В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
10 лет спустя

Юрий РЫБЧИНСКИЙ: «В любом городе, кроме флоры, есть фауна. Киевская фауна с каждым годом разочаровывает меня все больше»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 29 Марта, 2011 21:00
Знаменитости рассказывают, как изменилась их жизнь за первое десятилетие нового века
Анна ШЕСТАК
- 10 лет - большой срок, для творческого человека это прилично, - говорит Юрий Евгеньевич. - Даже не знаю, с чего начать, столько сделал. Из крупных работ - рок-оперу «Парфюмер» с композитором Игорем Демариным (она идет в Москве), мюзикл «Эдит Пиаф» с Викой Васалатий, который с большим успехом шел в Киеве. Кроме того, мои пьесы: «Царь Ирод», «Не все люди сволочи», «Между Луной и Бетховеном». Написал, естественно, много песен - и с Володей Засухиным, и с Игорем Демариным, и с Пашей Зибровым, и с Николо. В Харькове вышла моя книжка, получившая Гран-при на книжной выставке. Сейчас трехтомник издал, так что не впустую годы прошли.

А что касается быта... За это время я обменял квартиру: с улицы Шота Руставели переехал на Красноармейскую, чтобы не делать ремонт. Теперь живу на полтора квартала дальше от центра. Вот, пожалуй, и все перемены.

- Новые произведения сразу на компьютере набираете или по старинке - ручкой на бумаге?

- Компьютер у меня есть, и интернет тоже, но да, я до сих пор пишу ручкой. Иногда сам печатаю, но предпочитаю диктовать. Мой старший внук оканчивает Институт журналистики, и таким образом я проверяю, насколько он грамотен. Хотя, если честно, писать в блокнот куда интереснее, чем печатать. Потом перебираешь свои записи и вспоминаешь, в каком ты был настроении. Когда хороший, четкий почерк, это значит, что настроение было хорошее. А когда спешил, писал в поезде, на ходу или был чем-то расстроен, еле разберешь. Разве буквы на мониторе вызовут какие-то воспоминания, ассоциации? Заглянуть в записи прежних лет - это как приехать в город, где давно не был.

- Сколько загранпаспортов за 10 лет сменили?

- Честно говоря, не считал. Но если о поездках говорить, то впечатлил, конечно же, любимый город Бродского - Венеция. Ну и мой самый любимый город на земном шаре - Барселона. Очень рад, что побывал там. Почему-то именно в Барселоне чувствую себя так, будто я там родился или должен был родиться. Пока не приехал в Париж в свое время, естественно, как большинство русских, помешанных на французской музыке и французском искусстве, считал, что мой любимый город - Париж.

- Неужели разочаровались?

- Париж сам по себе, как архитектурный город, как все, выраженное в камне, прекрасен. Но в любом городе, кроме флоры, есть фауна. Так вот, парижская фауна меня разочаровала точно так же, как разочаровывает киевская. Киевляне 10-летней давности были лучше: они были киевлянами.

Понимаете, в отношении своего города нельзя быть космополитом. Я не боюсь слова «национализм», я - киевлянин-националист. Люблю Киев и людей, которые приезжают сюда и становятся киевлянами. Но, к сожалению, многие хотят оставаться одесситами, дончанами, кировоградцами и жить в Киеве. Это как алжирцы и марокканцы позволяют себе оставаться алжирцами и марокканцами и при этом жить в Париже.

Люди не ценят город, в котором обитают, они просто его используют. И не понимают, что уничтожают нечто, что само по себе является произведением искусства. Числитель города - это дома, а знаменатель - люди. Разрушить здание можно за день, построить новое - за год. Но характер города складывается веками.

Так был разрушен Петербург, который до сих пор остается Ленинградом, как его ни назови, потому что люди либо вымерли в блокаду, либо уехали в начале прошлого века. Теперь это город, в котором живут чужие люди. Боюсь, с Киевом постепенно происходит что-то подобное. Город меняется. Во всяком случае, 10 лет назад он был больше Киевом, чем сейчас.

- Не могу не спросить о том, как меняется литература. Евгений Евтушенко сетует, что хороших стихов все меньше. Вы тоже так считаете?

- Мне трудно выносить какой-либо приговор, не обладая полным банком информации. Я думаю, в любую эпоху поэзия, как море, переживала приливы и отливы, непрерывным творческий процесс быть не может. В нашей стране, если брать ее тысячелетнюю историю, самобытные, талантливые писатели всегда появлялись после войн, революций, каких-то катаклизмов.

Как сказал поэт Николай Глазков, чем интереснее эпоха для историка, тем печальнее она для современника. К примеру, если бы не было гражданской войны (а она еще ужаснее захватнической - оттого, что между своими), не было бы «Тихого Дона» и замечательных песен. О чем писать нынешнему поколению? Какие события пережили эти ребята? Ну, кроме наркотиков и тому подобного...

У них свой взгляд на вещи, они по-своему несчастны - аквариумные рыбки, которых взяли и в сточную канаву выкинули. Да, пока не появился в этом поколении новый Евтушенко. Но ХХI век только начался, кто знает, что будет дальше?

В песнях - о своем жанре буду говорить - мне многое интересно. То, что делают «Ночные снайперы» и Земфира. Не только музыка, но и стихи Кости Меладзе. У Андрея Данилко неплохие стихи, раз их расхватали на цитаты. Как поэт-песенник не могу сказать, что эстрада нынче неталантлива. Она просто другая.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось