В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Кино и немцы

«Федот приказал наступать. Федот приказал отступать. Федот приказал долго жить»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 18 Апреля, 2012 21:00
Украинское телевидение закончило показ российского сериала «Жуков», вызвавшего недовольство зрителей — от легкого недоумения до категорического неприятия
Людмила ГРАБЕНКО
Есть старый бородатый анекдот о встрече двух друзей-олигархов, один из которых в полном порядке, а вот второй обнищал и выглядит, как бомж. «Что с тобой?!» - глядя на его лохмотья, удивляется благополучный товарищ. «Да ты понимаешь, с тех пор как убили Версаче, одеваюсь где попало». Нечто подобное происходит и с исполнением роли маршала Жукова: кто только не играл и не играет его после того, как не стало обладающего монополией на этот образ Михаила Ульянова. Кстати, говорят, сам Жуков когда-то «назначил» актера на свою роль, сказав: «Пусть сыграет этот, мордастенький».

МОЖЕТ, НЕ СТОИЛО ТАК УЖ ТРУБКОЙ ШВЫРЯТЬСЯ?

Только за последние несколько лет в роли маршала Победы мы видели и Владимира Меньшова («Ликвидация»), и Валерия Баринова («Фурцева»). И вот теперь мундир Жукова примерил на себя Александр Балуев. Хотя еще совсем недавно актер во всех интервью обещал, что никогда больше не станет играть военных, роли которых надоели ему хуже горькой редьки. Но продюсерам удалось убедить артиста, сказав, что его цель - сыграть не человека, а эмоцию, ее же Александр Николаевич, по его собственным словам, готов играть в любом мундире. Но убедили ли они зрителей?

Камень преткновения - внешнее сходство реального героя с исполнителем. Жуков, судя по портретам и воспоминаниям, был коренастым человеком с пухлыми щеками и жестким характером. И в этом смысле Балуев на него, конечно, похож мало: щеки у него, скорее, впалые, а характер, несмотря на внешнюю свирепость, добрый и мягкий. Правда, не все могут удостовериться в этом на собственном опыте - из-за устрашающего вида Александра Николаевича мало кто рискует близко к нему подходить.

Но внешнее несходство актера с персонажем - ничто по сравнению с несходством внутренним. А в нем отказал Балуеву самый главный в этом деле эксперт - дочь покойного маршала Эра Георгиевна, считающая, что мужчина на экране - кто угодно, но не ее отец. И претензий у нее масса. Например, Жуков никогда не водил машину, пользовался услугами водителей, а в фильме он не только уверенно сидит за рулем, но и отчаянно лихачит.

Зачем это было сделано, становится понятно в одном из эпизодов, когда маршал едет в машине со своей второй женой Галиной Александровной Семеновой (Анна Банщикова). «Люблю ездить быстро, - признается Жуков супруге. - Посмотри назад, что ты видишь?». - «Дорога назад улетает», - отвечает та. «Вот так и жизнь уходит, - глубокомысленно изрекает маршал. - Поэтому вперед, только вперед!».

Вот ведь, оказывается, для чего предпочитавшего лошадей Жукова посадили за руль, - чтобы озвучить его кредо, можно даже сказать, манифест. Как говорится, ради красного словца - в данном случае красивого образа - не пожалеем и отца, а уж тем более какой-то там исторической правды.

Из этого же разряда и Сталин (Анатолий Дзиваев), который почему-то в течение всего сериала предстает на экране без своей знаменитой трубки. Этим новаторским штрихом создатели картины страшно гордятся: вот у всех и всегда Сталин был с трубкой, а у нас - без. Как будто именно трубка или прочие подробности - усы, френч и грузинский акцент - играют главную и решающую роль в характеристике этой поистине шекспировской по глубине злодейства личности. Уж не знаю, повлияло ли на создание образа отсутствие трубки, но Сталин в фильме вышел вялым и неубедительным. Вряд ли такой славный дедушка мог наворотить столько кровавых дел. Может, все-таки не стоило так уж трубкой швыряться?

НЕ «КАК ЭТО БЫЛО?», А «ЧЕГО ИЗВОЛИТЕ?»

Что же до пресловутой исторической правды, то, возможно, она сегодня просто никому не нужна? В последнее время у нас и понятия-то такого нет, историческая наука давно уже превзошла по всем показателям «продажную девку империализма генетику», угождая всем и каждому (а чаще всего тем, кто платит) и одинаково успешно подводя под самые противоположные утверждения надежную доказательную базу. Главным вопросом самой истории и ее покровительницы музы Клио является не исследовательское «как это было?», а лакейское «чего изволите?». А изволить можно что угодно.

Например, вставить в фильм антирекламу грузинского вина, обозвав его «проклятой мочой». Точно так же в недавно прошедшую экранизацию «Белой гвардии», как в «Принцессу Турандот», вставляли многочисленные фразы на злобу дня.

Аналогичная история происходит в фильме и с арестом главкома ВВС маршала авиации Александра Новикова (Александр Наумов), репрессированного в 1946 году. В фильме его нещадно бьют ногами и нецензурно оскорбляют, поскольку, видимо, авторам картины трудно себе представить, что в застенках Лубянки можно вести себя иначе. Хотя, по воспоминаниям вдовы Новикова, ее мужа пытали иначе и гораздо более изощренно - ему сутками не давали спать, а в глаза арестованному днем и ночью бил яркий прожектор. В результате доведенного практически до бессознательного состояния маршала доставляли на допрос не к безымянным заплечных дел мастерам, а к начальнику Главного управления контрразведки (СМЕРШ), который и сочинял Новикову все его «признательные показания». Что это - буйная фантазия сценаристов или историческая неточность?

Все эти огрехи, которые, возможно, кажутся авторам картины несущественными, подобно маленькой лжи, вызывают большое недоверие ко всем изложенным в «Жукове» фактам. Но какое нам опять-таки дело до исторической правды, если перед нами стоят серьезные идеологические задачи?

Конечно, всегда можно оправдаться, сказав, что мы не претендуем на достоверность излагаемых нами событий: то ли был такой человек, то ли нет, сами не знаем. Ну снимают же экранизации знаменитых произведений, не имеющие ничего общего с первоисточником, используя при этом волшебную формулу «по мотивам» - она, к сожалению, оправдывает любую отсебятину. Вот и в данном случае можно было придумать герою какой-нибудь аллегорический псевдоним, например, Усачев или Короедов, после чего смело давать волю своей фантазии. Слишком уж неоднозначным историческим персонажем был маршал Победы (одни считают его гением военного дела, другие - мясником, побеждающим не умением, а числом), и чересчур много людей - начиная с дочери и заканчивая воевавшими под его началом солдатами и офицерами - помнят его живым человеком, а не иллюстрацией из учебника.

ПО ВЕРСИИ СОЗДАТЕЛЕЙ СЕРИАЛА, БОЛЬШЕГО ВРАГА, ЧЕМ ЖУКОВ, У СТАЛИНА НЕ БЫЛО

Разумеется, писать сценарий, опираясь исключительно на воспоминания знавших Жукова людей, тоже путь не самый верный - человеческая память субъективна и избирательна и вряд ли может служить основой для исторического произведения. Но ведь существует масса источников, в том числе архивных, используя которые можно было бы написать не только более достоверный, но и увлекательный сценарий.

Не менее важным, как показали зрительские отклики, стал вопрос о том, стоит ли выносить на всеобщее обозрение и обсуждение - точнее, осуждение - личную жизнь исторического персонажа. Казалось бы, проще простого угодить и тем, и другим - соблюсти золотую середину, то есть снять фильм, где Жуков немного воюет и немного любит. Собственно, по этому пути создатели сериала и пошли, но всем все равно не угодили.

С недавних пор в интернете гуляет шуточная «рыба», на основе которой можно создать литературное произведение любого жанра, в нашем случае - военный роман: «Федот приказал наступать. Федот приказал отступать. Федот приказал долго жить». Нашему Федоту, то есть маршалу Жукову, отступать и наступать приходилось все больше в отношениях со Сталиным да на любовном фронте.

Фронт реальный в фильме существует только в весьма скупых кадрах кинохроники и в сухих закадровых комментариях. Что касается отношений со Сталиным, то, по версии создателей сериала, большего и страшнейшего врага, чем Жуков, у отца народов просто не было. Весь сериал Иосиф Виссарионович занят исключительно его персоной: куда поехал? что сказал? кого полюбил? кого разлюбил? Непонятно только, почему в таком случае Сталин не репрессировал отравлявшего ему жизнь военачальника раз и навсегда? Глядишь, и миллионных жертв удалось бы избежать.

Что касается фронта любовного, то ему, похоже, маршал уделял все свое время, как свободное от ратного дела, так и не очень. Причем и здесь он все делал исключительно по-военному, командуя своими женщинами, словно полками. Кстати, и тут с исторической правдой не сложилось.

Первая жена маршала Александра Диевна (Елена Яковлева), с которой Жуков прожил более 40 лет, выглядит почему-то форменной истеричкой, маниакально зацикленной на ревности к его походно-полевой жене Лидии Захаровой (Любовь Толкалина). Супруга то рыдает, то, наводя ужас на прислугу, самозабвенно бьет посуду, то раздает оплеухи дочерям, что, как уверяет настоящая дочь Жукова Эра, было невозможно в принципе - мать ни разу не подняла руку ни на нее, ни на сестру, да и вообще обладала гораздо более мирным нравом.

Единственная, кто судя по фотографиям и воспоминаниям действительно похожа на свой реальный прототип, - это вторая жена маршала Галина Семенова, которую актрисе Анне Банщиковой пришлось играть с юности до старости героини.

Вообще же, в этом, прямо скажем, не самом удачном кинопроекте много замечательных актерских работ. Чего стоит, например, врач-гинеколог Эльжбета Яновна в исполнении Ёлы Санько или Берия, которого в отличие от Сталина Адаму Буглучеву удалось сделать действительно трагической фигурой.

Но самое обидное, что всю вину за неудавшийся, на их взгляд, фильм зрители возлагают на актеров, предельно честно выполнивших поставленную перед ними задачу. А за предлагаемые обстоятельства, в которые героев поместили сценаристы, режиссер и продюсер, разрываемые на части идеологическими установками и тягой к образам-штампам, артисты отвечать не могут, да и не должны.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось