В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
А где мне взять такую песню?

Соловей-Разбойник

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 13 Марта, 2012 22:00
В переполненном зале дворца «Украина» легендарный греческий певец Демис Руссос ругался матом и обзывал звукорежиссера тупицей
Анна ШЕСТАК
Когда 65-летний Демис вышел на сцену киевского дворца «Украина», опираясь на руку своего помощника, все зрители встали, как по команде. Еще бы! Во-первых, Руссос, ставший популярным еще в начале 70-х, действительно легенда - у него что ни песня, то мировой хит: Forever and Ever, Rain and Tears, Goodbye My Love, Goodbye, From Souvenirs to Souvenirs... А во-вторых, в Украине, где еще помнят, как прошлой осенью певец рискнул здоровьем и отложил важную операцию, чтобы приехать в Ялту на только зарождающийся Crimea Music Fest и оценивать молодые таланты, эту легенду считают почти своей. В зале яблоку негде было упасть - денег на билеты, стоившие, кстати, не так уж дорого по нынешним меркам (до 1250 гривен), люди не жалели. Видимо, надеялись, что концерт, намеченный на 8 Марта, станет событием в культурной жизни столицы и настоящим подарком для прекрасных дам всех возрастов.

НЕ ТАК СТАЛОСЯ, ЯК ГАДАЛОСЯ

Однако последнее время в связи с концертами иностранных гостей все чаще приходится вспоминать поговорку: «Не так сталося, як гадалося». А на то, чтобы употребить ее в этот раз, есть даже не одна, а три причины.

Первая - несоответствие того, что в афишах, с тем, что в программе. Да, обещанные золотые хиты Руссоса, а также Mummy Blue и Santa Lucia, которые он исполняет оригинально, по-своему, не так, как другие певцы, были. И даже греческий танец сиртаки зрители пытались танцевать (некоторые, правда, по-славянски - вприсядку, чем немало порадовали гостя). Но где песни из нового альбома «Демис»? Где замечательная блюзовая вещь September - классная, современная, цепляющая? Чем примечателен новый диск и чем он отличается от предыдущих, какое музыкальное направление сейчас интересует знаменитого Греческого Соловья (так Руссоса до сих пор называют СМИ), украинский зритель в этот раз не узнал - ему просто не сочли нужным рассказать.

Концерт длился в общей сложности час: полчаса - первое отделение, затем затяжной антракт и еще полчаса - второе. Может, для корпоратива такой хронометраж и хорош, но для афишного выступления на главной площадке страны не подходит совершенно. Сколько ни делай скидку на солидный возраст певца и проблемы со здоровьем (Демис ходит с тросточкой из-за заболевания суставов и на концертах сидит, не вставая с места), все равно остается ощущение, что тебе впихнули халтуру.

Вторая причина, по которой сольник Руссоса не оправдал ожиданий, - не совсем понятные простому народу вещи, происходившие на сцене. Зачем, к примеру, сажать туда оркестр, если за большинство композиций отвечает старая-добрая фонограмма? Причем не столько добрая, сколько старая: это можно и по аранжировкам определить, и по звучанию голоса...

«СЧАСТЛИВОГО ЖЕНСКОГО ДНЯ!»

«Живых» песен было шесть или семь, и вытягивали их трое певцов и три бек-вокалистки, звезде же оставалось только спрашивать у зрителей, готовы ли они (по всей видимости, к такому повороту событий), показывать залу, как надо хлопать в ладоши, да время от времени выкрикивать: «Happy Women's Day!» («Счастливого женского дня!»).

Но это еще ничего - наш зритель давно привык прощать артистам фонограмму, он действительно ко многому готов, и, как говорится, такое выступление вполне прокатило бы. Если бы не причина третья и самая убийственная - поведение Руссоса, который в этот самый Women's Day не постеснялся грязно выругаться перед почти четырехтысячным залом.

Не обращая ни малейшего внимания на оркестр, сидящий у него за спиной и создающий фон, эдакую шевеляющуюся декорацию, Демис обратился к звукорежиссеру с просьбой поставить восьмой трек. А тот то ли не понял, то ли не расслышал - в общем, не поставил. Артист снова кринул: «Number eight!». И опять впустую - зазвучала совсем другая фонограмма, прямо как в анекдоте о певце, чья «фанера» призадумалась: а не начать ли ей сольную карьеру? Руссоса это взбесило. «Give me another fucking song!» - крикнул Греческий Соловей («Дайте мне другую е...ную песню!»). И только после этого звукорежиссер понял, чего именно от него хотят.

«Thank you mister Stupid!» - «поблагодарил» его Демис («Спасибо, мистер Тупица!»). А потом, приободряемый особо одаренными и продвинутыми зрителями, которые, услышав знакомое английское fucking, бурно зааплодировали, стал смаковать инцидент, отпуская в адрес звукорежиссера комментарии вроде: «Вот тупой, да? Водки, что ли, перепил? Или недопил...».

«НУЖНО ПРОСТО УМЕТЬ СЕБЯ ПОСТАВИТЬ...»

Судя по «водке» бедолага, скорее всего, был наш, местный, не греческий. Хотя, даже если и привезенный, сути дела это не меняет: хамство еще никогда не привлекало публику. По крайней мере, такую, которая радуется не мату, а новым песням и профессиональному исполнению.

Сразу после случая со звукорежиссером объявили антракт, и некоторые люди отправились не в буфет, а в гардероб - забирать вещи. «Господи, какой убогий! - сетовал мужчина средних лет. - Подумать только: этого хама, для которого люди попросту мусор, мы так любили в 80-е годы!». «Небось, на Западе он такого не скажет, - продолжала его спутница, - это у нас, в стране третьего мира, все позволительно...».

Честно говоря, мне тоже не особо хотелось возвращаться в зал и дослушивать «соловьиные трели». Однако я надеялась, что певец хотя бы попытается извиниться - если не перед коллегой, так перед женщинами, которых так горячо поздравлял с праздником. Ничего подобного! Похоже, Руссос остался собой доволен, и если бы кто-то из музыкантов допустил хоть малейший промах, с удовольствием повторил бы то, что сказал.

Гость еще раз потребовал Goodbye My Love, Goodbye, звучавшую в первом отделении, - и ему беспрекословно ее поставили. По принципу: «Хай буде гречка, аби не суперечка»...

Кстати, ссориться с Демисом в свое время боялись даже мусульманские террористы, захватившие самолет, в котором он летел из Афин в Рим. Случилось это в 85-м, певца и его тогдашнюю супругу Памелу пять дней держали заложниками в Бейруте, однако никак не притесняли и просили не о выкупе, а об автографе. По словам артиста, разбойники прониклись к нему уважением, один из них даже оставлял на него свой автомат Калашникова, пока ходил в туалет и душ. На вопрос, с чего вдруг такое доверие, Руссос гордо отвечает: «Ну, во-первых, они знали мои песни. А во-вторых, нужно просто уметь себя поставить...».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось