В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шутки в сторону

Комик Карен АВАНЕСЯН: «Старушка увидела меня и возмутилась: «Только вчера по телевизору выступал, а сегодня продает дыни. Все ему мало!»

Руслан МАЛИНОВСКИЙ. «Бульвар Гордона» 20 Декабря, 2007 22:00
Известный актер Московского театра «Кривое зеркало» отметил 50-летний юбилей.
Руслан МАЛИНОВСКИЙ
У него рост Наполеона, грустные глаза и улыбка обаятельного людоеда. Люди улыбаются, увидев Карена на сцене, на экране или в жизни, но, оказывается, Аванесяну по плечу не только комические, но и трагические роли. Своего Вазгена из сериала «Жизнь — поле для охоты» сам актер ставит в один ряд с такими персонажами, как Сталин, Берия и Дон Карлеоне Марлона Брандо. И несмотря на свою комическую репутацию, актер смог сделать отрицательного героя весьма убедительным.

«СУПЕРПОПУЛЯРНОСТЬ — ЭТО КОГДА ТЕБЯ УЗНАЮТ ДЕТИ И БОМЖИ»

— Карен, мы знаем вас как комика. А какие роли вам легче играть — смешные или серьезные?

— Спросите любого из моих коллег-юмористов, и они вам в один голос скажут, что в каждом из нас сидит запас нерастраченной лирики, серьезности. Да, наше ремесло — смешить, что мы и делаем на эстраде, а в душе все время хочется попробовать чего-то другого. Так, я на концертах иногда неожиданно для всех читаю лирический рассказ, и мне интересно и боязно: как зрители воспримут мой эксперимент?!

— Вас никогда не обижало то, что ваша внешность у всех вызывает улыбку?

— Ни в коем случае! Я не люблю людей, которые сидят буками. И особенно — детей. Ты с ним шутишь, делаешь ему «сюси-пуси», а он на тебя смотрит исподлобья. Уверен, что в будущем такой малец вырастет злобным чинушей и будет в силу своего служебного положения пить из людей кровь. Зато обожаю мелюзгу, которая начинает смеяться, чуть ей цокнешь языком.

Я не зря говорю вам о детях, ведь это наше будущее, именно они через 20 лет будут сидеть в зрительном зале. И если они уже сейчас тебя узнают, это много значит.

Владимир Винокур когда-то очень правильно сформулировал, чем отличается популярность от суперпопулярности. Популярность — это когда тебя узнают обычные люди, а суперпопулярность — это когда тебя узнают дети и бомжи. Дети только родились, они и телевизор почти не смотрят, а у бомжей телевизора просто нет. Откуда они тебя знают?

— Можно сказать, что вас узнают дети и бомжи?

— Меня узнают все, но я не обольщаюсь на свой счет — просто у меня слишком экзотическая для русского глаза внешность. Мы, например, как-то гуляли с Колей Лукинским по Арбату. Ко мне все время кто-то подбегал: «Дайте автограф! А можно с вами сфотографироваться?», а Коля шел, никем не узнанный. Не могу сказать, что он обиделся, но все-таки спросил: «Почему тебя узнают, а меня нет?». — «А ты, — посоветовал я ему, — чулок на голову надень. Лицо твое мало кто помнит, а вот в чулке, в котором играешь «заслуженного негра России», ты как будто бы родился». Но вот ведь парадокс: на моей родине, в Баку, меня никто не узнает, там я сливаюсь с толпой. Получается, как в знаменитом анекдоте о конкурсе двойников в Монголии, — победили все!

— Вы говорите, что ваша родина — Баку, разве вы не армянин?

— Чистокровный — Карен Гарегинович Аванесян. А почему моя семья жила в Азербайджане? Ну, живут же украинцы в России, а русские — в Украине. Так получилось. На эстраде же я представляю кавказский юмор, без разделения на азербайджанский, армянский и грузинский.

— А как давно вы покинули Азербайджан?

— В 1985 году. Уехал, потому что русскоязычный: и дома у нас всегда говорили по-русски, и школу я окончил русскую. После института играл в театре, с 22 лет снимался в кино, работал на эстраде и телевидении — музыкальная программа «Молодежная эстрада», соведущим которой я был, считалась самой популярной на Бакинском телевидении советского времени. Но мне хотелось активной концертной деятельности, а ее центр был в Москве, и я рванул на разведку.

Должен сказать, что там встретил писателя-сатирика Лиона Измайлова, который стал моим крестным отцом на эстраде, а его монолог «Овсянка» кормил меня добрый десяток лет. Лион многому меня научил, и уже через два года, в 1987 году, я стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Не мог же я с таким дипломом возвращаться на родину! Конечно, остался в Москве. Тем более что Борис Сергеевич Брунов (царствие ему небесное, он был великий артист и великий человек) устроил меня на работу в Театр эстрады. Хорошие были времена! Жаль, что сегодня этот театр превратился в вотчину Геннадия Хазанова.

— Брунова в отличие от Хазанова многие ваши коллеги вспоминают добрым словом...

— Так ведь Борис Сергеевич много хорошего людям сделал. Он пользовался тем, что его знали в правительстве, и не гнушался похлопотать за коллег в высоких кабинетах. Кто-то попал в беду, кому-то нужно помочь с квартирой — Брунов был безотказен. А сколько артистов именно благодаря ему оказались в Москве! Тот же Саша Песков. Увидев его в первый раз с его переодеваниями и пародиями, Брунов сказал: «Все. С этого дня вы работаете у нас!». Он делал имена молодым актерам — устраивал концерты (они назывались «Нас подружила Москва»), в которых участвовали прежде никому не известные исполнители. И эти программы собирали зрителей!

«У СЛАВЯНСКИХ МУЖЧИН ПРОСЫПАЕТСЯ ИНСТИНКТ ПРОДОЛЖЕНИЯ РОДА, КОГДА УЖЕ И ДЕТЕЙ ДЕЛАТЬ НЕЛЬЗЯ»

— На родине часто бываете?

— На историческую, в Армению, езжу, а на фактическую, в Баку, уже, наверное, никогда поехать не смогу — после распада Союза армянам там не рады. Правда, вырваться мне удается всего на пять-десять дней. К тому же для меня более длительное пребывание на родине чревато серьезными языковыми неприятностями. Там я перехожу на армянский, и очень сложно бывает вернуться к русскому. В этом смысле чем больше языков знаешь, тем сложнее. Знаете, почему я никогда и не позволяю себе выпить больше 50 граммов спиртного? Потому что тут же начинаю разговаривать на смеси русского, армянского и турецкого языков с редкими вкраплениями английского.

— Вы не чувствуете себя в Москве «лицом кавказской национальности»?

— Я — нет, меня узнают, поэтому на меня распространяется актерский иммунитет. Милиционеры если и подходят, то только для того, чтобы пошутить или попросить автограф. А вот за своих близких действительно переживаю, на них же не написано, что они — родственники Аванесяна.

— Большая у вас семья?


«Все в нашем театре, начиная с «новых русских бабок» и заканчивая мною, дети Петросяна»



— Как и у любого восточного человека — мы же воспитаны в уважении даже к самым дальним родственникам. Например, моя сестра живет в Краснодарском крае, к нам приезжает в гости со всем семейством, и племянники с пеленок усвоили: это — дядя, его нужно уважать и нельзя беспокоить. Я прихожу домой, они встают: Карен идет. А ведь я никогда не говорил, что так надо делать. Наверное, у нас патриархат, в восточных семьях иначе не бывает, хотя я далеко не диктатор.

— Что, по-вашему, отличает кавказских мужчин от представителей других национальностей?

— Мы женщин очень любим. Есть известный анекдот о женщине, которая кормит грудью ребенка прямо в автобусе. Тот капризничает, не ест. Тогда женщина говорит: «Не будешь кушать, все достанется вон тому дяде с усами» — и показывает на стоящего неподалеку грузина. А тот отвечает: «Слышишь, парень, определяйся, четвертую остановку из-за тебя проезжаю». А теперь попробуйте рассказать этот же анекдот, но без характерного кавказского акцента. Не смешно! Ну не может кавказец сойти на своей остановке, когда он такое (!) увидел.

Наверное, всему виной южное солнце. Разве одни мы такие? Те же итальянцы практически ничем от нас не отличаются. Кстати, меня за границей часто принимали за итальянца. Посмотрите на Набережную в Ялте, кавказца вы заметите сразу. Как он идет — медленно, с достоинством. Она должна его увидеть.

— А он?

— А он уже все давно увидел. Теперь надо ухаживать, и в этом смысле кавказским мужчинам равных нет. И заметьте, мы никогда не занимаемся тем, чего не умеем делать. Это вам не славянские мужчины, которые везде лезут, не думая о том, получится у них или нет. Если кавказцы за что-то берутся — на рынке торговать или за девушкой ухаживать, то делают это лучше других.

После какой рюмки у славянских мужчин просыпается инстинкт продолжения рода? Когда уже и детей делать нельзя. А мы занимаемся этим только на трезвую голову. Есть у нас и другие отличительные черты. Я, например, хоть убейте, не могу себе представить кавказца, который грубо разговаривал бы с пожилым человеком или собственной матерью. Да его же свои заклюют — родственники, друзья, ни в один приличный дом не пустят.

«ЕСЛИ ЖЕНЩИНА МНЕ ПОНРАВИЛАСЬ, ТО БУДЬ ОНА ХОТЬ В ПАЛЬТО, Я ЕЕ УЖЕ ХОЧУ»

— Наверное, о том, чтобы бросить женщину с ребенком, и речи быть не может?

— Очень мало знаю таких случаев, если только босяк какой-то попадется. Жизнь есть жизнь, всякое бывает, у меня много знакомых, которые разводились, потом снова женились. Но при этом они всегда помнили, что мужчина, даже если у него, помимо жены, есть еще три любовницы, должен всех обеспечить. Для кавказца это дело чести, он все в дом тащит. Даже если жену не любит, для своих детей сделает все. Много вы таких мужчин знаете среди других национальностей? Кстати, семья у меня наполовину славянская, поэтому я считаю себя вправе говорить такие вещи.

— И на какую именно половину?

— У меня жена русская — голубоглазая блондинка, мой идеал женской красоты. Говорят, голубые глаза очень красиво смотрятся рядом с моими, черными. Я вообще при знакомстве с дамами сразу обращаю внимание на глаза — они меня как мужчину возбуждают. Если я посмотрел ей в глаза и женщина мне понравилась, то будь она хоть в пальто, я ее уже хочу. Мне не надо раздевать красавицу до купальника, все остальные прелести дорисует моя фантазия.

Ну а если серьезно, то супруга у меня — редкая женщина, и я ей за многое благодарен. В трудные времена, которые мы с ней пережили вместе, у нас на столе была только картошка, но жена никогда меня не упрекнула, не сказала: «Ты же мужик, достань денег где хочешь — укради, убей!». Я выбрал себе такую профессию, в которой можно добиться сразу всего, а можно всю жизнь выходить на сцену с репликой: «Кушать подано!». Большие концертные залы нужно заслужить. И моя жена это понимала.

— А в другой профессии вы попробовать себя никогда не пытались?

— Как говорится, не с нашим счастьем. Однажды со мной случилась смешная история. Вечером мое выступление показали по телевидению, а на следующее утро я решил сходить на рынок. И знакомый армянин, который стоял за прилавком, попросил: «Посторожи дыни, мне надо сбегать позвонить». Стою сторожу. Идет мимо старушка. Увидела меня и возмутилась: «Только вчера по телевизору выступал, а сегодня продает дыни. Все ему мало!».

— Как давно фортуна повернулась к вам лицом?

— С тех пор как появилась телепрограмма «Кривое зеркало». Для того чтобы ее создать, собрали самых невостребованных на то время артистов, а в результате получилась очень хорошая команда, более того, родился театр. Все мы, 16 человек, как сказал Евгений Ваганович Петросян, одной группы крови. А ему самому как художественному руководителю нашего театра просто цены нет.

— Сейчас все его ругают за откровенную пошлость...

— А почему Винокура не ругают, у которого через слово — мат? Петросян же ведет себя на сцене очень тактично. Об остальном судите сами: он собрал театр, в котором сам практически не играет, — дает дорогу другим актерам.

Все в нашем театре, начиная с «новых русских бабок» и заканчивая мною, дети Петросяна. В творчестве он предоставляет нам полную свободу, не самодурствует, как другие руководители: «Вы нас не устраиваете, мы вас увольняем!». Мы можем сегодня получить тексты, которые завтра нужно записывать на телевидении. Без предварительной прокатки на публике! Не каждому дано сыграть так, чтобы было и смешно, и органично. Я уже не говорю о материальной стороне вопроса, ведь все мы получаем у него очень достойную зарплату плюс доплаты за каждый концерт. Ни один артист нашего жанра не зарабатывает сегодня таких денег, как мы.

— Простите за нескромный вопрос, а что же вам приносит такие доходы?

— Реклама, конечно. В наших телевизионных концертах она идет буквально через номер, ведь у «Кривого зеркала» очень высокие рейтинги, мы опережаем не только другие юмористические проекты, но и программу «Время». Поэтому, естественно, от рекламодателей нет отбоя.

— Как вы считаете, что важнее для актерского успеха — талант или трудолюбие?

— Мне кажется, нужно и то, и другое. А есть еще третий момент — везение, его тоже нельзя сбрасывать со счетов. Мы знаем массу случаев, когда не очень талантливый актер в одночасье становился популярным, а настоящий талант годами прозябал в неизвестности. Сколько лет проработал в Дагестанском театре Иннокентий Смоктуновский, прежде чем его заметили и пригласили в БДТ. Вполне возможно, что если бы не «Кривое зеркало», и нас бы сейчас мало кто знал. Но я фаталист, считаю, что все это наверху кто-то за нас решает.

— И в приметы верите?

— Конечно! Не дай Бог кто-то в моей семье положит афишу на кровать, будет гром и молния! Это означает, что работа спит. Поэтому теперь, если такое случается, я веду себя, мягко говоря, неадекватно: кричу, бросаю эту афишу на пол и... сажусь на нее. При этом настолько «преображаюсь», что даже знакомые, которых угораздило именно в этот момент прийти к нам домой, могут меня просто не узнать. Выгляжу, как настоящий идиот. Но что я могу поделать, если в моей жизни эта примета работает!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось