В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

«Все равны, но некоторые равнее других»

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 13 Апреля, 2011 21:00
Когда по Европе бродил воспетый Карлом Марксом «призрак коммунизма», байки о всеобщем пролетарском братстве звучали довольно громко.
Виталий КОРОТИЧ
Когда по Европе бродил воспетый Карлом Марксом «призрак коммунизма», байки о всеобщем пролетарском братстве звучали довольно громко. Шума было много, он не затих до сего дня, прорываясь время от времени очередным пожаром, в котором, как выяснилось, разноязыкие трудящиеся почему-то не очень рвутся к соединению, хотя обращение «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», нарисованное на множестве транспарантов и флагов, не признавало за ними национальных и социальных различий.

В те же 40-е позапрошлого века, когда был издан «Манифест Коммунистической партии», в Европе начиналось движение, призывающее славян к немедленному объединению, а также отделению от сообщества разных других наций. Идея была впервые сформулирована в Австро-Венгрии, но странно, если бы ее не подхватила и не объявила своей Российская империя, где, кстати, впервые прозвучало «гнилая Европа» и заявлено, что вот-вот европейская цивилизация рухнет, а на смену ей придет великая славянская цивилизация, понятное дело, «со святой Русью во главе».

Сегодня поучительно вспоминать обо всем этом, потому что если коммунистическая идея основательно скомпрометирована, то панславистская время от времени вспыхивает, чаще всего с уточнениями. То чехи задумывают «чешско-словацко-моравскую федерацию», то сербы взрывают Балканы сражениями за «Великую Сербию», в которых намерены убрать определенное количество несмышленых и несогласных.

Если возвратиться к истокам панславизма, то и тогда прекраснодушная формула Тараса Григоровича «щоб yci слов'яни стали добрими братами» не была основной. Все время романтические интеллигенты перекрикивались циничными политиками, и объединение задумывалось скорее по оруэлловской формуле «все равны, но некоторые равнее других». Так же, как в марксизме не получалось всеобщего равноправия, так и в панславизме им не очень-то пахло.

Во-первых, «святая Русь во главе», во-вторых, «Всеславянский союз» намечался (цитирую одного из панславистских классиков Николая Данилевского по его сочинению «Россия и Европа») в составе «Русской империи с присоединением к ней всей Галиции и Угорской Руси, королевства чешско-моравско-словацкого, королевства сербо-хорвато-словенского, королевства болгарского, королевства румынского, королевства эллинского, королевства мадярского и Царьградского округа».

Я никогда не был ни сторонником всечеловеческого братства, ни националистом, но когда, вчитываясь в панславистские трепы, наткнулся на слова любимца коммунистических идеологов Виссариона Григорьевича Белинского, немало рассуждавшего о человеческих равноправиях и славянском братстве, от его уточнений голова кругом пошла: «Здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того горького пьяницу. Мне не жаль его, будь я судьею, я сделал бы не меньше. Я питаю личного рода вражду к такого рода либералам. Это враги всякого успеха. Своими дерзкими глупостями они раздражают правительство, делают его подозрительным, готовым видеть бунт там, где нет ничего ровно. Ох, эти мне хохлы! Ведь бараны, а либеральничают во имя галушек и вареников со свиным салом. А с другой стороны, как же жаловаться на правительство? Какое же правительство позволит печатно проповедовать отторжение от него области?».

Почему столькие идеи из либеральных погремушек перерождаются в боевые там-тамы?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось