отель «Днепр», где штаб у нас находился, заезжал — пообщаться с ним было приятно.

— Смог человек, правда?

— Да, но и мы сможем — в этом я убежден!

— Много на это лет понадобится?

— Украина — страна большая: и по территории, и по количеству населения, и, конечно, нам чуть больше времени нужно, но думаю, лет за пять модернизировать государство, кардинальным образом его изменить абсолютно реально.

«СЕЙЧАС МНЕ ВООБЩЕ ХОРОШО — КАК ПРИ КОММУНИЗМЕ, ЖИВУ! ВСЕ ПОКУПАЮТ, ПРИНОСЯТ, С ГОЛОДУ НЕ УМИРАЮ...»

— Теперь о деньгах ваших спрошу: вы признались, что никогда нигде не работали, но когда два с половиной миллиона гривен потребовалось внести за то, чтобы

Супруга Дмитрия Яроша Ольга. «Я когда на Оле женился, объяснил, чем заниматься буду, она согласилась и поддерживает меня во всем»

в президентской гонке поучаствовать, с этой задачей справились, а доход у вас между тем какой? — кажется, 803 гривны в месяц. Многих это и озадачило, и опечалило: как это — у такого яркого человека денег совсем нет? — разве такое возможно?

— Ну, я уже неоднократно журналистам объяснял, что в долг у своей политической партии взял. Предприниматели разные суммы пожертвовали, и партия их для внесения в качестве залога выделила, к тому же я не всегда нигде не работал (улыбается) — на Днепровском металлургическом комбинате слесарем-ремонтником по металлургическому оборудованию трудился, даже на север России на вахту летал и там на «Ноябрьскнефтегазе» работал.

С 94-го года, однако, «Тризубом» имени Степана Бандеры занима­юсь, на разных должностях там был: и руководителем регионального подразделения, и командиром этой организации, кем и сейчас являюсь. Понятное дело, какие-то деньги мы зарабатывали, потому что и охранной деятельностью занимались, и предприниматели нам помогали, ведь вышкол молодежи, культивирование и пропаганда наших идеологем всегда в ресурсах нуждались. Мы выпускали газеты, писали и издавали книги, поскольку в Дрогобыче собственное издательство «Відродження» имели, и миллионы книг бесплатно по всей Украине и по диаспоре разошлись.

Украинская диаспора, кстати, всегда нам поддержку оказывала, союзнические политические партии тоже... В «Тризубе» круг людей определенные ставки имел, и заоблачными они не были — я когда четыре-пять, а когда и шесть тысяч гривен получал, но это матери­альная помощь была, не более, причем не постоянная.

— Вы себя бедным не ощущаете?

— Нет, а сейчас мне вообще хорошо — как при коммунизме, живу! (Хохочет). Все покупают, приносят, с голоду не умираю. Иног­да, правда, спать где-нибудь на каремате при­ходится...

— То есть коммунизм — это, может, не так уж и плохо, да?

— Нет, это плохо, безусловно, но бедняком я себя не ощущаю. Семья все-таки обеспечена, есть что пить и что есть, где жить...

— ...и Господу за это спасибо...

— ...конечно.

— Кто, интересно, ваша жена, сколько у вас детей и чем они занимаются? Внук, уже, слышал, есть...

— ...один, да (улыбается). Ну, после Ук­ра­ины семья для меня на втором месте, и она у меня прекрасная. Мы с женой больше 21 года вместе, и я благодарен Богу за то, что Оля у меня есть.

— Как и где вы познакомились?

— В Днепродзержинске на одной улице жили. Год дружили — до того, как ей предложение сделал, и она согласилась, а потом начали дети рождаться. Старшая дочь Настя замужем, на Франковщине живет, тоже по специальности «украинская филология», только в Ивано-Франковске учится, Иринка 11-й класс заканчивает, давала уже недавно «Плюсам» интервью — я ее рассекретил (улыбается), но втягивать семью в политику не хочу. Жена моя только семьей занимается — воспитывает детей и хорошо с этим справляется: я результат вижу. И сын есть, которого я очень ждал, — ему скоро шесть, в школу вот-вот пойдет. Дмитрик — Оля в мою честь его назвала: я по-другому хотел, сразу скажу (улыбается)... Трое детей, а теперь еще и внук Назар появился — ему два месяца, но видел его только раз. Не могу на Франковщину съездить, времени нет, но Настя каждый день фотографии шлет, как он растет. Крепыш, казак!

«БЫВШИЙ ГЛАВА ДНЕПРОПЕТРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ СБУ СКАЗАЛ ПОДЧИНЕННОМУ: «ВОЗЬМИ ПИСТОЛЕТ И ЯРОША ЗАСТРЕЛИ!»

— Детей, когда угроза была, отсюда вы вывозили?

— Да, на Западную Украину, потому что эсбэушники — хорошие парни, патриоты из Днепропетровска, с которыми давно общаюсь и дружу, — рассказывали мне, что даже от бывшего главы областного управления указание поступило: «Возьми пистолет и Яроша застрели!». (Смеется). Ну, и по семье «работали» — титушки, и как только нам информация поступила, что им известно, где в Днепродзержинске мои находятся, охрана родных на Западную Украину вывезла, а сейчас они снова на Днепропетровщине.

— Когда-нибудь жена или дети говорили вам: «А может, не надо политикой заниматься — ну его, этот «Правый сектор»?

— За 21 год — никогда. Я, когда на Оле женился, объяснил ей, чем заниматься буду, она с этим согласилась и поддерживает меня во всем.

С Дмитрием Гордоном. «Украина все-таки уникальна — на грани двух миров мы находимся: Азии и Европы, и путь развития у нас свой»

— Мне интересно, что вы читаете, какие фильмы смотрите... Или на это времени сейчас нет совершенно?

— Как революция началась, все на второй план отошло и ни одной книжки за этот период я не прочел, хотя читать очень люблю — в основном историческую литературу. Уже даже сам пишу — задумки по двум книгам имеются...

— Неужели мемуары написать собираетесь — как на Майдане все было?

— Это, наверное, уже когда постарше стану (улыбается), а пока нужно какие-то актуальные вещи писать.

«В КИЕВЕ ЖИТЬ НЕ ХОЧУ — ДОМОЙ, В ДНЕПРОДЗЕРЖИНСК, ТЯНЕТ...»

— Какие ваши любимые книги, фильмы?

— Если фильмы, то на националистическую тематику. «Храброе сердце» люблю (я вообще Мела Гибсона уважаю — как режиссера и как актера), «Страсти Христовы» — это шедевр, а вообще-то, я много военной мемуаристики перечитал, потому что военная тема интересовала всегда, и библиотека у меня неплохая.

— И маршала Жукова «Воспоминания и размышления» читали?

— И Жукова, и Конева, и Рокоссовского, и партизанских командиров...

— Сидора Ар­темьевича Ковпака, не­бось?

— Ковпака, Федорова, Сабурова — мно­гих, но это давно было, в советское время, а до революции немало специальной литературы читал.

— В Киеве вам уютно? Это ваш город или все-таки в Днепродзержинск тянет, а может, в Карпаты?

— В Днепродзержинск тянет постоянно... Город это небольшой, по состоянию на 89-й год там около 300 тысяч населения было. Сейчас оно вымирает, тысяч 240, думаю, осталось, но город, несмотря на экологию, для меня комфортный, свой. Нравится он мне, и буду все делать, чтобы он еще лучше стал!

— Планируете туда вернуться или в Киеве жить останетесь?

— Нет, не хочу в Киеве — домой хочу.

— Здесь разве что-то не так?

— Ну, чужим Киев для меня никогда не был, потому что я всеукраинской структурой руководил и много времени здесь проводил — хотя и не столько, как сейчас. Мне не плохо здесь — просто дома лучше.

— Я вам последний задам вопрос: просыпаясь утром, вы что ощущаете? Что жизнь прекрасна или что вы сейчас не своей жизнью живете?

— Что очередное интервью надо давать или куда-то на эфир идти, а это мне, честно говоря, не так уж и нравится (хохочет). Я бы другими занимался вещами, но команда решила так, а значит, делаю то, что должен. В конце концов, я солдат национальной революции и выполняю приказ.

— Хорошо в Украине будет?

(Уверенно кивает). Будет! Майдан доказал, что мы можем страну изменить, поэтому все будет нормально: и российскую империю победим, и здесь наведем порядок.

— Вот за этот оптимизм я вам и благодарен!

— А я благодарен вам — легко было общаться...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось