В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Во весь голос

Дежавю на троих

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 3 Декабря, 2009 22:00
В украинской столице состоялась премьера новой программы композитора Игоря Крутого и «голоса мира» Дмитрия Хворостовского «Дежавю»
Любовь ХАЗАН
Первое впечатление от серебристоволосого, элегантного Хворостовского - «еще больше постройнел». Даже не дожидаясь похвалы публики, он и сам знает, где звучал особенно хорошо, и открыто по-юношески улыбается.

«Это для меня эксперимент и театр одного актера», - сказал Хворостовский о своем участии в проекте, где впервые попробовал себя в качестве чтеца. Несколько «закадровых» начиток Дмитрий Александрович исполнил в хорошо поставленной драматической манере.

СВОИ СРЕДИ СВОИХ

Это ведь лестно, что после трех триумфальных концертов в Кремлевском дворце, где вип-персоны не считали зазорным скромно посидеть на приставных стульях в битком забитом шеститысячном зале, всего спустя неделю авторы премьерной программы «Дежавю» привезли ее на два дня в Киев.

Сцена дворца «Украина» была довольно плотно заселена. В Киеве высокий уровень программы поддержало сопровождение Государственного Академического эстрадно-симфонического оркестра Украины и хора Киевского муниципального театра оперы и балета. На дирижерском помосте - обаятельный американский маэстро Константин Орбелян, за роялем - Игорь Крутой, перед микрофоном - Дмитрий Хворостовский.

На московских вечерах на экране от песни к песне перелистывали иллюстрации к запавшим в душу (скорее всего, режиссера-постановщика Алексея Сеченова) воспоминаниям: сюжеты детства, смешной Чаплин, трогательный Маленький принц, жестокая коррида, Нотр-Дам де Пари в снегу. На киевских основное оформление было куда скромнее - черный задник и кулисы с лампочками «звездного неба». Но сдержанный вкус еще никому не вредил.

Киевская публика неизменно принимает Хворостовского на ура, что неудивительно. Точно так к его феноменальному дарованию относятся в Милане, Вене, Париже или Нью-Йорке.

Но есть отличие - наша публика безошибочно угадывает в 47-летнем певце своего, даже не зная, что его корни здесь, на этой земле. Дед Дмитрия Александровича - выходец из Украины, а отец Александр Степанович, преподавший сыну первые уроки вокала, в своем холодном Красноярске частенько любил согреть душу домашним исполнением украинских народных песен.

Правда, выросшему в Сибири певцу украинское произношение не дается. Отец бракует все его начинания, поэтому сын, по сей день внимающий мудрому родителю, не рискует взяться за украинский репертуар.

Для Игоря Яковлевича Крутого показ в Киеве своей премьеры - момент, может быть, кроме всех прочих творческих соображений, еще и особенно ностальгический и драматический. Уроженец города Гайворон на Кировоградщине, он провалил обязательный для работников идеологического фронта вступительный экзамен по истории КПСС, из-за чего юного талантливого музыканта не приняли в Киевскую консерваторию. Но неспроста его фамилия Крутой - он вернулся в Киев победителем.

ОНИ ВСТРЕТИЛИСЬ НА ПЛЯЖЕ В МАЙАМИ

Как снег на голову, «Дежавю» свалилось на тех, кто его придумал. По сей день они и сами не могут точно определить изобретенного шоу-жанра. Одни называют попроще: «опера для всех», другие посложнее - «кроссовер», обозначающий пограничье разных стилей и направлений. Пока все определения загадочны и расплывчаты.

Автор трех сотен эстрадных хитов, маэстро Игорь Крутой никогда раньше не писал такой глубокой, проникновенной, философско-симфонической инструментальной музыки, а ведущий баритон самых известных оперных сцен мира Дмитрий Хворостовский никогда не пел ничего подобного на стыке любимой им классики прошлых веков и космических звучаний будущих.

«Дежавю» - тот большой, а значит, закономерный результат, которому предшествовало малое и, на первый взгляд, случайное событие. Два музыканта незапланированно повстречались «без галстуков» на пляже в солнечном Майами. Посидели, поболтали, разъехались по домам. Крутой - в Москву, Хворостовский - в Лондон.

К этому времени Игорь Яковлевич то ли в шутку, то ли все-таки всерьез стал представляться «композитором, чьи лучшие песни написаны в прошлом веке». И вдруг засел за сочинение, о котором раньше и помыслить не мог. Любящий число два, он задумал двойной альбом, состоящий из 24 музыкальных баллад и притч, пронизанных размышлениями о жизни. На его создание ушло два года.

Правда, вторая часть альбома дополнилась 13-м сочинением, ставящим в конце работы большой восклицательный знак. Оно называется «Гимн жизни». Нарушив стройность двукратности, авторы достигли смысловой завершенности. После Москвы и Киева альбом и его концертная презентация отправятся в мировое турне.

Кажется, Крутой вложил в программу все накопленные за жизнь тепло, страсть и грусть. Петь такое может один человек на свете - обладатель уникального голоса и драматического темперамента Дмитрий Хворостовский.

«ПО ЖИЛАМ ЭТИХ СТИХОВ СТРУИТСЯ ПОДЛИННАЯ ЛИРИЧЕСКАЯ КРОВЬ»

На служебном входе дворца «Украина» мне сказали, что Лилия Виноградова прошла внутрь. И добавили: «Такая маленькая женщина в черном».

Из первых рядов зала в левой кулисе был виден чей-то женский силуэт, возвышавшийся над одиноким стульчиком. Женщина то вставала, то нервно уходила куда-то вглубь. Вполне возможно, это и была автор слов всех, кроме двух, композиций «Дежавю». На поклон она так и не вышла.

Подобно Дмитрию Хворостовскому, 41-летняя Лилия Виноградова - человек мира. Дочь известной московской радиожурналистки Дианы Берлин, Лилия получила в Москве композиторское и поэтическое образование, но живет в Италии.

Лилия дружна со многими известными эстрадными исполнителями и пишет для них тексты. Свою первую песню написала в 17 лет для 15-летнего Димы Маликова. Легко спелась, по ее собственному выражению, и с Хворостовским. В последние годы сборники стихов Виноградовой выходили в Италии и в российском издательстве «Вагриус».

Тексты песен «Дежавю» написаны в основном на итальянском и французском языках. Несмотря на краткое изложение, появляющееся на мониторах над сценой, оценить их обычному слушателю трудно. Остается поверить авторитетному мнению старейшины поэтов Евгению Рейну, другу Иосифа Бродского. О поэтических строках Лилии он сказал: «По жилам этих стихов струится подлинная лирическая кровь».

Когда однажды Лиле в Италию позвонил из Москвы Игорь Крутой, она, не раздумывая, отдала ему уже написанные тексты. Совпадение с музыкой оказалось удивительным, будто стихи и музыка писались под телепатическим воздействием.

Наверное, название программы объясняется не только тем, что одно из самых ее красивых и мощных сочинений называется «Дежавю», но и почти мистическим стечением обстоятельств, которое сопутствовало ее созданию на всех этапах. Каждый из авторов говорит: «Я точно знаю, что все это уже было со мной раньше. Хорошо бы еще вспомнить, где и когда».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось