В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Неисчерпаемые запасы тоже исчерпываются

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 10 Июля, 2008 21:00
Российская империя производила — во многом на украинских полях — на треть больше зерна, чем вся Северная Америка и Аргентина, вместе взятые. Но через три года после большевистского переворота миллион человек у нас умер от голода.
Виталий КОРОТИЧ

Всегда чего-нибудь недостает. Но, к счастью, настоящую, угрожающую жизни нехватку мы ощущаем не так часто. Нехватку воздуха при удушье, нехватку крови в сердце, нехватку воды при жажде, нехватку еды при голоде. В X-XVI веках люди голодали каждые два-три года. Бывали и лютые годы, как в Англии 1586-й, во Франции — 1662-й, когда вымирало полстраны. Голод был одной из причин Великой французской революции. Полтора века назад от голода вымерли сотни тысяч ирландцев.

Российская империя производила — во многом на украинских полях — на треть больше зерна, чем вся Северная Америка и Аргентина, вместе взятые. Но через три года после большевистского переворота миллион человек у нас умер от голода. Знаменитый исследователь большевистских преступлений Роберт Конквест подсчитал, что в конце 20-х — начале 30-х годов XX века голодом выморили около 11 миллионов селян, больше половины из них — в Украине...

О дефиците большинство наших людей знает на собственном опыте. Постоянно вводились карточки и талоны для распределения продуктов. С 1964 по 1984 год страна закупила зерна на 70 миллиардов долларов. Продавали нам его не только такие житницы, как Канада, но и северные каменистые соседи вроде Швеции, где до колхозов, слава Богу, не додумались.

Выныривая из глубин своей разнообразной истории, мы понемногу научились ценить хлеб, но и привыкли к нему. Сегодня большинству из нас кажется, что в жизни остался единственный дефицит — деньги. Правда, есть и временные дефициты вроде газа с бензином, но мы уже почти приспособились к ним. А между тем сейчас в мире настойчиво говорят о дефиците еды и воды, которых активно размножающемуся человечеству недостает. Экономисты предрекают скорые войны за воду и еду, рассказывают, что топливные кризисы преодолимы, а водный кризис куда страшнее.

Все очевиднее, что украинские поля и реки стали не меньшим капиталом, чем нефтяные потоки где-то в аравийских глубинах. Саудовская Аравия сейчас разрабатывает методы доставки айсбергов из Антарктиды и готова расплачиваться за них своими нефтяными миллиардами, потому что пресной воды в стране мало, почти нет, а без воды жизнь невозможна ни в каком виде. Все-таки человек процентов на 80 состоит из воды... Астрономы изучают атмосферы планет Солнечной системы, и вопрос о том, есть ли там жизнь, связан только с открытием паров воды на всех этих Венерах с Марсами.

Земная вода растет в цене. Еще в 70-е годы Георг Боргстром высчитал, что на производство одного куриного яйца уходит около 500 литров воды (напоить курицу, вырастить зерно и траву для нее и так далее), а на буханку хлеба уйдет больше тысячи литров. Регулярно присуждается так называемая Стокгольмская премия (немалая, более 100 тысяч евро) за исследования о воде. В этом году ее получил англичанин Джон Алан, среди прочего рассказавший, что на приготовление утренней чашки кофе используется 140 литров воды — от выращивания зерна до попадания его в кофеварку. Мы с вами любим рассуждать о чужестранном газе с бензином, забывая о собственных великих богатствах. Нефть и газ за следующие несколько десятилетий неизбежно исчерпаются, и, может быть, хоть тогда мы поймем, сколь бесценны наши земля и вода и как мы богаты ими. Во всех смыслах.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось