В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Муки зву

«НА-НА»: «Мы — великие люди, о которых родители рассказывают своим детям»

Екатерина СКРИПНИКОВА. «Бульвар Гордона» 31 Января, 2008 22:00
Популярная некогда группа готовит запрещенный альбом
Екатерина СКРИПНИКОВА
Долгое время на-найцы были чуть ли не главным объектом вожделения и страсти миллионов девчонок. Вероятно, поэтому вокруг них ходило множество невероятных слухов, которые ребята во главе с продюсером Бари Алибасовым только подогревали. Владимир Асимов, Владимир Левкин, Владимир Политов и Вячеслав Жеребкин (таков классический состав группы) всегда любили и умели эпатировать. К примеру, им ничего не стоило выскочить на сцену неглиже и отправиться гулять в зал, а после этого нарядиться в смокинги и цилиндры. Они могли с легкостью отплясать незамысловатую «Упала шляпа» и тут же исполнить «Молитву» а капелла... В 97-м году солистом «На-На» стал Павел Соколов, ранее танцевавший у них в шоу-балете. Вскоре ушел Левкин, а затем Асимов. Началась неразбериха, и постепенно группа канула в Лету. Многие не сомневаются, что ее уже давно не существует, но... «Мы возрождаемся!» — заявили на-найцы, недавно посетив Киев в обновленном составе: Слава Жеребкин, Паша Соколов, Володя Политов и новенький Ярослав Стаховский (между прочим, киевлянин). Скоро у группы выходит новый, по словам Политова, запрещенный альбом, на-найцы готовят сольную программу — шок-шоу «Совершеннолетие», с которой выступят в России и, возможно, в Украине. Кстати, в прошлом году «На-На» стукнуло 18 лет, а Бари Алибасову — 60.

«В АМЕРИКЕ НАМ ЗАПРЕЩАЛИ ОБЩАТЬСЯ ПО-РУССКИ ДАЖЕ МЕЖДУ СОБОЙ»

— Ребята, что-то вас давно не видно и не слышно. Куда вы пропали?

Владимир Политов: — Мы уезжали в Америку, где пробыли два с половиной года, а когда вернулись в Россию, выпускать новые альбомы стало невыгодно, так как нас отказались транслировать по телевидению. По центральным каналам вообще многих не показывают. Тех же Леонтьева и Пугачеву вы разве часто видите?

Павел Соколов: — Молодежь сейчас слушает другую музыку. У нее другие нравы и мода. Но мы вне моды. Когда я выхожу из дома, вслед мне кричат: «На-На» рулит!». Значит, мы все равно для них хэд-лайнеры. Мы — великие люди, о которых родители рассказывают своим детям. Очень хорошо! Думаю, «На-На» это заслужила.

— А что «великие люди» делали в Америке?

Политов: — У нас там был контракт. Мы работали с одной из самых легендарных личностей американского шоу-бизнеса Диком Кларком. Между прочим, он за последние лет 30 ни с кем не заключал контрактов. Два с половиной года мы совершенствовали вокальное мастерство, изучали американский язык...

— И как, выучили?

Вячеслав Жеребкин: — Да! Мы, кстати, изучали не только язык, но и американскую культуру!

Политов: — О чем ты говоришь, какая у них культура? Америке чуть больше 250 лет. Ну какая за это время может сформироваться культура?! Никакой! Кроме того, образ жизни американцев нам абсолютно чужд. Прожить два с половиной года в России для американца нереально. Он не сможет приспособиться к нашей жизни и помрет... Знаете, в Америке нам запрещали общаться по-русски даже между собой. При таком раскладе волей-неволей выучишь язык.

— Я смотрю, Штаты оставили у вас неприятный осадок...

Политов: — Вовсе нет. Это была хорошая школа, которая не прошла даром. Мы общались с выдающимися музыкантами, продюсерами, голливудскими актерами...

Жеребкин: — В Америке есть настоящий шоу-бизнес, там все продумано до мельчайших тонкостей. Все играется только живьем и расписано по секундам. Никаких задержек и накладок. На съемку или на концерт артисты приезжают на «линкольнах»...

— Это правда, что, помимо «На-На», у вас есть еще какой-то источник дохода?

Политов: — В свободное от работы время мы с Пашей очень успешно диджействуем. Но для нас это, скорее, не средство зарабатывания денег, а просто хобби.

Ярослав Стаховский: — У меня тоже есть хобби: я рисую абстракции. А еще пишу музыку и тексты.

Жеребкин: — А я хожу с Вовкой и Пашкой на рыбалку. (Улыбается). Мне хватает группы «На-На». Да и вообще, деньги для меня — не самоцель. Если стать рабом денег, жить будет скучно и противно.

— Вы вместе и работаете, и отдыхаете. Не устали друг от друга за 18 лет?

Политов: — Нет, совершенно!


«На-На» для нас не работа, а образ жизни». Нынешний состав группы: Владимир Политов, Павел Соколов, Ярослав Стаховский, Вячеслав Жеребкин



Стаховский: — Это как в анекдоте. Узники просидели 20 лет в одной камере, а когда их, наконец, выпустили, они все разговаривают и разговаривают. Не могут наговориться...

— Работа в «На-На» ассоциируется у вас с тюрьмой?

Стаховский: — Да нет, я просто образно выразился...

Жеребкин: — «На-На» для нас — это уже не работа, а образ жизни.

— То есть внутренне вы ощущаете себя свободными людьми?

Жеребкин: — Когда-то у меня было много комплексов. Я считал себя некрасивым, комплексовал из-за своего маленького роста... Был очень застенчив. Но с возрастом все прошло. Я стараюсь не обращать внимания на свои недостатки. Хотя, безусловно, бывает всякое. Невозможно все время веселиться и прыгать. Так же, как и все нормальные люди, мы иногда грустим. Мы ведь не идиоты.

«МОЖНО ВЫПИТЬ ДО КОНЦЕРТА, ПОСЛЕ НЕГО И ВО ВРЕМЯ. НО НЕ ВМЕСТО...»

— Бари Алибасов все еще ваш продюсер?

Жеребкин: — Не только продюсер, но и создатель, друг, менеджер и художественный руководитель.

— Если тоже станете продюсерами, в чем-то повторите алибасовскую манеру руководить?

Жеребкин: — Да. В моем коллективе была бы очень жесткая дисциплина. Потому что творческие люди забывчивые и неорганизованные. Я и сам был таким, но Бари научил меня дисциплине. Нельзя опаздывать, нельзя вдрызг напиваться...

— А не вдрызг?

— Можно выпить до концерта, после него и во время. Но не вместо... Это наше правило.

— Три года назад Бари Каримович в интервью «Бульвару Гордона» поведал массу интересного о сексе, мастурбации и прочих пикантных вещах. Причем по собственной инициативе. С вами он тоже часто обсуждает эти темы?

— С ним можно разговаривать о чем угодно. Он изучал сексологию, биологию, разные религии... Очень много читает умных научных книг. И если мы на эти темы от незнания отпускаем какие-то шутки, он поправляет и рассказывает, что, как и почему.

Например, у мужчины каждые два-три часа выделяется три миллиона сперматозоидов, а у женщины яйцеклетка созревает только раз в месяц. Поэтому не женщина, как правило, моногамна, а мужчина полигамен. Это очень интересно! Только если бы я еще знал, что такое моногамия и полигамия...

Стаховский: — Ты че? Моногамный — это когда занимаешься сексом с одним партнером, а полигамный — со многими!

Жеребкин: — У мужчины должно быть много женщин, потому что у него много энергии, которую надо куда-то девать!.. Кстати, а что плохого в мастурбации? Врачи, между прочим, говорят, что это полезно. Чтобы не застаивалось...

Стаховский: — Главное, мастурбировать не вместо секса.

Жеребкин: — Да. Но если нет партнера и очень хочется, терпеть не надо. Вредно для здоровья! Так что ничего зазорного в мастурбации нет. Бари говорит обо всем только с точки зрения науки. Он очень умный, начитанный человек.

— Вы тоже любите читать?

Жеребкин: — Я не читал уже давно.

Стаховский: — Раньше я любил французских классиков, а сейчас в самолетах и поездах, чтобы не нагружаться, читаю легкую литературу. Только не детективы, а, к примеру, фэнтэзи.

«АЛИБАСОВ — ДЕСПОТ В РАБОТЕ. И ЭТО ПРАВИЛЬНО...»

— По словам экс-«на-найца» Володи Асимова, в группе ему приходилось создавать о себе некую легенду и скрывать, что он был женат, о чем не знал даже Алибасов. Получается, Бари контролировал вашу личную жизнь?

Жеребкин: — В жизни и в быту он нормальный спокойный человек. Может посмеяться, подурачиться, выпить. Карабасом-Барабасом его считают люди небольших мозгов. Деспот он только в работе. И это правильно, иначе бы мы не добились таких результатов.

Любой режиссер требователен к актеру. Я смотрел передачу, в которой Нонна Мордюкова рассказывала, как она снималась у Никиты Михалкова. Ему все не нравилось, он довел ее до слез, до истерики... Режиссер видит свою картинку и знает, каким способом он добьется результата... Специально мы не придумывали о себе никаких легенд. Просто жили так, как жили.

— Тем не менее вы скрывали свое семейное положение. Это по-прежнему тайна, покрытая мраком?

Стаховский: — Вопрос не совсем для интервью, поэтому отвечать на него не буду. Скажу только, что семью создавать стоит. Необходимо иметь рядом близкого, любимого человека. Ведь отчасти мы все живем ради любви.

Жеребкин: — А я могу сказать открыто, что у меня нет семьи! К сожалению или к счастью, я непостоянен! (Хохочет). Я женился сразу после армии, но через некоторое время развелся. У меня есть 13-летняя дочка, с которой у меня обалденные отношения. Я очень ее люблю, и она меня тоже. Помогаю ей в английском...

— Слава, я смотрю на небольшой шрамик на вашем лице. Шрамы, конечно, украшают мужчину... Откуда он у вас?

Жеребкин: — Из армии. В армии были драки, дедовщина, и я получил много травм. У меня еще и башка разбита...

— В свое время на-найцы были кумирами многих девушек. Вы и сегодня стремитесь, чтобы поклонницы вас хотели?

Жеребкин: — Конечно, стремимся! Очень важно быть сексуальным. Женское внимание — это прекрасно! Хотя, возможно, я слишком любвеобильный... Только не подумай, что я стремлюсь со всеми переспать. Но, согласись, приятно, когда тебе говорят: «Ты такая сексуальная, я так тебя хочу!»... (Кокетливо улыбается).

— А вы не задумываетесь над тем, что некоторым девушкам нравитесь не столько вы, сколько ваша известность?

Жеребкин: — Ну и что? Разве плохо, что они любят песни, которые я пою? Мне приятно, если я нравлюсь и как музыкант тоже. Но, безусловно, у меня есть близкие друзья, которые балдеют от меня такого, какой я есть. Но это уже совсем другая история...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось