В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Один из столпов гласности в постперестроечной России телеведущий Евгений КИСЕЛЕВ: «Вместе мы с Коржаковым свиней не пасли, и то, что он говорит обо мне за глаза, выдает в нем законченного плебея, быдло. Кстати, и книга его быдляцкая — от нее несет коммуналкой, Вороньей слободкой, запахом грязного белья и скисших щей»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 20 Января, 2010 22:00
Сегодня известный журналист работает в Украине, занимается «Большой политикой»
Дмитрий ГОРДОН
Опальный телеведущий Евгений Киселев далеко не первый российский политэмигрант, прибывший к нам осваивать запущенные украинские телепросторы, поэтому скажем соседке России большое человеческое спасибо за то, что снабжает не только газом и продукцией шоу-бизнеса, но и самыми яркими представителями своей интеллектуальной элиты (пусть и по европейским ценам, зато бесперебойно). Создателю легендарной информационно-аналитической программы «Итоги» (в группе, которая готовила выпуски, ее шутливо переименовали в «информационно-паразитическую») Киев распахнул объятия радостно. Ну еще бы: на протяжении 10 лет эта программа будоражила интеллигентские умы, и не смотреть ее в 90-х считалось среди образованной публики моветоном. Евгений Алексеевич умел четко сформулировать то, что смутно ворочалось в умах и душах соотечественников: поражая своей осведомленностью и проницательностью, он без натуги и фальши расставлял акценты, прояснял самые запутанные вопросы и ситуации. Его гостями были первые лица мира: Маргарет Тэтчер, Михаил Горбачев, Билл Клинтон, Герхард Шредер, Борис Ельцин, Ричард Никсон, Джимми Картер и Тони Блэр, и даже за руку английской королевы ему довелось подержаться, когда она приезжала в Москву.Киселева вынесла наверх та же перестроечная волна, что и Владимира Молчанова, Александра Невзорова, ребят из «Взгляда», однако за образ записного демократа он не держался и даже не без иронии именовал себя среди них самым гламурным, поскольку еще в 95-м дал интервью в первый номер российского издания журнала Playboy. С ностальгией Евгений Алексеевич вспоминал, как в свою первую командировку в США по настоятельному совету одного телевизионного зубра на полученный гонорар решился купить хороший галстук. За шелковую полоску ткани, красную в черный горошек, он, зажмурив глаза от ужаса, выложил 15 или 20 долларов, но и относил его до респектабельных времен НТВ - когда приобрел иной имидж, другие привычки и, соответственно, костюмы.

На новый виток карьера Киселева пошла в мае 1993-го, когда он и его тогдашний друг и единомышленник Олег Добродеев осознали, что работа на государственном телевидении - это тупик. Стали искать встречи с проявлявшим к медиа-бизнесу интерес банкиром Владимиром Гусинским, а в результате на свет появился первый частный канал НТВ, где Евгений Алексеевич стал председателем совета директоров, а позднее и гендиректором.

Это сейчас включением с места события и корреспондентом, ведущим рассказ в режиме онлайн никого уже не удивишь, а когда-то подобное воспринималось как настоящий прорыв. Как, впрочем, и политические ток-шоу в прямом эфире, репортажи из Чечни, независимые комментарии... От смелости подопечных Евгения Киселева у зрителей захватывало порой дух, но и владелец канала Гусинский - надо отдать ему должное! - профессионализм оплачивал щедро. За то, что каждый год к корпоративному празднику он припасал мешок подарков: повышение зарплат, премии, кредиты на покупку машин и квартир, Киселев даже окрестил его добрым Дедушкой Морозом, и все же далеко не все облагодетельствованные энтэвэшники встали на защиту олигарха в 2000 году, когда российские власти решили отобрать у него излишне независимый телеканал. Сопротивление возглавил, естественно, Киселев, боролся он самоотверженно (последний митинг в защиту НТВ собрал несколько десятков тысяч человек), и похоже, именно благодаря поднятому шуму власти Испании не выдали Гусинского российской Генпрокуратуре, возбудившей против того уголовное дело.

Борьба с наступающим авторитаризмом превратила имя Евгения Киселева в бренд, и, словно палочку-выручалочку, его передавали друг другу российские олигархи, над которыми постепенно сгущались тучи. Сначала команду телевизионщиков, покинувших НТВ, пригласил на ТВ-6 лондонский эмигрант Борис Березовский, но менее чем через год решением Высшего Арбитражного суда эта телекомпания была закрыта, а когда аналогичная судьба постигла задушенный властями в зародыше канал ТВС, компаньоны оказавшегося через месяц в «Матросской Тишине» Ходорковского предложили Киселеву место главного редактора в еженедельнике «Московские новости».

 

Лавров на этом поприще мой собеседник, увы, не снискал... Подвело ли отсутствие газетного опыта, сказалась ли навалившаяся из-за отлучения от эфира депрессия или подкачало вызванное проблемами «ЮКОСА» финансирование, один только Бог да еще, может быть, ФСБ знают, а когда Киселев попытался удалить из редакции пятерых самых «беспокойных» сотрудников, не продлив им контракт (дескать, газете нужна «свежая кровь»), разразился скандал. Оппоненты даже открытое письмо обнародовали, в котором обвинили главного редактора в некомпетентности, нежелании работать и даже в... трусости, причем поддержал их бывший его соратник Виктор Шендерович...

Как бы там ни было, ни скандальные порноролики, размещенные в свое время «доброжелателями» в интернете, ни начиненные краской помидоры, которыми Киселева с супругой забросали на торжественной церемонии вручения премии ТЭФИ, его репутации не навредили, хотя даже некоторые коллеги-журналисты мечтали оставить на ней жирные пятна. Они, в частности, не без злорадства живописали отказ Киселева готовить спецвыпуск, посвященный событиям в Беслане, когда на вопрос: «Почему?» - он откровенно ответил: «Боюсь!».

Конфликт вокруг «Московских новостей» был исчерпан осенью 2005-го отставкой Евгения Алексеевича и перепродажей еженедельника, а в том, что россиянин не без оснований опасался длинных рук Кремля, убедились недавно и в Киеве, где была предпринята попытка внаглую сорвать презентацию совместной книги экс-премьера России Касьянова и Евгения Киселева «Без Путина».

Переехав в Украину, чтобы начать с чистого листа, Киселев объяснил свой выбор тем, что здесь отсутствует цензура и налицо «позитивная, благожелательная атмосфера». Не знаю, какие виды имели на него украинские олигархи, но когда 53-летнему телеведущему предложили делать ток-шоу «Большая политика» на канале «Интер», он созвал пресс-конференцию и заявил, что не намерен занимать чью-либо сторону, а будет оставаться над схваткой. Судя по тому, что рейтинг его программы неуклонно растет, телезрители эту позицию оценили.

«В АФГАНИСТАН ПОСЫЛАЛИ ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ СОВЕТНИКОВ: ВОЕННЫХ, ПАРТИЙНЫХ, ПРОФСОЮЗНЫХ И КОМСОМОЛЬСКИХ, НО ЭТО БЫЛА СВАЛКА КАДРОВ»

- Евгений Алексеевич, все знают вас как телеведущего и политического обозревателя, но согласно диплому Института стран Азии и Африки при МГУ вы историк-востоковед. В 70-х проходили стажировку в Иране, затем состояли переводчиком в Группе военных советников в Афганистане...

- ...в течение двух лет. К сожалению, деятельность военных советников окутывает некая аура, легенда: мол, в 20-е годы многие будущие маршалы и прославленные генералы Великой Отечественной были советниками в Китае...

- Во время Халхин-Гола?

- Задолго еще до него, до Чан Кайши... Помните, в фильме «Офицеры» одного из таких советников Лановой играет? Может, действительно некоторые из них были классными специалистами - не хочу никого обидеть, но очень многие попадали в Афганистан, потому что от них хотели избавиться их начальники в Советском Союзе. Это, замечу, в серьезную переросло проблему, особенно на начальном этапе советского военного вмешательства.

- После вторжения?

- Даже до, поскольку вторжению предшествовал период, скажем так, непрямого вмешательства, когда туда посылали тысячи (если не десятки тысяч) советников: военных, партийных, профсоюзных, комсомольских, по всем основным отраслям экономики. По сути, это была свалка кадров - ну какой вменяемый руководитель в Союзе, когда у него горит план, а над ним ЦК КПСС и прочие контрольные органы, оторвет от себя и отправит на два-три года в чужую страну способного, талантливого, трудолюбивого человека? Старались сбагрить тех, кто не нужен.

С российским оппозиционером Гарри Каспаровым и председателем Центрального комитета Коммунистической партии России Геннадием Зюгановым

- Чем, интересно, запомнился вам Афганистан, какие яркие пятна или зарубки оставил в душе?

- Ой, вы знаете, было всякое - приходилось и друзей хоронить. Разумеется, я не служил в действующих частях 40-й армии, она же ограниченный советский контингент...

- ...под командованием генерала Громова?

- Да, но командармом его назначили уже на заключительном этапе. Когда я находился в Афганистане, фактически руководил ограниченным контингентом покойный генерал-лейтенант Тухаринов - первый заместитель командующего Туркестанским военным округом. Он, что называется, вводил войска, но над ним были другие начальники: покойный первый замначальника (а затем и начальник) Генерального штаба маршал Ахромеев оттуда не вылезал, бывший министр обороны СССР Сергей Леонидович Соколов возглавлял постоянно присутствующую там Оперативную, как ее называли, группу Минобороны.

- Вы с ними общались?

- Постольку поскольку... Могу вам потом много анекдотических историй рассказать - байки, как известно, дольше в памяти сохраняются. Ну, например, господин Соколов, как и многие наши высокопоставленные военачальники, жил в Кабуле на широкую ногу. Ему предоставили резиденцию Чихель Сутун, что в переводе с фарси означает «дворец с сорока колоннами», где он поселился со своей женой Марией Соломоновной, и вот однажды... В общем, дежурному по одному из полков звонит человек и вальяжно, не особенно утруждая себя представлениями, говорит: «Здравствуйте, это Назаров. Послушайте, у вас лейтенант Родин служит - будьте любезны, организуйте ему какой-нибудь транспорт и быстренько в Чихель Сутун: Мария Соломоновна хочет его видеть». Ну а дежурил в тот день по полку рьяный служака, который только окончил училище и толком не знал ни что такое Чихель Сутун...

- ...ни кто такая Мария Соломоновна...

- ...ни кто такой Назаров. По-военному рявкнув, он кинул трубку на рычаг, а через 30 секунд снова звонит телефон и уже совершенно другой голос - не вежливый, интеллигентный, а настоящий командный - требует: «Представьтесь!». Дежурный во фрунт: «Лейтенант такой-то!». - «С вами говорит офицер по особым поручениям при первом заместителе министра обороны Советского Союза генерал-майор Назаров. Значит, так, товарищ лейтенант, если не будете знать, кто такая Мария Соломоновна, в Вооруженных силах карьеру не сделаете».

Дело все в том, что Мария Соломоновна дружила с бабушкой лейтенанта Родина. Его дедушка тоже был большой генерал, начальник какого-то управления Генштаба, и внук по стопам деда пошел - военная, так сказать, династия. Попал в институт военных переводчиков, а потом - пожалуйте, честь по чести в Афганистан, и бабушка наказала своей подруге: «Ты там моего Ванечку не забывай, присмотри за ним». Вот его и затребовали - прямо как в фильме «Офицеры» (смеется).

«ПРАКТИЧЕСКИ КАЖДЫЙ АФГАНЕЦ - СНАЙПЕР»

- После вывода советских войск из Афганистана на них обрушились обвинения в беспрецедентной жестокости по отношению к гражданскому населению - такие факты место имели или это чистой воды вымысел?

- Лично я никогда с этим не сталкивался, но рассказы - жуткие, страшные! - до моих ушей доходили. Например, от летчика, который воевал в Афганистане и с которым мы пересеклись спустя несколько лет, я слышал такой случай (на самом деле, он его рассказывал как анекдот - но анекдот очень дурной!).

На первом частном канале НТВ, принадлежащем Владимиру Гусинскому, Евгений Алексеевич поначалу возглавлял совет директоров, а затем стал гендиректором

На дальних вылетах в экипаж советских бомбардировщиков, как правило, входил афганец, который умел говорить по-русски (таких была масса, потому что очень многие местные офицеры учились в разных советских училищах и академиях). На него возлагались функции переводчика и этакого воздушного проводника, который должен объяснять пилоту нашего дальнего бомбардировщика, где цель, и вот однажды в какой-то момент афганский военный начинает что-то оживленно пояснять и вниз пальцем показывать. Пилот наш кивает: «Ага, понял»...

- ...и сбрасывает туда бомбы...

- Точно, а тот хватается за голову, чуть ли не душить его начинает. Выясняется, он сказал: пролетаем над моей родной деревней.

Истории приходилось разные слышать - в том числе и от знакомого офицера, ходившего, как тогда было принято говорить, «на боевые». Со временем тактика советских войск менялась, и то, что показано в культовом в некотором смысле боевике «Девятая рота», только один пример. В какие-то периоды афганской войны наши проводили зачистки, в какие-то - просто занимали высотки, чтобы контролировать движение на основных магистралях, в какие-то - в рейды ходили (это, кстати, одна из самых бесплодных тактик, применявшихся советскими войсками в Афганистане). Они, грубо говоря, шли по горам и пытались выкуривать окопавшихся там моджахедов, заведомо проигрывая им в знании местности, подземных ходов и пещер. Как правило, те прятались в кишлаках, откуда открывали по нашим солдатам и офицерам меткий прицельный огонь, а ведь практически каждый афганец - снайпер, потому что там давняя культура обращения с оружием. Первый подарок, который подрастающий мальчишка получает от отца, это...

- ...автомат?

- Винтовка - автоматы появились потом.

- Роскошные были подарки...

- Согласен. В то время, когда я там служил, моджахеды в основном были вооружены старинными винтовками, сохранившимися еще со времен последней англо-афганской войны 1919 года, - можно сказать, образца Англо-бурской войны (1899-1902 г. г. - Д. Г.): это было оружие, обладавшее колоссальной дальностью стрельбы и сохранявшее убойную силу на расстоянии полутора-двух километров. Местные мальчишки с детства учились стрелять по движущимся и неподвижным мишеням, и вот идут мимо кишлака ребята «на боевые», и прицельным выстрелом из-за ближайшего дувала кого-то из них убивают. После этого наши прочесывают каждую улицу, каждый дом...

- ...и ровняют все с землей...

- Обычно, зная, что в основном люди в подвалах прячутся, закидывали эти подвалы гранатами...

- ...или проводили ковровые бомбардировки...

- Ну, это все-таки вещь не быстрая... Не так-то и просто поднять в воздух эскадрилью истребителей-бомбардировщиков (тем более дальних) или несколько вертушек и отправить на ковровую бомбардировку. В армии есть своя бюрократия - надо пройти некоторую цепочку решений, а когда идет рота, командир может сам приказать: «А ну-ка, ребята, проучим их!».

«РЕБЯТА ПОТОМ СКАЗАЛИ: «ЛУЧШЕ ТЕБЕ НЕ ВИДЕТЬ, ЧТО ОНИ С ИГОРЕМ СДЕЛАЛИ...»

- По слухам, с советскими военнослужащими, попавшими в плен к моджахедам, особо те не церемонились: отрезали ребятам уши, носы, половые органы...

- Это тоже правда.

- Лично вы истерзанные тела видели?

- Не довелось, потому что не моя это работа была - отправлять в цинке груз-200 обратно в Советский Союз. Вообще, это происходило под страшным покровом тайны - только потом уже что-то стало просачиваться. Когда война не первый идет год, люди ко всему привыкают и требования секретности соблюдают не так рьяно...

Цвет НТВ середины 90-х: Евгений Киселев, Михаил Осокин, Светлана Сорокина, Виктор Шендерович

- ...а поначалу...

- ...с этим было весьма строго. Не дай Бог кому-нибудь сболтнуть лишнее слово о том, что где-то погиб офицер, солдат или тем более несколько военных.

- Вы тем не менее знали о том, как местные жители относятся к шурави?

- Конечно. У меня был товарищ Игорь Адамов - можно сказать, младший... Объясню, почему его так называю. Я-то служил офицером-переводчиком, окончив полный курс обучения в институте, а поскольку переводчиков катастрофически не хватало, в какой-то момент стали привлекать студентов. Призвать в армию их не могли, но...

- ...пригласить - запросто!

- Существовали просто рычаги административного давления, которые заставляли ребят ехать в добровольно-обязательном порядке. Практика преддипломная предусмотрена? Пожалуйте после четвертого курса в Афганистан вольноопределяющимися (то есть не офицерами, а гражданскими сотрудниками военной организации). Фактически получалась та же служба в войсках, но год, а не два, и без погон, а потом стали выдергивать после третьего курса: таких же 18-19-летних мальчишек, какие шли в армию, присылали и переводчиками работать.

Никогда не забуду... Игорь совсем ребенком был: тонкая шея, нежный румянец, белокурые такие кудряшки - внешне он напоминал маленького Ленина, которого изображали на октябрятском значке. Языка еще толком не знал (ну какой переводчик после второго курса, в начале третьего?), и вот этот милый мальчик поехал с неким генералом... Фамилию сейчас, на ходу, к сожалению, не вспомню, но он был замом главного военного советника, консультировал, по-моему, начальника оперативного управления афганского Генштаба. В общем, с одним из руководителей советнического аппарата Игорь отправился куда-то в командировку, попал в засаду...

Ребята потом сказали: «Лучше тебе не видеть, что они с Игорем сделали». Не знаю уж, что именно, но ясно: над телом его надругались, живого места на нем не оставили. 30 лет прошло, но до сих пор как вспомню, Господи! Для меня это образ мальчика, которого неизвестно зачем и за что сгубили в мясорубке войны. Понимаю, что 15 тысяч человек там убиты и столько же тяжело ранены, искалечены, остались на всю жизнь инвалидами...

- ...попали, в конце концов, в плен...

- ...но Игорь для меня - это конкретика, да? Там, в Афганистане, погиб мой старший товарищ Саша Матасов. Очень талантливый был студент, филолог - занимался лингвистикой и персидской литературой. Мы поступили на первый курс, а он уже учился на третьем, у него был, как говорили наши преподаватели (а это иранцы, персы - так называемые носители языка), изумительный каллиграфический почерк (Александр писал нам прописи, а мы эту арабскую вязь пытались скопировать).

Матасов служил переводчиком в Группе военных советников в Кабуле, а за два или три месяца до возвращения в Союз что-то его дернуло (экзотики, видимо, захотелось) в отдаленный гарнизон попроситься. Увы, там как раз начались жестокие бои, в ходе которых Саша погиб. Эти два человека, которых я очень хорошо знал: Александр Матасов и Игорь Адамов, - мои потери на той войне.

«У МЕНЯ БЫЛА ДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С КГБ»

Со своим бывшим работодателем — медиамагнатом, а ныне гражданином Испании Владимиром Гусинским. В свое время именно нежелание Гусинского согласовывать информационную политику НТВ с Кремлем положило начало путинской войне с олигархией

- Вы преподавали персидский язык в Высшей школе КГБ имени Дзержинского...

- ...да, три года...

- ...а это правда, что до сих пор помните на староперсидском стихи? Можете что-то прочитать навскидку?

- Ну, не совсем это так... Есть язык, на котором классики персидской литературы писали много столетий назад и который мало с тех пор изменился. Старым или древним его назвать нельзя, потому что есть совершенно другой древнеперсидский язык - тот, на котором говорили во времена греко-персидских войн цари. Понятное дело, это язык мертвый, но есть некоторое количество глубокоуважаемых мною специалистов, фанатов, которые его изучают. Есть среднеперсидский язык - на нем говорили во времена династии Сасанидов, правившей другой великой державой - той, что в начале нашей эры воевала уже с Римом, а тот персидский язык, на котором стихи написаны, - современный, только в достаточно давнем варианте, потому что там были другие темпы.

Если сравнивать, скажем, современный русский или украинский со старославянским, разница значительно больше, чем между современным персидским и тем, на котором писали Саади, Хафиз, Рудаки, Фирдоуси, Хайям. Есть запавшее просто в память четверостишие Хайяма из его рубаи: «Чон лале бе Ноуруз гядах Гир бе даст...» (читает). Переводится примерно так: «Как тюльпан весной, на праздник Нового года возьми в руку бокал вина и пей, наслаждайся им в компании прекрасной девушки. Получай удовольствие от каждого сладкого момента этой жизни, потому что никто не знает, когда колесо фортуны в мгновенье ока обратит тебя в прах».

- Мудрец!

- А вы думали...

- В течение всей вашей успешной телекарьеры вас регулярно зачисляли в агенты разных спецслужб. Сперва ЦРУ...

- ...а как же без этого?..

- ...и израильского МОССАДа, затем объявили, что на самом-то деле вы агент КГБ и неспроста преподавали в Высшей школе Дзержинского. Тот же Александр Коржаков в интервью мне прямо сказал: «Я Женю Киселева просил: «Не ругай Ельцина, не трогай его», но он меня не послушал, и тогда пришлось обнародовать документ, что он был завербован Комитетом государственной безопасности и стучал на своих коллег как агент КГБ по кличке Алексеев». На это в интервью газете «Бульвар Гордона» вы ответили: «Коржаков - законченная скотина, холуй, который обгадил своего прежнего хозяина с ног до головы. В лужу он перднул...». Емко...

- Вы знаете, смысла вести с Коржаковым заочную полемику я не вижу: могу просто сказать, что его откровения - вранье, откровенная ложь. С ним мы никогда не были лично знакомы и уж тем более вместе свиней не пасли.

- И в одной организации не состояли?

- Нет! У меня была длинная история взаимоотношений с КГБ, которую я расскажу вам после того, как отвечу на первую часть вопроса, но уже то, что человек, который лично меня не знает, говорит обо мне за глаза, называя Женей (я же его Сашей не называю), выдает в нем законченного плебея, быдло. Кстати, и книга его, извините, быдляцкая - от нее несет коммуналкой, Вороньей слободкой. Даже когда он ностальгически описывает свое детство, прошедшее в коммунальной квартире, как бы противопоставляя жизнь свою и нынешних, так сказать, господ...

- ...намекая, что из народа вышел...

- Ну да, так вот, явственно ощущаешь, простите, запах грязного белья и скисших щей. Он и дальше повел себя именно как холуй, обиженный на барина, который его уволил. Да, в отдельных своих проявлениях Ельцин был барином, - в хорошем смысле этого слова! - и Коржаков понес на него с, увы, характерным для нашего русского народа подспудным желанием красного петуха пустить, на вилы поддеть или еще что-нибудь отчебучить. Помните, у Бунина восставшие в 17-м году крестьяне взяли в чьем-то имении павлинов, ощипали и пустили бегать голыми по господскому саду, страшно по этому поводу потешаясь? Иван Алексеевич пишет об этом с ужасом...

- ...в «Окаянных днях», по-моему?

- Совершенно верно, и это из той же серии.

«В РАЗВЕДКУ МЕНЯ НЕ ВЗЯЛИ - МОГУ ТОЛЬКО ДОГАДЫВАТЬСЯ, ПО КАКИМ СООБРАЖЕНИЯМ»

- Что же касается КГБ... Я действительно почти три года преподавал в его Высшей школе, но любой служивший в органах человек вам подтвердит, что тех, кто уже в КГБ работал, никогда в другом качестве не вербовали. На эту тему подробно Александр Михайлов высказался - настоящий генерал органов, а не повышенный до генеральского звания за то, что подносил, наливал и широко распахивал дверь...

Евгений Киселев — Дмитрию Гордону: «Получай удовольствие от каждого сладкого момента этой жизни, потому что никто не знает, когда колесо фортуны в мгновенье ока обратит тебя в прах»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

- Да, я его знаю: в прошлом руководитель первой в органах безопасности СССР пресс-службы...

- ...и начальник Центра общественных связей ФСБ. Свое мнение он подробно изложил в мемуарах, которые дают абсолютно исчерпывающий экспертно-технический ответ на тему: «Почему не могло быть того, чего не было никогда». Вербовать ответственных сотрудников КГБ было запрещено, и точно так же никто не имел права подходить с «интересными» предложениями к людям, которые работали в Комитете в качестве, например, преподавателей языка. Скажу больше: еще когда я был студентом Института стран Азии и Африки при МГУ, товарищи из Управления кадров...

- ...подходили, наверное...

- ...и не раз. Со многими моими однокашниками они проводили одно, другое, третье собеседование - ни для кого не секрет, что наш институт был постоянным поставщиком кадров в основном в первое Главное управление КГБ, то есть во внешнюю разведку (сейчас ее называют Службой внешней разведки, и это уже отдельная от ФСБ организация). Конечно, по тем временам нам, студентам, этот вариант карьеры казался одним из самых...

- ...романтичных...

- ...и желаемых. Туда охотно шли, там работали, другое дело, что после 91-го года многие талантливые ребята, осознав, что появились значительно более перспективные сферы для применения своих способностей, оттуда ушли и стали работать в бизнесе. Например, бывший офицер внешней разведки Александр Лебедев - один из самых богатых людей России...

- ...и друг Михаила Сергеевича Горбачева...

- Да - возможно, у вас гостем был. Нет? Ну позовите, получите удовольствие, а вот меня в разведку не взяли - могу только догадываться, по каким соображениям. Возможно, потому, что членом партии не был - в какой-то момент требования ужесточились, и уже даже студентам, которых туда брали, следовало в кармане иметь партбилет...

- Вы к тому времени были уже женаты?

- Да.

- Ну вот, на еврейке женились - для разведки еще один минус...

- Не исключено, хотя, как и многие еврейки, она была, что называется, со «знаком качества» - в паспорте было написано «русская».

- Бьют же не по паспорту...

- Это правда, но дело даже не в этом: ни один сотрудник бывшего КГБ - даже управления кадров! - не объяснит вам, полагаю, по каким соображениям туда брали, а по каким браковали.

Знаете, покойный отец моего ближайшего друга был очень высокопоставленным руководителем КГБ, и однажды, уже спустя многие годы, я оказался на даче, где собрались все поколения этой семьи, в том числе и этот, увенчанный большими звездами на погонах, пожилой человек. «У вас, - сказал я ему, - было много громких провалов, когда крупные разведчики вроде Гордиевского уходили на Запад...».

Предательство есть предательство, и как к советской идеологии и к той политической системе, которой перебежчики изначально служили, ни относиться, в известном смысле они были на контракте, да? - таким образом, это государевы люди, которые нарушили принципы, стоящие выше любых идеологий. Предавать, короче, нельзя, и я спросил: «А вот интересно, занимались ли в вашей организации серьезным анализом типологии предательств? Пытались ли проанализировать, есть ли у этих людей что-нибудь общее?». Мой собеседник страшно возбудился: «Слушай, - воскликнул, - хороший вопрос ты мне задал, ведь на самом деле такая работа велась: десятки толковых ребят сидели, анализировали...». - «К чему же пришли?» - спросил я. «К очень неутешительному результату. Общее у них только одно - у всех была абсолютно безупречная анкета, ни единого черного пятнышка»...

«КОГДА Я ВПЕРВЫЕ УВИДЕЛ ПУТИНА, ПОНЯЛ: ЭТО БЫЛ МОЙ ТИПИЧНЫЙ СТУДЕНТ ИЗ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ КГБ, ПРАВДА, НЕМНОЖКО ПОСТАРЕВШИЙ. ОНИ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ТАКИЕ - НА ОДНО ЛИЦО И С ХОРОШЕЙ РЕАКЦИЕЙ»

- Ну вот, а в Высшую школу КГБ я попал после Афганистана - в некотором смысле это было продолжением афганского опыта. Как я сейчас понимаю, история очень простая. Тогдашний председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов, как и руководители многих других солидных организаций, министерств и ведомств, имел целую армию своих сотрудников в Афганистане - тот же МИД, например, был представлен огромным посольством, десятками, если не сотнями дипломатов, работавших в Кабуле и в некоторых других городах, где открылись консульства. Своих посланцев имели также Внешторг и ГКС (Государственный комитет по внешнеэкономическим связям): кто-то трудился в аппарате экономического советника, кто-то в торгпредстве, у ЦК КПСС, естественно, по всей стране были сотни партийных советников, а еще 40-я армия плюс огромный аппарат главного военного советника и военные советники на всех уровнях, чуть ли не до командира батальона, и везде эти люди работали с помощью переводчиков, то есть в каком-то смысле вслепую. Андропов принял решение: «Наши сотрудники, которые едут помогать афганским органам безопасности (их были тоже сотни! - Е. К.), должны знать персидский язык», ну а поскольку задача поставлена, был создан специальный факультет, то есть он и раньше существовал, но...

- ...был расширен, наверное...

- Да, и много лет подряд на двухгодичных курсах там готовили офицеров: уже 30-35-летних взрослых мужиков учили одному - персидскому языку (фарси). Персидский - это, строго говоря, тот, на котором говорят в Иране, а в Афганистане используют диалект, который правильно называть фарси или кабульский фарси. Ну, неважно - факт тот, что я там готовил великовозрастных слушателей...

- ...дядек...

- ...дядечек. Самый молодой из моих студентов был старше меня лет на пять, наверное (я, можно сказать, юнцом там работал - с 25-ти до 28-ми). Чему-то, между прочим, их кое-как научил: уже потом, спустя много лет, с некоторыми даже встречался, и они благодарили: «Спасибо, что помогли», но знаете, что интересно? Когда я впервые увидел свежеиспеченного премьер-министра России Владимира Владимировича Путина - тогда еще Ельцин был президентом...

- ...это же 99-й год...

- Да, да, в августе, не помню, какого числа, он был назначен вместо Степашина главой правительства и одновременно объявлен наследником, так сказать, престола, преемником. Воспользовавшись старыми питерскими связями, моей коллеге по НТВ Светлане Сорокиной удалось день в день договориться о том, что Путин даст интервью, и вот смотрю - Боже мой, где-то я этого человека уже видел. Кого же он мне напоминает? Потом понял: не его лично я знал, а типаж - это был мой типичный студент, правда, немножко постаревший. Они практически все такие...

- ...на одно лицо...

- И на одно лицо, и с хорошей реакцией. Успели в своей жизни прочитать некоторое количество книжек, очень хорошо впитывали информацию и идеально умеют подстроиться под собеседника. У каждого из них развита способность мимикрировать, приспосабливаться к той среде, в которой в данный момент функционируют, говорить ровно то, чего ждет собеседник, пытаясь его обаять, очаровать... Профессия, как привычка, вторая натура, и я уверен: это нечто типичное... Там, в Высшей школе КГБ, в основном как раз занимались ребята из крупных областных центров и больших провинциальных городов, в которых проглядывало что-то такое нестоличное...

- Снобизма, очевидно, московского не было...

- Ну, у питерских-то свой имелся - особенный, своеобразный, ленинградский. В то время слово «питерский» не так часто употребляли - говорили: «У ленинградцев есть своеобразный снобизм уроженцев Северной Пальмиры», тем не менее что-то у них было общее, и спустя 15 лет (это 99-й год, а ушел я из Высшей школы в 84-м) мне мгновенно вспомнились те впечатления. Соответственно, я сразу понял, кого же мне напоминает наш новый (а теперь, заметьте, нынешний) премьер-министр.

«ГОВОРИТЬ О РАЗГРОМЕ НТВ НЕ СОВСЕМ КОРРЕКТНО - СКОРЕЕ, ЭТО БЫЛО УДУШЕНИЕ»

- Этапы большого пути Евгения Киселева-телеведущего, внимание! В 91-м году вы приложили руку к созданию новостной телепрограммы «Вести», которая знаменовала на советском телевидении качественный прорыв, в январе 92-го состоялся дебют вашей авторской программы «Итоги», а летом 93-го вместе с Гусинским, Малашенко и Добродеевым вы стали соучредителем телекомпании НТВ (позднее ее генеральным директором). Я хорошо помню, как в прямом эфире показывали разгром НТВ, инициированный лично Владимиром Путиным, - скажите, пожалуйста, чем навлекла на себя его гнев и немилость самая популярная телекомпания новой России?

- Давайте, Дмитрий, не будем сгущать краски и повторять, быть может, излишне резкие оценки, которые звучали тогда, когда страсти...

- ...накалились уже до предела...

- ...что называется, «докрасна» или даже «добела», когда эмоции хлестали через край и, по выражению одной из моих тогдашних коллег по НТВ Елизаветы Листовой, «мы жили кишками наружу». На самом деле, говорить о разгроме не совсем корректно - скорее, это было удушение. Да, меня вынудили оттуда уйти и в знак протеста против того, как это делалось, вместе со мной канал покинуло несколько десятков, если не сотен сотрудников, но все-таки ряд исконных, работавших в компании с первого дня, энтэвэшников там остались.

- Татьяна Миткова, да?

- И она, и Леонид Парфенов... Я мог бы сейчас перечислить немало имен и фамилий, но...

- ...знаковые - эти двое...

- Был еще Алексей Пивоваров, которого сейчас знают уже как основного ведущего вечерних новостей и автора нескольких заметных документальных проектов, например, фильма «Ржев», посвященного многомесячной ржевской операции, оказавшейся одной из самых неудачных для Красной Армии и унесшей в Великую Отечественную войну столько жизней.

Оставшихся было много, например, господин Кулистиков - нынешний генеральный директор, который тогда, в апреле 2001 года, вернулся на НТВ. Владимир Михайлович тоже был отчасти человеком с энтэвэшным стажем: много лет успешно работал в Службе информации, был заместителем главного редактора, главным редактором, заместителем генерального директора по части новостей, и вот... Я просто хочу сказать, что на самом деле им дали возможность еще год-другой поработать, а уж потом убрали...

В 2004-м, то есть через три года, выкинули с канала Савелия Михайловича Шустера, который потом приземлился...

- ...и обрел покой...

- ...здесь, в милой моему сердцу Украине (как и я спустя несколько лет). После него фактически отстранили от эфира Миткову - иными словами, настоятельно рекомендовали ей уступить место ведущей другой, более молодой сотруднице, хотя я считаю, что она и сейчас могла бы прекрасно работать. Впрочем, история там на самом деле довольно хитрая, и у меня есть отдельная гипотеза насчет того, почему Миткова не ведет «Новости».

- Почему же она их не ведет?

- Да потому, думаю, что ее ментор, главный неформальный советник и в жизни, и в профессии Олег Добродеев...

- ...бывший генеральный директор НТВ и бывший соучредитель этой телекомпании...

- ...который ныне руководит крупнейшим государственным каналом «Россия» - точнее, всей огромной компанией ВГТРК, а это еще и государственные телеканалы в каждом из 83 субъектов Российской Федерации, плюс отдельный 24-часовой канал «Вести», плюс каналы «Культура», «Спорт» и всяческие радиопроекты...

- Серьезный человек, одним словом...

- Я прекрасно знаю, что для Татьяны Ростиславовны Митковой это в профессии высший авторитет, и в какой-то момент он, мне кажется, ей сказал: «Татьяна, грядут тяжелые времена. Будут закручивать гайки, а ты все-таки героиня той информационной телеэпохи, когда ведущей было позволено многое ...

- ...да почти все!..

- Тогда была бездна свободы, а сейчас тебя ждет много ограничений, официоза, вынужденного вранья, поэтому лучше тебе остаться легендой, иначе ты либо размоешь свою репутацию, свой прежний светлый образ, либо придется бросить вызов, как когда-то». Миткова же была знаменита тем, что в январе 91-го года...

- ...когда надо было комментировать вильнюсские события...

- ...демонстративно отказалась читать насквозь лживую официальную версию, распространенную по каналам тогдашнего официального информационного агентства ТАСС. Похоже, в какой-то момент Олег Борисович посоветовал Татьяне: «Если не хочешь опять попасть в ситуацию Вильнюса, - только теперь в отличие от 91-го тебя уже никто на другой канал не позовет и твой отказ будет означать прощание с телевизионной карьерой! - лучше уйди на административную работу за кадром». Думаю, так и было.

«Я ТОЧНО ЗНАЮ, ЧТО ЖЕНА ПУТИНА ПОЗВОНИЛА СВОЕЙ БЛИЗКОЙ ПОДРУГЕ И ВОСКЛИКНУЛА: «БОЖЕ, ТЫ ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, ЧТО МОЙ СЕЙЧАС УСТРОИЛ! ПОСМОТРЕЛ «КУКЛЫ» И БЕГАЕТ ДО СИХ ПОР ПО ПОТОЛКУ: «Я ЭТОГО ГУСИНСКОГО ПОСАЖУ, СГНОЮ...»

- Евгений Алексеевич, и все-таки почему состоялась публичная расправа над НТВ, в чем причина? С вашего позволения, я свой вопрос немножко конкретизирую: вот Шендерович сказал мне, что одним из поводов - может, и не причиной! - было то, что в программе «Куклы» НТВ показало Путина в образе персонажа известной гофмановской сказки Крошки Цахеса...

- Да, безусловно, эпизод это яркий, но, вообще-то, его и в других образах изображали. Каждая программа «Куклы» создавалась на каком-то литературном материале, всякий выпуск был попыткой сделать пародию по мотивам известного литературного произведения - как правило, из русской или европейской классики...

- ...тем не менее Крошка Цахес - это уже совсем, по-моему, за гранью добра и зла...

- Согласен: здесь господин Шендерович чуточку, очевидно, перегнул палку (может, ему изменило чувство меры или чувство опасности). Я, например, точно знаю (уже не от Шендеровича, а от совершенно других людей - за что купил, за то и продаю!), что жена Путина будто бы позвонила тогда своей близкой подруге и воскликнула: «Боже, ты даже не представляешь, что мой сейчас устроил! Посмотрел по НТВ «Куклы» и бегает до сих пор по потолку. «Я, - говорит, - этого Гусинского посажу, сгною и не знаю, что с ним еще сделаю». Так его якобы вывело из себя увиденное на экране, ну а от близкой подруги госпожи Путиной это по цепочке пошло дальше и дошло в том числе и до меня. Может, все это ложь и гнусная клевета, но не исключено, что соответствует действительности.

- Итак - причина...

- На самом деле, она очень проста. Был эмоциональный фон: мы не хотели строиться со всеми в одну шеренгу, что называется, по ранжиру, а продолжали проводить независимую информационную политику - это раздражало. Были конкретные проявления, которые действовали Путину на нервы уже на личном эмоциональном уровне, - тот же Крошка Цахес или чересчур острая, ядовитая передача Николая Николаева про рязанский «сахар». В одном из своих журналистских расследований он попытался выяснить, что же все-таки произошло осенью 99-го года в Рязани, мешки с чем там обнаружили...

- ...с сахаром или гексогеном...

- ...была это неудавшаяся попытка настоящего взрыва, к которой каким-то образом оказались причастны сотрудники ФСБ, или какие-то учения? Там очень много возникло вопросов...

- ...страшная была программа!

- Во всяком случае, мне позвонил один мой доброжелатель из президентской администрации и сказал: «Жень, этого вам не простят. Крошку Цахеса, может, еще бы спустили, а такого точно уж не потерпят». И действительно... Программа про рязанский «сахар» была показана буквально за неделю или две до президентских выборов в марте 2000 года, на которых Путин победил за явным преимуществом - уложив, что называется, техническим нокаутом всех своих немногочисленных...

- ...и незадачливых конкурентов...

- Какие там конкуренты - их у него не было.

- Ни соперников, ни теледебатов...

- Предполагалось, что конкуренцию могут составить Лужков, Примаков, но они, видя, как у них рейтинг падает, а у Путина, наоборот, растет, предпочли благоразумно сойти с дистанции, не стали даже документы подавать и участвовать в предвыборной борьбе. И вот 7 мая Путин официально вступает в должность президента на первый срок, и...

- ...началось...

- 11 мая, если память мне не изменяет, через четыре дня после инаугурации, пошел наезд по полной программе - маски-шоу в офисе «Медиа-Моста» в Большом Палашевском переулке в Москве и т. д. и т. п. В чем, спрашиваете вы, главная причина? В политическом решении, что все общенациональные телевизионные каналы должны быть взяты под контроль государства: либо прямой - через обладание контрольным пакетом...

- ...либо косвенный - через своих людей...

- Совершенно верно. В некотором смысле была задействована технология Бориса Абрамовича Березовского, который в свое время говорил: «Мы не приватизируем собственность - приватизируем менеджмент». Правда, на беду Борису Абрамовичу, приватизированный им менеджмент во многих ситуациях оказался способным к очень эффективной реприватизации, то есть приходили другие люди, предлагали его ставленникам лучшие условия, и те поворачивались к Березовскому спиной.

«ВСКОРЕ ПРИШЛА ОЧЕРЕДНАЯ ПОВЕСТКА: «МИТКОВОЙ ЯВИТЬСЯ В ГЕНЕРАЛЬНУЮ ПРОКУРАТУРУ»

- Когда НТВ стали недвусмысленно прессовать, наиболее известных представителей этого телеканала пригласили в Кремль, где с ними встретился Путин. Я почему-то запомнил, что там была Сорокина, а вы к президенту ездили?

- Да, обязательно.

- Что же за разговор тогда состоялся?

- Была еще интересная история, которая встрече предшествовала... До конца 2000-го в Генеральную прокуратуру регулярно вызывали всяких бухгалтеров и финансовых директоров компаний, которые входили в медиа-холдинг Владимира Гусинского, в том числе НТВ, и допрашивали по поводу возможных финансовых злоупотреблений и прочих материй, в которых мы, журналисты, ничего толком не понимали и на вопросы о которых внятно ответить не могли. Смешно, согласитесь, было бы приглашать журналистов в качестве свидетелей по делам, связанным со структурой собственности, с тем, выводились или не выводились какие-то активы за рубеж, целевым или нецелевым образом использовались те или иные кредиты, и вдруг в январе 2001-го прокуратура оживилась и стала вызывать журналистов НТВ на допросы как свидетелей по разным уголовным делам.

Конечно же, это была политическая акция, скажем, мне пришлось давать показания по программе, вышедшей в эфир чуть ли не пять лет назад. В частности, меня обвинили в том, что я якобы нарушил право одного из высокопоставленных государственных чиновников ельцинского периода на тайну частной жизни, показав съемку его встречи с криминальными авторитетами, произведенную скрытой камерой. Дескать, снимать скрытой камерой и потом транслировать это в эфир было незаконно, хотя он действительно общался с людьми, знакомство с которыми чиновника ельцинской администрации столь высокого уровня не украшало.

Тем не менее мне были предъявлены некие претензии: у меня допытывались, не за деньги ли я это сделал. Пришлось объяснить, что в соответствии с российским законодательством обнародование такой съемки возможно, когда, на взгляд редакции, на взгляд журналиста, речь идет об информации, которая не должна оставаться вне сферы общественного влияния, и, исходя из этого, я и действовал.

Вскоре пришла очередная повестка: «Митковой явиться такого-то числа в Генеральную прокуратуру в качестве свидетеля по делу номер такой-то», и это вызвало чудовищное возмущение в компании, потому что все знали: Татьяна никогда ни к какому лагерю не примыкала, вообще была вне политики. Все, что она делала, - вела новости, и даже в процесс подготовки информационных сюжетов и репортажей, снятых корреспондентами, не вмешивалась. Никогда не ставила им какие-то каверзные задачи...

- ...не расставляла акценты...

- Этим всегда занимались Добродеев, его заместитель и тот же Кулистиков, мною помянутый. Делал это и я, когда речь шла о моей программе «Итоги», а Татьяна была, как жена Цезаря, которая вне всяких подозрений, и вдруг на нее попытались бросить тень. Миткова, должен сказать, обладала в некотором смысле сложным, порой даже конфликтным характером, но к ней как-то бережно относились, знали, что это человек, которого просто грех трогать, и тогда вспыхнуло такое движение, если угодно, в ее поддержку...

Все журналисты компании дружно постановили: «Татьяна, пойдем с тобой. Проводим тебя прямо до двери прокуратуры, демонстрацию там же устроим». Об этом намерении раструбили на всю журналистскую Москву, и, конечно, когда сотрудники НТВ собрались в переулке, где тогда находилось Главное следственное управление прокуратуры (это рядом с Пушкинской площадью, в самом центре столицы), там уже работали камеры всех телевизионных каналов, в том числе и иностранных (ну а поскольку гайки тогда были еще закручены не так туго, как нынче, даже съемочные группы основных госканалов пришли).

Естественно, интервью брали прежде всего у самых известных журналистов, лиц НТВ, в том числе у Светланы Сорокиной, и она прямо в камеру, как бы обращаясь к президенту, сказала: «Владимир Владимирович, ну, оставьте вы журналистов в покое. Зачем вы нас втягиваете, втравливаете в эти разборки? Зачем даете возможность прокуратуре на нас отыграться? Как ваша землячка, я говорю вам: это нечестно, не по-питерски». Света задела больной нерв, попала в точку, но даже не предполагала, что реакция последует так быстро.

«РАЗГОВОР ПУТИНА С СОРОКИНОЙ С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ БЫЛ БЛЕСТЯЩИМ ХОДОМ ОПЫТНОГО ОПЕРАТИВНИКА»

- Помитинговав, мы всей гурьбой уселись кто с кем по машинам и отправились обратно в телецентр «Останкино» - приезжаем, а там уже бегает, нервничает кто-то из помощников, вернее, редакторов Сорокиной. Навстречу кидается: «Слушай, Свет, из Кремля звонили. Путин хочет с тобой поговорить, вот телефон оставил». Она, разумеется, набрала номер, который продиктовали люди из путинского секретариата, а Владимир Владимирович немедленно взял трубку и укоризненно произнес: «Светлана Иннокентьевна, ну зачем же вы сразу на весь мир? Что же не позвонили по-приятельски, не пришли?». Света в ответ: «А вы позовите - придем и поговорим». Он ей: «Минуточку!» - и тут же дал указание организовать встречу с группой журналистов НТВ.

Такой вот был эпизод... Видимо, сразу же пошла какая-то команда в прокуратуру, потому что мы еще не дошли до дверей следственного управления, как адвокату Митковой позвонил по мобильному следователь и извиняющимся голосом произнес: «Простите, произошло недоразумение. Татьяну Ростиславовну мы приглашаем вовсе не на допрос, а просто хотим ее опросить», но ведь любой человек, который сталкивался с делами следственно-прокурорскими, разницу между «допросить» и «опросить»...

- ...знает...

- Ну да. «Хотим опросить ее без протокола по одному конкретному делу... Это такая доверительная, неформальная беседа, а чтобы не отрывать ее от работы, приедем в удобное для нее время прямо в «Останкино», и давайте это недоразумение забудем». Ну а потом нам было сказано: «Пожалуйста, составьте список журналистов, которые придут беседовать с президентом». Единственно, попросили ограничиться группой в 12 человек. Видимо, по числу апостолов (смеется)...

- ...а энтэвэшных «апостолов» было, естественно, больше дюжины?

- Ну еще бы - желающих изрядное количество набралось. Мы долго потом спорили, но в итоге составили список. Было понятно, что есть люди, которые при любом исходе конфликта вокруг НТВ хотели бы работу на канале не потерять.

- Парфенов?

- И он, и некоторые другие коллеги, которые уже старались отмежеваться, - это ощущалось по разговорам в редакции. Они говорили: «В конце концов, надо оставаться в профессии... Ну и что, если другие придут собственники - как-нибудь вырулим». В то же время были и те, кто считал, что мы должны занимать жесткую позицию...

- Бескомпромиссные, как Максимовская?

- В их число также входили Андрей Норкин, та же Сорокина, Михаил Осокин, Виктор Шендерович...

В общем, пришли мы в Кремль... Это история длинная, потому что продолжалась встреча много часов...

- ...ого!..

- ...и, соответственно, чтобы ее пересказать в деталях, нужно примерно столько же времени.

- Путин вас очаровал?

- Он это пытался сделать.

- Получилось?

- Нет, и это мгновенно восстановило его против НТВ - возник еще один дополнительный фактор его нелюбви к телеканалу. Он же рассчитывал договориться с Сорокиной... Сперва нас всех проводили в так называемую президентскую библиотеку - это в той части здания Кремля, которую часто показывают. Помните большой зеленый купол, верхушка которого торчит из-за кремлевской стены позади Мавзолея? Под ним находится зал для достаточно камерных встреч с круглым столом (видимо, потому и попросили не включать в список более 12 человек, что много там не посадишь). Только мы сели, зашел кто-то из помощников Путина: «Извините, мы просим вас подождать, потому что Владимир Владимирович хотел бы сначала поговорить со Светланой Иннокентьевной с глазу на глаз» - и Сорокину чуть ли не на час увели на приватную беседу.

- Как интересно...

- Теперь-то я понимаю (мы все, как говорится, умны задним числом), что это был блестящий ход опытного оперативника. Пообщавшись с ней, он уже примерно представлял, с какими настроениями к нему пришли все остальные, каковы будут основные темы разговора и какие контраргументы могут быть предъявлены на его аргументы.

(Пауза). Знаете, что любопытно? Путин устроил так, что, заходя в его кабинет, Светлана встретила Генерального прокурора Устинова, который был перед ней, а тот принес справочку по делу Гусинского. В этой бумаге все было свалено в кучу: откровенное вранье, наглая ложь, очень хитро замаскированная под объективную информацию, полуправда, и, конечно, крупица того, что и вправду имело место. Действительно, за год до мощного финансового кризиса, который поразил российскую экономику в 98-м году, Гусинский взял под гарантии «Газпрома» в одном из крупнейших американских банков Credit Suisse First Boston большие кредиты на развитие своего бизнеса. Потом грянул кризис...

- ...рекламный рынок России накрылся...

- ...и ожидаемых доходов он не получил, а кроме того, не удалось выйти с телекомпанией НТВ на IPO (от английского Initial Public Offering, первая публичная продажа акций частной компании. - Д. Г.) на Нью-Йоркской бирже, хотя вся работа по подготовке была проделана. На этом Владимир Александрович тоже должен был заработать десятки, если не сотни миллионов долларов, но не случилось, и выяснилось, что по его кредитам должен платить гарант - «Газпром».

В сложившейся ситуации, как нормальный бизнесмен, Гусинский вступил в переговоры: «Господа, мне платить нечем. Давайте обсуждать, что из залога я вам могу передать - акции, часть бизнеса...». На самом деле, абсолютно нормальная, банальная в некотором смысле ситуация, к которой мы никакого касательства не имели. Это не политика, это отношения между двумя хозяйствующими субъектами, но я-то знаю, что одна сторона из нормальных переговоров вышла, а потом предъявила ультиматум: «Значит, так, либо все деньги на бочку, либо отдавайте нам бизнес и нечего тут торговаться». Это и было отправной точкой дальнейшего конфликта.

«МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ, ГРУБО ГОВОРЯ, ЛЕГ В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ НА КРЫЛО - ВРОДЕ КАК РЯДЫШКОМ С НАМИ ЛЕТЕЛ И ВДРУГ ПЛАВНО КУДА-ТО ОТРУЛИЛ»

- Чем же закончилась встреча с Путиным?

- В документе генпрокурора Устинова не было только крови: обвинения в убийствах - это уже элемент политтехнологий, которые были применены в деле «ЮКОСа». Не против Ходорковского - против него никаких уголовных дел, связанных с кровопролитием, не возбуждали...

- ...отыгрались на Невзлине...

- Ну да. Кстати, это был в некотором смысле некий спусковой крючок, потому что к Путину пришли и сказали: «А вот люди из «ЮКОСа» в убийствах замешаны», - и это его возмутило настолько (хотя еще ничего доказано не было!), что он дал зеленый свет масштабному наезду на нефтяную компанию. Правда, это уже другая история.

- От Путина вы ушли ни с чем?

- Да, потому что мы выслушали его и сказали: «Владимир Владимирович, извините, но вас откровенно вводят в заблуждение. Все, изложенное на этой страничке, что вы нам сейчас прочитали, ни по цифрам, ни по фактам действительности не соответствует». Он с другой стороны зашел: мол, «я всех люблю, и все будут по-прежнему на НТВ работать». - «Простите, - попытались уточнить мы, - неужели и Шендерович будет свои «Куклы» делать? Неужели Николаев продолжит независимые расследования, а Киселев будет с «Итогами» выходить? Может, и другие острокритические программы в эфире останутся?». В общем, почувствовав наш скепсис...

- ...он замялся...

- Не замялся, а обозлился, озлобился. Реакция у него была примерно такая: «Ах, не хотите по-хорошему, не желаете дружить? Я-то вам руку протягиваю: переходите на мою сторону и будете в полном шоколаде. Ах, вы протянутую руку отталкиваете? Ну что ж, пеняйте тогда на себя».

- На этом и распрощались?

- Да, после трехчасового разговора, который периодически проходил на повышенных тонах. Помню, в процессе его Путин бросил в мой адрес фразу типа: «Иногда Евгений Алексеевич озвучивает не свои мысли, а собственника канала». - «Простите, Владимир Владимирович, - возразил я, - а вы не допускаете, что на одни и те же вещи мы смотрим порой одинаково? Что у нас отношения не только собственника и оплачиваемого сотрудника, но и друзей, и единомышленников?». Он хмыкнул: «Насчет друзей и единомышленников не в курсе, а про ваши многочасовые телефонные разговоры с Гусинским, когда он вам инструктаж устраивает из-за границы, знаю все».

Я подчеркнуто вежливо поинтересовался: «Вы хотите сказать, Владимир Владимирович, что мои телефонные разговоры прослушиваются, а вы потом читаете расшифровки?». Он нехорошо так на меня посмотрел, ничего не ответил и обвел всех тяжелым взглядом: «Следующий вопрос, пожалуйста». Вышли мы от него подавленные, понимая, что царь у нас недобрый. Даже у доброго-то иногда бесполезно искать защиты, а у такого тем более.

- Я видел, как в этот конфликт вмешался Михаил Сергеевич Горбачев - он встал было на вашу сторону, а потом вдруг попятился. Что, сверху окрик последовал?

- Прикрикнуть на него могли бы вполне, но вряд ли действовали так грубо. С одной стороны, в то время перед авторитетом Горбачева Путин мог стушеваться, а с другой - он же профессиональный оперативный работник, и его конек - психология общения: на эту дисциплину был сделан упор при его подготовке. Люди, которые выходят из соответствующих специальных учебных заведений с дипломом оперработника органов безопасности, пять лет штудируют психологию во всех ее проявлениях - там у них множество разных курсов. Если не ошибаюсь, в каком-то интервью или в шутливой анкете Владимир Владимирович даже написал: единственно, что он умеет делать профессионально, - это общаться с людьми.

- То есть вы полагаете, что на Горбачева деликатно надавили?

- Думаю, Путин сумел выстроить разговор с бывшим президентом СССР так, что Михаил Сергеевич воспринял это как намерение реанимировать его к активной политической жизни. В то время, кстати, было много разговоров о том, что Горбачев может стать специальным посланником президента Путина по каким-то наиболее важным международным вопросам, иными словами, если что-то на планете случилось...

- ...если где-то заполыхало...

- ...или возникли какие-то сложности в отношениях Москвы с одной из главных западных столиц, он едет и этот пожар тушит, улаживает конфликт. Так же, как это делает экс-президент США Джимми Картер...

- ...и Билл Клинтон...

- Картер, однако, успешнее действовал - сейчас уже не помню, получил ли он Нобелевскую премию или только на нее выдвигался...

- ...в 2002 году стал-таки лауреатом...

- Как бы там ни было, он признанный миротворец, человек, являющий собой классический образ того, что по-английски называется «elder statesman», - то есть политик старшего поколения, который выполняет некую уникальную миссию от имени своего государства и с позиции своего многолетнего авторитета. Тут между тем не случилось, во всяком случае, было очевидно, что Горбачев своим потенциалом политического тяжеловеса, к мнению которого Запад тогда прислушивался и которого широко повсюду цитировали, не воспользовался.

Михаил Сергеевич, грубо говоря, лег в последний момент на крыло: вроде как рядышком с нами летел и вдруг плавно куда-то отрулил - все дальше, дальше, дальше... Мы с Горбачевым с тех пор ни разу, можно сказать, не встречались. Случайно пересеклись дважды: на одной конференции, где он был почетным спикером, а я одним из рядовых участников дискуссии (потом за обедом нас усадили за один стол), и на неформальном мероприятии, на дне рождения.

...Не скажу, что я на него обижен, - есть просто медицинский факт: я был генеральным директором компании, а он - председателем общественного совета. Разразился грандиозный скандал, я вынужден был уйти, но Михаил Сергеевич не счел после этого нужным со мной встретиться, хотя бы сказать до свидания. Так сложилось...

- Опытный человек...

- Да, и, естественно, прикинул все за и против...

От редакции. За помощь в подготовке интервью благодарим киевский отель «Премьер-Палас» и его генерального директора Александра Тарасовича Литвина.

(Продолжение в следующем номере)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось