В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Анна ГЕРМАН: «К сожалению, Янукович за мной не ухаживал и никогда не сказал мне ни одного комплимента. Возможно, я просто не в его вкусе...»

Алеся БАЦМАН. «Бульвар Гордона» 1 Мая, 2008 21:00
На последнем партийном съезде Анну Николаевну избрали заместителем лидера Партии регионов
Алеся БАЦМАН
Я познакомилась с Анной Герман во время первого ухода Партии регионов в оппозицию. Янукович собрал пресс-конференцию в Харькове. На вопрос о любимом художественном фильме с доброжелательной легкостью ответил, что это, конечно же, «Белое солнце пустыни». А когда я поинтересовалась о последней прочитанной книге, Виктор Федорович неожиданно взял долгую по-театральному мучительную паузу. Инстинктивно подавшись вперед, журналистское собрание затихло в предвкушении... И тут возникла Анна Герман. Своим властным голосом она удивленно обратилась будто сама к себе: «Я же видела у вас на столе «Большую шахматную доску» Бжезинского на днях. Вы, наверное, забыли, Виктор Федорович?». Экс-премьер с облегчением выдохнул: «Да. Это правда». Занавес. Аплодисменты. В политике, где чистые руки — редкость, горячее сердце — роскошь, а холодная голова — только после контрольного выстрела (как сегодня мрачно шутят некоторые власть предержащие), Анна Герман выбрала себе неудобное место, на грани фола. Она раздражает демонстративной независимостью оппонентов, да и часть русскоязычных соратников, эта смелая женщина, которая позволяет себе голосовать вопреки «единогласной» воле партии, ходить в парламент без каблуков и запросто заявлять о том, что ей нужно похудеть...

«ПОСЛЕ ТОГО КАК МАМА ПРОЧИТАЛА МОИ ДНЕВНИКИ, НАША С НЕЮ ОТКРОВЕННОСТЬ ЗАКОНЧИЛАСЬ»

— Анна Николаевна, с какого возраста вы себя помните?

— У меня всегда было ощущение, что я родилась 30-летней. И только достигнув этого возраста, я почувствовала себя комфортно. Меня в детстве все называли маленькая-старенькая. У меня даже на детских фотографиях такой же взгляд, как сейчас. Моя сестра, рассматривая те мои снимки, говорит: «Я не знаю, когда ты была моложе: тогда или теперь!».

— У вас две сестры. О чем вы с ними мечтали, как эти мечты реализовались?

— Мы все очень разные. Из нас троих я была невзрачней всех: маленького роста, не очень красивая. А сестры — высокие, стройные, с большими глазами. Им передалось это от мамы. Я к тому же и по характеру отличалась несговорчивостью: непокорная, непослушная. У нас была очень консервативная семья: галицкие семьи в большинстве своем такие.

Там девочка должна знать свое место — вовремя опустить глаза, вовремя промолчать, чего-то не заметить или не понять. Нарушая этот канон, я, конечно, навлекала на свою голову осуждение, но по-другому просто не могла. Может, именно это спасло меня от скучной судьбы.

— Обычно из таких размышлений рождаются стихи. Вы, часом, не пиcали их?

— Мне кажется, в определенном возрасте это делают почти все. Главное, чтобы этот период не затянулся... Первые мои стихи появились, когда мне было восемь лет. Домашнее задание к какому-то уроку я решила выполнить поэтически. Учительница на все это посмотрела и сказала: «Прекрати заниматься глупостями! Ты сделала совсем не то!». Это заложило мой первый комплекс — я перестала показывать свои сочинения другим людям.

В четвертом классе свою поэзию я отослала в журнал «Барвiнок», приложив письмо о том, как живу, что делаю, что меня окружает. Через некоторое время пришел ответ: «Ваши стихи — это просто рифмы, а вот само письмо интересное, продолжайте в том же духе и присылайте нам».

Но я невероятно обиделась: ведь главное — стихи, как они не понимают?! Поэтому редакции не ответила. Позже получила еще один удар по амбициям. Два моих дневника прочитала мама. И начала мне говорить: «Что это ты там выписываешь?!». Я закрылась еще больше. Но журналистикой для заработка занималась уже класса с шестого.

Я всегда самостоятельно воплощала свои мечты. До какого-то времени знала, чего хочу: написать книгу и стать журналисткой, чтобы заработать деньги. Но когда все это состоялось, поняла, что в детстве не заложила программу на период после 40 лет.

А как сложилась судьба у сестер? Средняя — педагог. Младшая занимается бизнесом, хотя тоже окончила журналистский факультет.

— Что вы купили на первый гонорар?

— Это было семь или 14 рублей. Уже не помню. Я отдала их бабушке — с ней у меня сложилась особая дружба. Кстати, девочку, которая фигурирует в моей книге «Пирамиды невидимые», я назвала Теодозией в память о моей бабушке. Она была очень тактичная, деликатная, ни о чем никогда не расспрашивала. Мама — резче. А после того, как она прочитала мои дневники, наша с нею откровенность закончилась. И так до сих пор. Я ее очень люблю, но почти никогда не рассказываю о сокровенном.
«МОЙ ПЕРВЫЙ МУЖ БЫЛ ХОРОШИЙ ПОРЯДОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК... НО НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ ПРИШЛА ПОЗЖЕ»

— Первый раз вы вышли замуж очень рано и не по любви?


«У меня не было ни беспечной юности, ни безоблачного детства. Есть люди, которые до конца остаются детьми, у меня же все наоборот». Анна Герман с младшим сыном Романом. 1993 год


— Знаете, у меня в жизни было очень много осознанного прагматизма. Я понимала, что есть вещи, которые должна сделать на данном этапе. Возможно, в молодости, идя к своей цели, я была излишне эгоистична. Позже мне удалось исправить этот недостаток. Мой первый муж был хороший порядочный человек... Но настоящая любовь пришла позже.

— Но ведь у вас есть сын от этого брака...

— Я училась в университете, мой отец умер, когда мне исполнилось 12 лет. А я — старшая из сестер. На каком-то этапе поняла, что не могу все тащить на себе! Мне нужна была помощь. Конечно, меня можно за это осуждать, но... Я считаю, что всегда лучше говорить правду. Не надо ничего скрывать и строить из себя идеального, безгрешного, сладкого человека. Потому что это не так. Ведь если ты можешь посмотреть на себя со стороны и сказать, что хорошо, а что плохо, значит, у тебя нет иллюзий в отношении себя.

— Ваш второй брак оказался более счастливым?

— Я просто влюбилась! Пыталась подавить в себе это чувство, но не вышло.

— Зачем подавлять любовь? Чем вас не устраивал такой завидный жених — дипломат, интеллигент с прекрасными манерами?

— Да, но я понимала, что могу потерять независимость. Мне тогда было 28 или 29 лет... Я уже крепко стояла на ногах ... Все шло по плану. И замужество в эти планы не входило. Решила сбежать. На месяц уехала за границу. Уже тогда работала для «Радио Свобода», часто путешествовала, для меня мир был открыт. Почти открыт.

— Значит, поклонники были не только в Украине?

— Знаете, я никогда не ходила на дискотеки, никогда не веселилась так, как это обычно делает молодежь. По большому счету, у меня не было ни беспечной юности, ни безоблачного детства.

Есть счастливые люди, которые до конца дней остаются детьми, а у меня все наоборот. Поэтому я никак не хотела становиться рабой своих эмоций. Домой вернулась с абсолютно твердым решением разорвать отношения, но не смогла этого сделать. Просто не смогла!

— Наверное, жених вовремя нашел нужные слова?

— Нет, дело во мне. Я не справилась со своей страстью. И не жалею об этом, потому что иначе никогда в жизни не узнала бы, что это такое — любить мужчину.

— С Сергеем Германом вы вместе уже много лет. И любовь не перегорает?

— С того времени я ни разу не посмотрела на другого мужчину, скажем так, романтическим взглядом. Мы повенчаны с Сергеем церковью, тогда как с первым мужем просто зарегистрировали отношения — в галицкой семье это даже не считается настоящим браком.

— А как Сергей вас балует?

— Никак! Я, наверное, не принадлежу к тем женщинам, которым это нужно.

— А мне кажется, что, несмотря на всю вашу независимость и решительность, вам как женщине тоже иногда хочется, чтобы вас баловали.

— Мой муж — очень жесткий человек. Мало говорит. Я не люблю, когда мужчина говорит много, терпеть не могу «бла-бла-бла». И умение меньше говорить, а больше делать, кстати, мне очень нравится в команде регионалов. Сергей очень редко демонстрирует чувства. Одно время мы жили в разных странах, но никто никого не подозревал и не ревновал. Он всегда дает мне реальные оценки, критикует. Когда что-нибудь напишу или где-то выступлю, очень боюсь именно его комментария, потому что он всегда оказывается прав.

Например, свою первую книгу «Пирамиды невидимые» я прятала, как и все, что писала для себя. А однажды просто забыла рукопись в пишущей машинке. Муж прочитал и сказал: «Какая классная вещь!». Я накинулась на него: да как это так, кто тебе позволил читать? Схватила рукопись, порвала в сердцах и выбросила. Но тогда же не было компьютеров, и нигде в памяти это не сохранилось. Поэтому Сергей собрал все обрывки, склеил, перепечатал и издал за свой счет.

— Какое из своих интервью вы считаете лучшим?

— С Юрием Шухевичем. Я стала первой журналисткой, которая взяла у него интервью после его возвращения из тюрьмы — для «Радио Свобода». Вообще, он самый интересный человек из всех, кого я когда-либо встречала. Мы и сейчас поддерживаем отношения.

— Думаю, как минимум, еще одного мужчину вы в этот список внесете смело.

— Вы имеете в виду Януковича? Да, у Виктора Федоровича есть те черты характера, которые для меня очень ценны.

«ИЗ-ЗА ЖЕЛАНИЯ УЙТИ ОТ СЕРОСТИ ИНОГДА ОДЕВАЮСЬ СЛИШКОМ ЯРКО»

— Даже не представляю, как нужно было провести интервью и какие найти вопросы, чтобы на выходе стать пресс-секретарем премьер-министра!


«Мне интересно быть рядом с теми, кто перспективен, и я часто угадываю, что ждет ту или иную власть...» С Тарасом Чорновилом

Фото PHL


— Причина не в вопросах. Просто у Януковича чутье на людей. Суровая жизнь научила его видеть человека насквозь.

— Он вам сказал, чем вы его покорили?

— Ну что вы! Виктор Федорович говорит со мной только о делах. И никогда — об эмоциях. Образно говоря, он расставляет фигуры на шахматной доске жизни не спеша, но очень точно. Почти никому не удалось продвинуться к нему ближе с того места, на которое Янукович поставил его в первый раз. По карьерной лестнице — продвигаются. По душевной — очень редко!

Вы можете работать с ним год, два и никогда не поймете, нравится ли ему то, что вы делаете. Он всегда ровный и доброжелательный. Думаю, по-настоящему его не знает никто. Виктор Федорович очень сложный человек, таких разгадывать интересно. Хочется открыть, как книжку. Но, я вам скажу откровенно, с 2004 года я смогла перелистать из его человеческой книги не более нескольких страниц!

— Вы говорите, что Янукович всегда ровный и доброжелательный. Между тем в печати иногда появляются публикации о его несдержанности и даже рукоприкладстве по отношению к подчиненным министрам. Это черный пиар или Виктор Федорович и впрямь мог разобраться с провинившимися по-мужски?

— «Не читайте с утра, батенька, большевистских газет»... Помните это изречение?

— Ну, профессор Преображенский — представитель другой эпохи, а вот слова одного политического современника я помню весьма отчетливо. Он сказал: «50 процентов проекта «Виктор Янукович» — это Анна Герман. В то время как его жене принадлежит 0,01». Не секрет, что положительный, народный имидж у Януковича появился благодаря вам. Что вы считаете своим главным достижением в этой сфере?

— Главное мое достижение состоит в том, что Янукович взял меня на работу и дал много свободы. Мне интересно жить, я многому у Виктора Федоровича научилась и многому еще научусь. Мне кажется, не он мой проект, скорее уж, я его. Если такие непокорные люди, как я или как он, могут быть проектами...

— О пристальном внимании Виктора Федоровича к красивым женщинам ходят легенды. Он пытался за вами ухаживать?

— К сожалению, нет. Честно говоря, мне было бы интересно посмотреть, как это может выглядеть. Он никогда не сказал мне ни одного комплимента. Возможно, я просто не в его вкусе.

— Несмотря на то что среди женщин-политиков сегодня идет негласное соревнование по части нарядов, любое ваше появление как на светских вечеринках, так и в зале Верховной Рады вызывает бурные обсуждения. Как выглядит ваша гардеробная? Есть ли у вас любимые вещи и сколько времени утром вы тратите на то, чтобы выбрать подходящий туалет и собраться?

— Во-первых, я не бываю на светских вечеринках — у нас света нет. А на работу выбираю то, что позволит как-то разбавить серость. Из-за желания уйти от серости иногда одеваюсь слишком ярко. Гардеробной у меня нет. Только два шкафа, куда я пытаюсь затолкать все, что есть. Это очень неудобно, но ничего не поделаешь — я живу с детьми в небольшой, 75 квадратов, квартирке. Зато в центре. Приятно сознавать, что я ни у какой власти ничего не брала...

— Что вы думаете о Ринате Ахметове? Его вам легче «прочитать», чем Януковича?

— Вопреки всем стереотипам, Ринат Леонидович — один из самых добрых и деликатных богачей, которых я когда-либо встречала. Очень тонкая натура.

«В АХМЕТОВЕ ЕСТЬ ЧТО-ТО ФРАНЦУЗСКОЕ, А ЮЛИЯ ТИМОШЕНКО — МУЖЧИНА ДО МОЗГА КОСТЕЙ!»

— То есть улыбка, не сходящая с его уст, — это подарок природы, а не дело рук заграничных имиджмейкеров?


«На работу я выбираю то, что позволит как-то разбавить серость. Из-за этого иногда одеваюсь слишком ярко»

Фото УНИАН


— Он умеет оценивать профессионализм, талант и человеческие качества. Он достаточно открыт и щедр на похвалу в отличие от Януковича. Ахметов мягче, в его стиле есть что-то французское, может быть...

— Два таких разных центра влияния не создают дополнительных сложностей для Партии регионов?

— Два центра влияния — это расхожий стереотип. Но тот, кто видел нас изнутри, знает: эти два человека — единый центр. Пока такая ситуация сохраняется, и будет существовать Партия регионов.

— Вы как-то сказали, что вам от бабушки передалась способность предвидеть некоторые вещи...

— Иногда мне так кажется.

— А что из предсказанного вами сбылось?

— Много чего. Например, второе премьерство Януковича. Я об этом говорила во время самой жесткой оппозиции в 2005 году.

— Не подскажете, что нас ждет дальше — когда президентские выборы и кто на них победит?

— Я бы не хотела выглядеть какой-то гадалкой. Может быть, это просто женская интуиция... Мне интересно быть рядом с теми, кто перспективен, и я часто угадываю, что ждет ту или иную власть...

— Вам не кажется, что во всем мире наступает время Женщины? Кондолиза Райс, Ангела Меркель, Кристина Киршнер, Нино Бурджанадзе, Хиллари Клинтон... Возможно, и в Украине все будет хорошо, когда...

— А где вы женщину видите? Если намекаете на Юлию Тимошенко, то она — мужчина до мозга костей!

— А может, я говорю о вашей политической перспективе?

— Вы тоже хотите поиграть в прогноз?

— Нет, игры оставим политикам. Какой вам видится следующая ступень в вашей карьере? К чему вы сейчас стремитесь?

— Если честно, о карьере я не задумывалась. Мне хотелось бы влиять на процесс принятия решений по, скажем, гуманитарным вопросам. Для этого не обязательно иметь должность, иногда достаточно и имени. Я хотела бы иметь немного времени, чтобы подумать, поездить, потому что застоялась в этой суете. В своей жизни я побывала во многих странах, но это было до моего прихода в Регионы. Сейчас я жажду новых впечатлений и встреч, хочу восхищаться новыми людьми, у которых можно почерпнуть что-то интересное.

— У вас два сына. Не так давно в прессу просочилась информация об очередной вашей беременности, но вы слухи опровергли. Если вы и впрямь хотите начать в своей жизни новый этап, может, стоит его открыть рождением третьего ребенка?

— Вы шутите! Мне уже много лет и на это совершенно нет времени...

— Что бы вы хотели изменить в себе нынешней?

— Мне нравится Анна Герман.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось