В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Народный артист Украины Владимир ТАЛАШКО: «Многие думают, что артисты только от цирроза печени умирают, а мы иногда умираем и от сердечной боли, и от невнимательности, и от забытости...»

Татьяна НАРОЖНАЯ. «Бульвар Гордона» 23 Августа, 2011 21:00
40 дней назад ушел из жизни Сергей Подгорный, сыгравший в культовом фильме Леонида Быкова «В бой идут одни «старики» Смуглянку
Татьяна НАРОЖНАЯ
Несмотря на то что популярным Владимира Талашко сделала картина «В бой идут одни «старики», он не считает себя заложником этой роли. Еще бы, на счету артиста более 50 картин: «Как закалялась сталь», «Капитан Немо», «Рожденная революцией», «Русь изначальная», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»... Владимир Талашко, недавно отметивший 65-летний юбилей, востребован и сегодня. Преподает в Университете имени Карпенко-Карого актерское мастерство, ведет передачу «Доброе слово» на телеканале «ГЛАС», его регулярно приглашают вести большие концерты. Он — частый гость и член жюри кинофестивалей Украины и России. В отличие от некоторых коллег, которые иногда просто «торгуют лицом» на подобных форумах, Владимир Дмитриевич обязательно выступает — читает стихи, поет. Правда, в последнее время мэтру это делать тяжелее: в прошлом году во время съемок он получил травму горла. Благодаря участию руководства канала «ГЛАС», которое оплатило лечение в клинике «Борис», актер уже практически здоров. Только легкая хрипотца напоминает о перенесенном недуге.
«ГОНОРАРОМ СЕРГЕЮ ПОРОЙ СЛУЖИЛИ ПАЧКА «ПРИМЫ» ДА БУТЫЛКА ПИВА»

- Владимир Дмитриевич, когда вы виделись с Сергеем Подгорным последний раз?

- На ток-шоу телеканала «Интер», тема которого была «Прерванный полет». Стало очень горько и больно, когда ведущий программы - раскрученный, красивый, холеный, - в упор спросил Сережу: «А правда, что вы пьете?». Надо отдать должное Подгорному, который нашелся и ответил: «Да, я пью кофе, а что?». А вот Рустам Сагдуллаев, Ромео, специально прилетевший из Ташкента, счастливый, что увидел всех нас, просто растерялся, когда этот же ведущий спросил: мол, у вас тоже, говорят, была подобная проблема?

Я много ездил с Рустамом на встречи со зрителями, и он никогда не робел, всегда был остер и по-восточному интересен. А тут вдруг поник от такой прямолинейности и долго выплывал из этой ситуации. Нам всем было очень неудобно... Я понимаю, что формат, наверное, обязывает, но все-таки надо выбирать слова. Потому что иногда слово хуже пистолета и может больно ранить человека. Беспардонность сегодня не украшает ни каналы, ни отдельные издания, которые так вот ведут себя по отношению к людям славы - пусть даже былой славы.

- Смуглянка, как его называли, был замкнутым?

- Не для всех. Я знал о нем все, мы часто откровенничали. Он называл меня своим старшим братиком... Сережа был ранимым человеком, но со временем научился держать удары. Да, на той передаче он был слегка небрит, слегка, как кому-то казалось, нетрезв (хотя я с ним общался и, поверьте, это его нормальное состояние - легкая взбудораженность). Когда закончился эфир, Сережка подошел ко мне и сказал: «Я все понимаю, братик, и знаю, что от меня тут все отворачиваются...».

Смуглянка — Сергей Подгорный, 1973 год. Прототипом Смуглянки стал друг детства Леонида Быкова Виктор Щедронов (герой фильма носит такие же имя и фамилию), с которым они вместе поступали в летное училище и который погиб в апреле 1945-го при освобождении Чехословакии

- Вы после передачи как-то собирались, отмечали встречу?

- Нет, все заторопились, уехала Оля Матешко, откланялся Саша Немченко. У всех были свои заботы и проблемы...

- И в форуме на сайте Леонида Быкова, и в беседах с людьми кино я не раз слышала, что вы очень опекали Сергея, пытались ему помочь. Он прислушивался к вашим словам?

- Всякое бывало. Иногда он меня и посылал, когда я пытался его вразумить, остановить. Особенно неприятно было, когда люди, использующие и отрывки из «Стариков», и самого Сережку в предвыборных кампаниях, стыдились его вида, пытались отгородиться от него. Но продолжали привлекать, потому что на сцене среди них узнаваемым был он один. Его улыбка решала все!

- Но ему хоть платили за эти агитки?

- Какое там... Сергей с горечью признавался мне, что гонораром ему порой служили пачка «Примы» да бутылка пива. И ему было достаточно. Как можно говорить о нем, не зная всей трагедии его личной жизни? Это же надо еще вынести, когда тебе постоянно в лицо говорят, что ты пьяница! Или регулярно показывают его на экране небритым-немытым!..

Он так и не получил квартиры ни от государства, ни от Киностудии Довженко. Жил в Буче, в частном секторе, в развалюхе. Сегодня его семья осталась с долгом в 15 тысяч за коммунальные услуги. После похорон я умолял мэра Бучи как-то решить этот вопрос, он обещал поспособствовать...

- Что же все-таки случилось в тот злополучный день - кстати, 19 июля, в день рождения Сергея Подгорного?

- Знаю только, что он поехал получать пенсию, а часам к пяти его нашли лежащим на земле. Думаю, жара сделала свое дело - сердечный приступ, после которого он уже не пришел в себя...

Многие думают, что артисты только от цирроза печени умирают, а мы иногда умираем и от сердечной боли, и от невнимательности, и от забытости... Обидно, что о нас никто не беспокоится. Вот я сегодня еду в Россию работать, приглашают иногда, слава Богу. А московские актеры работают постоянно, они всю страну свою изъездили. Им помогает и российская Гильдия киноактеров, и Фонд Михалкова. Даже, я знаю, ветеранам кино меняют при необходимости телевизоры и холодильники - этим тоже занимается гильдия. У нас же ничего этого нет, все забыты.

Долгое время Сергей Подгорный был совершенно не востребован как актер, жил в Буче с матерью, перебивался случайными заработками. Смуглянка ушел 19 июля, в свой 57-й день рождения. «Для актера жизнь заканчивается не тогда, когда его понесут в гробу, а когда начинают забывать»

- Кто был на похоронах из, так сказать, официальных лиц?

- Внимание Киностудии Довженко и Союза кинематографистов Украины выразилось в двух венках. И на том спасибо. Никто из руководства киностудии - ни бывшего, ни теперешнего - не пришел попрощаться. Были представители мэрии Бучи, спасибо им. Какие-то копейки собрали актеры, которые пришли на похороны. Остальные расходы легли на семью - жену Людмилу, дочь, маму.

- Говорят, было много местных жителей?

- Да. Отрадно, что пришли около 500 человек бучан - соседи, одноклассники Сережи. Похоронили его на местном кладбище, там, где лежат отец и старший брат Владимир.

- Песня «Смуглянка» звучала на похоронах Сергея Подгорного, сам он говорил в интервью, что часто ее напевает, и это прибавляет ему сил, помогает жить. Так и было?

- Мы все ее напевали. Благодаря Быкову ее запела вся страна. Где бы ни звучала «Смуглянка», все знали, что это из фильма «В бой идут одни «старики». Леонид рассказывал мне, как появилась в картине эта песня. В детстве, сразу после войны, они катались на подножках проходящих теплушек. И в одном из таких вагонов он увидел летчика, пехотинца и артиллериста, которые ехали с фронта через Донбасс. Они выпивали, закусывали и пели «Смуглянку». «И в тот момент я решил, что, если буду снимать кино о летчиках, она там обязательно будет звучать», - говорил Леня.

- Леонид Быков погиб в 50 лет, Сергей Иванов, Кузнечик - в 49, Подгорный ушел из жизни тоже совсем не старым - в 57. Как думаете, нет ли в этом какой-то мистической закономерности?

- Нет, абсолютно. Некоторые мои коллеги утверждают, что, дескать, кто погибает в кино, умирает и в жизни. Это не так. В конце концов, герой Быкова в фильме уцелел, а в жизни Леонид Федорович ушел первым. Так сложились обстоятельства...

Утром в день похорон Сережи мне позвонил режиссер Юрий Тупицкий - сейчас он уже на пенсии. Оказалось, он написал стихотворение, посвященное Сергею, и просил меня его зачитать во время прощального слова. Я так и сделал. Вот эти стихи:

Вторая «поющая» эскадрилья, возглавляемая Маэстро Алексеем Титаренко (Леонид Быков) исполняет «Ніч яка місячна»: Вано Кобахидзе (Вано Янтбелидзе), Виктор Щедронов, он же Смуглянка (Сергей Подгорный), Кузнечик (Сергей Иванов), Ромео (Рустам Сагдуллаев), Сергей Скворцов (Владимир Талашко) и другие. «В бой идут одни «старики», 1973 год

Погасла зiрка. Вiдсвiтила...
Останнiй злет, останнiй бiй.
Земля лише приймає тiло,
а пам'ять вiчна, друже мiй.
Душа жива, вона над нами
сiя у святостi своїй.
Над молодими «стариками»,
над тими, що продовжать бiй.

Увы, мы уже немолодые, но бой продолжаем действительно. Для актера жизнь заканчивается не когда его перестают снимать или понесут в гробу, а намного раньше - когда его начинают забывать. А потом мы удивляемся, почему ведущему ток-шоу не хватает деликатности. Да потому же, почему государству не хватает человечности, чтобы позаботиться о живых мастерах кино. А люди уходят...

«ПОКА Я БЕСПЛАТНО РАБОТАЛ В ТЮЗЕ, НЕКОТОРЫЕ КОЛЛЕГИ ДУМАЛИ, ЧТО Я ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ТАЙНО СЛУЖИЛ В КГБ»

- Владимир Дмитриевич, даже не верится, что вам 65 лет, - настолько вы молоды, бодры и полны энергии. Как отметили дату?

- Уже много лет отмечаю свой день рождения на работе. И на этот раз пышных застолий к юбилею не устраивал - ко мне домой пришли самые близкие. Конечно, тех, кого я хотел бы собрать за своим столом, гораздо больше - человек 100. Увы, скромный метраж моей квартиры не позволяет этого. Главное - есть работа, «единственное, что мне не изменит», как говорил Маяковский.

- Вот уж не думала, что вы такой трудоголик...

- Знаешь, как-то в середине 80-х я лет пять работал без отпуска, и профсоюз вытолкал меня на несколько месяцев отдыхать. Но вот не сиделось дома, не тянуло на юг или в санаторий! Поэтому я поехал к себе на родину, в Макеевку. Договорился с местным ТЮЗом и бесплатно (лишних ставок у них не было) играл там полгода в спектаклях, ездил на гастроли. А недавно узнал: оказывается, некоторые мои коллеги тогда были уверены, что все это время я... где-то тайно работал на КГБ. То есть люди даже не могли подумать, что актер просто служит в театре! Эти товарищи и сейчас плачутся, что нет работы, что их не оценили...

 

- Да уж, в легендарном буфете Киностудии Довженко таких всегда было немало - непонятых, неоцененных...

- Потому что множество актеров там долгие годы получали зарплату - даже если не снимались, полставки все равно им причиталось. Некоторые могли месяцами где-то в массовке изображать деятельность и больше ничего делать не хотели.

- Но ведь существовал еще и Театр киноактера - я помню, какие там были прекрасные спектакли...

- Да, были, и я имел прямое отношение к работе и организации этого театра. Как только у нас появилось помещение, в штат вошли лучшие украинские киноартисты. Хотя не все мои коллеги смогли там работать - репетиционный период не оплачивался, да и сцена требовала особых навыков, усилий. Однако вскоре мы уже конкурировали с крупными киевскими театрами.

Но началась перестройка, собравшая вокруг себя неудачников и лентяев, которые мнили себя великими артистами. Всякие «Нины», «Валеры», «Славы» и прочие «звезды» начали травить нашего худрука, талантливейшего Владимира Опанасенко. И театр посыпался...

А ведь там работали люди, которые нуждались и в средствах, и в самореализации, - те же Криницына, Гринько, Сердюк, Яновский, Недашковская. Отсутствие театра, невозможность реализоваться на сцене многих народных любимцев тогда просто погубили.

«100 ГРИВЕН ДОПЛАТЫ К ПЕНСИИ ЗА ПОЕЗДКИ В ЧЕРНОБЫЛЬ МЫ, АРТИСТЫ, НАЗЫВАЕМ «ГРОБОВЫМИ»

- Как живут сейчас народные артисты?

- (Вздыхает). Буквально перед твоим приходом мне звонили с одного телеканала, просили дать комментарий по поводу того, что депутаты недовольны понижением максимальной планки их пенсий... У меня пенсия 1800 гривен, у Раечки Недашковской - 1700. И это уже с учетом надбавки «за заслуги перед Отечеством»! Плюс - ежемесячная доплата в 100 гривен чернобыльских, «гробовых», как мы их называем.

Первый раз мы въехали в зону, когда московских артистов там еще и в помине не было: 9 мая 1986 года. Потому что нам сказали - ребята живут две недели без радио, телевидения и кино, нужно поднять их дух. Мы без раздумий сели и поехали. Никаких документов и удостоверений не требовали. В путевом листе значилось: «Водитель Иванов и с ним шесть человек», без уточнений, что это артисты.

Потом мне пришлось доказывать комиссии по льготам, что я там был. В итоге единственным свидетельством наших поездок в Чернобыль оказалась... статья в газете «Известия»! Столько нервов потрепали за 100 гривен доплаты... А депутатам все мало. Не стыдно людям, которые получают непонятно за что 15-20 тысяч в месяц, лечатся и отдыхают бесплатно, возмущаться? Мои коллеги за всю жизнь столько не заработали, многие умерли в бедности. Больная это тема...

- Вы встречаетесь с коллегами по картине «В бой идут одни «старики»?

- Долгое время дружу с Сашей Немченко, который играл Ивана Федоровича. А с Женечкой Симоновой нам недавно представилась возможность поработать вместе. Когда мне предложили вести концерт, посвященный Дню Победы, во дворце «Украина», я с согласия Укрконцерта пригласил соведущей Женечку. Как нас встречали ветераны, передать невозможно!

Потом вспоминали с Женей самые светлые моменты на съемочной площадке. Она ведь была совсем юной студенткой второго курса «Щуки», мы ее опекали, все относились к ней с большой нежностью. Симоновой стукнуло 18, а Сережке Иванову (Кузнечику) - 19, хотя мы с ним учились в институте на одном курсе. Просто я пришел после армии, а он - после школы. И Подгорному Сергею тогда исполнилось 19, он еще студентом был. Его взяли в картину в последний момент, когда Анатолий Матешко отказался от роли Смуглянки, так как его позвали на главную роль в картину более именитого режиссера. Наверняка потом не раз пожалел об этом...

- А со «стариками» из дальнего зарубежья давно виделись?

- Ну вот недавно на «Интере» встретились с Рустамом Сагдуллаевым, нашим Ромео. Он живет в Ташкенте. А с Вано Янтбелидзе виделись не так давно в Киевском музее авиации, на открытии модели самолета военных лет.

- Вот интересно, как Быкову удалось так точно попасть в образы, собрав актеров со всего СССР?

- Раньше это была целая система, на всех студиях страны числился довольно большой штат киноактеров. Второй режиссер картины - тогда это была очень ответственная должность - мог поехать на любую студию, в любую союзную республику, и выбрать.

- Леонид Федорович проводил пробы или кого-то утверждал сразу?

- Пробы Быков, конечно же, проводил, но они были очень необычные. Если у других режиссеров тебе, как лошади на базаре, чуть ли не в зубы заглядывали, то Леня все делал предельно корректно. Он знал, как это больно - слышать: «Вы не утверждены». Лично мне сказал: мол, пробуемся сразу, как в кино, как будто входим в кадр.

Сейчас говорят, что Быков, дескать, хотел взять на роль Скворцова одного, другого, третьего... Даже если это так, он, чтобы не ранить меня, о подробностях умолчал. Хотя иногда в кино срабатывали знакомства, связи, учитывалась степень популярности артиста, у Леонида Федоровича был один критерий: подходит или нет. Даже Смирнов, которого он так отстаивал, проходил пробы наравне со всеми.

- Не могу не спросить о вашем отношении к «раскраске» фильма, вокруг которой было столько шума.

- Разговоры о том, что Быков мечтал о цвете, просто смешны. Он не хотел этого, более того, ему нужно было именно черно-белое кино! Потому что основная идея фильма - совместить кинохронику, правду войны, с художественным вымыслом. Ведь в основе сценария лежали реальные воспоминания фронтовых летчиков. И прототипами «стариков» тоже были реальные люди.

«ПОД РАЗГОВОРЫ О ТОМ, ЧТО БУДЕТ СНИМАТЬСЯ ПРОДОЛЖЕНИЕ «СТАРИКОВ», ИЗ СПОНСОРОВ ВЫКАЧИВАЮТ ДЕНЬГИ»

- А когда собирались колорировать фильм, вашего мнения не спрашивали?

- Нет, конечно. У меня поинтересовался этим только известный московский телеведущий, утверждавший, что благодаря цвету картину посмотрит пять-шесть миллионов молодых людей. Очень сомнительный довод.

Бывая в Артеке каждый год, я не встречал детей, которые хотя бы раз не видели «Стариков». Более востребованной картины о войне на фестивалях нет! Каждый год бываю в России - на «Золотом витязе», «Амурской осени» - и вижу, как люди принимают фрагменты из фильма, актеров-«стариков». Это еще раз доказывает, что именно в черно-белом варианте фильм берет за живое...

- При том, что из всех актеров картины только, если не ошибаюсь, Алексей Смирнов воевал.

- Да, он был полным кавалером орденов Славы. И Быков его буквально отвоевал у чиновников, которые категорически возражали, - у Смирнова, яркого комедийного актера, по их мнению, было «тупое лицо». Но Леонид Федорович видел в роли механика Макарыча только Алексея Макаровича и сказал, что отказывается снимать фильм без Смирнова.

- Владимир Дмитриевич, долгое время вы возглавляли Фонд имени Леонида Быкова. Почему он перестал существовать?

- Не хочу много распространяться на эту тему, скажу лишь, что на закрытии фонда настояла дочь Леонида Федоровича Марьяна. Остались только документы и отчеты о том, сколько мы успели сделать за шесть лет. Благодаря средствам фонда регулярно проходили вечера памяти Быкова, мероприятия, посвященные фильму. Нам удавалось финансово помогать некоторым «старикам». Лично я делал это абсолютно бесплатно, даже на конверты и бумагу для писем в разные инстанции не брал денег у фонда. Но сегодня меня больше беспокоит другое.

- Что именно?

- На мой взгляд, пора уже открывать фонд в защиту фильма «В бой идут одни «старики». Количество спекуляций вокруг этой картины перешло все мыслимые границы. Есть люди, которые появлялись в фильме лишь в массовке, но много лет живут за счет того, что торгуют отрывками из ленты в своих корыстных целях.

Не хочу называть имя человека, который уже 20 лет всем рассказывает, что будет сниматься вторая часть фильма. Под эти разговоры он выкачивает деньги из спонсоров - якобы на будущие съемки. Хочу через «Бульвар Гордона» сказать: «Не верьте этим вракам!».

Продолжение невозможно и никому не нужно. Даже когда успех картины превзошел все ожидания и чиновники настойчиво подталкивали Быкова к съемкам второй части, он был против. «Володя, что делать? - говорил он мне. - В фильме погибли Скворцов, Зоя, Маша, Ромео, Смуглянка... Как снимать? Про кого? Про меня?». А сегодня уже нет ни Быкова, ни Сережки Иванова, ни Смирнова, ни Миргородского... Зачем обманывать людей?!

- Слышала, что афишу картины даже переделывали для какой-то избирательной кампании. Это правда?

- Да. Выпустили плакат, на котором запечатлен кадр из фильма, где Быков, я и другие «старики», а внизу надпись: «Вторая поющая» за такого-то кандидата!»... У меня кто-то разрешения спросил? У Кузнечика, у Макарыча? Кто имеет право так поступать с картиной? Поэтому я призываю защитить фильм от подобных спекуляций.

Быков, к слову, был очень скромным и даже застенчивым человеком, всячески избегал славословия и шумихи вокруг своего имени. Ему наверняка бы не понравилось то, что происходит сегодня с его детищем.

Кстати, Быков почему-то больше всех переживал за Подгорного... Хорошо, что Леонид Федорович не видел, как Сергея использовали в роли эдакой «бяки-буки», ездили к нему домой, чтобы заснять с бутылкой в руке в непотребном состоянии. Он болел и нуждался в помощи, но только Оксана Байрак поступила по-человечески и дала ему несколько лет назад небольшую роль в своем фильме.

Нельзя тиражировать горе, спекулировать на этом и всем показывать. Это вредные разговоры, дискредитирующие картину и имя актера. И я обращаюсь к журналистам - перестаньте смаковать беду!

- Видимо, далеко не все понимали, что подобные вещи - просто неуважение к легендарной картине, к памяти Леонида Быкова, к ветеранам....

- А я до сих пор не устаю удивляться, как этот фильм влияет на людей. Ко мне очень часто подходят, благодарят - как Сергея Скворцова, разумеется, и я это понимаю.

Недавно настоятель одного из монастырей, при котором есть духовная школа, пригласил меня выступить перед семинаристами. Казалось бы, какое им дело до нашей суетной жизни? А получился чудесный разговор - о духовности, о фильме, о моем герое. Я отвечал на вопросы ребят и видел, как они все впитывают. Горели лампадки, на стенах - образа святых, и это внимание дорогого стоит. Духовность - вот самая главная валюта. Увы, у нас сегодня в ходу другие ценности...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось