В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По горячим следам

Российская правозащитница Елена ВАСИЛЬЕВА — россиянам: «Опомнитесь!В Россию идут гробы, в которых лежат ваши дети»

Татьяна ОРЕЛ. Интернет-издание «ГОРДОН» 10 Сентября, 2014 21:00
В эксклюзивном интервью изданию «ГОРДОН» правозащитница рассказала, почему в российской армии не осталось офицеров, преданных народу, чем в России угрожают солдатским матерям и зачем Путин ввел в школьную программу военно-патриотическое воспитание
Татьяна ОРЕЛ

Не так давно в Facebook была создана группа «Груз-200», стремительно набирающая число подписчиков, которых насчитывается уже более 12 тысяч. Ее создатель, известная в России правозащитница Елена Васильева, помогает родителям российских военнослужащих, воюющих в Украине, разыскивать своих сыновей — живых или мертвых. Но это не единственная ее цель. Она надеется, что горькая правда, которой обмениваются участники группы на страницах Facebook, заставит россиян, послушно верящих путинской пропаганде, задуматься над тем, что ждет Россию, которой правит зарвавшийся президент.

— Елена Борисовна, Россия уже подсчитала количество своих военнослужащих, попавших в плен и погибших на востоке Украины?

— Эти данные тщательно скрываются. Нам известно, что только в конце августа, во время активной фазы военных действий, погибли больше тысячи человек. Примерно столько же погибло во время пассивной фазы — начиная с мая.

— Давайте уточним: речь идет только о кадровых военных или в том числе и о наемниках?

— Это очень сложный вопрос, потому что на Донбассе под видом боевиков воюют военнослужащие, переодетые спецназовцы. Может быть и так: человек отслужил срочную службу, ему предлагают подписать контракт еще на полгода или, скажем, на год. И многие соглашаются, потому что другой работы не найти, особенно в регионах — регионы в России голодные. Более-менее нормально люди живут в Москве, а за МКАДом жизни нет.

Наверняка с готовностью отозвались и те, кто прошел чеченскую войну — и первую, и вторую. Они еще относительно молоды, им чуть за 40 или 50, прошли войну, но не послевоенную реабилитацию, поэтому до сих пор пребывают в состоянии войны. Им бы пострелять — это все, о чем они мечтают. Скопившуюся агрессию они ищут куда бы выплеснуть, и когда им рассказывают, что Украину пытаются захватить «фашисты», они берут оружие и идут мстить. А если говорить о цифрах... Судите сами: на днях одному московскому полиграфическому издательству заказали 10 тысяч бланков похоронных удостоверений...

— Может, это заказ еще и на перспективу? Путин по-прежнему цинично врет в лицо россиянам и всему миру, отрицая факт участия российских военнослужащих в войне на Донбассе, в то время как в Россию регулярно идет «груз-200». Но как он будет выкручиваться, чтобы официально компенсировать семьям погибших страшные потери?

— Никак. В том-то и дело, что никаких компенсаций ни офицерам, ни рядовым не будет. Вы поймите, в России прошло реформирование армии, в результате чего огромное количество кадровых офицеров, действительно преданных армии и народу, было уволено. Остались те, кто имел какие-то связи, и наемники — люди с червоточиной. Они-то и пошли воевать за деньги. Потом Стрелков многих кинул, и начался большой отток наемников.

— И на смену им Путин теперь присылает солдат-срочников...

— В том-то и предательство Путина, что он как главнокомандующий бросает этих необстрелянных мальчишек в топку войны — это самое страшное. Родители думали: вот сын отслужит в армии, вернется домой, в Омск, Пермь или Мурманск, но вместо этого ребята воюют на передовой. А потом матери рыдают на их могилах и, зная, что тот или иной солдат, отправленный Путиным на войну, погиб в Украине, почему-то проклинают «фашистов-украинцев».

— Общественная организация «Комитет солдатских матерей» РФ существует с 1996 года. За это время Россия неоднократно развязывала войны — дважды в Чечне, в Грузии, в Приднестровье... Неужели России мало этих исторических уроков?

— Я знаю практически всех региональных руководителей этой организации. К моему величайшему разочарованию, могу сказать, что в большинстве своем это люди из разряда «Крымнаш», «ватники». К тому же на примере Санкт-Петербургского отделения «Комитета солдатских матерей» можно видеть, как их прижимают. Как только его председатель Элла Полякова начала поднимать вопрос о раненых, ее организацию объявили чуть ли не иностранным шпионом под видом того, что они получили несколько зарубежных грантов. Вот им и пришлось замолчать.

— Группа в Facebook «Груз-200», созданная вами три недели назад, судя по количеству подписчиков и многочисленным комментариям, стала мощным ресурсом, объединяющим людей, которым небезразлична эта тема. Как вы помогаете родителям военнослужащих, которым ничего не известно о судьбе их сыновей?

— Мы в группе пытаемся консолидировать усилия, чтобы составить алгоритм действий для родителей. Телефонов украинских служб, которые могли бы предоставить хоть какую-то информацию, много, но где получить конкретные сведения, родители не знают. Ну а если дело доходит до обмена военнопленными, эту процедуру нужно проводить грамотно, под общим контролем как с российской, так и с украинской стороны.

— Участники группы — только россияне?

— Не только — это и русскоговорящие люди из разных стран. Сегодня их 12 тысяч, а начиналось все с восьми человек. После того как в своем блоге на сайте «Эха Москвы» я опубликовала статью «Груз-200 из Украины в Россию», начался шквал комментариев. В режиме реального времени каждые два часа в группу добавляются примерно полсотни человек. Создавая ее, я хотела привлечь внимание россиян к этой проблеме, чтобы остыли в своей ненависти.

Я вижу, что многие родители военнослужащих уже начали понимать ситуацию. Ну а с активными сумасшедшими разговаривать, конечно, бесполезно. Украина, на мой взгляд, была очень деликатна в этом вопросе, вы всегда рассказывали о том, кто погиб у вас, вы храните память об этих людях, но о том, что на Донбассе погибают россияне, не говорили ни слова. Было бы хорошо, если бы украинское командование публиковало хотя бы примерные цифры погибших, названия бригад. Поэтому нам еще очень нужна помощь ваших журналистов.

— Можно ли считать присоединившихся к группе «Груз-200» потенциальными противниками Путина, которые поддержат идею импичмента российскому президенту?

— Трудно сказать, но только в одной Москве наших единомышленников можно насчитать не одну сотню тысяч — другое дело, что при тотальной цензуре им не дают сказать ни слова. На мартовский Марш мира в этом году в Москве вышли больше 100 тысяч человек. 21 сентября должен пройти новый Марш мира, на который выйдет, думаю, не меньше людей, в том числе и из регионов. Но вы же знаете, наверное, чем закончились протесты на Болотной площади в 2012 году, как расправлялись с людьми? Лично я оттуда попала в реанимацию.

Путин форсировал создание внутренних войск, которые не умеют воевать, — их держат для того, чтобы подавлять восстания, причем очень жестко. Все, кто оказался в оппозиции, это на себе испытали. У нас давно уже тоталитарное государство и мышление, и когда я слышу, что на братскую Украину напали «бандеровцы» вместе с НАТО, хочется сказать россиянам: «Опомнитесь! В Россию идут гробы, в которых лежат ваши дети, и вам же еще не дают их получить».

— Псковских десантников хоронили родители — правда, таблички, установленные на могилах, вскоре после похорон были сняты, венки выброшены, а журналисты, пытавшиеся выяснить обстоятельства гибели солдат, едва не погибли сами от рук неизвестных...

— Родителям псковских десантников заявили, что их сыновья погибли на военном полигоне, другим сказали, что взорвались на полигоне под Пермью, — это значит, что в этот регион тоже идут гробы. Народ у нас уже привык понимать эзопов язык. Но большинству просто не говорят, где хоронят тела их детей. А сколько их там у вас, в Украине, прикопано, не знает никто. В Краснодарском крае переполнены морги и больницы. У военнослужащего отбирают мобильный телефон, дают позывной и отправляют в Украину. И попробуй потом найди его по этой кличке, если он погиб.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось