В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Небо становится ближе

Поезд во вне

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 3 Ноября, 2010 22:00
Рок-патриарх Всея Руси Борис Гребенщиков дал сольник в Киеве
БГ опять собрал почти полный дворец разнообразных людей от 5 до 150-ти, жадно внимавших каждому непонятному слову и вгоняющих себя в транс аплодисментами.
Юлия ПЯТЕЦКАЯ
«Ну шо там? - переживала билетерша Октябрьского дворца, когда кто-то из нетерпеливых зрителей заглянул в зал. - Й досi бринькають на сценi?!». Концерт задержали почти на час, и пока «Аквариум» «брынькал», проводя последние приготовления к встрече с киевской публикой, на свои места никого не пускали. Кстати, «Досi бринькають на сценi» - отличный слоган для рок-коллективов, благополучно переживших ряд мучительных реинкарнаций, но, слава Богу, так и не ушедших преждевременно в астрал.

«ОН - НЕ ЗА, ОН - НЕ ПРОТИВ»

БГ опять собрал почти полный дворец разнообразных людей от 5 до 150-ти, жадно внимавших каждому непонятному слову и вгоняющих себя в транс аплодисментами. Цветочков, как у Серова или Баскова, правда, не было, но зато любви сколько! Когда началось вызывание на «бис» и зрительская лавина пошла к сцене, любовь окончательно затопила уродливый Октябрьский зал, а небо стало ближе.

«Бог намного ближе, чем принято думать», - утверждает Борис Борисович, уходя от очередного вопроса по существу. От вопросов по существу Гребенщиков по-прежнему уходит мастерски, отделываясь фигурами речи и улыбкой. Спросишь о чем-нибудь конкретном и животрепещущем, вовсе не божественном, из трех предложений, а он: «Услышать Бога нам мешает повседневный шум»... Или: «Осознание Бога - достаточный для меня смысл жизни»... И улыбается...

Возможно, из-за этой характерной особенности по существу его спрашивают все реже и реже, зато регулярно приглашают для беседы крупные кремлевские чиновники, включая президента, которого Гребенщиков называет «сыном неба». Зачем эти встречи нужны «сынам неба», как бы понятно, зачем музыканту - не совсем, но БГ начинается там, где заканчиваются наши представления о нем.

«В СЕРДЦЕ НЕМНОГО СВЕТА»

Время, безусловно, наложило отпечаток на его переменчивый облик и подкорректировало гражданскую позицию, но в творчестве Борис Борисович по-прежнему ориентируется лишь на себя, как и много лет назад, когда активно стучался в «двери травы», ездил на Ямайку и пил железнодорожную воду.

Он - не за, он - не против.
Он нетороплив, как Басе,
Он не распоряжается ничьей судьбой,
Просто там, где он появляется, все
Происходит само собой.
Так скажите всем тем,
кто долго был выгнут дугой,
Что нет смысла скрывать больше
зависть и свинство, и спесь,
Бессмысленно делать вид,
что ты кто-то другой,
Когда Тайный Узбек уже здесь.

«Тайный узбек» - одна из новых песен, прозвучавших на киевском концерте в программе «Красная река». Надо сказать, у Бориса можно обнаружить довольно длинный перечень персонажей, наделенных особым видением, знанием, паранормальными способностями и некой туманной миссией: Девушка с веслом, Дубровский, Достоевский, Человек из Кемерова, теперь вот Человек из Узбекистана... Все эти герои явно неспроста призваны на Землю, но обаяние и миссии у них разные. Мне вот Дубровский и Достоевский нравятся, а Тайный Узбек как-то не очень. Я вообще больше люблю Гребенщикова очеловеченного и земного, нежели посвященного и избранного.

В сердце немного света -
Лампочка в 30 ватт.
Перегорит и эта -
За новой спускаться в ад.
А я все пляшу, не глядя,
На ледяном краю,
И держит меня одна -
Та, которую я люблю.

Такие штучки БГ (к слову, это романс из фильма Сергея Соловьева «Нежный возраст») - чистая радость в 300 ватт, которой легко просветляться сутками, а поскольку Борис Борисович вдобавок еще и отрицает авторство, полагая, что песня принадлежит народу, его народные песни можно не только бесплатно скачивать из интернета, но и смело присваивать, используя в корыстных целях, - например, в качестве магических заклинаний:

Проснись, моя Кострома,
не спи, Саратов и Тверь!
Не век же нам мыкать беду
и плакать о хлебе!
Дубровский берет ероплан,
Дубровский взлетает наверх,
Летает над грешной землей
и пишет на небе:
«Не плачь, Маша, я здесь!
Не плачь, солнце взойдет!»

Своего любимого «Дубровского» я, к сожалению, так и не дождалась, любимого «Достоевского» тоже, а вот «Поезд в огне» БГ таки спел.

Еще за несколько дней до приезда «Аквариума» появилась информация, что «Поезд», почти 20 лет не исполнявшийся в концертах, на этот раз везут в Киев, но на киевской пресс-конференции, проходящей под пристальным наблюдением Москвы в режиме прямой трансляции, Борис Борисович заявил, что впервые об этом слышит и понятия не имеет, откуда слухи.

«ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ С ПЬЯНЫМ МАТРОСОМ?»

Слухи, как известно, всегда придумывают журналисты, а потом внушают их разным людям. Разные люди, судя по всему, легко поддаются внушению, но лично мне «Поезд в огне» показался сильно диссонирующим с общей лирико-интимной интонацией вечера, на котором звучали романсы Вертинского и старые «аквариумные» хиты, задник сцены украшала меланхоличная индийская богиня, а ключевыми словами являлись «сердце», «любовь» и «красота».

И вот мне приснилось,
Что сердце мое не болит,
Оно - колокольчик фарфоровый
в желтом Китае...

Отыграв два часа с антрактом и полчаса на бис, проскандировав вместе с залом психоделический хит «Что нам делать с пьяным матросом?» и отдельно по заявкам - «Все говорят, что пить нельзя, я говорю, что буду», Дубровский стоял «вокруг нас», крепко обнявшись со своей бандой, словно трезвый матрос пьяного корабля, и трижды кланялся в пояс.

Боже, храни полярников!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось