В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском

Исполнительница роли Гали в картине «Ирония судьбы, или С легким паром!» Ольга НАУМЕНКО: «В отличие от Жени Лукашина муж вернулся ко мне в новогоднюю ночь»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 30 Декабря, 2009 22:00
Актриса театра и кино отметила 60-летие.
Людмила ГРАБЕНКО
По традиции, которой уже 35 лет, новый, 2010 год, мы встретим с культовым фильмом Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!». И в очередной раз увидим, как в самую праздничную ночь рыдает в одиночестве в московской квартире Жени Лукашина его невеста Галя. Сразу после выхода картины на телеэкран страна разделилась на два лагеря: одни считали, что стервозной барышне, сыгранной Ольгой Науменко, так и надо, другие сочувствовали героине. К актрисе подходили: «Не убивайся! Он того не стоит!». А один влюбленный уголовник завалил актрису письмами: мол, как только срок отсижу, сразу найду и женюсь. Правда, Ольга к тому времени уже два года была замужем. Говорят, как Новый год встретите, так его и проведете. А у Ольги Николаевны та сказочная ночь 1975-го, после которой она проснулась знаменитой, будто заколдовала всю жизнь. Для большинства зрителей актриса, отметившая в декабре свое 60-летие, и нынче остается красавицей Галей. А еще она — однолюбка, каких поискать: всю жизнь работала в одном театре — имени Гоголя и мужа выбрала один раз и навсегда.
«С АНДРЕЕМ МЯГКОВЫМ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКИ МЫ И СЛОВОМ НЕ ПЕРЕКИНУЛИСЬ»

- Знаю, что вы, Ольга Николаевна, не любите вопросы об «Иронии судьбы», но, боюсь, без них нам все-таки не обойтись. Тем более что эта картина сделала вас знаменитой...

- Знаменитой меня сделал один из первых советских сериалов «Тени исчезают в полдень», где я сыграла Варьку Морозову. Когда он вышел, его посмотрела вся страна, и это был настоящий бум. Нам, актерам, которые там снимались, по улице нельзя было спокойно пройти. Хотя я от излишнего внимания публики не страдала ни тогда, ни сейчас.

Знаю многих актеров, которые рассказывают, что поклонники на них буквально кидаются. А я езжу в метро, и никто на меня ни разу не кинулся, хотя и вижу, что люди меня узнают. Особенно в последнее время, когда я начала появляться в популярных телевизионных ток-шоу. Когда звонят и приглашают, каждый раз отказываюсь до последнего, а потом все равно иду - там работают люди, которые умеют уговаривать.

- Сегодня трудно представить, что на роль Жени Лукашина с вами пробовался не Андрей Мягков, а совсем другой актер...

- Да, у меня были очень хорошие пробы с Олегом Далем. Только когда меня вызвали на съемки, я узнала, что утвержден Мягков. 

«Тени исчезают в полдень», Варька Морозова, 1971 год

- Почему же Рязанов не взял Даля?

- Ну, это вопрос не ко мне, а к Эльдару Александровичу, хотя, мне кажется, что я знаю ответ на него. Даль был бы совсем другим Лукашиным - резким, конфликтным, хулиганистым, в чем-то неудобным. Соответственно, и фильм стал бы иным - скорее всего, получилась бы социальная драма. Возможно, с точки зрения критиков, вышло бы даже интереснее, но тогда у нас не было бы сейчас той легкой и трогательной комедии, с которой мы привыкли встречать Новый год.

- Ваша Галя, девушка довольно стервозная и эгоистичная, у многих зрителей вызвала сочувствие...

- Эльдар Александрович перед началом съемок поставил перед нами такую задачу: играем хороших людей! Ну и потом, что плохого в том, что Галя любит и что хочет встречать Новый год дома с любимым, а не в ресторане Останкинской башни и не с какими-то там малознакомыми Катанянами? Любовь бывает разная, у нее вот такая, собственническая. Мне кажется, каждый, кто любит, хоть немного собственник. Иначе это не любовь.

- На съемках вам поневоле пришлось конкурировать с заграничной штучкой Барбарой Брыльской. Это было сложно?

- Да я об этом как-то не задумывалась, тем более что в кадре мы с ней не сталкивались. По сценарию мы только по телефону разговариваем. С Барбарой я познакомилась, но это произошло уже после картины. Раньше она была более резкой, но со временем изменилась в лучшую сторону, стала отзывчивее...

- Наверное, вам есть о чем поговорить, ведь вы обе, простите за бестактность, потеряли дочерей?

- В этом смысле у нас одинаковые судьбы, но меня горе постигло давно - в 79-м году... Извините, не могу об этом говорить.

Галя — Наде: «Я у вас жениха не крала!»
- С кем вы общались в ходе съемок?

- Понимаете, мой партнер Андрей Мягков - человек закрытый для окружающих. Мы с ним за пределами съемочной площадки и словом не перекинулись, так как он был сосредоточен на себе и своей роли. Вообще, я снималась всего три дня, не успела особо ни с кем раззнакомиться. А вот нагоняй от Эльдара Александровича получить умудрилась.

- Это за что же, если не секрет?

- В сцене, где Женя Лукашин передает Гале ключи от квартиры, Рязанов настаивал: «Оля, побольше радости!». Дубль, другой... Я возьми и скажи: «Может быть, просто тень падает на мои глаза от шляпы и не видно, что они у меня из орбит вылезают от счастья?». Ой, что тут началось! Он меня так отчитал, что я даже расплакалась. Теперь вспоминаю об этом с улыбкой...

- В нескольких интернет-источниках я читала, что после «Иронии судьбы» вы снимались у Рязанова в «Служебном романе» - играли одну из сотрудниц статистического отдела, но я вас почему-то там не помню.

- Это потому, что меня там нет. Мне об этом факте говорили, но, думаю, вкралась какая-то ошибка. Увы, больше у Рязанова я не снималась.

«ПАПА ЧАСТО УЕЗЖАЛ В ДЛИТЕЛЬНЫЕ КОМАНДИРОВКИ, А МАМА К ЕГО ВОЗВРАЩЕНИЮ РОЖАЛА ОЧЕРЕДНОГО РЕБЕНОЧКА»

- Вас вообще очень мало приглашали в кино. Почему, если не секрет?

- Во-первых, у меня было несколько вполне приличных картин: «Лекарство против страха», «Последняя жертва», «Тепло родного дома». Просто их немного и они не имели такого сумасшедшего успеха, как «Ирония судьбы». Во-вторых, я всегда была много занята в театре, мне в этом смысле грех на судьбу жаловаться. Ну а в-третьих, у меня, наверное, нет ярко выраженного актерского амплуа, как у других актрис, зато я могу играть самые разные роли - и комедийные, и характерные. Вот только люди, которые дают нам работу, особо не задумываются над тем, что актер может сыграть, а что нет.

Чтобы блистать в кино, нужно иметь мужа-режиссера или продюсера, который, жертвуя собственной карьерой, будет заниматься твоей. Хотя, если говорить совсем уж честно, есть еще одна причина того, почему я так редко появляюсь на экране: мне не очень нравится совершать какие-то необходимые для этого поступки. Я не люблю ходить на прием к нужным людям, напоминать о себе, договариваться.

- Не умеете просить и кланяться? 

Женя Лукашин (Андрей Мягков) со своей невестой Галей (Ольга Науменко), «Ирония судьбы», 1975 год. «Любовь бывает разная, у моей героини вот такая, собственническая. Мне кажется, каждый, кто любит, немножко собственник»

- Я умею все - и просить, и кланяться, и врать, но не хочу этого делать.

- Откуда у вас такая принципиальность?

- Наверное, от природы да от родителей. У меня была замечательная семья: папа - военный, мама - домохозяйка. Она посвятила себя воспитанию детей: нас было восемь - семь девочек и один мальчик, а я третья с конца. Папа часто уезжал в длительные командировки, а мама к его возвращению, как правило, рожала очередного ребеночка. Только в Германию мы отправились вместе с отцом и жили там довольно долго: приехали, когда мне исполнилось всего восемь месяцев, а уезжали, когда я должна была идти в первый класс.

Родители растили нас в любви, но не в строгости. Помню, в нашем доме на 11 этаже жила еще одна многодетная семья - татарская. Мы часто забегали туда в гости. У них в квартире, несмотря на обилие детей, всегда была идеальная чистота и порядок, но все буфеты, в которых лежали немудреные сладости - конфеты, печенье, запирались на ключ. Наверное, это одно из самых ярких впечатлений моего детства, я не могла понять: как можно запирать еду на ключ?! А сейчас думаю, что, возможно, это и правильно.

- Вы уже тогда хотели стать актрисой?

- Как и многие дети того времени, я ходила в театральный кружок. Сначала в школе, потом в знаменитом Дворце пионеров на Ленинских горах - кстати, вместе с Наташей Гундаревой. Перед самым поступлением я много занималась с бывшей актрисой, но с первого раза не прошла по конкурсу. Истерика со мной тогда случилась страшнейшая - я больше никогда в жизни так не убивалась. Рыдая, поехала в подмосковный городок Пушкино, где жила моя преподавательница. Помню, мы с ней долго сидели на одеяле на берегу озера, она меня успокаивала - говорила, что я обязательно стану актрисой, что у меня есть для этого все данные.

На следующий год я пошла на экзамены без косметики, скромно одетая, в туфлях на низком каблуке и легко поступила. Ехала в метро с Арбата домой, на Семеновскую, а в душе творилось что-то невообразимое - хотелось петь, кричать, танцевать. Именно там, на эскалаторе, меня увидел мой будущий однокурсник. Позже он, смеясь, рассказывал: «Вижу, стоит красивая девушка с косой, а во рту - кулак». Видимо, так меня от счастья распирало, что я, только чтобы не закричать, руку свою кусала.

- Сами-то вы это помните?

- Смутно. Это был день, когда я увидела свою фамилию в списках поступивших в Щукинское училище. Правда, тогда еще не знала, что актерству ни научить, ни научиться нельзя. Да, наверное, можно выработать навык плакать или смеяться по приказу (были у нас студенты, которые изобретали технику вхождения в то или иное эмоциональное состояние - закрывали глаза, гримасничали, стоя за кулисами), но суть актерской профессии ведь не в этом... Главное - что творится в этот момент у тебя внутри и как ты передаешь свою энергетику.

- Но ведь запасы энергетики у человека имеют свой предел. Истощиться не боитесь?

- А тут работают совсем другие законы. Это как с водой в колодце: чем больше отдаешь, тем больше прибывает.

«Я БЫЛА ДЕВУШКОЙ СМЕЛОЙ, АКТИВНОЙ, ПОЭТОМУ ОДНАЖДЫ СКАЗАЛА: «ДАВАЙ РАСПИШЕМСЯ!»

- Когда мы договаривались об интервью, вы сказали: «У меня столько других проблем. Не до беседы о творчестве!». Что имели в виду?

- Я мужа в уходящем году похоронила. Перед этим он сильно болел. И дело даже не в том, что Саша умер: к смерти я отношусь философски, понимаю, что все мы там будем, - а в том, как уходил. Ужасно видеть, как близкий человек страдает, и знать, что ты ничем не можешь ему помочь. Правда, с физическими мучениями мы еще как-то справлялись - сглаживали боль сильнодействующими препаратами, а что было делать с моральными? Он же знал, что уходит, и я до сих пор вижу его глаза, полные мольбы о помощи.

Ольга Науменко выходила замуж всего лишь раз — за своего коллегу по театру имени Гоголя Александра Скворцова. «Актеры часто шутили: «У вас с Сашей на сцене так хорошо получается изображать супружескую пару — почему бы вам не пожениться?»
- Представляю, как это тяжело!

- Сложнее всего в такой ситуации излучать оптимизм. Ведь все держалось на мне: мне нельзя было расслабиться ни на минуту. Я просто собрала всю свою волю в кулак и все время что-то делала, решала множество связанных с его болезнью вопросов и проблем. Еще и старалась вселять в мужа надежду на выздоровление, хотя знала, что никакой надежды у нас нет.

- Вы ведь долго прожили вместе?

- Больше 30 лет - по нынешним временам это солидный срок, сейчас люди быстро сходятся и так же быстро разбегаются. Но уживаться с моим мужем, добрым, порядочным, заботливым, мягким в общении, не составляло труда. В нем было то, что принято называть врожденной интеллигентностью. Вчера у него был день рождения. Звонили его друзья, сослуживцы из театра «Эрмитаж», в котором он работал последние годы. И все говорили о нем такие хорошие слова... Единственный его недостаток - он не был добытчиком, но с этим я как-то смирилась.

- Правда, что вы сами сделали ему предложение?

- Было дело! Мы с Сашей познакомились в Театре имени Гоголя, куда молодой актер Александр Скворцов пришел после ГИТИСа. Мы много играли вместе, но на сцене он меня скорее раздражал, а вот в жизни нравился. Славный, слегка полноватый парень с длинными волосами. Волосы он вскоре по моему совету подстриг, хотя совсем короткие не носил никогда - они ему не шли, и от полноты со временем не осталось и следа... 

«Я могу играть самые разные роли — и комедийные, и характерные, но чтобы блистать в кино, нужно иметь мужа-режиссера или продюсера»

Актеры нашего театра часто шутили: «У вас на сцене так хорошо получается изображать супружескую пару, почему бы вам не пожениться?». Но Саша молчал, не делал шага вперед. Он был по натуре человеком робким, несмелым, лишний раз не мог голос ни на кого повысить. Зато я всегда была девушкой смелой, активной, поэтому однажды сказала напрямик: «Давай распишемся!». Мы пошли в загс и расписались. Режиссер Саша Адабашьян подарил нам тогда самодельный картонный домик с надписью: «Жилищная проблема - основа всех основ. Будь счастлива, Скворцова! Да здравствует Скворцов!». С его легкой руки театр вскоре выделил нам большую двухкомнатную квартиру в Лялином переулке...

- Как вы себя сейчас чувствуете?

- Возможно, кому-то это покажется диким, но мне стало намного легче. Знаю, что есть вдовы, которые не могут смириться с потерей любимых, но я почему-то ничего такого не чувствую. Человек не может мучиться бесконечно, психика не выдерживает. Вот и я, видимо, так сильно настрадалась во время его болезни, что сейчас отношусь к тому, что случилось, спокойно. И во сне он ко мне не приходит. Может быть, так и должно быть? Не знаю...

- Как встретите Новый год?

- В кругу семьи. У меня есть дочь и собака - очаровательная длинношерстная такса, они требуют моей заботы...

Кстати, об «Иронии судьбы»... Ведь от меня тоже однажды на Новый год ушел муж. Правда, по старому стилю. Нас пригласили в гости, но я идти отказалась: Светочку не с кем было оставить, а тащить с собой маленькую дочку хлопотно. Муж пошел один. 10 часов - его нет, 11 - нет. Только когда до полуночи осталось 15 минут, раздался звонок в дверь. В отличие от Жени Лукашина Саша все-таки вернулся...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось