В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

«Читал я вашего Маркса. Не понравилось»

Виталий КОРОТИЧ 19 Июня, 2007 21:00
Формы насилия над сознанием не менее разнообразны, чем само сознание.
Виталий КОРОТИЧ

Формы насилия над сознанием не менее разнообразны, чем само сознание. Некоторое время назад в статьях замелькало слово «инфантилизация». Имелись в виду люди, которых государство приучает к детскому послушанию, к тому, чтоб они усвоили директивные «можно» и «нельзя», не задавая властям лишних вопросов. Непослушных наказывали. Была запрещена пьеса «Самоубийца» (автор ее, драматург Николай Эрдман, загремел в концлагерь), где человек, решивший покончить с собой, звонит в Кремль и говорит фразу, которую мог произнести только самоубийца: «Читал я вашего Маркса. Не понравилось».

Сегодня многие забыли, что в советской стране были книги, провозглашенные классикой, и книги, которые запрещалось читать, люди, которыми надо было восхищаться, и те, с кем нельзя было разговаривать, анекдоты, за которые могли посадить в тюрьму. Один из них как раз о насилии над сознанием. В советском телевизоре беспрерывно болтает вождь. Переключаем программу — он же, еще раз переключаем — снова он. При следующем переключении в кадре появляется полковник госбезопасности и грозит пальцем: «Я тебе пощелкаю!»... Сейчас такого вроде бы уже нет. Но если лет 40 назад людей заставляли исполнять четкие предписания, то сегодня мы с вами сами не знаем, кто предписал видеть и читать все то, чем заполняют нам поле зрения.

Насилие обрело иные формы. Много раз подсчитано, сколько сцен убийств и жестокости на статистического зрителя обрушивают ежедневно. Социологи пишут, что насилие примелькалось и стало обыденным, криминалисты рассказывают о детях, которые грабят прохожих по схемам, подсмотренным у киногероев. Сегодня нет публично произносимых фраз, за которые можно запретить показ фильма или осудить его авторов. Мой внук учится ругательствам у симпатичных героев мультиков, которые разговаривают непечатно, не видя в этом большой беды. Забавно, что во многих странах, даже в рассуждающих о демократии беспрерывно, таких, как США или Австралия, есть четкие реестры того, что можно и что нельзя показывать по общедоступным телеканалам. Но не у нас, потому что мы свободнее всех...

Лет 100 назад блюстители морали вопили о насаждении неприличных танцев и требовали запретить танго как самый бесстыдный из них. Еще раньше девушка не могла выйти на улицу без сопровождения родственницы или старшей подруги. Хорошо, что этого уже нет в помине. Но то, что сегодня большинство школьников вступает в активную половую жизнь годам к 15-ти и Украина стала одним из европейских лидеров по заболеваемости СПИДом, должно беспокоить. Конечно, что-то в этом мире меняется.

Может быть, я не успеваю за логикой перемен и посему время от времени самокритично размышляю, не являются ли мои опасения о нынешнем сдвиге моральных норм признаками надвигающегося маразма. Моего лично. Но помню, как при советской власти людям вздохнуть не давали, вколачивая в их мозги партийные догмы. Сегодня тоже вколачивают — по-другому, но не менее настойчиво и не всегда лучший из вариантов. А мысль о том, что каждая разруха вначале происходит в сознаниях, все еще актуальна.

Наши сознания лишь за прошлый век не однажды насильственно сокрушали. Был октябрьский переворот и последовавшие за ним годы войн и разрух. Были периоды взлета и подавления национального сознания. Были годы голодомора и братоубийств. Была Вторая мировая война с украинской гражданской войной, идущей одновременно. Церковь не однажды изымалась из общественной жизни и раскалывалась на враждебные лагеря. Народу столько лет парили мозги, его столько раз зомбировали, что можно понять, насколько замедлен у нас процесс воспитания самостоятельно мыслящих людей, способных принимать решения по самым важным вопросам. Но все-таки...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось