В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Пипл хавает?

«Я родом из таежного поселка, а щас интеллигентка, вашу мать!»

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 1 Мая, 2008 21:00
В Киеве состоялся сольник пародистки Елены Воробей
Любовь ХАЗАН

«ПОТРОГАЙ ДЖАГУ-ДЖАГУ, ПОТРОГАЙ ДЖАГУ МОЮ!»

Школьная форма, косички, в руке — бутерброд. В таком образе звезда эстрады вышла на сцену конкурса «Ялта — Москва-транзит» 15 лет назад. Тогда в зале не осталось необвороженных. Девчонке с улыбкой Буратино жюри присудило Гран-при, а зрители — приз своих симпатий.

В последние лет 10 карьера молодой клоунессы, взявшей себе псевдоним самой Эдит Пиаф, которую называли парижским воробышком, резко пошла вверх. Пугачева дважды звала Елену в свои «Рождественские встречи». Воробей — постоянный участник «Аншлага», который хоть и ругали за безвкусицу, но регулярно показывали по весьма уважаемому каналу — пипл хавает... Вершиной творчества пародистки стал ее дуэт с Борисом Моисеевым в шоу «Две звезды». Параллельно посыпались выгодные контракты, гастроли, сольные концерты.

С одним из таких концертов Елена Воробей посетила Киев, наглядно продемонстрировав разницу между коротким номером в телепрограмме и большим самостоятельным сольником.

Вот Воробей пародирует Лайму Вайкуле с экстравагантной прической пальмочкой. Пародистке певица, скорее, напомнила Чиполлино, и она привязала довольно длинную песню к довольно маленькой идее, состоявшей в том, будто лук на голове Лаймы пустил корни. Песня завершалась словами: «Я забуду тебя, имиджмейкер московский, но мой лук не забыть никогда». Совсем, несмешно, но все вежливо похлопали.

Затем пошли пародии на Аллегрову, Пугачеву, Распутину... Больше всего запомнилось: «Я родом из таежного поселка, а щас интеллигентка, вашу мать!». Вообще, Распутиной досталось больше других. «Бедная Маша! — добавила Воробей уже без музыки. — Первый раз вижу целлюлит на губах». Накатило плохое предчувствие. И, что самое обидное, не обмануло.

Елена выбегала на сцену то в образе девушки с веслом и круглыми подушками под юбкой — «Потрогай джагу-джагу, потрогай джагу мою». То в образе Людмилы Зыкиной с теми же подушками, но теперь на бюсте и с припевом: «Российским женщинам нельзя худеть, ведь наши женщины должны уметь и на ходу коня остановить, и мужика бухого дотащить».
«ДАЙТЕ БАСКОВУ ХОДИТЬ ПО БОЛЬШОМУ...»


Воробей-Распутина: «Отпустите меня в Гималаи, отпустите меня насовсем Отпустите меня в Гималаи, а не то я кого-нибудь съем»


Пародистка представала то Эдитой Пьехой, мелко трясущей головой (по-моему, состояние здоровья никак не может быть поводом для юмора и к блистательной Пьехе никакого отношения не имеет), то Жанной Агузаровой с хозяйственным пакетом вместо прически... «Сегодня я не буйная...» — задумчиво говорила Жанна, отчего становилось неловко. Причем не за Агузарову, а за Воробей.

София Ротару удостоилась куплета: «Легче ты не станешь. Если хочешь стать худой, дам совет простой — лейкопластырем рот закрой». На этом месте у зрителя отваливалась челюсть, но ему не давали заклеить ее первым попавшимся лейкопластырем и, еще тепленького, глушили куплетом о Витасе: «Как-то в трамвае под номером два какой-то чудак мне что-то дверьми прищемил. Спасибо трамваю под номером два, теперь я могу голосить».

Тут публика и сама начинала подвывать в несвойственном ей регистре, так что реплика о Баскове уже не казалась чем-то запредельным: «Дайте Баскову ходить по Большому, а то он пойдет по Малому». Самой невинной в этом шоу оказалась песенка на мотивчик «Полюби меня такой, какая я есть»: «Я решила худеть по совету подруг, вместо еды крутить хулахуп. Полюби меня такой — вместе с хулахупой».

Очевидно, при написании пародий автору трудно давалась не только приличная лексика, но и подходящая рифма. А ведь еще Пушкин, знавший толк в пародийном жанре, предостерегал: «Сей род шуток требует редкой гибкости слога». Совсем нелишними были бы гибкость ума, а также чувство такта, меры и вкуса. Но что делать, если актерская гибкость налицо, а с остальным не сложилось?

«НА МНЕ ВЕСЬ ЗАЛ, А Я ДО СИХ ПОР МАТЬ-ОДИНОЧКА»


Воробей-Аллегрова: «Все мы, бабы, cтервы?»

Фото УНИАН


Известно, что Елену Воробей периодически тянет к перу, и тогда из-под него выходят песенки. Но как-то совсем не хочется думать, будто тексты своей программы Лена создавала сама. Уж лучше списать их на неких бездарных сочинителей, подставивших наивную провинциальную артистку.

Хотя вряд ли кто-нибудь придумал бы за нее такую двусмысленность, как, например: «На мне весь зал, а я до сих пор мать-одиночка». Не секрет, что Воробей одна растит четырехлетнюю дочку Соню, если не считать проживающих в белорусском Бресте дедушку, бабушку и сестру Наташу, которые все вместе занимаются малышкой в отсутствие знаменитой мамы.

Между прочим, в самом начале концерта заявка была сделана нешуточная. «Не эстрада, а пошлый застой», — спела Елена Воробей. Ожидалось, что это и станет главной темой пародий. Возможно, так и виделась артистке ее концертная программа. Вот только в пародиях на пошлую эстраду все выглядело еще пошлее, чем в убогих оригиналах.

Еще никому не удалось поколебать старую истину о том, что краткость — сестра таланта. Почти двухчасовая программа безусловно одаренной Елены Воробей только бы выиграла, будь она в несколько раз короче. Слово-то не воробей.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось