В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Вокруг света

Гражданин мира, знаменитый путешественник Виталий СУНДАКОВ: «Я был воином каннибалов и ходил с ними голый, раскрашенный на охоту. Едят они лишь врагов — ритуально, и то крайне редко»

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 14 Января, 2010 22:00
20 лет назад первый в России эксперт по выживанию основал Школу безопасности при Академии наук СССР
Михаил НАЗАРЕНКО
В прежние времена была популярной «Песенка о робинзонах», где есть такие слова: «И напрасно утверждают, что земля давно обжита. Самых смелых ожидают настоящие открытья». Так вот, профессиональный путешественник Виталий Сундаков — из когорты «самых смелых». Начиная с 1978 года организовал и осуществил более 30 экспедиций в 25 странах. Исследовал моря и океаны, пустыни, джунгли, тайгу, тундру, горы, вулканы. В 1989 году основал первую Школу безопасности в стране при Академии наук СССР, а через два года — первую частную Школу выживания в России с сетью филиалов. Сейчас живет в Подмосковье.
«ВЫХОДЯ ИЗ ДОМА, ПОДУМАЙ, КАК БУДЕШЬ ВОЗВРАЩАТЬСЯ»

- Виталий Владимирович, чем вы сейчас занимаетесь в не самое простое время?

- Тем же, что и раньше. Для человека, который привык рассчитывать только на себя, время не поменяло своих параметров. Сегодня совсем не хуже и не лучше, чем было год, пять, 10, 20 лет назад. Если бы мне по телевизору не рассказали, я бы и не знал, что время сейчас непростое.

- Вы зависите от газет, от телевидения?

- Совсем нет. Я вообще ни от кого и ни от чего не завишу - ни от ценных бумаг, ни от каких фирм, предприятий, учреждений, бюджетов. Если что-то и смотрю по телевизору, то только специальные передачи. Популярные программы меня не интересуют. Остается мало времени даже на художественную литературу. В основном научная литература и, может быть, публицистика.

- Как специалист по выживанию в экстремальных ситуациях что посоветуете людям в этот период?

- Как и во все периоды - рассчитывать на самого себя. Главная триединая формула выживания, спасения и безопасности звучит так: «Предвидеть, по возможности - избегать, при необходимости - действовать».

- Увы, получилось, что никто не предвидел...

- Значит, теперь надо по возможности избегать, то есть стараться не зависеть от механизмов, которые пагубно влияют на ситуацию в стране, в регионе. Если и это не удается - действовать! Как? Опять в расчете на собственные силы. Это перепрофилирование, инвентаризация всех резервов, которые у вас есть, - экономических и ментальных навыков, знаний, знакомых. И когда вы выясните для себя, каким ресурсом обладаете, то сможете понять, что делать дальше.

Вообще как можно чаще нужно обращать внимание на собственную жизнь. Кто я? Какой я? Что умею? Чего хочу? О чем мечтаю? Это вопросы, которые люди очень редко себе задают. А ведь если у человека структурированная жизнь, ничто не может на нее повлиять.

 

- Вы до сих пор задаете себе эти вопросы?

- Для меня ничто не меняется в этом мире. Сегодня нет ни одной вещи, которую я хотел бы иметь и не имел. Нет ни одного места на земле, где я хотел бы оказаться и не оказался. Нет ни одного человека, с которым я хотел бы пообщаться и не пообщался.

- Как же вам удалось так слепить себя?

- Этому я учу и других. Дисциплина, которую я преподаю, называется «Инструкция по эксплуатации судьбы».

- Вы даете советы, как вести себя в тех или иных сложных ситуациях...

- Я не даю советы, а отвечаю на ваши вопросы. Советы надо давать конкретному человеку. Приведу простой пример. На девушку напали хулиганы. Меня спрашивают: «Что делать, если это случилось неожиданно?». Я говорю: «Какова степень потенциальной угрозы? Она мастер спорта или какая-то гулящая девушка? Есть рядом люди или нет? Может, с ней кокетничают?». 100 вопросов, прежде чем действовать.

Допустим, если я скажу: «Защищайтесь!», недостаточная самозащита спровоцирует повышенную агрессию. Если я скажу: «Бегите!», бегство пробудит вкус к охоте. И то плохо, и это. Но и то, и другое действует после некоей инвентаризации, оценки данной ситуации. Поэтому нельзя раздавать общие советы. Все зависит от того, кому ты их даешь. Надо учитывать возраст человека, его пол, национальность, ментальность, здоровье. Его навыки и знания. И советы разным людям могут быть прямо противоположными.

- В подобных случаях решение надо принимать мгновенно. Боюсь, тут не до инвентаризации...

- Опять же надо «предвидеть ситуацию, по возможности ее избегать». Как говорил Клебул (один из семи греческих мудрецов, в VI веке до н. э. был правителем родосского города Линдоса. - Авт.): «Выходя из дома, подумай, как будешь возвращаться». Вот и все. Школа выживания построена на простых правилах - не каких-то надуманных, случайных. Они основаны на эмпирическом опыте наших предков, накопленном тысячелетиями.

«НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВРАГОМ ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ ЛИЧНО»

- Как вы относитесь к тому, что наши страны пытаются поссорить?

- Русские, украинцы, белорусы - это вообще одна нация, искусственно разъединенная. И тут надо опираться не на информацию масс-медиа, не на книги и прочую бумагу, а на твердое и надежное: на своих друзей, знакомых, близких, которые наверняка есть у каждого украинца среди русских и у каждого русского среди украинцев. И когда разговор идет об Украине и России, пусть они вспомнят именно этих людей, их мнения, их позицию.

В Украине я прожил семь лет. У меня там сотни друзей! С кем дружил, с тем и продолжаю: с одними - через интернет, с другими - через телефон, с третьими - встречаюсь после поездок. И для меня тут тоже ничего не изменилось.

Есть еще одно важное правило: «Не может быть врагом человек, которого ты не знаешь лично». А у нас врагом может быть и культура, и религия, и страна, и целый континент!

- Вы нелестно характеризуете мегаполис, утверждаете, что он непредсказуем и значительно опаснее, чем природная среда...

- Я вообще всю современную цивилизацию назвал инвалидной. Потому что мы разучились всему настоящему и стоящему, что едва умели. Подвергаем свою жизнь огромной опасности из-за того, что стали зависимы от политиков, от энергетиков - от кого угодно. Что такое большой город, мегаполис? Выключи свет и тепло - и все, катастрофа! Которая через три дня сначала превратится в эпидемию, а потом - в пандемию, в том числе и криминальную. Опыт это показывает.

Виталий Сундаков с местными жительницами Папуа-Новой Гвинеи, 1994 год. «В каждом племени я жил так, как тамошние аборигены»

- И что, в противовес этому - деревеньки, сельские идиллии, гармония с природой?

- Да, да.

- Вы уверены, что не заблуждаетесь?

- (Смеется). Современные жители спящих столиц наивно убеждены, что это и есть весь мир. Но по всему свету живут 40 тысяч племен, о которых мы ничего не знаем! Они живут в гармонии с природой, это их земля с основной фауной и флорой.... А мы сгрудились на 20-30 крохотных по сравнению с планетой участках и возомнили себя хозяевами.

- Живя в племенах, вы видели, что они научились обходиться минимумом. То есть перечень того, что является жизненно необходимым, очень короток...

- Предметов вообще не нужно никаких. Достаточно быть сытым, в тепле, чтобы родные и близкие не болели. А главное - иметь смысл, цель в жизни, понимать, кто ты, откуда идешь и куда. Это главные вопросы, на которые нужно найти ответы. А мы не знаем названия звезд, деревьев, птиц. Зато выучили назубок имена политиков, звезд шоу-бизнеса - то, что является абсолютным мусором, хламом. И именно это мы ежедневно обсуждаем.

- В этот короткий список входит свет, горячая вода и домашний туалет?

- Только в том случае, если вы к этому привыкли. У каждого свой минимальный набор, необходимый для комфортного существования. В Амазонии, например, холодную воду надо еще поискать. Ее хочется все время, поскольку вода постоянно горячая. И точно так же в Таиланде, в Лаосе, в Камбодже, во Вьетнаме - везде на юге. А туалет, что называется, под каждым деревом, под каждым кустом.

- Нет специальных кабинок?

- Конечно, нет. Более того, я знаю очень многих людей, живущих в селах, которые говорят: «Не понимаю, как городские люди живут? Где спят, там, пардон, и срут». Они вообще считают, что туалет - место, куда ты гадишь, - не должен находиться под одной крышей с кухней, спальней.

- Каково это - быть посланником более развитой цивилизации в племенах, которые принято называть дикими?

- Я бы не сказал, что более развитой, просто другой. Потому что во многих направлениях они значительно более развиты, чем мы.

- В каких, например?

- Они знают, где север и юг, где запад и восток, изучили каждое дерево - какое лечит, а какое калечит. Понимают язык животных. Могут путешествовать в подсознании. Главным вопросам: «Есть ли Бог? Смертны ли они?» - уделяют большое внимание. Таких примеров очень много.

«В любой стране и культуре я примерял на себя их одежды, обычаи и понимал, что вполне мог бы провести там всю жизнь». Узбекистан, 2000 год

А мы, во-первых, люди рефлекторные: мы упали - мы лежали, нас подняли - мы пошли. Во-вторых, люди виртуальные. Доверяем (я об этом говорил выше) любой непроверенной лично нами информации. Полагаемся на чужие, а не на собственные знания, навыки, умения, харизму.

Мы нуждаемся в тысяче костылей, без которых не можем существовать. А люди из диких племен самодостаточны. Любой из нас будет выглядеть инвалидом по сравнению с ними, не проживет и двух суток наедине с матушкой-природой, будь это хоть джунгли, хоть тундра, хоть тайга, хоть пустыня. Нам нужно здесь подпереть, тут подложить, там нагреть или укутать...

Еще мы должны друг друга обслуживать, потому что самостоятельно прожить в этом мире не можем. Так кто более развит: мы или они? Поэтому я называю нашу цивилизацию инвалидной. Наш разум - коллективный. Вот вы пришли в племя, вам говорят: «Сделай нам зажигалку или дай порох и электричество - то, чем ты так кичишься и гордишься». А вы даже не знаете, как это делается. Ну какие мы развитые? Они же всему, что умеют, научат легко.

«КОГДА НА ТЕБЯ ВЫСКАКИВАЮТ ГОЛЫЕ ИНДЕЙЦЫ, МАШУТ ТОПОРАМИ И КОПЬЯМИ, НАДО РАДОВАТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО ЕСЛИ БЫ ХОТЕЛИ УБИТЬ, УБИЛИ БЫ»

- Каждая среда обычно принимает чужого человека настороженно, порой даже враждебно. А как вы адаптировались в племенах?

- Постепенно. Старался снять напряжение. Тут нужно очень конкретно говорить.

- Был случай, когда вас чуть не убили?

- «Чуть не убили», как и «чуть беременная», не бывает. Или убили, или не убили.

Если на тебя выскакивают голые индейцы, машут топорами и копьями, растягивают луки, надо радоваться, потому что если бы они хотели убить, убили бы. А раз выскочили и машут оружием, значит, хотят посмотреть, опасен ты для них или нет.

- Вы были среди каннибалов. Видели, как они едят кого-то?

- Нет. За 10 лет ничего такого не было. Потому что это происходит лишь по отношению к врагам - ритуально и крайне редко.

- Вы стали их другом?

- Я стал их воином.

- В чем это проявлялось?

- Любой мужчина там воин. Он защищает свое племя, оберегает его, ходит на охоту. Я тоже ходил голый, раскрашенный вместе с ними на охоту. В каждом племени я жил так, как тамошние аборигены.

- Вам не было страшно?

- Да почему ж это страшно?

- Зверь может напасть. Вы же не умеете стрелять так, как они...

- Почему не умею?! Я других этому обучаю. Учу людей 100 дисциплинам: психологии, философии, биомеханике, биолокации, самозащите, экстремальной медицине, как различать опасные виды растений и животных на суше и на море, как находить подножный корм, устраивать временное жилище... У меня центры по всему миру.

- Это у вас миссионерство, что ли?

- Нет. Просто если эти знания не вредны и помогают жить людям, почему бы их не давать?

- Мне рассказали историю о вожде племени, который считал себя Богом. Вы якобы хотели приобщить его к цивилизации, и он чуть не умер...

«Я всегда с радостью отправляюсь в путешествие, всегда с радостью возвращаюсь обратно и не стремлюсь попасть туда, где уже был»

- Первый раз это слышу. Ни один вождь племени не считает себя Богом. Более того, он считает себя последним. Он имеет меньше всего привилегий, меньше всех вещей, ест последним, а в бой идет первым. И вождем колыбельных цивилизаций не хочет быть никто. Это большая ответственность, огромный труд и никаких благ.

- Действительно, есть чему поучиться у них нашим лидерам. А чему вы обучали этих людей?

- Одно время я жил в племени яномами в Южной Америке. Был вечер, солнце уже опускалось в джунгли. Я сидел рядом с воином по имени Каракуа. С помощью костяного ножа он затачивал тростниковое острие большого наконечника для стрелы. Закончив работу, вдруг резким движением имитировал удар мне в грудь. Прежде чем я успел оценить его шутку, мои руки автоматически выполнили привычное движение.

Наконечник Каракуа отлетел в сторону, а его хозяин, уткнувшись лицом в остывший пепел костровища, замер в неестественной позе. Его возглас от удивления и боли привлек внимание других воинов, и вскоре я был окружен плотным кольцом мужчин, желающих еще раз увидеть этот и другие несложные приемы рукопашного боя.

В ход пошли копья, увесистые дубинки. На смену падающим под крики и хохот соплеменникам вставали более сильные воины. В конце концов я предложил нападать на меня одновременно всем желающим. Максимально осторожно я вновь и вновь освобождался от влажных тел, прыгал, кувыркался, «работая» в режиме пассивной защиты, в основном освобождаясь от захватов и используя силу наиболее активных противников против остальных. Дорого бы я отдал, чтобы посмотреть на это буйство со стороны!

«ЧТО ЗНАЧИТ - «ТРИЕДИНЫЙ БОГ»? СТУЛ, СТОЛ И КОМОД? ХРИСТОС - ЭТО МЕТАФОРА»

- Бывая в разных странах, в племенах, вы познакомились со многими религиями мира...

- Со всеми.

- Какая из них, на ваш взгляд, самая истинная?

- Та, в которую верит человек.

- Православные считают, что самая истинная, правильная, их религия...

- Да на здоровье! Вы знаете, самое легкое - это разрушить. Самое трудное - создать. Зачем же разрушать то, что создано? Ну веришь ты в это, по вере твоей и воздастся. Другое дело, в одном случае ты веришь, а в другом - знаешь.

- Понятно, что разные религии соответствуют разным территориям, пространствам...

- Иногда соответствуют, иногда - с трудом. Потому что навязали. Прижились, что называется. Поддерживаются властями, что сделаешь?

- Славянину не опасно увлечение восточными религиями?

- Не менее опасно, чем увлечение православием. Православие - это же иудаизм чистой воды. Любые восточные религии обращают человека внутрь себя. Они не зовут его в храмы на поклонение. Они дают ему методы самопознания, саморегуляции, энергетической работы. Будда вообще сказал: «Бога нет». Буддизм - не религия. Поэтому такое увлечение не может быть опасным.

- Почему же православные священники так усиленно предостерегают от увлечения чужими верованиями?

- Потому что чем больше верующих уйдет в другие религии, тем меньше будет у них. Это же экономика, политика, влияние. Это же власть!

- Когда вас спрашивают: «Вы верующий человек?», вы отвечаете: «Я знающий человек». По-моему, вы уходите от ответа...

- От ответа - никогда!

- Так вы верите или нет?

- Во что?

- В Бога.

- Я ж не знаю, что вы называете Богом. Дедушку с бородой на облаке?

- Верите ли вы в Бога триединого: в Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа?

- Ага, поклоняюсь ли я христианским богам? Нет.

- Почему «богам»? Я говорил про триединого Бога...

- Какого «триединого»? Что значит - «триединый»? Стул, стол и комод? Так что же: или стул, или стол, или комод? Это же метафора!

- Вот вам пример триединства: круг солнца без начала и конца, свет и тепло от него...

- В солнце, свет и тепло я верю. А Христос - это метафора, образ. И потом, мне вовсе не импонирует быть чьим бы то ни было рабом, пусть даже Бога, и после жизни отправиться в этом качестве в царство Израилево. Славяне считали себя детьми и внуками своих Богов, от которых и вели свои родовые книги (на роду написано).

- Не буду с вами спорить...

- И я не спорю, я просто отвечаю на ваши вопросы.

- Христос - не метафора, а реальный человек - богочеловек, которого распяли на кресте...

- Это вы так считаете.

- Об этом сказано в Евангелии...

- А на заборе, знаете, что написано? Подойдешь - просто дырка.

- Меня могут упрекнуть, что я чего-то не сказал, возражая вам. Евангелие - книга, навеянная свыше...

- Почему вы так решили? Почему этому верите? Вы не верите политикам, которые нами правят, но верите политикам от религии? Я имею от христианства орден Святого Георгия за исследовательскую деятельность православия. Я был в 14 православных странах, общался с патриархами, священниками, иерархами, старцами, монахами, адептами. Просиживал во всех архивах - ватиканских и прочих. И высказываю то, что знаю. А вы высказываете то, что предполагаете.

- Не предполагаю, а верю...

- Это же простые вещи - цикличность Вселенной. Астрономия. Астрология. Сейчас эпоха Рыб, приближается эпоха Водолея. Символ эпохи Рыб - рыба, да? Рыба по латыни - Ихтиус. А это - И. Х. - Иисус Христос. Символ христианства - рыба, Иисус Христос всем ее раздает и крестит водой. В тот день, когда якобы распинают Христа, солнце находится три дня, словно распятое, на созвездии Южного Креста, а потом начинает возрождаться. Поэтому Христос - это символ умирания, распятия на кресте и возрождения. Аналог природного действия.

- Виталий Владимирович, для окончательного уяснения: так кого же там распяли - Христа или метафору?

- Где?

- В Иерусалиме. На Голгофе...

- Никого не распяли! Солнце на Кресте Южном три дня повисело, а потом возродилось. Начался новый цикл. Метафора была перенесена в религию. Но это вовсе не значит, что те, кто верят в Христа, должны перестать в него верить. Ни в коем случае!

- Вот это хорошо...

- Потому что к религии еще надо прийти. По крайней мере, религия в наше время приносит минимальные беды и трагедии. Хотя кровь продолжает литься: христиане воюют с мусульманами. И, может быть, не было бы религии, не было бы и такого количества войн. Если бы люди понимали, что главное для них - солнце, вода и любовь.

«БАНАНЫ И ПРОЧИЕ ЗАМОРСКИЕ ФРУКТЫ - ОБЕЗЬЯНЬЯ ЕДА, НАМ ОНА НЕ ПОЛЕЗНА. НАША ЕДА - САЛО»

- Я познакомился с одной из ваших рекомендаций: если у человека в Украине есть возможность выбора - кушать бананы или малину с черникой, то предпочтение нужно отдать последним. Что вы имеете против бананов?

- Объясните, как так случилось, что народ с древнейшей традицией, с территорией, на которой образовывались государства, религии, языки, вдруг стал сегодня по-иностранному строить экономику, лечиться, учиться?

Понимаю, мы были многого лишены. А мы такой этнос, который все пробует на вкус, на локоть, визуально. Хватит в это барахло играть! Потому что у нас на самом деле все лучшее! И материалы, и сырье, и мастера. Опыт огромный! Посмотрите, Америке 300 лет. А что такое - 300 лет? Три-четыре поколения.

Мы поменяли лен, хлопок на искусственные материалы - и сразу начались циститы, простатиты, всякие воспаления. Поменяли кожу, валенки на какую-то резину - начались ревматизмы. Носим перчатки, а не варежки. Женщины надели штаны, а не юбки, кокетливые шапочки, а не пуховые платки. И посыпались на нас болячки одна за другой! Это только по одежде.

То же самое с едой. Есть еда, которая характерна для нас. Ну не будет лошадь есть мясо, а хищник - траву, да? Все, чем исконно на протяжении тысячелетий питались наши предки, это и есть наша генная матрица. То, что мы вырастили на родной земле, и есть для нас лучшее. И говорю я это не от избытка патриотизма, исхожу из объективности, реальности и целесообразности. Поэтому я называю все заморские фрукты «обезьяньей едой». Но мне тоже приходится их есть, когда я в экспедициях.

- Выходит, бананы нам вредны?

- Может, там, где они растут, они полезны, но для нас наверняка нет. Для северных народов лучшая еда - сало. Всеми учеными доказано, сколько у него плюсов. А для мусульман - это отрава, потому что свинина в жару портится мгновенно.

- У вас хоть раз возникало желание дожить до конца в каком-нибудь племени в гармонии с природой?

- Естественно, в каждом племени, в любой стране и культуре я примерял на себя их одежды, обычаи и понимал, что вполне мог бы провести там всю жизнь. Потому что всякое место было интересно и поучительно по-своему. Но я все-таки здесь живу: где родился, там и сгодился. Всегда с радостью отправляюсь в путешествие и всегда с радостью возвращаюсь обратно.

- Остается время на личную жизнь?

- А это и есть моя личная жизнь. Вся моя жизнь - личная! У меня каждый день - 20-30 человек. А раз в месяц - до пяти тысяч! Я общаюсь с людьми круглые сутки, за исключением того времени, когда сплю.

- Спрошу иначе: вы находите время на семейную жизнь?

- Ну а как же! У меня есть любимая жена Эля, с которой мы вместе 30 лет, двое замечательных сыновей.

- Она не упрекает вас за долгие отлучки?

- Ну да, почему же нет? Мы что, небожители какие-то? Но больше половины того, что я сделал, мне бы не удалось, если бы не моя жена. Мои тылы - самые прочные, надежные.

- Тяга к путешествиям у вас сызмальства?

- А вы найдите мне человека, который не хочет путешествовать. Это скорее, аномалия, чем норма. Мне всегда хотелось и хочется делать то, что является наиболее важным, нужным, интересным и полезным, - для того, чтобы жизнь обрела смысл. Если поэт пишет стихи для себя и любимой, они нравятся всем. А если пишет для всех, они не нравятся даже любимой. Так и у меня: если делаю то, что нравится мне, это, как правило, нравится всем людям. Я не стремлюсь попасть туда, где уже был, потому что есть места, где еще не был.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось